40 – круглая дата

Норман Фостер отмечает сорокалетие со дня основания своей мастерской «Foster + Partners».

23 Ноября 2007
Сейчас в фирме работает более 1000 человек, занимающихся проектами в более чем 25 странах. За прошедшие десятилетия этих проектов было невероятно много, и многие из них были удостоены разнообразных наград – всего 463-х, а сам Фостер получил титул пожизненного пэра, Золотую медаль RIBA и Притцкеровскую премию, не считая других знаков отличия.
В конце 1967 года распалось бюро «Team 4», в котором сотрудничали Норман Фостер и Ричард Роджерс вместе со своими тогдашними супругами, и оба выдающихся архитектора начали работать самостоятельно, чтобы встретиться уже в 1990-х годах в Палате Лордов британского Парламента.
В 72 года Фостер не планирует уходить на пенсию. После недавней реструктурализации своей мастерской архитектор, по его словам, получил гораздо больше времени для занятий непосредственно проектированием, он теперь «более свободен с творческой точки зрения». А насыщенный ритм жизни с постоянными авиаперелетами из одной страны в другую только придает ему бодрости.
Его ровесники вспоминают, что до его прихода на британскую архитектурную сцену там существовало четкое разделение на «коммерческих архитекторов», которые много, но не слишком интересно строили, и «архитекторов», больше интересовавшихся архитектурой с большой буквы. Фостеру удалось соединить обе стороны профессии: успешность «предпринимателя», реализующего свои проекты, и новатора в сфере формообразования и технологии. Существует версия, что он получил заказ на проект своего знаменитого  здания «Hongkong & Shanghai Bank» в Гонконге, убедив девелоперов, что у них просто нет времени на собеседование с каким-либо другим архитектором, если они хотят получить готовый проект к назначенному ими сроку.
К сорокалетию своей фирмы Фостер опубликовал два книги, посвященные творчеству мастерской – «Фостер. 40 тем» и «Фостер. 40 проектов». В них сделана попытка определить его вклад в современную архитектуру, обрисовать основные мотивы его работ. В их число вошли застекленные внутренние дворы, зимние сады в высотных зданиях, кривые линии, диагональная решетка, прозрачность, и, главное – ресурсосбережение. Именно принципы «зеленой» архитектуры объединяют абсолютно все его проекты – от музеев до железнодорожных вокзалов, от новых городов до зданий средних школ. Вслед за этим идет использование новейших строительных технологий, постоянное экспериментирование с материалами и конструкциями. Но жизнеспособность построек Фостера обеспечивает жесткая логика и рационализм каждого проекта. Именно в этом заключается причина кажущейся простоты его революционных со многих точек зрения построек. И даже если среди огромного количества проектов, выходящих каждый год из его мастерской, действительно выдающихся построек не так много, то даже те погонные метры офисов, составляющие большинство, несомненно, много лучше, чем стандартная «коммерческая», или «корпоративная» архитектура.
Среди последних из представленных Фостером работ преобладают восточные направления. Новый комплекс «Абу-Даби Плаза», состоящий из магазинов, кинотеатров, гостиниц и зимних садов в сочетании с высотными жилыми домами и офисными зданиями, появится в новой столице Казахстана Астане.
Павильон ОАЭ для Международной выставки 2010 года в Шанхае, восьмигранный объем в изящной резной оболочке, станет одним из самых больших на ЭКСПО при высоте в 20 м и площадью выставочных пространств в 6000 кв. м.
Несколько дней назад Норман Фостер показал публике свой очередной проект для Москвы – это проект реконструкции комплекса Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, который должен превратить музей в новый квартал культурных учреждений в центре города.
zooming
Норман Фостер в построенном им небоскребе концерна “Hurst” в Нью-Йорке
zooming
Павильон ОАЭ для ЭКСПО 2010
zooming
Абу-Даби Плаза – многофункциональный комплекс. Проект, 2007. Реализация, 2016
zooming
Реконструкция комплекса ГМИИ им. А.С. Пушкина

23 Ноября 2007

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.