Одеяло для пассивной школы

Репортаж из Лондона о «зеленых» архитекторах Architypе.

Автор текста:
Евгения Буданова

mainImg
Немногие архитекторы в Великобритании могут похвастаться тем, что они прислушиваются к консультантам по экологическим вопросам, конструкторам или обитателям своих уже реализованных объектов. А тех, кто учится на своих ошибках и использует полученный опыт в последующих проектах, вообще впору заносить в Красную книгу.

Architypе, представители нового поколения архитекторов-энтузиастов, построили первые в Великобритании школы, соответствующие немецкому стандарту Passivhaus. Своей работой они доказали, что школа может быть не только красивой постройкой, но и зданием, где комфортно учиться благодаря его продуманности и энергоэффективности.

«Энергия чем-то похожа на отходы: всегда хорошо, если их можно переработать, но лучше просто производить их меньше. Также и с энергией: можно использовать ее возобновляемые источники, солнечные панели, а можно просто меньше ее потреблять».
Джонатан Хайнс, директор бюро Architypе

Что такое стандарт Passivhaus?

Напомним, что этот немецкий стандарт энергоэффективности зданий, разработанный PassivhausInstitut – показатель низкого энергопотребления, комфорта во внутреннем пространстве и архитектурного качества объекта. Многие совершенно напрасно считают, что он применим только к жилью: в переводе с немецкого «Haus» означает не только дом, но и любое строение, и стандарт подходит к зданию любой типологии. О его прогрессивности говорят цифры: стандартное энергопотребление обычной школы в Англии – 100 кВтч/м2 в год, а здание, построенное по стандарту Passivhaus, должно потреблять не больше 15 кВтч/м2 в год. В отличие от других стандартов, Passivhaus способствует снижению энергопотребления путем оптимизации проектных решений – таких, как поиск наиболее компактной формы, наилучшей ориентации здания и т. д.

Стандарт Passivhaus нечасто можно встретить в Англии, поскольку местные нормы энергоэффективности работают по совершенно противоположной схеме. По сравнению с Passivhaus, популярный в Англии и лоббируемый правительством «зеленый» стандарт BREEAM имеет многочисленные критерии оценки, которые часто не имеют никакого отношения к энергопотреблению: например, баллы можно получить, если расстояние между проектируемым зданием и ближайшим почтовым ящиком меньше 500 метров. Кроме того, BREEAM ориентирован скорее не на снижение количества потребляемой, а на производство дополнительной энергии от возобновляемых источников.

Как действует архитектор, придерживающийся принципов Passivhaus?

Во-первых, он максимально снижает теплопроводность стен, крыш, перекрытий и дверей. Во-вторых, он заботится о термальной герметичности здания: все «мостики холода» (участки теплопотерь, чаще всего встречающиеся на стыках конструктивных элементов здания) должны быть сведены на нет или минимизированы. Помимо этого, уже на начальном этапе проектирования здание моделируют при помощи программного обеспечения PHDP (Passive House Design Package). Однако британские архитекторы обычно сначала полностью вычерчивают здание, продумывают планировки и только потом отдают для расчета энергозатрат инженерам. Те пытаются что-то оптимизировать, но вероятность исправить ошибки в готовом проекте крайне мала. Поэтому куда эффективней думать об этом на более ранних этапах работы, когда проект можно существенно изменить, если это требуется, например, для сохранения тепла.

Самое сложное в стандарте Passivhaus – это проверка объекта на соответствие, где показателями являются не только расчетные данные инженеров-проектировщиков, но и реальные измерения в уже построенном и эксплуатируем доме. А построить в точности так, как было спроектировано – известная головная боль для всех архитекторов.
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype

Кто такие архитекторы Architype?

Architypе – это архитектурная мастерская нового образца, появившаяся 29 лет назад и заслужившая за эти годы завидную репутацию проектировщиков качественных энергоэффективных зданий. Их оригинальный подход продиктован стремлением вовлечь заказчиков и будущих жильцов в процесс проектирования. Опытным путем они наработали багаж технических решений, повышающий качество «производимого продукта».

За время своего существования коллектив Architypе увеличился с пяти до 53 человек, несмотря на это им удалось сохранить свежий творческий подход к проектированию, включающий частый анализ и обсуждение проектов. Годовой оборот компании составляет 3 млн фунтов в год.
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype

Почему Architype решили применить стандарт Passivhaus в Англии?

Около пяти лет назад Architypе в сотрудничестве с Oxford Brooks University (один из крупнейших институтов, занимающихся изысканиями в области энергоэффективных технологий) собрали и проанализировали информацию о «работе» школьных зданий, построенных этим бюро. В результате выяснилось, что, несмотря на различные энергоэффективные стратегии, эти школы потребляли огромное количество энергии, поскольку зимой в них открывались окна. И в этот момент адаптация стандарта Passivhaus для британских реалий заинтересовала Architypе, потому что, благодаря механической вентиляции и термальной герметичности, построенные по этому стандарту здания потребляли значительно меньше энергии и генерировали меньше СО2. Дополнительным плюсом стала реальная возможность изучить то, как «работает» здание, и какие именно проектные решения больше всего помогают повысить энергоэффективность.

Многие архитекторы опасаются, что стандарт Passivhaus ограничит полет их фантазии. Но архитекторы Architypе утверждают, что именно заданные им жесткие рамки запускают полноценный творческий процесс в их головах.

За счет применения в своих недавних проектах методов Passivhaus Architypе достигли радикального упрощения форм и деталей, оптимизировали процесс проектирования и даже архитектурный надзор. Желаемых результатов им удается достигать, продумывая шаг за шагом каждое решение и проверяя его работоспособность на практике. По словам директора бюро Джонатана Хайнса, самым главным уроком для Architypе стало осознание важности упрощения проекта в целом и конструктивных деталей в частности.
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype

Поскольку типология здания не была решающим фактором, Architypе были готовы опробовать стандарт Passivhaus на любом проекте. Cейчас, накопив опыт работы в этой сфере, они проектируют по принципам этого стандарта университет, здание архива, поселок на 150 домов, церковь и несколько частных домов. Однако пять лет назад их специализацией были школьные здания, поэтому они и стали для них первым Passivhaus-полигоном. Единственным существенным требованием заказчика пяти школ, совета округа Вулвергемптон, было придерживаться рамок весьма скромного бюджета.


На сегодняшний день Architypе полностью закончили строительство двух учебных заведений – начальной школы Оукмидоу (Oakmeadow) и школы Бушбери-Хилл (Bushbury Hill), а в ноябре 2013 достраивается третье – начальная школа  Суиллингтон (Swillington). Все они заменили устаревшие и потому снесенные школьные здания, а  своим появлением они обязаны нынешней правительственной инициативе. Однако Джонатан Хайнс считает, что дальнейшее распространение «пассивных» школ в Англии – под большим вопросом как раз из-за трудностей с государственным финансированием. Поэтому Architypе надеются, что такие проекты будут пользоваться большим спросом, например, в Уэльсе, где система госфинансирования отличается от английской.
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype

Архитектурные особенности «пассивных» школ

Процесс их проектирования начался с поиска оптимальной формы, этажности, глубины и ориентации здания при помощи уже упомянутой программы динамического моделирования PHDP. В результате первоначальных исследований стало ясно, насколько важна для снижения энергопотребления компактность здания. Минимизация площади поверхности здания по отношению к площади пола позволила уже на этапе концепции достигнуть оптимизации энергозатрат. Для обеих уже построенных школ в итоге была выбрана композиция из простых прямоугольных 2-этажных объемов с центральным пространством, которое служит рекреацией.
Школа Оукмидоу. Генплан © Architype
Школа Бушбери-Хилл. Генплан © Architype

Здание спроектировано так, чтобы солнечному свету был обеспечен доступ во все школьные помещения, чтобы там как можно меньше использовали искусственное освещение. Чтобы снизить возможность перегрева в летние месяцы, количество окон, ориентированных на запад и восток, сведено к нулю, поскольку солнечные лучи, падающие под низким углом, всегда сложнее затемнить, и потому окна выходят на север и на юг.
zooming
Школа Бушбери-Хилл. План 1-го этажа © Architype
zooming
Школа Бушбери-Хилл. План 2-го этажа © Architype

Все помещения имеют перекрестную вентиляцию, которая в основном используется летом и в межсезонье. Кроме того, в теплые месяцы в качестве дополнительной меры центральная рекреация превращается в «вытяжную трубу», где, благодаря перепаду высот и эффекту самотяги, теплый воздух поднимается и выходит через верхние окна. Для зимы предусмотрена вентиляция с системой рекуперации тепла. Что и говорить, по сравнению со школами, где в холодное время года для вентиляции открывают окна, такая система значительно снижает теплопотери. От стандартной рекуперационной системы она отличается тем, что поступающий в помещение свежий воздух нагревается за счет тепла от обработанного воздуха из центральной рекреации. В этом пространстве воздух пассивно нагревается от солнечного излучения и внутреннего тепловыделения, в том числе и от бегающих на переменах школьников.
Схема летней и зимней стратегиями вентиляции школы Бушбери-Хилл © Architype
Схема летней и зимней стратегиями вентиляции школы Оукмидоу © Architype

Большое внимание в проекте «пассивных» школ уделено вопросам тепловой герметичности здания и минимизации уже упомянутых «мостиков холода» – проблемы, о которой в Англии часто забывают. Больше всего таких «мостиков» образуется в области фундамента, поскольку он непосредственно контактирует с землей, и на стыках конструктивных элементов. Архитекторы нашли оригинальный ответ на этот вопрос, предложив конструкторам спроектировать фундамент, который был бы полностью теплоизолированным и не касался бы почвы напрямую. Вначале британские конструкторы – партнеры Architypе заявили, что это невозможно с технической точки зрения, несмотря на то, что в Германии и Австрии такой метод широко применяется при строительстве «пассивных» зданий, но позже Architypе все-таки удалось их переубедить. В конечном итоге, такое решение оказалось даже дешевле, чем обычный ленточный фундамент, поскольку примененный метод потребовал меньше земляных работ. Когда такая система была  реализована, количество «мостиков холода» в области фундамента было сведено к нулю.
Школа Бушбери-Хилл. Теплоизоляция фундамента. Фото предоставлено Architype
Школа Бушбери-Хилл. Теплоизоляция фундамента. Фото предоставлено Architype

Для избавления от «мостиков холода» на стыках конструктивных элементов архитекторы придумали разделить конструкцию здания на внутреннюю и внешнюю части. Вся внутренняя часть конструкции целиком обернута слоем теплоизоляции, названным «одеяло», и потому полностью герметична. Более того, теплоизоляция фундамента примыкает к теплоизоляции стен, создавая замкнутый контур, что позволило полностью разрешить проблему «мостиков холода». Однако из-за такого решения козырьки, навесы и подобные им фасадные элементы пришлось крепить на дополнительные наружные конструкции, не соединенные с основным каркасом.
Школа Бушбери-Хилл. Узел стыка фундамента и стены © Architype

Особое внимание было уделено упрощению конструктивных узлов. Проектной группе пришлось потратить немало усилий на поиск баланса между теплопотерями через окна и важным для пассивного отопления солнечным излучением, что в итоге привело к строгому контролю за всеми окнами и дверями в здании.


Все использованные при строительстве школ материалы – экологически чистые и в большинстве своем были произведены в самой Англии, что минимизировало выбросы СО2 от перевозки материалов. Также использовалась Warmcell – теплоизоляция из переработанной газетной бумаги.

В первые полтора месяца с момента окончания строительства архитекторы посещали свои школы каждую неделю (затем – раз в две недели и раз в месяц) для того, чтобы проследить за функционированием всех систем и понять, как в здании себя чувствуют его обитатели. Помимо замеров количества потребленной энергии, уровня СО2, температуры и влажности, Architypе попросили всех сотрудников школы делать записи о том, как здание «работает» и как они себя в нем чувствуют. Вся эта информация собирались и обсуждались на встречах с подрядчиками для того, чтобы усовершенствовать будущие проекты.

Так, в одном из первых школьных проектов было обнаружено, что уровень потребленной первичной энергии существенно превышает норму. Это было вызвано наличием отопления в помещении спринклерного насоса, которое не было теплоизолировано. С другой стороны, в ходе мониторинга архитекторы выяснили, что система вентиляции с рекуперацией тепла способствует тому, что дети более внимательны на уроках, поскольку они дышат свежим воздухом.

Поскольку здание прекрасно теплоизолировано и герметично, для его отопления достаточно одного домашнего бойлера, какими в Англии обычно отапливают квартиры, но при проектировании школьная техническая служба попросила установить второй, дополнительный бойлер – который впоследствии, конечно, оказался лишним. Комиссия, проверявшая здание, обратила внимание на то, что, несмотря на холодную погоду, оба бойлера были выключены – так как и без отопления внутри здания сохранялась комфортная температура.

На протяжении всего периода мониторинга, длившегося год, архитекторы рассказывали сотрудникам своих школ, как грамотно пользоваться освещением, вентиляцией и прочими системами в столь необычном здании и даже выпустили иллюстрированное «руководство пользователя». Также Architypе провели немало времени, объясняя ученикам, зачем нужна энергия, где ее брать и – главное – как ее экономить. Также школьникам разрешили делать замечания учителям, если те, к примеру, забывали выключить свет. Дети пришли от такой перспективы в полный восторг, чего нельзя сказать об педагогах.
Школа Бушбери-Хилл. «Руководство пользователя» © Architype
Школа Бушбери-Хилл. «Руководство пользователя» © Architype

По итогам года мониторинга выяснилось, что «пассивные» школьные здания Architypе действительно потребляют не более 14–15 кВтч/м2в год, в то время как более ранние школы тех же архитекторов потребляли 40–50 кВтч/м2 в год; впрочем, обычные школы в Англии вовсе расходуют 100 кВтч/м2 в год.


Анализируя весь процесс создания и реализации проекта, можно сделать вывод, что успех во многом обусловлен слаженной работой всей команды: заказчика, с которым Architypе сотрудничает на протяжении многих лет, подрядчика, архитекторов и конструкторов. Многочисленные встречи и переговоры позволили всем членам команды с самого начала ясно понимать, что и зачем делается. Также было проведено огромное количество проверок и испытаний, включая дымовой тест, определяющий герметичность здания.
Школа Бушбери-Хилл. Фото © Leigh Simpson. Предоставлено Architype

Бюро Architypе удалось достигнуть поразительных результатов, использовав стандарт Passivhaus как инструмент проектирования и вообще не затратив дополнительных средств на энергоэффективные технологии (хотя обычно здания Passivhaus и так окупаются довольно быстро: в среднем за 5–10 лет в зависимости от цен на энергоносители). Основывая рабочий процесс на наблюдениях за тем, что и как «работает» в постройке, эти архитекторы борются за качество путем упрощения самого здания и его деталей, доказывая при этом, что энергоэффективность не противоречит красоте и элегантности. Как сказал музыкант Чарльз Мингус, «Усложнение простоты – это банальность. А упрощение сложности – это и есть творчество»: именно этой философии придерживается мастерская Architypе.

30 Октября 2013

Автор текста:

Евгения Буданова
comments powered by HyperComments
Фасад в динамике
«Олимпийский дом» в Лозанне по проекту датского бюро 3XN построен на месте старого здания МОК, 95% материалов которого после сноса было использовано повторно.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Открытый небу
На выставке 2018 China House Vision архитекторы MAD представили собственную концепцию дома будущего — в формате «живого сада». Экспериментальный павильон питается от солнечных батарей.
Четыре башни
Новое здание Копенгагенской международной школы по проекту C.F. Møller получило фасад из 12 000 солнечных батарей.
Стадион-передовик
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на проект деревянного футбольного стадиона, который должен стать самым экологичным в мире.
Около ноля
Самое большое в Европе «пассивное» офисное здание возведено в Брюсселе по проекту голландского бюро cepezed.
Стартапы под соломенной крышей
Традиционная английская кровельная технология использована в самом энергоэффективном и экологичном здании Великобритании на сегодняшний день – Центре предпринимательства в Норидже по проекту Architype.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.