Растущие амбиции

Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) представил статистические данные о неиспользуемой верхней части небоскребов, назвав ее «высотой тщеславия».

Автор текста:
Анна Сансиева

mainImg
Человек всегда хотел дотянуться до неба. В 20 веке это стало по-настоящему возможно, когда людей захватила романтическая идея достижимого космоса. Амбиции выплескивались через край и в архитектуре: родина небоскребов, Америка, показала, насколько высоким может быть здание, и у желающих появилась возможность поселиться на высоте облаков. Идею возведения небоскребов принято считать практичной: ведь при минимальной затрате площади можно организовать тысячи помещений на сотнях этажей.

Но в последние годы специалисты находят все больше недостатков в высотных зданиях, и даже в Москве ведутся разговоры о том, что пора уменьшать этажность даже при строительстве типовых жилых домов.
Башня Kingdom Tower © Adrian Smith + Gordon Gill Architecture
Башня Kingdom Tower © Adrian Smith + Gordon Gill Architecture

Но в мире (главным образом, в ОАЭ, Китае и США) продолжают растить гигантские деревья в каменных джунглях. Однако базирующийся в Чикаго международный Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) обратил внимание на еще не реализованный амбициозный проект небоскреба Kingdom Tower, строительство которого запланировано в 32 км от города Джидда в Саудовской Аравии. Здание, спроектированное архитектором «Бурдж Халифа» Эдрианом Смитом, должно взлететь до 1007 м, став самой высокой постройкой в мире. CTBUH заинтересовала не столько смелость проекта, сколько то, что его верхняя часть – это шпиль, созданный исключительно ради достижения рекордной высоты. Он абсолютно не функционален: это «высота тщеславия» – расстояние от самого верхнего функционального яруса здания до высшей его точки.
Гостиница «Бурдж аль-Араб» в Дубае. Фото: Joi Ito via Wikimedia Commons

Среди реализованных объектов первым по тщеславию оказался построенный еще в 1999 в Дубае отель «Бурж аль-Араб» бюро Atkins. Специалисты CTBUH подсчитали, что эксплуатируемая часть здания занимает лишь 61% всей его высоты, а остальные 39% – шпиль, придающий постройке сходство с парусом корабля. И родилась идея: создать на основе базы данных Совета рейтинг из такого рода зданий с высотой более 300 м и проанализировать, сколько сил и средств тратится только на то, чтобы очередной амбициозный проект оказался в списке самых высоких зданий планеты, прославив своих заказчиков.
Бурж Дубай

Не сильно отстает дубайский «Бурдж Халифа»: при общей высоте 828 м эксплуатируются только нижние 585 м (71%). Если бы из шпиля «Бурдж Халифа» в Европе сделали отдельное здание высотой 244 м, оно заняло бы 11-е место среди самых высоких небоскребов этой части света! И если даже Minsheng Bank Building в Ухане в центральном Китае имеет свободный от всякой функции 94-метровый шпиль, что значительно ниже «декоративной» части «Бурдж Халифа», это все равно составляет 28% от его общей высоты, и такая немалая цифра является средним показателем для всех небоскребов рейтинга.

CTBUH также представил график, где наглядно показан рост числа небоскребов с «ненужной высотой» с 1930 по 2010 годы. Отметим, что уже знаменитый манхэттенский Chrysler Building (1930) содержал 21% «тщеславия» (67 м шпиль) от общей высоты.
zooming
10 небоскребов с наибольшей «высотой тщеславия» (расположены по абсолютной высоте) © CTBUH

Количество «эффектных» высотных зданий резко увеличилась к 2010, причем лидерство в этот период захватили ОАЭ, хотя по общему количеству таких построек первое место занял Китай: за последние 20 лет там построено 24 таких сооружения.


Самым образцово-показательным по экономному использованию строительного материала стал период с 1950 по 1974 годы, когда только 5 построенных за это время во всем мире небоскреба имели незанятые пространства, да и те в среднем составляли лишь 4% от общей высоты (однако не следует забывать, что в расчет берутся только здания из базы данных CTBUH, впрочем, довольно обширной).
zooming
Гостиница «Украина» в Москве. Фото: Vow via Wikimedia Commons

Так или иначе, «супервысотки», взлетающие к облакам более, чем на 300 м, никак не могут пожертвовать местом в списке самых высоких зданий, полученным благодаря своим «ненужным» шпилям. А среди построек с меньшей высотой самой «тщеславной» оказалась гостиница «Украина» в Москве (1957, авторский коллектив во главе с А.Г. Мордвиновым), одна из семи столичных высоток: 42% от ее 206 метров никак не используются. Хотя что это по сравнению с иофановским Дворцом Советов со 100-метровой статуей Ленина вместо шпиля: вот где настоящая «высота тщеславия»!


И все же без «тщеславных» шпилей невозможно представить себе ни один из сегодняшних небоскребов. Заостренные завершения делают облик здания гармоничным, выявляя тектонику – как происходит со времен готических соборов.


23 Сентября 2013

Автор текста:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Голубь складывает крылья
На Манхэттене открылся Транспортный терминал Всемирного торгового центра по проекту Сантьяго Калатравы: его строительство потребовало более 10 лет и 4 миллиардов долларов.
Местные традиции
Заха Хадид представила проект футбольного стадиона ЧМ-2022 в катарском городе Аль-Вакра в то время, как японские архитекторы недовольны ее ареной для Токио.
Растущие амбиции
Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) представил статистические данные о неиспользуемой верхней части небоскребов, назвав ее «высотой тщеславия».
Пресса: Парижский небоскреб Путина
До конца нынешнего года французский девелопер с российскими корнями Hermitage Group Эмин Искендеров начнет строительство небоскребов Hermitage Plaza в Париже. Многофункциональный комплекс, анонсированный еще шесть лет назад, должен будет стать самым высоким зданием в Европе.
Пресса: Самый высокий небоскрёб Лондона открывается для публики
Самый высокий в Лондоне, Великобритании и Евросоюзе небоскреб Shard ("Осколок") открывает с пятницы публичный доступ на верхние этажи здания, откуда можно будет увидеть единственную в городе 360-градусную панораму с высоты птичьего полета.
Пресса: Осколочное ранение
В Лондоне торжественной церемонией и лазерным шоу официально открылось самое высокое здание Европы. За 12 лет, на которые растянулась реализация проекта, строительство небоскреба The Shard ("Осколок") несколько раз оказывалось под угрозой срыва из-за недовольства общественности и нехватки финансирования. В итоге стальная башня высотой 309,6 метра, облицованная 11 тысячами стеклянных панелей, была возведена на средства катарских инвесторов, активно приобретающих недвижимость в британской столице. При этом уже в ближайшее время The Shard может лишиться почетного "высотного" титула.
Замкнутый цикл
В Пекине официально завершили строительство штаб-квартиры CCTV, Центрального китайского телевидения — самого крупного на сегодняшний день здания OMA.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.