«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»

В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.

Дом, о котором идет речь – типичный для исторического центра Браунау: у него позднесредневековая основа, на которой в XVII веке построили два жилых дома, соединенных в XVIII столетии в один. Позже на первом этаже открылся трактир с пристроенной сзади собственной пивоварней и кегельбаном, а наверху разместились квартиры. В 1889, когда там родился Адольф Гитлер, его семья лишь снимала там жилье и довольно скоро покинула этот дом, в то время как здание оставалось в руках тех же собственников вплоть до наших дней. Исключением стали 1938–1945 годы, когда дом был выкуплен НСДАП для создания мемориала и довольно сильно перестроен, однако после войны прежние владельцы через суд вернули его себе.

Неприятности начались в 1970-е, когда домом стали интересоваться неонацисты и сочувствующие. Чтобы не дать превратить дом в «мемориал» или штаб-квартиру крайне-правой организации, государство арендовало дом у хозяйки и разместило там различные социальные учреждения; на историю здания обращал внимание лишь небольшой антифашистский памятник. С начала 2010-х аренду продлить не получалось: была необходима перестройка с учетом новых СНиПов, но владелица на нее не соглашалась. В итоге, в январе 2017 года вступило в силу решение властей об отчуждении дома с компенсацией собственнице.

Несмотря на то, что здание XVII века вполне сохранилось под следами перестройки рубежа 1930-х – 1940-х и имеет статус памятника, власти его даже хотели снести, но в итоге решили перестроить и разместить отделение полиции – городское и окружное. Архитектурный конкурс стартовал в конце прошлого года, когда были улажены все юридические формальности (хозяйка получила от государства 812 000 евро, хотя претендовала в судах на почти вдвое большую сумму). В открытом конкурсе участвовало 12 бюро из Австрии, Германии и Швейцарии. Победителем стало одно из ведущих австрийских бюро Marte.Marte Architekten, реконструкция по его плану должна завершиться в начале 2023 года.
 
Отделение полиции округа и города Браунау-ам-Инн
© Marte.Marte Architekten

Целью заказчика, Министерства внутренних дел, было «открыть новую главу в отношении нашей исторической ответственности». Как продолжил министр Карл Нехаммер, «более чем через 140 лет после появления на свет Адольфа Гитлера, дом в Браунау, где он родился, станет противоположностью всему тому, что он символизирует – местом, где защищают демократию и права человека» (имеется в виду, что полиция защищает эти ценности). Несмотря на дальнейшие слова министра об уроках прошлого, по сути, речь идет о «фигуре умолчания»: по данным издания Baunetz, даже антифашистский памятник перенесут в музей, то есть не останется никаких знаков исторического значения дома – каким бы условным, наносным и случайным оно ни было. Такая позиция «вытеснения» «тяжелого» наследия, особенно – недавнего, в том числе «тоталитарного», характерна для самых разных стран, но от этого не становится менее примечательной.
 
Отделение полиции округа и города Браунау-ам-Инн
© Marte.Marte Architekten

В этом случае особенно важная позиция архитекторов – авторов проекта реконструкции. Публикуем интервью со-основателя и партнера бюро Marte.Marte Architekten Штефана Марте о концепции перестройки дома в центре Браунау.

– Как архитектура пытается «нейтрализовать» этот сложный объект?

– Здание по адресу Зальцбургер-Форштадт, дом 15, на первый взгляд такое же, как и многие другие в Браунау. Оно было создано в середине XVIII века, когда были объединены два типичных для города дома XVII века. Это здание с длинной и богатой событиями историей – от городского дома до трактира с пивоварней и кегельбаном до места рождения Адольфа Гитлера. Дом был куплен рейхсляйтером НСДАП Мартином Борманом в 1938 для партии, чтобы стать «величественным мемориалом». Несколько лет шло проектирование и строительство, в результате чего возник «дом, где родился фюрер», как его представляла нацистская пропаганда. Современный вид здания – в основном, результат той перестройки. Новый профиль кровли возник в 1940, тогда же были растесаны новые окна в главном фасаде, а дворовый флигель, где была пивоварня, был снесен между 1938 и 1942 годами.

Ценная, подлинная часть исторического здания не будет [в нашем проекте] снесена или возвышена до другого мемориала. История и общественное восприятие здания будут изменены ради его будущего использования. Будут не только ликвидированы изменения нацистского времени: мы повернем время вспять до 1750 года, задолго до появления на свет Адольфа Гитлера. Разрушительные перемены последних нескольких столетий будут убраны, слой за слоем. Два типологически важных дома XVII века вновь возникнут из ныне существующей постройки и обогатят выразительный облик этой части города.

– Опишите свой проект, какие его элементы наиболее важны?

– Длинный и узкий участок просто требует современной интерпретации типичной для Браунау схемы «дома со сквозным проходом», которые и стояли здесь в XVII веке. Полицейские займут и историческую часть, и новое здание сзади. Этот объем с зелеными дворами с двух сторон будет связан с существующим домом исторической аркадой. Основная логистическая активность сосредоточится в невысокой пристройке сзади и в подземном гараже.

Новый облик старой части – прост и лишен декора, как характерно для старых городских домов. Весь комплекс похож на произведение скульптуры, как будто высеченной из светлого камня – единородное сооружение от исторического фасада через аркаду к новому зданию и к пристройке. Традиционное расположение окон будет повторено в новом корпусе; немного больше по размеру, чем старинные, они все же сохранят типичные исторические пропорции. Новые кровли выглядят как серия щипцов с консервативными контурами.

– Какая часть существующего дома будет сохранена?

– Два дома XVI-XVII веков до сих пор узнаваемы и сохранены в основной структуре здания. Позднесредневековые аркада и погреб тоже сохранены. Самые заметные искажения [нацистского времени] коснулись окон главного фасада и профиля кровли, которая вновь станет двумя щипцами, обращенными к улице.

– Какой архитектурный стиль вы считаете наиболее подходящим для этого участка?

– Что может быть более подходящим для участка в прекрасном историческом центре Браунау, чем размышление о фундаментальных принципах? Проект основан на сохранении подлинной исторической материи здания XVI–XVII веков, выраженной минималистским архитектурным языком. Новая абстрактная версия традиционного дома «со сквозным проходом» на хорошо сохранившейся исторической основе.

– Почему вы захотели взяться за такой сложный объект?

– Нас всегда очень интересовала сложная работа с охраняемыми объектами наследия. Одна из самых трудных задач, которую может решать архитектор – необходимость сохранения ценной исторической сути [такого сооружения] и добавления новых частей современными средствами. В случае этого более чем 300-летнего здания существует еще дополнительная сложность – его дурная слава как места рождения Гитлера.
 

17 Июня 2020

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.