Голубь складывает крылья

На Манхэттене открылся Транспортный терминал Всемирного торгового центра по проекту Сантьяго Калатравы: его строительство потребовало более 10 лет и 4 миллиардов долларов.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Самый дорогой вокзал в мире (по данным журнала Fortune) открылся в начале этого месяца без особой помпы – более того, официальной церемонии с разрезанием ленточки в принципе не было, т.к. ключевые фигуры – губернаторы штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси и директор Управления порта Нью-Йорка и Нью-Джерси – постарались дистанцироваться от проекта, в первую очередь связанного в восприятии американского общества не с оригинальной архитектурой, а с бесконечными задержками и невероятным превышением бюджета.

 
 

Фото опубликовано @ighost77



Не помогло автору проекта Сантьяго Калатраве (он единственный из заметных персон пришел в терминал в день его открытия) и то, что из-за серии причин (в первую очередь, ради повышенной устойчивости на случай взрыва количество опор в каркасе увеличили вдвое) его постройка напоминает нью-йоркцам не взлетающего голубя, как он планировал изначально, а скелет. Чей именно – мнения расходятся, горожане, которых с удовольствием цитируют СМИ, называют обглоданную в День благодарения индейку, кита или динозавра. И такая «смертельная» ассоциация рядом с местом теракта 11 сентября 2001 года многим кажется не слишком уместной.


 
 

Flawfull #wtchub#Calatrava#architecture#nyc

Фото опубликовано Alanna Lauter (@averena)



Сейчас для публики открылся лишь «Окулус», как называет его Калатрава (с окном-окулусом античной архитектуры он имеет мало общего): это огромный зал-переход с магазинами и кафе. Однако ретейл там появится не раньше августа, да и переходить особо некуда: поезда еще только начинают останавливаться в терминале, а полностью заработает он лишь в течение весны.





Круговая панорама «Окулуса» фотографа Мигеля де Гусмана (Miguel de Guzmán), www.imagensubliminal.com.

Вписанный в упомянутый скелет-каркас «Окулус», судя по многочисленным репортажам, гражданам понравился больше, чем экстерьер терминала, хотя они все же удивляются как невероятным размерам зала (длина 120 м, ширина 44 м, высота 49 м) – насколько они оправданы, и такой же невероятной белизне, интересуясь счетом за его уборку. Волнение нью-йоркцев также вызывает гладкий мраморный пол – насколько это может быть опасно для спешащих пассажиров, особенно в дождливые дни? Это резонный вопрос, учитывая другие проекты Сантьяго Калатравы: его мосты в Венеции и Бильбао оказались очень травмоопасными.

 


Но, конечно, больше всего переживаний вызывает стоимость постройки, полностью возведенной на средства налогоплательщиков. Когда проект был представлен публике в январе 2004, идея белоснежного здания-«голубя» с крыльями, раскрывающимися в хорошую погоду, чтобы впустить внутрь солнце и свежий воздух, стала прекрасным символом надежды нью-йоркцев на лучшее после катастрофы 11 сентября 2001. Изначальный бюджет в 2 млрд долларов, как утверждают сейчас власти, был нереалистично низким, однако даже с учетом самых разных мер сокращения расходов (от отказа от движущихся «крыльев» до оставшемся из экономии не полированным противопожарном покрытии на «ребрах» каркаса) его увеличение в два раза трудно оправдать. Конечно, здесь были и форс-мажоры вроде катастрофического урагана «Сэнди», и проблемы с управлением процессом (за время реализации сменилось несколько губернаторов штатов-участников и директоров Управления порта), и довольно затейливые политические игры (планировавший баллотироваться в президенты губернатор Нью-Йорка Джордж Патаки приказал не перекрывать ради строительства 1-ю линию метро, что очень удорожило процесс, чтобы не оттолкнуть пользующихся ею избирателей со Стэн-айленда – по преимуществу республиканской территории).



Процесс строительства терминала ВТЦ, ужатый до 1 минуты (видео Skanska USA).

Можно предположить, что транспортный объект с огромной нагрузкой не может стоить дешево, но терминал Калатравы не один обслуживает ВТЦ, его дополняет открывшийся в 2014 «ТПУ» Фултон-центр по проекту Николаса Гримшо. Сейчас временной станцией ВТЦ в будний день пользуется 46 000 человек, всего на 10 тыс. больше, чем очень скромным и совсем не новым терминалом на 33-й улице, то есть громкая критика размеров нового сооружения имеет под собой основания. Если слегка погрузиться в историю, знаменитый Большой центральный вокзал Нью-Йорка на момент постройки в начале XX века стоил в пересчете на современные цены 2 млрд долларов, причем частных, а не государственных, как в случае с терминалом ВТЦ, а пользуются им в наши дни 208 тыс. человек в день.

 


Однако все истории неизменно возвращаются к личности автора проекта – что было бы сомнительной уловкой в духе «во всем виноват архитектор», если бы не послужной список Сантьяго Калатравы. На момент получения заказа в 2003 52-летний испанский архитектор был международной «звездой» нового поколения, способной конкурировать на равных с Фостером и Гери. Но число финансовых скандалов и судебных исков, да и просто объем недовольства не то что заказчиков, а рядовых пользователей его мостов, музеев и других сооружений сейчас, больше 10 лет спустя, поражает воображение (о части из них Архи.ру писал здесь). Пожалуй, никто из заметных архитекторов прошлого и этого столетий не удостаивался столь масштабной славы ненадежного партнера – параллельно с активной нелюбовью коллег, от Майкла Грейвса (подробнее тут) до партнера Snøhetta Крейга Дайкерса, заявившего на одной из международных конференций, что Калатрава «не любит быть в миссионерской позиции» (намек на то, что его терминал ВТЦ пролегает частично под павильоном музея 11 сентября, спроектированным Snøhetta, и сотрудничество между двумя бюро было очень нелегким).

 


Конечно, итоги подводить еще рано: терминал в полную силу заработает лишь к концу этого года, и стоит понаблюдать за ним еще год-полтора активного использования, прежде чем делать выводы о его полезности и функциональности. Однако если взять другую сторону проекта, его архитектуру «вау-фактора», она вызывает на удивление мало энтузиазма. Один из немногих одобривших его публицистов, Пол Голдбергер написал о здании в Vanity Fair, что «вчерашняя пошлость может стать сегодняшней достопримечательностью»: сила этой похвалы просто сбивает с ног.
 

14 Марта 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Комплекс нового Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, Архитектура больших амбиций

Замковый камень
Представлен проект Центра исполнительских искусств Перельмана, который завершит комплекс Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.
Голубь складывает крылья
На Манхэттене открылся Транспортный терминал Всемирного торгового центра по проекту Сантьяго Калатравы: его строительство потребовало более 10 лет и 4 миллиардов долларов.
Смена караула
Последнюю башню нью-йоркского Всемирного торгового центра вместо Нормана Фостера спроектирует бюро BIG.
Функция порога
В Нью-Йорке открылся Мемориальный музей 11 сентября с входным павильоном, спроектированным бюро Snøhetta.
Местные традиции
Заха Хадид представила проект футбольного стадиона ЧМ-2022 в катарском городе Аль-Вакра в то время, как японские архитекторы недовольны ее ареной для Токио.
Растущие амбиции
Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) представил статистические данные о неиспользуемой верхней части небоскребов, назвав ее «высотой тщеславия».
Замкнутый цикл
В Пекине официально завершили строительство штаб-квартиры CCTV, Центрального китайского телевидения — самого крупного на сегодняшний день здания OMA.

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.