Театр эволюции. Время как проектный материал

Реновация Большой галереи эволюции Музея естественной истории стала своеобразным манифестом дарвинизма, нашедшего свое отражение как в решении экспозиции, так и в архитектурном проекте Поля Шеметова.

Автор текста:
Татьяна Киселева

06 Апреля 2015
mainImg
Галерея XIX века

В 1889 году Франция праздновала столетие Великой французской революции. Поражение страны во франко-прусской войне (1870–1871) усилило желание властей взять реванш над Германией в технологической и научной сферах, и на Всемирной выставке 1889 года Париж показал новейшие национальные достижения в области строительных материалов и технологий.

В том же году, через несколько месяцев после возведения Эйфелевой башни, в парижском Саду растений открылось здание Галереи зоологии, выполненное по проекту архитектора Жюля Андре. Как и ее более знаменитая современница, Галерея во многом опередила свое время. Технический прогресс позволил архитектору довести до максимума размеры 3-ярусного атриума, поддерживаемого чугунными колоннами и перекрытого стеклянным сводом площадью более 1000 квадратных метров. Демонстрация металлической структуры здания в то время не являлась нормой и не одобрялась, поэтому снаружи оно «одето» в каменный фасад в духе «официальной» архитектуры конца XIX века.
 
Общий вид Галереи © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Экспозиция Галереи до реновации © MNHN - Bibliothèque centrale

В Галерее были размещены коллекции Музея естественной истории, созданного в 1793 году и, в свою очередь, продолжавшего традицию Королевских коллекций. Наследница идей эпохи Просвещения, выставка представляла собой упорядоченный каталог, своего рода библиотеку экспонатов, где человек выступал в роли хозяина.


Послевоенные годы

После окончания Второй Мировой войны средств на содержание музея не хватало. В 1965 году Галерея зоологии закрылась и начала постепенно ветшать. После затемнения центрального свода металлическими листами здание погрузилось во мрак. Это было начало долгого сна, который длился более 20 лет.

В середине 1980-х вновь пробудился интерес к зданию, и в 1987 году Министерство образования объявило международный конкурс на план реновации Галереи, дополнивший список «Больших проектов» Франсуа Миттерана. Проект обновленной Галереи, теперь уже не зоологии, а эволюции, должен был представить новый «сценарий» взамен устаревшей экспозиции, а также включать в себя подземный уровень для временных выставок, новую входную группу по продольной оси здания и сделать легко доступными все его уровни с помощью лифтов и дополнительных лестниц.
 
Поль Шеметов перед макетом обновленной Галереи © Paul Chemetov ADAGP

В интервью 1994 года Поль Шеметов, соавтор проекта-лауреата, рассказал о первых впечатлениях, вызванных посещением заброшенной Галереи: «Меня поразил эффект фильтра, дымки, которая все накрывала, даже какого-то слоя памяти и истории, который мы захотели сохранить в новом проекте».


Эволюция Галереи

Проект трансформации, предложенный Полем Шеметовым совместно с Боржей Уидобро, инженером Марком Мимрамом и сценографом Рене Альо, заменил выставку-каталог более живой, интерактивной экспозицией, где теория эволюции постигалась бы с помощью заранее подготовленного маршрута осмотра. Рассказ об эволюции делится на три части: разнообразие живых существ (1-й и 2-й уровни), эволюция жизни (4-й уровень-балкон), человек как фактор эволюции (3-й уровень-балкон). Архитектурный проект напрямую вытекает из этого сценария.
 
zooming
Главная сцена выставки © MNHN – Patrick Lafaite. Architectes Paul Chemetov Borja Huidobro - ADAGP

Центральной «ареной» экспозиции стала платформа на высоте второго уровня, замощенная светлым деревянным паркетом, по которому движется вереница освобожденных от прежних пьедесталов и защитных стекол животных. На первом уровне размещены обитатели подводного мира. Раскрытие фундаментов позволило включить в интерьер арки и пилоны из жернового камня, архаическая брутальность которых вторит подвешенным над спуском в подземный уровень скелетам китов. Ярусы балконов пронизывают панорамные лифты и металлические лестницы.
 
zooming
Фрагмент платформы второго уровня © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP

Идея эволюции нашла свое отражение и в выборе материалов. Несущая на себе печать времени темная деревянная обшивка стен с резным орнаментом, окрашенные в красно-бурый цвет структуры из чугуна, кованые перила дополнены лаконичными современными компонентами из серой стали, стекла, гладкими деревянными панно из березы и бука. Старый дубовый паркет, сохранившийся в галереях балконов, был отреставрирован и возвращен на прежнее место.
 
zooming
Вид на главную сцену выставки © Catherine Ficaja архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта

На торжественной церемонии открытия Галереи в 1994 году Поль Шеметов сформулировал основные идеи своей работы: «Проект трансформации здания затронул важную тему: диалог старого и нового. Мы хотели, чтобы наша работа была своего рода передачей эстафетной палочки от XIX к XX веку и ставила вопрос: не был ли XIX век, устремленный к прогрессу, радикальнее, чем модернизация конца XIX – начала XX века? Несмотря на то, что понятие современности сейчас у всех на слуху, способность видеть старое через новое и отделять его от создаваемого нового, при видимой бедности старого, кажется неразвитой. Чтобы ее достичь, нужно пойти на риск создания нового и не думать, что можно так просто отделаться, всего лишь прибегнув к капризам моды или к каким-то «антикварным» цитатам.
 
Фрагмент западной стены © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



Сегодня, если реставрация здания или его сохранение относятся к корпусу технических и исторических знаний, то трансформация делает необходимыми другие навыки. Нужно уметь выдумывать, «прививать», противопоставлять, оценивать критически. Было бы нечестным с эстетической и исторической точек зрения создать новый вход «а-ля Жюль Андре», потому что он не был ни нарисован, ни предвиден [автором первоначального проекта]. Внедрение новых элементов в старый порядок в данном случае является данью уважения к целостности здания.
[…]
В архитектуре понятия копии стиля, имитации, фальшивого старого, то есть поверхностности, часто причисляются к консервации. Но подлинность произведения утрачивается во имя невозможного возвращения к первоначальным ценностям; естественная смерть заменяется смертью через долгую консервацию, которая отрицает время и тем самым замораживает память.
 
Балкон четвертого яруса © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP

После каждой реставрации памятник становится, в любом случае, снова новым. Невозможно каждый раз возвращать его в первоначальный вид или даже в предыдущие условия существования. Старение неизбежно. Оно не может быть замедлено только путем противопоставления существующей руине другой руины, которая будет ответом на нужды проекта. Трансформация же, напротив, создает не существовавший ранее объект, который, однако, не является фальшивкой. Наш подход к этому вопросу и, в конечном счете, наше отношение к истории нас отделяет от консерваторов. Они думают, что сегодняшний знак, сегодняшний проект, сегодняшний город, сегодняшние нужды должны быть подчинены с помощью мимесиса, покорены прошлым, имея в виду, что новое должно подстраиваться под старое. Здравый же смысл принимает противоположную точку зрения: старое должно подстроиться под новое.
Спуск в подземный уровень © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



[…]
Прошлое, которое нужно для сравнения с новой ситуацией, должно быть инсценировано, приближено к реальным условиям, чтобы играть свою роль в этой конфронтации. Так как иначе, можно было бы думать, что лишь первенство прошлого дает ему статус очевидности. Работа по реконструкции памяти, как в этом здании, необходима. Это было самой трудной целью нашего музеографического проекта».


Диалог с прошлым

Такой подход к историческому зданию стал для своего времени по-настоящему новаторским. Прошлое в данном случае не становится реликвией, а играет по тем же правилам, что и современность. Старые части здания оставлены нетронутыми, но используются в иной конфигурации. В этом дизайн выставки схож по идее с архитектурным решением: отделить экспонаты от постаментов или осветить их по-другому уже означало трансформировать восприятие.
 
zooming
Жираф на балконе галереи: из экспоната в посетители © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта в этом смысле делает шаг вперед по сравнению с постулатами Венецианской хартии, составленной 30 годами ранее [Венецианская хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест была подписана в 1964 году и послужила основой для создания ИКОМОС (Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест) – примечание Т.К.]. Хартия подразумевает своего рода инкрустацию нового в старое при сохранении всех пространственных характеристик старого и признании его безусловного приоритета. И, хотя проект трансформации Галереи эволюции, говоря на современном языке, также отрицает подражание прошлому, он создает новый тип внедрения в исторический материал, достигая почти органического симбиоза между новым и старым.

Благодаря этому подходу, здание Галереи эволюции остается современным и сегодня, по прошествии 20 лет с момента реализации проекта Шеметова.
zooming
План второго уровня © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Поперечный разрез © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Фасад Галереи со стороны партера парка © MNHN – Service mulitmédia
zooming
Общий вид Галереи © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Общий вид Галереи с посетителями © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Главный вход © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Зал обитателей подводного мира © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
zooming
Западная стена Галереи с балконами третьего и четвертого ярусов © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP


06 Апреля 2015

Автор текста:

Татьяна Киселева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.