Ночевка в памятнике модернизма

Чикагскую башню IBM Людвига Мис ван дер Роэ уже превратили в отель, а терминал TWA Эро Сааринена в аэропорту Дж.Ф.Кеннеди – пока только планируют.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
52-этажное здание IBM на берегу озера Мичиган, одна из последних построек Мис ван дер Роэ (закончена в 1972, уже после его смерти), с 1990-х годов сменила нескольких владельцев, причем многие из них рассматривали возможность изменения функции, так как поиск арендаторов для офисов в уже ставшей «исторической» постройке был делом непростым.
zooming
Здание IBM. Фото © Chuck Berman / Chicago Tribune
zooming
Здание IBM. Фото © Langham Hotels International Limited

В итоге, в 2007 Langham Hotel Group приобрела со 2 по 13-й этажи здания и превратила их в отель класса «люкс» на 316 номеров. К реконструкции привлекли дизайнеров Richmond International (гостевые комнаты, коридоры и лобби на этажах) и Дэвида Рокуэлла (David Rockwell; интерьер ресторана и бара). Тем временем, Дирку Лохану (Dirk Lohan), внуку самого Мис ван дер Роэ, поручили обновить вестибюль на 1 этаже.
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com

Этот вестибюль как наименее функциональное помещение был наиболее чистым воплощением идей Миса в этой постройке, но теперь он подвергся значительной «корректировке». Теперь он обслуживает двух независимых друг от друга арендаторов – отель Langham и Американскую медицинскую ассоциацию (AMA), занявшую все верхние этажи (в честь нее постройку переименуют AMA Plaza), поэтому его, помимо прочего, пришлось разделить пополам 8-метровой стеклянной стеной во всю высоту помещения. Чтобы хотя бы частично восполнить потерю аутентичности, Лохан расставил там мебель, спроектированную своим дедом.
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com

Richmond International продолжили линию «синтеза» старого и нового, начатого на 1-м этаже: формы и узоры напоминают о эпохе послевоенного модернизма, но не копируют его, однако внимание к каждой детали по-прежнему ставится во главу угла. Так, золотистый травертин, использованный Мис ван дер Роэ в вестибюле, теперь появился также и в ванных комнатах, а узор ковра в коридорах повторен в обрамлении зеркал. В то же время, прозрачная стеклянная выгородка, отделяющая ванную от спальни, «матируется» по нажатию кнопки: от технологий 21 века дизайнеры в интересах стилизации отказываться не захотели.
zooming
Отель Langham в здании IBM в Чикаго. Фото: Daniel Safarik via worldarchitecturenews.com
zooming
Терминал TWA в аэропорту Дж.Ф.Кеннеди. Фото: Wally Gobetz/Flickr via blog.archpaper.com

Гораздо более драматическая, чем у IBM, судьба у терминала TWA в аэропорту Дж.Ф.Кеннеди, построенного по проекту Эро Сааринена в 1962. В 2001 его прекратили использовать по назначению: авиакомпания TWA  разорилась, а он оказался недостаточно велик для нового владельца JetBlue; к тому же он не соответствовал требованиям безопасности, введенным после терактов 11 сентября 2001. Его даже хотели снести, но затем новый терминал JetBlue все же построили рядом, а постройка Сааринена пустовала, хотя и была отреставрирована. В 2011 появилась информация о планах ее превращения в вестибюль бутик-отеля, который возведут поблизости, но до строительства дело так и не дошло.
zooming
Терминал TWA в аэропорту Дж.Ф.Кеннеди. Фото: Gabriel Jorby/Flickr via blog.archpaper.com

Но теперь, по крайней мере, появился реальный заказчик реконструкции: Андре Балаж (Andre Balazs), владелец сети отелей The Standard. Он планирует превратить терминал TWA в гостиницу и конференц-центр со спа, фитнес-центром, магазинами, ресторанами и музеем авиации. Все ли он хочет уместить в сооружение Сааринена, или к нему пристроят дополнительный корпус, пока не сообщается.

16 Сентября 2013

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.