пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Чертежи позднего барокко: круг Карла Бланка
Чертежи позднего барокко: круг Карла Бланка

Седов Вл. В. , Седова Ирина
Чертежи позднего барокко: круг Карла Бланка
в журнале:
Проект Классика
Московская архитектура 1760–1780-х годов обладала отчетливым своеобразием. Не последнюю роль в формировании этого своеобразия играла местная версия стиля позднего, екатерининского барокко, созданная во многом благодаря работе архитектора Карла Ивановича Бланка (1728–1793).
Карл Бланк, сын архитектора Ивана Бланка, работал в Москве, он достоверно построил московские церкви Кира и Иоанна на Солянке (1764), Бориса и Глеба на Арбате (1764) и Екатерины на Ордынке (1766–1767). Ему также приписывается, с той или иной вероятностью, целый ряд церквей в Москве, подмосковных усадьбах и несколько усадебных домов и храмов в Калужской, Ярославской и Тамбовской губерниях. И точно атрибутированные и приписываемые ему постройки обладают некоторой общностью, но не такой, чтобы говорить о «стиле Бланка», а такой, которую можно встроить в общий фон московского екатерининского барокко. И все же Карла Бланка можно считать лидером этого направления, отчетливо отделенного как от рококо (хотя некоторые рокайльные формы появились в этом в целом барочном стиле), так и от раннего, французского классицизма.
К настоящему времени было известно совсем немного авторских чертежей Бланка. Мы знаем о двух опубликованных подписных листах: фиксационном чертеже с планом Кремлевского дворца 1763 г., не отличающемся по манере и стилю от чертежей елизаветинского барокко (что, учитывая дату, неудивительно), и проекте плана и фасада церкви Кира и Иоанна на Солянке, выполненном, вероятно, около 1764 г., когда построили церковь (хранится в РГАДА, опубликован И.Э. Грабарем). Этот чертеж выделяется мастерской графикой: тонкими линиями, изящной отмывкой, мягкими цветными заливками, он не перегружен и показывает внимание автора к деталям. Он мог бы быть принят за своеобразный эталон графики московской версии екатерининского барокко и использован при определении чертежей Бланка.
В собрании Музея архитектуры в Москве мы выявили группу из 7 чертежей третьей четверти XVIII века, которые не подписаны, но подпадают под несколько расплывчатое определение «чертежи круга Бланка». Они выделены нами по позднебарочному стилю изображенной на чертежах архитектуры, а также по стилю графики и в целом схожим индивидуальным манерам чертежников. Выделенные листы можно разделить на три группы. В первую из них (Р I 724, P I 727, P I 2748) мы включаем наиболее изощренные по технике чертежи, которые, по всей видимости, выполнены самим Карлом Бланком или другим крупным московским архитектором этого времени. Это недоделанный чертеж с полным планом и наполовину законченным фасадом церкви «кораблем» (видимо, предполагалось представить на этом же листе вариант отделки), а также два листа с планами и фасадами центрических храмов. Эти два последних отличаются изысканностью линий, бледной розовой или желтой заливкой планов, мягкими тенями и великолепно исполненными деталями. Архитектура на этих чертежах принадлежит к московской версии екатерининского барокко и представляет ту же смесь барочной пластики и рокайльных деталей, которая отличает авторский почерк Бланка в его достоверных постройках. Чертежи же по стилю графики в большей мере принадлежат рококо, чем барокко, и этим отличаются от еще очень барочного чертежа церкви Кира и Иоанна, подписанного Бланком.
Вторая группа чертежей тоже кажется выполненной одной рукой или, по крайней мере, по одним принципам. Это, прежде всего, варианты фасада одного и того же храма (P I 725, P I 7283): с колокольней над трапезной и с колокольней перед трапезной. По архитектуре эти чертежи полностью встраиваются в «круг Бланка», но по исполнению, в сравнении с чертежами первой группы, они несколько более сухие и строгие: детали выполнены намеренно твердо, подчеркнут контраст между отмытыми стенами и покрашенными в розовый цвет крышами. Фасад с колокольней над трапезной при этом выполнен более мастерски. Вполне вероятно, что перед нами – результат совместной работы архитектора и учеников или, скорее, сотрудников мастерской. Эти чертежи могли быть выполнены по эскизам Бланка каким-то архитектором с более твердой рукой и при этом не рокайльными, а еще очень барочными вкусами.
При сравнении этих «сухих» чертежей с третьим чертежом, изображающим план и фасад продолговатого двухъярусного храма с колокольней и лестницей между ними, оказывается, что эта манера могла бы быть признана авторской, бланковской. Дело в том, что последний чертеж ближе всего к опубликованному подписному чертежу архитектора: и тут и там схожие способы показывать два яруса колокольни и намечать план лантерны прямо на плане сводов, те же виды отмывки и раскраски. При том, что чертеж церкви Кира и Иоанна подписан Бланком, мы могли бы считать атрибуцию чертежей второй группы этому архитектору обоснованной и окончательной. Однако вполне возможно, что Бланк подписал ученический или уже перечерченный сотрудником чертеж, а в таком случае, подпись мало что значит. Мы склонны считать, что Бланку принадлежат рокайльные, изящные чертежи первой группы, выдающие руку большого мастера, работающего «для себя», «для стиля». Не менее мастеровитые, но более сухие чертежи второй группы представляют, вероятно, официальную «подачу» для заказчика, вышедшую из мастерской архитектора.
Третью группу представляет всего один чертеж, который изображает церковь в позднебарочном стиле (она даже похожа на храм на незаконченном чертеже из первой группы), но графика здесь уже характерна для раннего классицизма: более жесткая линия, чуть более корпусная раскраска. Это тоже очень рациональная «подача», но выполнена она чуть более слабой, почти достоверно ученической рукой. Вероятно, это чертеж для какого-нибудь усадебного храма в далеком поместье, каких много вышло из «круга Бланка».
Пока не удается определить – какие храмы представлены на публикуемых чертежах. Отдельные формы и даже крупные узлы напоминают храмы «круга Бланка», но полного сходства с известными памятниками нет. Вполне возможно, что со временем некоторые храмы, изображенные на чертежах, будут выявлены, но для нас сейчас важнее не точная атрибуция объектов, а установление того, что и в архитектурной графике сказалось такое сложное и пока малоизученное явление, как екатерининское барокко. Мы видели, что стилистически эта графика распадается на более барочную и более рокайльную, но такое разделение типично и для архитектуры позднего, послерастреллиевского барокко.
ЛИТЕРАТУРА О КАРЛЕ БЛАНКЕ И МОСКОВСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ ПОЗДНЕГО БАРОККО
Грабарь И.Э. Д.В. Ухтомский и московская архитектура середины XVIII века // Русская архитектура первой половины XVIII века. Исследования и материалы. М., 1954. С. 398–404 (о К.И. Бланке)
Крашенинников А.Ф. К. Бланк // Зодчие Москвы. М., 1981. С. 147–152
Каждан Т.П. Реминисценции барокко в творчестве К.И. Бланка второй половины XVIII века // Барокко в России. М., 1994. С. 209–217
Каждан Т.П. К.И. Бланк – архитектор Московского Кремля // XVIII век: Ассамблея искусств. Взаимодействие искусств в русской культуре XVIII века. М., 2000. С. 226–233
Каждан Т.П. Страница биографии архитектора К.И. Бланка. К истории строительства московского Воспитательного дома // «Искусствознание». 1/00. М., 2000. С. 406–425
Седов Вл.В. Екатерининское барокко, или Барочетто в Москве // «Проект Классика». № VI (2003). С. 145–151.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter