Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

Семь часовен

Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.

0 Придорожные часовни – традиционный тип религиозного сооружения, часто скромный, но важный: это не только знак благочестия построившего его человека или общины, но и ориентир для путников, сохранявший важность вплоть до появления навигаторов, а в иных случаях – до сих пор.
 
В окрестностях города Диллинген-ан-дер-Донау в Швабии, на юго-западе Германии, фонд Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung решил продолжить эту линию в современном ключе. По замыслу специалиста по охране наследия и заместителя директора этого фонда Петера Фассля (Peter Fassl), семи архитекторам было поручено построить в долине Дуная по такой часовне.
 
Единственными условиями были выбор материала – дерево – и присутствие в проекте креста, но как именно он использован, оставалось на усмотрение авторов, – как и конкретное расположение часовни. Все эти сооружения находятся на велосипедных маршрутах вдоль Дунайского велопути и предназначены для велотуристов: внутри часовни или рядом с ней те могут отдохнуть, укрыться от непогоды, поразмышлять. По идее фонда, с появлением электрического личного транспорта эти маршруты станут еще популярнее, а часовни – еще более востребованными.
 
Продуман и кольцевой маршрут, объединяющий все семь часовен: он охватывает 130 км и намеренно проведен по лугам и лесам, мимо городов и сел – чтобы путешественники могли отдохнуть от повседневной суеты.
 
Выбор дерева как материала связан с тем, что основатели фонда, чета Денцель, была до выхода на пенсию предпринимателями в деревообрабатывающей отрасли. Но, конечно, не менее важна экологичность и долговечность древесины, легкость ремонта построек из нее.
 
Возведение часовен, которые открывались одна за другой с 2018-го по конец 2020 года, и их содержание полностью оплачивается фондом. Бюджет каждой постройки составил 100 000 евро. Все часовни были освящены по экуменическому обряду. Сайт проекта – 7kapellen.de.
 
 
Часовня Гундельфинген
Архитектор Ханс Энгель (Hans Engel)

 
Первая по времени появления, эта часовня задумана как крестообразный в плане «древнеримский» храм из лиственницы. Стены ее сделаны из стекла, на которое нанесены цитаты из религиозных и философских текстов (графический дизайнер Габи Фишер, Gabi Fischer), а наверху подвешены цветные стеклянные диски с вписанным крестом (художник Анита Рист-Гайгер, Anita Rist-Geiger).
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Унтерлицхайм
Архитектор Джон Поусон (John Pawson)

 
Похожая издали на штабель бревен, часовня британского архитектора-минималиста кажется совершенно естественным сооружением на опушке леса. В намеренно затесненном интерьере нет ничего, кроме скамьи вдоль одной стены, обычного окна и проема-креста, закрытого золотистым стеклом.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Процесс строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Процесс строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Эмерзакер
Архитектор Вильгельм Хубер (Wilhelm Huber)

 
Часовня напоминает направленный в небо перст, хотя сам автор сравнивает ее с пнем, который с годами сольется с лесным окружением. Свет проникает в белый интерьер через синий абстрактный витраж наверху (автор Херберт Копп, Herbert Kopp). Простой металлический крест создан по эскизу самого Хубера.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Обербехинген
Архитектор Франк Латке (Frank Lattke)

 
Часовня стоит среди полей, во все стороны открываются панорамные виды, а от Швабских Альп плывут живописные облака. Свет проникает внутрь сквозь решетчатую стену. Напоминающий абстрактную скульптуру металлический крест (автор Герольд Заутер, Gerold M. Sauter) вписан в восточный угол, выделенный высокими окнами сложного профиля.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
В процессе строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Людвигсшвайге
Архитектор Ален Яшаревич (Alen Jasarevic)

 
Обшитая гонтом часовня повторяет форму сложенных в молитве рук. Треугольная дверь ведет в освещенный сверху интерьер. Металлический крест укреплен на фоне этого окна в вершине постройки.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Кессельостхайм
Архитектор Фолькер Штааб, Staab Architekten

 
Часовня-башня стоит на склоне над деревней и заметна издалека. Квадрат 4х4 м в плане, 14-метровое здание обшито снаружи горизонтальными ламелями. Свет, как и в большинстве остальных часовен, проникает в интерьер сверху, через квадратное окно во всю площадь башни, и крест помещен сразу под ним.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Обертюрхайм
Архитектор Кристоф Мэклер (Christoph Mäckler)

 
Часовня завершила собой проект: ее достроили к Рождеству 2020 года. С одной стороны, она кажется традиционной постройкой, с другой – 12-метровая высота напоминает не о сельской часовенке, а об эпохе готики: соотношение высоты и площади у нее 4:1, в то время как у Кёльнского собора – 3,6:1. Продольные стены усеяны квадратными окнами из синего стекла, а на западной стене крестообразный проем забран золотистым стеклом, как будто снаружи горит вечный закат.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

18 Апреля 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
По образцу шапито
Культурный центр по проекту K architectures рядом с городом Безье на юге Франции заключен в трех напоминающих цирковые шатры павильонах.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Черный лес
Небольшое помещение инфоцентра от бюро NOYD не просто знакомит посетителя с историей бывшего расстрельного полигона, но и вызывает глубокий эмоциональный отклик.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Технологии и материалы
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
Сейчас на главной
Гибкая шестеренка
Три студента МАРХИ обратились в редакцию Архи.ру, чтобы рассказать о своей концепции реновации павильона «Шестигранник» в парке Горького. Они разработали свой проект автономно от SANAA, а теперь сравнивают свое решение со «звездным» японским.
Береговые перископы
Архитекторы из Сантьяго Фелипе Кроксатто и Николас Опазо построили два крошечных домика для отдыха с видом на океанский прибой, скалистый остров, колонию морских львов и яркие крылья кайтов.
По образцу шапито
Культурный центр по проекту K architectures рядом с городом Безье на юге Франции заключен в трех напоминающих цирковые шатры павильонах.
Свет изнутри
Премия WAF INSIDE подвела итоги: рассказываем подробнее о победителе, а также проекте от российского бюро FABER group, получившем высокую оценку жюри.
Парадное построение
Три кирпичных квартала жилого комплекса «Ривер Парк» раскрываются на воду террасами. Каждый квартал образует задник и две кулисы, а дворы на подиумах, предназначенные только для жителей, становятся как бы сценами, воспринимаемыми с реки. Благоустроенная набережная, доступная всем горожанам, дополняет выстроенную здесь иерархию приватной, полуприватной и публичной городской жизни.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
В поисках устойчивости
На прошлой неделе стали известны итоги Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2021. Главные призы получили проекты, которые вносят выдающийся вклад в устойчивое развитие городов, фокусируясь на чистой энергии, повторном использовании и биоразнообразии. Рассказываем о работах, взявших гран-при, и победителях основных номинаций.
«Открытый город»: Мечты о городе
Следующий проект воркшопа «Открытого города» создан под руководством Kleinewelt Architekten. В основу проектов положены фоны византийской и древнерусской живописи, однако их формы применены к более чем современной типологии.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.