Сахарный парк

Открывшийся летом 2018 года парк Домино в Бруклине, несмотря на скромные размеры, стал большим событием в жизни Нью-Йорка, превратив в общественную зону часть восточного побережья Ист-ривер. С берега открываются роскошные виды на Манхэттен, но до сих пор он был загромождён старыми промышленными постройками.

Автор текста:
Александр Можаев

mainImg
На этом месте с 1856 по 2004 год располагался огромный рафинадный завод Домино – сахарной империи, крупнейшей в США и одной из крупнейших в мире. Вдоль воды располагались склады и пристани, а чуть выше, на линии Кент-авеню – очень внушительный фильтровальный корпус 1884 года, одиннадцать этажей потемневшего кирпича и огромная труба по центру.
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
После окончательного закрытия завода его цеха использовались под выставки и концерты, а потом было снесено всё, кроме основного корпуса с трубой. Сейчас на Кент-авеню идёт реализация крупного девелоперского проекта: SHoP Architects уже выстроен 16-этажный жилой дом, на очереди группа башен, которые будут втрое превышать старую фабричную трубу. Сам Filter House будет реконструирован с надстройкой прозрачного свода и устройством столь же прозрачного внутреннего пространства внутри коробки старых кирпичных стен.
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Вдоль стройплощадки тянется само Домино – искусственная терраса над речным берегом, разработанная ландшафтным бюро Field Operations (соавторами известного парка Хай-Лайн на Манхэттене). Отличительная черта Домино-парка – четкое функциональное зонирование территории, протянувшейся вдоль реки на четверть мили при ширине около 50 м. Она разделена на секции для активностей разного рода, с юга на север следуют: зона выгула собачек, газон для безделья, площадки для игры в модное бочче и в пляжный волейбол, водяные забавы, общепит, детская и смотровая площадки.

При движении от метро вы сначала увидите дивный сад с подсолнухами, витражной оранжереей и небольшим велосипедным памп-треком. Это ещё не Домино, а сросшийся с ним North Brooklyn Farms «где люди соединяются с природой и друг с другом». Дачная идиллия особенно выигрышна на фоне металлических конструкций огромного Вильямсбургского моста.
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Входя на территорию самого парка, заметим, что и его расположение, и обстоятельства появления невольно навевают сравнения с московским «Зарядьем». Берег реки, исторический бэкграунд, видовые точки как главный козырь, полная смена функции и образа места. Рафинадная промзона – это не восемь веков концентрированной московской истории, но тем не менее прошлое принципиально сделано одним из основных элементов сценария. На официальном сайте означено: «Парк – это посвящение истории места, разнородности и стойкости поколений работников Домино, их семей, их округи». И даже небольшой парк Гранд-Ферри, примыкающий к парку Домино с севера (открыт в 1998), обыгрывает тему исчезнувшей паромной пристани, а в центре имеет сохранённую трубу бывшей фабрики. Не удержусь от напоминания о том, что отказ от исторических проекций в Зарядье также был осознанным ходом, названным одним из авторов проекта «обнулением тяжёлой истории места».
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Идея Домино состоит также в максимальном использовании возможностей существующей подосновы – рельеф берега остался прежним, смотровая площадка размещена не на вторгающихся в ландшафт новых объектах, а на металлической конструкции стены бывшего склада. Рядом расположены другие артефакты, напоминающие о промышленном периоде биографии места – железные тумбы зачаливания, конвейеры, рельсы, роскошно проклёпанные сиропные баки из 1950-х. Даже детская площадка работы художника Марка Ригелмана представляет собой «весёлое путешествие сквозь 150 лет сахарного производства».
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
И наконец, пара отличных водяных аттракционов. Во-первых, подсвеченный «танцующий» фонтан – штука не новая, но неизменно вызывающая восторг толпящихся здесь детей. А во-вторых, Туманный мост, переброшенный через прореху в платформе парка. Сквозь него видно воду реки и торчащие из неё деревянные сваи старой пристани. Раз в несколько минут снизу начинают подниматься клубы искусственного тумана, настолько густого, что становится не видно стоящих в двух шагах соседей. Создается впечатление, что вода Ист-ривер кипит – днем роскошно, а ночью вообще замечательно.
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Эта кульминационная часть парка называется Water Plaza и перетекает в небольшой, но славный beer garden. С внешней стороны её оформляют спускающиеся к воде деревянные террасы для любования ослепительной панорамой Манхэттена. Налево, в дальней точке речной перспективы виднеется силуэт статуи Свободы, а направо, в так называемой пассивной части Домино-парка, поднимаются два старых портовых крана, сохранённых на своём месте и покрашенных в нежно-бирюзовый цвет. Во-первых, это просто красиво, а во-вторых, Марлон Брандо не зря говаривал: «Наши дети будут помнить». Помнить, как деды ковшами сахар гребли и как отцы штаны просиживали в бир-гарденах: всюду жизнь, всюду история.
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева
Парк Domino, Field Operations. Фотография Александра Можаева


21 Сентября 2018

Автор текста:

Александр Можаев
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.