Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

Семь часовен

Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.

18 Апреля 2021
Придорожные часовни – традиционный тип религиозного сооружения, часто скромный, но важный: это не только знак благочестия построившего его человека или общины, но и ориентир для путников, сохранявший важность вплоть до появления навигаторов, а в иных случаях – до сих пор.
 
В окрестностях города Диллинген-ан-дер-Донау в Швабии, на юго-западе Германии, фонд Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung решил продолжить эту линию в современном ключе. По замыслу специалиста по охране наследия и заместителя директора этого фонда Петера Фассля (Peter Fassl), семи архитекторам было поручено построить в долине Дуная по такой часовне.
 
Единственными условиями были выбор материала – дерево – и присутствие в проекте креста, но как именно он использован, оставалось на усмотрение авторов, – как и конкретное расположение часовни. Все эти сооружения находятся на велосипедных маршрутах вдоль Дунайского велопути и предназначены для велотуристов: внутри часовни или рядом с ней те могут отдохнуть, укрыться от непогоды, поразмышлять. По идее фонда, с появлением электрического личного транспорта эти маршруты станут еще популярнее, а часовни – еще более востребованными.
 
Продуман и кольцевой маршрут, объединяющий все семь часовен: он охватывает 130 км и намеренно проведен по лугам и лесам, мимо городов и сел – чтобы путешественники могли отдохнуть от повседневной суеты.
 
Выбор дерева как материала связан с тем, что основатели фонда, чета Денцель, была до выхода на пенсию предпринимателями в деревообрабатывающей отрасли. Но, конечно, не менее важна экологичность и долговечность древесины, легкость ремонта построек из нее.
 
Возведение часовен, которые открывались одна за другой с 2018-го по конец 2020 года, и их содержание полностью оплачивается фондом. Бюджет каждой постройки составил 100 000 евро. Все часовни были освящены по экуменическому обряду. Сайт проекта – 7kapellen.de.
 
 
Часовня Гундельфинген
Архитектор Ханс Энгель (Hans Engel)

 
Первая по времени появления, эта часовня задумана как крестообразный в плане «древнеримский» храм из лиственницы. Стены ее сделаны из стекла, на которое нанесены цитаты из религиозных и философских текстов (графический дизайнер Габи Фишер, Gabi Fischer), а наверху подвешены цветные стеклянные диски с вписанным крестом (художник Анита Рист-Гайгер, Anita Rist-Geiger).
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Унтерлицхайм
Архитектор Джон Поусон (John Pawson)

 
Похожая издали на штабель бревен, часовня британского архитектора-минималиста кажется совершенно естественным сооружением на опушке леса. В намеренно затесненном интерьере нет ничего, кроме скамьи вдоль одной стены, обычного окна и проема-креста, закрытого золотистым стеклом.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Процесс строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Процесс строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Эмерзакер
Архитектор Вильгельм Хубер (Wilhelm Huber)

 
Часовня напоминает направленный в небо перст, хотя сам автор сравнивает ее с пнем, который с годами сольется с лесным окружением. Свет проникает в белый интерьер через синий абстрактный витраж наверху (автор Херберт Копп, Herbert Kopp). Простой металлический крест создан по эскизу самого Хубера.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Обербехинген
Архитектор Франк Латке (Frank Lattke)

 
Часовня стоит среди полей, во все стороны открываются панорамные виды, а от Швабских Альп плывут живописные облака. Свет проникает внутрь сквозь решетчатую стену. Напоминающий абстрактную скульптуру металлический крест (автор Герольд Заутер, Gerold M. Sauter) вписан в восточный угол, выделенный высокими окнами сложного профиля.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
В процессе строительства
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Людвигсшвайге
Архитектор Ален Яшаревич (Alen Jasarevic)

 
Обшитая гонтом часовня повторяет форму сложенных в молитве рук. Треугольная дверь ведет в освещенный сверху интерьер. Металлический крест укреплен на фоне этого окна в вершине постройки.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Кессельостхайм
Архитектор Фолькер Штааб, Staab Architekten

 
Часовня-башня стоит на склоне над деревней и заметна издалека. Квадрат 4х4 м в плане, 14-метровое здание обшито снаружи горизонтальными ламелями. Свет, как и в большинстве остальных часовен, проникает в интерьер сверху, через квадратное окно во всю площадь башни, и крест помещен сразу под ним.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

 
Часовня Обертюрхайм
Архитектор Кристоф Мэклер (Christoph Mäckler)

 
Часовня завершила собой проект: ее достроили к Рождеству 2020 года. С одной стороны, она кажется традиционной постройкой, с другой – 12-метровая высота напоминает не о сельской часовенке, а об эпохе готики: соотношение высоты и площади у нее 4:1, в то время как у Кёльнского собора – 3,6:1. Продольные стены усеяны квадратными окнами из синего стекла, а на западной стене крестообразный проем забран золотистым стеклом, как будто снаружи горит вечный закат.
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung
Фото: Eckhart Matthäus © Siegfried und Elfriede Denzel Stiftung

18 Апреля 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
Деревянное королевство Швеция
Накануне Нобелевской недели в Стокгольме вручили премию за лучшую архитектуру из дерева – Swedish Wood Award. Из-за пандемии церемонию в итоге провели онлайн, однако трансляцию посмотрело беспрецедентное число зрителей.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.