Театр эволюции. Время как проектный материал

Реновация Большой галереи эволюции Музея естественной истории стала своеобразным манифестом дарвинизма, нашедшего свое отражение как в решении экспозиции, так и в архитектурном проекте Поля Шеметова.

Автор текста:
Татьяна Киселева

06 Апреля 2015
mainImg
0 Галерея XIX века

В 1889 году Франция праздновала столетие Великой французской революции. Поражение страны во франко-прусской войне (1870–1871) усилило желание властей взять реванш над Германией в технологической и научной сферах, и на Всемирной выставке 1889 года Париж показал новейшие национальные достижения в области строительных материалов и технологий.

В том же году, через несколько месяцев после возведения Эйфелевой башни, в парижском Саду растений открылось здание Галереи зоологии, выполненное по проекту архитектора Жюля Андре. Как и ее более знаменитая современница, Галерея во многом опередила свое время. Технический прогресс позволил архитектору довести до максимума размеры 3-ярусного атриума, поддерживаемого чугунными колоннами и перекрытого стеклянным сводом площадью более 1000 квадратных метров. Демонстрация металлической структуры здания в то время не являлась нормой и не одобрялась, поэтому снаружи оно «одето» в каменный фасад в духе «официальной» архитектуры конца XIX века.
 
Общий вид Галереи © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Экспозиция Галереи до реновации © MNHN - Bibliothèque centrale

В Галерее были размещены коллекции Музея естественной истории, созданного в 1793 году и, в свою очередь, продолжавшего традицию Королевских коллекций. Наследница идей эпохи Просвещения, выставка представляла собой упорядоченный каталог, своего рода библиотеку экспонатов, где человек выступал в роли хозяина.


Послевоенные годы

После окончания Второй Мировой войны средств на содержание музея не хватало. В 1965 году Галерея зоологии закрылась и начала постепенно ветшать. После затемнения центрального свода металлическими листами здание погрузилось во мрак. Это было начало долгого сна, который длился более 20 лет.

В середине 1980-х вновь пробудился интерес к зданию, и в 1987 году Министерство образования объявило международный конкурс на план реновации Галереи, дополнивший список «Больших проектов» Франсуа Миттерана. Проект обновленной Галереи, теперь уже не зоологии, а эволюции, должен был представить новый «сценарий» взамен устаревшей экспозиции, а также включать в себя подземный уровень для временных выставок, новую входную группу по продольной оси здания и сделать легко доступными все его уровни с помощью лифтов и дополнительных лестниц.
 
Поль Шеметов перед макетом обновленной Галереи © Paul Chemetov ADAGP

В интервью 1994 года Поль Шеметов, соавтор проекта-лауреата, рассказал о первых впечатлениях, вызванных посещением заброшенной Галереи: «Меня поразил эффект фильтра, дымки, которая все накрывала, даже какого-то слоя памяти и истории, который мы захотели сохранить в новом проекте».


Эволюция Галереи

Проект трансформации, предложенный Полем Шеметовым совместно с Боржей Уидобро, инженером Марком Мимрамом и сценографом Рене Альо, заменил выставку-каталог более живой, интерактивной экспозицией, где теория эволюции постигалась бы с помощью заранее подготовленного маршрута осмотра. Рассказ об эволюции делится на три части: разнообразие живых существ (1-й и 2-й уровни), эволюция жизни (4-й уровень-балкон), человек как фактор эволюции (3-й уровень-балкон). Архитектурный проект напрямую вытекает из этого сценария.
 
zooming
Главная сцена выставки © MNHN – Patrick Lafaite. Architectes Paul Chemetov Borja Huidobro - ADAGP

Центральной «ареной» экспозиции стала платформа на высоте второго уровня, замощенная светлым деревянным паркетом, по которому движется вереница освобожденных от прежних пьедесталов и защитных стекол животных. На первом уровне размещены обитатели подводного мира. Раскрытие фундаментов позволило включить в интерьер арки и пилоны из жернового камня, архаическая брутальность которых вторит подвешенным над спуском в подземный уровень скелетам китов. Ярусы балконов пронизывают панорамные лифты и металлические лестницы.
 
zooming
Фрагмент платформы второго уровня © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP

Идея эволюции нашла свое отражение и в выборе материалов. Несущая на себе печать времени темная деревянная обшивка стен с резным орнаментом, окрашенные в красно-бурый цвет структуры из чугуна, кованые перила дополнены лаконичными современными компонентами из серой стали, стекла, гладкими деревянными панно из березы и бука. Старый дубовый паркет, сохранившийся в галереях балконов, был отреставрирован и возвращен на прежнее место.
 
zooming
Вид на главную сцену выставки © Catherine Ficaja архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта

На торжественной церемонии открытия Галереи в 1994 году Поль Шеметов сформулировал основные идеи своей работы: «Проект трансформации здания затронул важную тему: диалог старого и нового. Мы хотели, чтобы наша работа была своего рода передачей эстафетной палочки от XIX к XX веку и ставила вопрос: не был ли XIX век, устремленный к прогрессу, радикальнее, чем модернизация конца XIX – начала XX века? Несмотря на то, что понятие современности сейчас у всех на слуху, способность видеть старое через новое и отделять его от создаваемого нового, при видимой бедности старого, кажется неразвитой. Чтобы ее достичь, нужно пойти на риск создания нового и не думать, что можно так просто отделаться, всего лишь прибегнув к капризам моды или к каким-то «антикварным» цитатам.
 
Фрагмент западной стены © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



Сегодня, если реставрация здания или его сохранение относятся к корпусу технических и исторических знаний, то трансформация делает необходимыми другие навыки. Нужно уметь выдумывать, «прививать», противопоставлять, оценивать критически. Было бы нечестным с эстетической и исторической точек зрения создать новый вход «а-ля Жюль Андре», потому что он не был ни нарисован, ни предвиден [автором первоначального проекта]. Внедрение новых элементов в старый порядок в данном случае является данью уважения к целостности здания.
[…]
В архитектуре понятия копии стиля, имитации, фальшивого старого, то есть поверхностности, часто причисляются к консервации. Но подлинность произведения утрачивается во имя невозможного возвращения к первоначальным ценностям; естественная смерть заменяется смертью через долгую консервацию, которая отрицает время и тем самым замораживает память.
 
Балкон четвертого яруса © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP

После каждой реставрации памятник становится, в любом случае, снова новым. Невозможно каждый раз возвращать его в первоначальный вид или даже в предыдущие условия существования. Старение неизбежно. Оно не может быть замедлено только путем противопоставления существующей руине другой руины, которая будет ответом на нужды проекта. Трансформация же, напротив, создает не существовавший ранее объект, который, однако, не является фальшивкой. Наш подход к этому вопросу и, в конечном счете, наше отношение к истории нас отделяет от консерваторов. Они думают, что сегодняшний знак, сегодняшний проект, сегодняшний город, сегодняшние нужды должны быть подчинены с помощью мимесиса, покорены прошлым, имея в виду, что новое должно подстраиваться под старое. Здравый же смысл принимает противоположную точку зрения: старое должно подстроиться под новое.
Спуск в подземный уровень © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



[…]
Прошлое, которое нужно для сравнения с новой ситуацией, должно быть инсценировано, приближено к реальным условиям, чтобы играть свою роль в этой конфронтации. Так как иначе, можно было бы думать, что лишь первенство прошлого дает ему статус очевидности. Работа по реконструкции памяти, как в этом здании, необходима. Это было самой трудной целью нашего музеографического проекта».


Диалог с прошлым

Такой подход к историческому зданию стал для своего времени по-настоящему новаторским. Прошлое в данном случае не становится реликвией, а играет по тем же правилам, что и современность. Старые части здания оставлены нетронутыми, но используются в иной конфигурации. В этом дизайн выставки схож по идее с архитектурным решением: отделить экспонаты от постаментов или осветить их по-другому уже означало трансформировать восприятие.
 
zooming
Жираф на балконе галереи: из экспоната в посетители © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта в этом смысле делает шаг вперед по сравнению с постулатами Венецианской хартии, составленной 30 годами ранее [Венецианская хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест была подписана в 1964 году и послужила основой для создания ИКОМОС (Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест) – примечание Т.К.]. Хартия подразумевает своего рода инкрустацию нового в старое при сохранении всех пространственных характеристик старого и признании его безусловного приоритета. И, хотя проект трансформации Галереи эволюции, говоря на современном языке, также отрицает подражание прошлому, он создает новый тип внедрения в исторический материал, достигая почти органического симбиоза между новым и старым.

Благодаря этому подходу, здание Галереи эволюции остается современным и сегодня, по прошествии 20 лет с момента реализации проекта Шеметова.
zooming
План второго уровня © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Поперечный разрез © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Фасад Галереи со стороны партера парка © MNHN – Service mulitmédia
zooming
Общий вид Галереи © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Общий вид Галереи с посетителями © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Главный вход © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Зал обитателей подводного мира © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
zooming
Западная стена Галереи с балконами третьего и четвертого ярусов © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP

06 Апреля 2015

Автор текста:

Татьяна Киселева
Похожие статьи
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Образовательный маяк
Здание мореходного училища в порту Свеннборга, спроектированное C.F. Møller Architects совместно с EFFEKT, получило жесткую сетку открытых бетонных конструкций. Решение позволило добиться функциональной гибкости и проницаемости пространства.
Форма немыслимого
Павильон АТОМ на ВДНХ хочется сопоставить с известной максимой архитекторов и критиков: «придумал? теперь построй!». Редко можно встретить столь самоотверженное погружение в реализацию, причем сложные конструктивные и инженерные задачи, поставленные UNK перед самими собой, тут представляются неотъемлемой, важной частью архитектурной идеи. Challenge соответствует месту – все же «выставка достижений», а павильон посвящен атомной энергетике. Рассматриваем: снаружи, изнутри и с изнанки.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Молочная тема
Концепция офиса компании, производящей сыр, предназначена для закрытой территории молокозавода, – это, хотя бы наполовину, промышленная архитектура. Возможно поэтому она очень проста, что кажется удачным. Здание оживляет буквально пара «штрихов»: разворот угла акцентирует вход, оттенок стекла откликается на тему «молочных рек».
Здание-черенок
В итальянском городке Рипа-Театина недалеко от адриатического побережья строится семейный центр по проекту LAP architettura.
Движение по кругу
Бюро Atelier Aconcept спроектировало детский сад и начальную школу в пригороде Парижа Л’Ай-ле-Роз. Комплекс должен стать «воротами» всей коммуны и драйвером развития нового, весьма перспективного жилого квартала.
Фактура бетона
Посетительский центр на американском военном кладбище Второй мировой войны недалеко от Маастрихта, спроектированный бюро KAAN, интерпретирует «модернистский классицизм» основного ансамбля.
Сборно-разборная модель
Новый корпус цифровых наук и индустрий LAB42 в Амстердамском университете спроектирован максимально гибким и удобным для использования и трансформации на всех стадиях «жизни», от строительства до демонтажа. Авторы проекта – Benthem Crouwel Architekten.
Водная рябь и амбиции
Бюро MAD представило проект арт-центра района Наньхай в Фошане. По замыслу архитекторов, кровля-покрывало соберет в единый «ландшафт» театр, спортивный центр и музей, а также позволит сформировать новые общественные пространства.
«Театр природы»
Бюро Coldefy и CRA-Carlo Ratti Associati представили свой проект национального павильона Франции для Всемирной выставки Экспо-2025 в Осаке.
Музыка и танец
Образовательные центры в Кемерово, Калининграде, Владивостоке и Севастополе – часть программы по созданию культурных кластеров, которая реализуется в регионах с 2018 года. В трех городах кампусы, построенные по проектам ПИ «АРЕНА», уже приняли первых воспитанников. Рассказываем об устройстве этих школ.
Склонение башен
Три башни ЖК «Новоданиловская 8» – новый, и самый высотный, сосед Даниловских мануфактуры, «форта», «плазы», дополнение целого куста современной архитектуры от известных мастеров. При этом они здесь единственные – жилые, самые высотные, и на непростом участке. Рассматриваем, как архитекторы Андрей Романов и Екатерина Кузнецова решили непростую задачу.
В духе РОСТа
Новый тракторный завод Ростсельмаш, концепцию которого подготовило бюро ASADOV, прямо сейчас достраивается в Ростове-на-Дону. Отсылки к советской архитектуре 1920-х и 1960-х годов откликаются на миссию и стратегическое значение предприятия, а также соответствуют пожеланию заказчика: отдать дань уважения ростовскому конструктивизму.
Технологии и материалы
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Сейчас на главной
Пресса: Башни Capital Towers — первый выброс небоскребов из «Сити»...
Три новые башни Capital Towers по проекту одного из главных московских архитекторов Сергея Скуратова получились едва ли не самыми элегантными в «Москва-Сити» и его окружении. Формально Capital Towers находятся не в «Сити», а по соседству. Раньше здесь, на набережной Москвы-реки между Экспоцентром и парком «Красная Пресня», располагались теннисные корты.
Змей-гора
Конкурсный проект приморского курортного комплекса «Серпентайн» объединяет несколько типологий: апартаменты разного класса, виллы и гостиничные номера. Для каждой бюро KPLN использует один из образов, взятых у природного окружения – серпантин, горный ручей и морские волны.
Пресса: Нижегородский архитектор Максим Горев — о жилье для...
Максим Горев — выпускник ННГАСУ, архитектор первого 25-этажного дома в Нижнем Новгороде, главный архитектор ГК «Каркас Монолит», старший преподаватель ННГАСУ, член правления Нижегородского отделения союза архитекторов России. Он руководит небольшой проектной мастерской, у которой в постоянной работе находятся более 60 объектов. О том, почему архитектор должен лично знать руководителя компании-застройщика, для кого строят апартаменты, зачем нужно продумывать благоустройство, какая основная цель КРТ и какой у Нижнего Новгорода архитектурный стиль порталу ДОМОСТРОЙНН.РУ рассказал руководитель и главный архитектор проектной компании «Горпро» Максим Горев.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Цветной в монохроме
Дизайн офисного этажа универмага «Цветной», предложенный консорциумом Artforma и Blockstudio, развивает архитектурную концепцию здания и основывается на использовании камня, стекла и света. Светлые монохромные пространства стали фоном для предметов дизайна музейного уровня – например, дивана от Захи Хадид. Проект также включает переговорную с атрибутами сигарной комнаты.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.