Победила японская сдержанность

26 ноября в Государственном музее А.С. Пушкина прошла церемония награждения лауреатов «Архитектурной Премии» и студенческого конкурса «Дом для звезды». Лучшим зданием года, по версии «Архипа», на этот раз оказался Спортивный и спасательный центр в г. Мики японца Шухеи Эндо. Экологичный, экономичный и внешне довольно скромный объект, он являет собой воплощение основных качеств «антикризисной» архитектуры.

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

30 Ноября 2009
mainImg
С тех пор, как медиа-холдинг РБК перекупил учредителя «Архипа» издательский дом «Салон-пресс», премия из сугубо дизайнерской награды начала эволюционировать в полноценный архитектурный фестиваль. Так, в прошлом году награждение было приурочено к «Русскому дню архитектуры» и сопровождалось конференцией и лекциями зарубежных спикеров, а сама премия обрела новую номинацию по архитектуре. Однако столь же успешно «фестивалить» и в этом году у «Архипа» не получилось – мероприятие хоть и продолжает позиционировать себя как главное архитектурное событие года, но фактически вернулось к тому, с чего когда-то начиналось.

Во-первых, продолжающийся экономический кризис лишил «Архипа» обширной программы – это вновь только премия, вручаемая в четырех номинациях, и студенческий конкурс «Дом для звезды». Во-вторых, из числа номинантов исчезли «звезды», придававшие ее более-менее солидный вид в контексте мировых архитектурных событий. На прошлогодней выставке номинатов, к примеру, можно было встретить проекты Клаудио Сильвестрина и Стивена Холла, а вот в 2009-м – ровным счетом ни одного громкого имени. Заметно скромнее стала и сама церемония. Стараясь не замечать кризиса и держать марку, организаторы вроде бы провели все по привычной схеме: выставка номинантов – церемония в стиле «шоу» – банкет. Однако по-настоящему интересной шоу-программы не получилось, а банкет, проводимый в крытом дворике Государственного музея А.С.Пушкина на Пречистенке, публике больше знакомого как студия телешоу «Культурная революция», выглядел там не совсем уместным.

Создалось ощущение, что кризисное настроение предопределило и главный выбор жюри – лучшей постройкой года был назван внешне очень неброский, но инновационный спортивный центр, возведенный в японском городе Мики по проекту архитектора Шухеи Эндо. Эндо, конечно, не столь значимая величина, как норвежское бюро Снохетта, получившее главного «Архипа» в прошлом году, но его диковинные проекты-исследования со странными названиями вроде «крышетектура» (rooftecture) или «медленнотектура» (slowtecture), неплохо известны в России. Кстати, соперниками японского архитектора были очень сильные проекты, такие, например, как «Фьюжн_парк» Владимира Плоткина или Поэтический центр Аризонского университета Леса Уоллаха. Номинантов оценивали международные эксперты из 26 стран, и, видимо, именно зеленое сооружение Шухея Эндо оказалось воплощением той золотой середины, которая устроила абсолютно всех.

Спортивный центр в Мики – пример т.н. «пузыретектуры» (bubbletecture), еще одного ноу-хау Эндо. Овальное в плане здание действительно больше всего напоминает гигантский пузырь, врытый в землю, а при ближайшем рассмотрении оказывается, что оно составлено из пузырей меньшего размера и различного функционального назначения. Так, желтый пузырь, аккуратно пристроившийся перед рукотворным холмом, – это входная группа здания, а сетчатые пузыри-линзы на его кровле – световые фонари.

С точки зрения архитектурно-планировочных приемов одним из основных соперников Шухея Эндо в конкурсе был проект латвийского архитектора Андриса Кронбергса, который свою типографию «Британия» также врыл в землю и сделал частью ландшафта. Правда, если у японца зеленый холм создает гуманную и даже какую-то игровую визуальную среду, то латвийская типография давит северной строгостью и сходством с режимным объектом за колючей проволокой. Вообще отметим, что в этом году география премии в смысле зарубежных проектов отчетливо сместилась в  сторону прибалтийских стран, тогда как работ бюро из центральной Европы представлено практически не было. И в этом при желании тоже можно усмотреть пагубное влияние кризиса – с прибалтийскими бюро у «Салон-пресс» налажены давние творческие контакты, тогда как в поиски номинантов из Старого света пришлось бы вложить немалые средства.

Кстати, именно архитектор из Прибалтики, а именно Зане Тетере из Латвии получила премию в номинации «жилой дом/ новаторство» – за очень голландский по духу объект, образованный двумя обшитыми деревом контейнерами с остекленными торцами и центральной перегородкой. Любопытно, что соответствующим традиции в этой номинации был признан ничуть не менее модернистский дом архитектора Петра Костелова, построенный в Тверской области. Традиционным в этом коттедже можно признать разве что материал – дерево, из которого созданы необычные решетчатые панели, служащие дому и ставнями, и жалюзи, и стенами.

Вообще, не взяв главный приз, российские архитекторы вместо этого стали победителям во многих интерьерных номинациях. Так, за лучший общественный интерьер премию получил Сергей Чобан с проектом Еврейского культурного центра в Берлине – пространства, строгий и почти сакральный образ которого создается самыми минимальными средствами, например, деревянными стеновыми панелями, длинными узкими бра, напоминающими щелевидные окошки храма, и центральным круглым светильником – своеобразным «окулюсом». За новаторство в этой номинации был награжден Олег Попов за интерьер Делового дома «Знаменка» в Москве, больше напоминающего галерею актуального искусства с огромными панно абстрактной графики в фойе. Награду за лучший традиционалистский интерьер квартиры получил берлинский объект Нины Прудниковой и Павла Бурмакина, а за новаторский – деконструктивистская квартира в Лос-Анжелесе американца Питера Зеллнера.

Так называемый «Приз общественного совета», т.е. непрофессионального жюри, удостоился бравый интерьер ресторана «Гусар», вход в который оформлен триумфальной аркой, а основной зал – фрагментом ротонды и внушительным панно из сабель русского воинства. В этом проекте не так удивительна приглянувшаяся публике стилистика, сколько коллектив авторов, работавших в ней. В числе создателей «Гусара» – именитые Сергей Бархин и Дмитрий Пшеничников, а также главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Как тут не согласиться с Сергеем Скуратовым, который, вручая «Архипа» Шухеи Эндо, сказал, что творчество любого архитектора начинается с интерьера и интерьером заканчивается.

В студенческом конкурсе «Дом для звезды» наиболее продуктивной оказалась тема жилища для Михаэля Шумахера. Знаменитый гонщик вдохновил на победу сразу две команды – обладателей первого места Павла Пришина и Шамсудина Керимова и второго места – Альберта Багдасаряна. В обоих случаях дом спортсмена трактовался как мобильное сооружение, с тем чтобы Шумахер при желании мог совершать заезды хоть все 24 часа в сутки. Третью премию в этом конкурсе получила Наталья Губина за дом для футболиста Андрея Аршавина. А специальный приз жюри присудило авторам глубоко метафорического проекта дома для Барака Обамы Валерии Пестеревой и Романа Ковенского.
Фото Натальи Коряковской
Премия в номинации «Здание/ сооружение». Шухеи Эндо. Спортивный и спасательный центр в Мики (Япония)
Премия в номинации «Здание/ сооружение». Шухеи Эндо. Спортивный и спасательный центр в Мики (Япония)
Андрис Кронбергс. Типография «Британия». Латвия
Премия «Индивидуальный жилой дом/ новаторство». Зана Тетере. Жилой дом в Риге.
Премия «Индивидуальный жилой дом/ традиции». Петр Костелов. Жилой дом в Тверской области.
Игорь Гремицкий. Жилой дом в Ленинградской области
Приз общественного совета. Александр Кузьмин, Сергей Бархин, Дмитрий Пшеничников. Ресторан «Гусар».
zooming
Премия «Жилой интерьер/ новаторство». Питер Зеллнер. Интерьер квартиры в Лос-Анжелесе.
Премия «Жилой интерьер/ традиции». Нина Прудникова и Павел Бурмакин. Интерьер квартиры в Берлине
Александр Розенберг. Офис киностудии «Союзмультфильм»
Премия «Общественный интерьер/ традиция». Сергей Чобан. Еврейский культурный центр в Берлине
Премия "Общественный интерьер/ новаторство«. Олег Попов. Деловой дом »Знаменка" в Москве
Премия "Общественный интерьер/ новаторство«. Олег Попов. Деловой дом »Знаменка" в Москве
1 место. Конкурс «Дом для звезды». Дом Михаэля Шумахера. Павел Пришин и Шамсудин Керимов. Изображение предоставлено авторами.
2 место. Конкурс «Дом для звезды». Дом Михаэля Шумахера. Альберт Багдасарян
Спецприз. Конкурс «Дом для звезды». Дом для Барака Обамы. Валерия Пестерева и Роман Ковенский. Изображение предоставлено авторами.
Конкурс «Дом для звезды». Дом для Барака Обамы. Олег Селиванов


30 Ноября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.