Голубь складывает крылья

На Манхэттене открылся Транспортный терминал Всемирного торгового центра по проекту Сантьяго Калатравы: его строительство потребовало более 10 лет и 4 миллиардов долларов.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

14 Марта 2016
mainImg
Самый дорогой вокзал в мире (по данным журнала Fortune) открылся в начале этого месяца без особой помпы – более того, официальной церемонии с разрезанием ленточки в принципе не было, т.к. ключевые фигуры – губернаторы штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси и директор Управления порта Нью-Йорка и Нью-Джерси – постарались дистанцироваться от проекта, в первую очередь связанного в восприятии американского общества не с оригинальной архитектурой, а с бесконечными задержками и невероятным превышением бюджета.

 
 

Фото опубликовано @ighost77



Не помогло автору проекта Сантьяго Калатраве (он единственный из заметных персон пришел в терминал в день его открытия) и то, что из-за серии причин (в первую очередь, ради повышенной устойчивости на случай взрыва количество опор в каркасе увеличили вдвое) его постройка напоминает нью-йоркцам не взлетающего голубя, как он планировал изначально, а скелет. Чей именно – мнения расходятся, горожане, которых с удовольствием цитируют СМИ, называют обглоданную в День благодарения индейку, кита или динозавра. И такая «смертельная» ассоциация рядом с местом теракта 11 сентября 2001 года многим кажется не слишком уместной.


 
 

Flawfull #wtchub#Calatrava#architecture#nyc

Фото опубликовано Alanna Lauter (@averena)



Сейчас для публики открылся лишь «Окулус», как называет его Калатрава (с окном-окулусом античной архитектуры он имеет мало общего): это огромный зал-переход с магазинами и кафе. Однако ретейл там появится не раньше августа, да и переходить особо некуда: поезда еще только начинают останавливаться в терминале, а полностью заработает он лишь в течение весны.





Круговая панорама «Окулуса» фотографа Мигеля де Гусмана (Miguel de Guzmán), www.imagensubliminal.com.

Вписанный в упомянутый скелет-каркас «Окулус», судя по многочисленным репортажам, гражданам понравился больше, чем экстерьер терминала, хотя они все же удивляются как невероятным размерам зала (длина 120 м, ширина 44 м, высота 49 м) – насколько они оправданы, и такой же невероятной белизне, интересуясь счетом за его уборку. Волнение нью-йоркцев также вызывает гладкий мраморный пол – насколько это может быть опасно для спешащих пассажиров, особенно в дождливые дни? Это резонный вопрос, учитывая другие проекты Сантьяго Калатравы: его мосты в Венеции и Бильбао оказались очень травмоопасными.

 


Но, конечно, больше всего переживаний вызывает стоимость постройки, полностью возведенной на средства налогоплательщиков. Когда проект был представлен публике в январе 2004, идея белоснежного здания-«голубя» с крыльями, раскрывающимися в хорошую погоду, чтобы впустить внутрь солнце и свежий воздух, стала прекрасным символом надежды нью-йоркцев на лучшее после катастрофы 11 сентября 2001. Изначальный бюджет в 2 млрд долларов, как утверждают сейчас власти, был нереалистично низким, однако даже с учетом самых разных мер сокращения расходов (от отказа от движущихся «крыльев» до оставшемся из экономии не полированным противопожарном покрытии на «ребрах» каркаса) его увеличение в два раза трудно оправдать. Конечно, здесь были и форс-мажоры вроде катастрофического урагана «Сэнди», и проблемы с управлением процессом (за время реализации сменилось несколько губернаторов штатов-участников и директоров Управления порта), и довольно затейливые политические игры (планировавший баллотироваться в президенты губернатор Нью-Йорка Джордж Патаки приказал не перекрывать ради строительства 1-ю линию метро, что очень удорожило процесс, чтобы не оттолкнуть пользующихся ею избирателей со Стэн-айленда – по преимуществу республиканской территории).



Процесс строительства терминала ВТЦ, ужатый до 1 минуты (видео Skanska USA).

Можно предположить, что транспортный объект с огромной нагрузкой не может стоить дешево, но терминал Калатравы не один обслуживает ВТЦ, его дополняет открывшийся в 2014 «ТПУ» Фултон-центр по проекту Николаса Гримшо. Сейчас временной станцией ВТЦ в будний день пользуется 46 000 человек, всего на 10 тыс. больше, чем очень скромным и совсем не новым терминалом на 33-й улице, то есть громкая критика размеров нового сооружения имеет под собой основания. Если слегка погрузиться в историю, знаменитый Большой центральный вокзал Нью-Йорка на момент постройки в начале XX века стоил в пересчете на современные цены 2 млрд долларов, причем частных, а не государственных, как в случае с терминалом ВТЦ, а пользуются им в наши дни 208 тыс. человек в день.

 


Однако все истории неизменно возвращаются к личности автора проекта – что было бы сомнительной уловкой в духе «во всем виноват архитектор», если бы не послужной список Сантьяго Калатравы. На момент получения заказа в 2003 52-летний испанский архитектор был международной «звездой» нового поколения, способной конкурировать на равных с Фостером и Гери. Но число финансовых скандалов и судебных исков, да и просто объем недовольства не то что заказчиков, а рядовых пользователей его мостов, музеев и других сооружений сейчас, больше 10 лет спустя, поражает воображение (о части из них Архи.ру писал здесь). Пожалуй, никто из заметных архитекторов прошлого и этого столетий не удостаивался столь масштабной славы ненадежного партнера – параллельно с активной нелюбовью коллег, от Майкла Грейвса (подробнее тут) до партнера Snøhetta Крейга Дайкерса, заявившего на одной из международных конференций, что Калатрава «не любит быть в миссионерской позиции» (намек на то, что его терминал ВТЦ пролегает частично под павильоном музея 11 сентября, спроектированным Snøhetta, и сотрудничество между двумя бюро было очень нелегким).

 


Конечно, итоги подводить еще рано: терминал в полную силу заработает лишь к концу этого года, и стоит понаблюдать за ним еще год-полтора активного использования, прежде чем делать выводы о его полезности и функциональности. Однако если взять другую сторону проекта, его архитектуру «вау-фактора», она вызывает на удивление мало энтузиазма. Один из немногих одобривших его публицистов, Пол Голдбергер написал о здании в Vanity Fair, что «вчерашняя пошлость может стать сегодняшней достопримечательностью»: сила этой похвалы просто сбивает с ног.
 

14 Марта 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Замковый камень
Представлен проект Центра исполнительских искусств Перельмана, который завершит комплекс Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.
Голубь складывает крылья
На Манхэттене открылся Транспортный терминал Всемирного торгового центра по проекту Сантьяго Калатравы: его строительство потребовало более 10 лет и 4 миллиардов долларов.
Смена караула
Последнюю башню нью-йоркского Всемирного торгового центра вместо Нормана Фостера спроектирует бюро BIG.
Функция порога
В Нью-Йорке открылся Мемориальный музей 11 сентября с входным павильоном, спроектированным бюро Snøhetta.
Местные традиции
Заха Хадид представила проект футбольного стадиона ЧМ-2022 в катарском городе Аль-Вакра в то время, как японские архитекторы недовольны ее ареной для Токио.
Растущие амбиции
Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) представил статистические данные о неиспользуемой верхней части небоскребов, назвав ее «высотой тщеславия».
Пресса: Парижский небоскреб Путина
До конца нынешнего года французский девелопер с российскими корнями Hermitage Group Эмин Искендеров начнет строительство небоскребов Hermitage Plaza в Париже. Многофункциональный комплекс, анонсированный еще шесть лет назад, должен будет стать самым высоким зданием в Европе.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.