Театр эволюции. Время как проектный материал

Реновация Большой галереи эволюции Музея естественной истории стала своеобразным манифестом дарвинизма, нашедшего свое отражение как в решении экспозиции, так и в архитектурном проекте Поля Шеметова.

Автор текста:
Татьяна Киселева

06 Апреля 2015
mainImg
Галерея XIX века

В 1889 году Франция праздновала столетие Великой французской революции. Поражение страны во франко-прусской войне (1870–1871) усилило желание властей взять реванш над Германией в технологической и научной сферах, и на Всемирной выставке 1889 года Париж показал новейшие национальные достижения в области строительных материалов и технологий.

В том же году, через несколько месяцев после возведения Эйфелевой башни, в парижском Саду растений открылось здание Галереи зоологии, выполненное по проекту архитектора Жюля Андре. Как и ее более знаменитая современница, Галерея во многом опередила свое время. Технический прогресс позволил архитектору довести до максимума размеры 3-ярусного атриума, поддерживаемого чугунными колоннами и перекрытого стеклянным сводом площадью более 1000 квадратных метров. Демонстрация металлической структуры здания в то время не являлась нормой и не одобрялась, поэтому снаружи оно «одето» в каменный фасад в духе «официальной» архитектуры конца XIX века.
 
Общий вид Галереи © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Экспозиция Галереи до реновации © MNHN - Bibliothèque centrale

В Галерее были размещены коллекции Музея естественной истории, созданного в 1793 году и, в свою очередь, продолжавшего традицию Королевских коллекций. Наследница идей эпохи Просвещения, выставка представляла собой упорядоченный каталог, своего рода библиотеку экспонатов, где человек выступал в роли хозяина.


Послевоенные годы

После окончания Второй Мировой войны средств на содержание музея не хватало. В 1965 году Галерея зоологии закрылась и начала постепенно ветшать. После затемнения центрального свода металлическими листами здание погрузилось во мрак. Это было начало долгого сна, который длился более 20 лет.

В середине 1980-х вновь пробудился интерес к зданию, и в 1987 году Министерство образования объявило международный конкурс на план реновации Галереи, дополнивший список «Больших проектов» Франсуа Миттерана. Проект обновленной Галереи, теперь уже не зоологии, а эволюции, должен был представить новый «сценарий» взамен устаревшей экспозиции, а также включать в себя подземный уровень для временных выставок, новую входную группу по продольной оси здания и сделать легко доступными все его уровни с помощью лифтов и дополнительных лестниц.
 
Поль Шеметов перед макетом обновленной Галереи © Paul Chemetov ADAGP

В интервью 1994 года Поль Шеметов, соавтор проекта-лауреата, рассказал о первых впечатлениях, вызванных посещением заброшенной Галереи: «Меня поразил эффект фильтра, дымки, которая все накрывала, даже какого-то слоя памяти и истории, который мы захотели сохранить в новом проекте».


Эволюция Галереи

Проект трансформации, предложенный Полем Шеметовым совместно с Боржей Уидобро, инженером Марком Мимрамом и сценографом Рене Альо, заменил выставку-каталог более живой, интерактивной экспозицией, где теория эволюции постигалась бы с помощью заранее подготовленного маршрута осмотра. Рассказ об эволюции делится на три части: разнообразие живых существ (1-й и 2-й уровни), эволюция жизни (4-й уровень-балкон), человек как фактор эволюции (3-й уровень-балкон). Архитектурный проект напрямую вытекает из этого сценария.
 
zooming
Главная сцена выставки © MNHN – Patrick Lafaite. Architectes Paul Chemetov Borja Huidobro - ADAGP

Центральной «ареной» экспозиции стала платформа на высоте второго уровня, замощенная светлым деревянным паркетом, по которому движется вереница освобожденных от прежних пьедесталов и защитных стекол животных. На первом уровне размещены обитатели подводного мира. Раскрытие фундаментов позволило включить в интерьер арки и пилоны из жернового камня, архаическая брутальность которых вторит подвешенным над спуском в подземный уровень скелетам китов. Ярусы балконов пронизывают панорамные лифты и металлические лестницы.
 
zooming
Фрагмент платформы второго уровня © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP

Идея эволюции нашла свое отражение и в выборе материалов. Несущая на себе печать времени темная деревянная обшивка стен с резным орнаментом, окрашенные в красно-бурый цвет структуры из чугуна, кованые перила дополнены лаконичными современными компонентами из серой стали, стекла, гладкими деревянными панно из березы и бука. Старый дубовый паркет, сохранившийся в галереях балконов, был отреставрирован и возвращен на прежнее место.
 
zooming
Вид на главную сцену выставки © Catherine Ficaja архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта

На торжественной церемонии открытия Галереи в 1994 году Поль Шеметов сформулировал основные идеи своей работы: «Проект трансформации здания затронул важную тему: диалог старого и нового. Мы хотели, чтобы наша работа была своего рода передачей эстафетной палочки от XIX к XX веку и ставила вопрос: не был ли XIX век, устремленный к прогрессу, радикальнее, чем модернизация конца XIX – начала XX века? Несмотря на то, что понятие современности сейчас у всех на слуху, способность видеть старое через новое и отделять его от создаваемого нового, при видимой бедности старого, кажется неразвитой. Чтобы ее достичь, нужно пойти на риск создания нового и не думать, что можно так просто отделаться, всего лишь прибегнув к капризам моды или к каким-то «антикварным» цитатам.
 
Фрагмент западной стены © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



Сегодня, если реставрация здания или его сохранение относятся к корпусу технических и исторических знаний, то трансформация делает необходимыми другие навыки. Нужно уметь выдумывать, «прививать», противопоставлять, оценивать критически. Было бы нечестным с эстетической и исторической точек зрения создать новый вход «а-ля Жюль Андре», потому что он не был ни нарисован, ни предвиден [автором первоначального проекта]. Внедрение новых элементов в старый порядок в данном случае является данью уважения к целостности здания.
[…]
В архитектуре понятия копии стиля, имитации, фальшивого старого, то есть поверхностности, часто причисляются к консервации. Но подлинность произведения утрачивается во имя невозможного возвращения к первоначальным ценностям; естественная смерть заменяется смертью через долгую консервацию, которая отрицает время и тем самым замораживает память.
 
Балкон четвертого яруса © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP

После каждой реставрации памятник становится, в любом случае, снова новым. Невозможно каждый раз возвращать его в первоначальный вид или даже в предыдущие условия существования. Старение неизбежно. Оно не может быть замедлено только путем противопоставления существующей руине другой руины, которая будет ответом на нужды проекта. Трансформация же, напротив, создает не существовавший ранее объект, который, однако, не является фальшивкой. Наш подход к этому вопросу и, в конечном счете, наше отношение к истории нас отделяет от консерваторов. Они думают, что сегодняшний знак, сегодняшний проект, сегодняшний город, сегодняшние нужды должны быть подчинены с помощью мимесиса, покорены прошлым, имея в виду, что новое должно подстраиваться под старое. Здравый же смысл принимает противоположную точку зрения: старое должно подстроиться под новое.
Спуск в подземный уровень © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP



[…]
Прошлое, которое нужно для сравнения с новой ситуацией, должно быть инсценировано, приближено к реальным условиям, чтобы играть свою роль в этой конфронтации. Так как иначе, можно было бы думать, что лишь первенство прошлого дает ему статус очевидности. Работа по реконструкции памяти, как в этом здании, необходима. Это было самой трудной целью нашего музеографического проекта».


Диалог с прошлым

Такой подход к историческому зданию стал для своего времени по-настоящему новаторским. Прошлое в данном случае не становится реликвией, а играет по тем же правилам, что и современность. Старые части здания оставлены нетронутыми, но используются в иной конфигурации. В этом дизайн выставки схож по идее с архитектурным решением: отделить экспонаты от постаментов или осветить их по-другому уже означало трансформировать восприятие.
 
zooming
Жираф на балконе галереи: из экспоната в посетители © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP



Концепция проекта в этом смысле делает шаг вперед по сравнению с постулатами Венецианской хартии, составленной 30 годами ранее [Венецианская хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест была подписана в 1964 году и послужила основой для создания ИКОМОС (Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест) – примечание Т.К.]. Хартия подразумевает своего рода инкрустацию нового в старое при сохранении всех пространственных характеристик старого и признании его безусловного приоритета. И, хотя проект трансформации Галереи эволюции, говоря на современном языке, также отрицает подражание прошлому, он создает новый тип внедрения в исторический материал, достигая почти органического симбиоза между новым и старым.

Благодаря этому подходу, здание Галереи эволюции остается современным и сегодня, по прошествии 20 лет с момента реализации проекта Шеметова.
zooming
План второго уровня © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Поперечный разрез © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
Фасад Галереи со стороны партера парка © MNHN – Service mulitmédia
zooming
Общий вид Галереи © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Общий вид Галереи с посетителями © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
Главный вход © Paul Chemetov Borja Huidobro ADAGP
zooming
Зал обитателей подводного мира © MNHN – Bernard Faye архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP
zooming
Западная стена Галереи с балконами третьего и четвертого ярусов © Emmanuelle Blanc архитекторы Paul Chemetov Borja Huidobro- ADAGP


06 Апреля 2015

Автор текста:

Татьяна Киселева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.