02.09.2008

Партия в шахматы. Турнир за Россию

Публикуем кураторское послание российского павильона XI биеннале архитектуры в Венеции

информация:

открыть большое изображение

Тему XI Архитектурной биеннале куратор Аарон Бецки сформулировал так: «Там. Архитектура помимо здания» (Out There. Architecture beyond building). Что интересного в русской архитектуре помимо архитектуры?

20 лет назад можно было бы ответить: всё. Интересным у нас было все, только не архитектура. Помимо того что архитекторы прекрасно пели, рисовали и писали стихи, они еще и производили множество концептуальных проектов. Что же касается реальных зданий, то в большинстве они соответствовали слогану Бецки в точности наоборот — «Здания помимо архитектуры».

Однако сегодня ситуация изменилась. 15 лет устойчивого строительного бума создали новую архитектуру. Можно спорить о том, получила ли Россия за 20 лет своего постсоветского существования принципиально новое искусство, новую литературу, новую музыку. Нет никаких сомнений в том, что она получила новую архитектуру.

Что, однако ж, осталось в этой архитектуре помимо зданий? По сравнению с советскими временами концептуальное проектирование в России исчезло. У нас также исчез вкус к архитектурной теории. Экологическая урбанистика, новая социальность, архитектура эпохи виртуальной реальности, даже арт-архитектура малоактуальны для русского архитектурного контекста 90-х и 2000-х гг. Мы знаем об этих идеях, но они не увлекают, поскольку лишены прагматического интереса. Мы строим, оставляя интеллектуальные спекуляции тем, у кого, увы, строительного бума нет.

Процветание радует. Но вопрос, поставленный Бецки: а что у вас помимо зданий? — рождает тревогу, что чего-то не хватает. Вероятно, в порождении этого чувства и есть смысл таких акций, как биеннале.

Нет, а действительно, неужели у нас больше нет концепций? Где теперь живут идеи нашей архитектуры? «Здания заменяют землю, и в этом состоит первоначальный грех архитектуры. Здание порождает что-то новое, но это не происходит в вакууме. То, что когда-то было свободной землей, заполненной солнцем и воздухом, ограниченной лишь горизонтом, превращается в здание. Искусственно созданное человеком вытесняет рожденное природой. Объем здания загораживает воздух, солнце и виды вокруг. Память существования первоначального места стирается...» — пишет Аарон Бецки во вступлении к книге «Архитектура помимо зданий». Речь идет о сложных фантомах ландшафта, в котором еще ничего не построено, но само место наполнено какими-то смысло-образами, достаточно трагическими и противоречивыми. Они предшествуют архитектуре, их трудно уловить.

На XI Архитектурной биеннале мы представляем уникального мастера русского лэнд-арта — Николая Полисского. Это художник, который осуществил поразительный поворот в нашем искусстве. Он соединил концептуализм с народными промыслами, так что сегодня в роли акционистов-абсурдистов у него выступают крестьяне, жители деревни Никола-Ленивец. Он соединил традиционную тему консервативной линии русской интеллигенции — уход в деревню, к природе, подальше от соблазнов города — с логикой авангардистского перформанса и концептуализма.

Принципиально, что все это произошло на почве архитектурной утопии. Зиккурат из сена, Эйфелева башня из лозы, романский замок из дров — это достраивание деревенской жизни до полноты всемирного Бытия, и именно так и проектируется космос деревни Никола-Ленивец. Ландшафт вокруг кажется наполненным неоформленными мечтами, которые парят себе на лугу у речки, на горушке, в овраге, в поле. Русское утопическое сознание сегодня временно живет помимо архитектуры — оно отправилось в деревню и расселилось в ландшафте.

Отчасти это и есть те мыслеобразы, которые предшествуют архитектуре и о которых говорит Бецки. Но в его понимании архитектура рождается через грех насилия над ландшафтом. В случае с инсталляциями и перформансами Полисского речь идет об объектах наивно безгрешных. Это мечтания ландшафта о том, чтобы быть застроенным. Вероятно, такое утопическое сознание уместно для страны, переживающей строительный бум.

Кто воплощает эти мечты? Россия участвует в Венецианской архитектурной биеннале в 9 раз. В российском павильоне всегда показывалась концептуальная архитектура. Мы стеснялись того, что у нас реально строится, а пока стеснялись, в стране происходил строительный бум. Настало время показать реальную русскую архитектуру.

Но это не только выставка ведущих российских архитекторов за последние пятнадцать лет. Это попытка поставить диагноз происходящему. В чем определяющая черта сегодняшней российской практики? Пять лет назад западная архитектура для нас была источником идей, можно сказать — недостижимым идеалом. Сегодня в России присутствуют все звезды мировой архитектуры. Они выигрывают архитектурные конкурсы в Москве, Петербурге, Сочи, получают наиболее значимые архитектурные заказы. Для русских вчерашние кумиры превратились в сегодняшних конкурентов.

Мы застаем русскую архитектуру в переломный момент. Кто победит в этой конкуренции, пока неясно. Но ситуация интересна сама по себе. Никогда еще русские и западные архитекторы не сталкивались между собой за то, «как обустроить Россию». Каждая из звезд, русских и западных, представлена макетом. Макеты расставлены на шахматной доске. Основная экспозиция павильона — партия в шахматы между русскими и западными звездами над утопиями Николая Полисского. Время пошло…__

Григорий Ревзин, Павел Хорошилов


Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Юлий Борисов
  • Сергей Скуратов
  • Сергей Сенкевич
  • Зураб Басария
  • Андрей Гнездилов
  • Иван Кожин
  • Александр Скокан
  • Олег Шапиро
  • Владимир Ковалёв
  • Андрей Асадов
  • Сергей Кузнецов
  • Михаил Канунников
  • Евгений Герасимов
  • Антон Лукомский
  • Дмитрий Ликин
  • Владимир Плоткин
  • Олег Карлсон
  • Карен Сапричян
  • Антон Барклянский
  • Екатерина Кузнецова
  • Никита Бирюков
  • Игорь Шварцман
  • Константин Ходнев
  • Наталия Шилова
  • Николай Миловидов
  • Тотан Кузембаев
  • Илья Уткин
  • Сергей  Орешкин
  • Александра Кузьмина
  • Василий Крапивин
  • Полина Воеводина
  • Никита Явейн
  • Дмитрий Васильев
  • Антон Яр-Скрябин
  • Андрей Романов
  • Александр Бровкин
  • Роман Леонидов
  • Всеволод Медведев
  • Даниил Лоренц
  • Сергей Чобан
  • Алексей Гинзбург
  • Арсений Леонович
  • Вера Бутко
  • Алексей Курков
  • Антон Надточий
  • Наталья Сидорова
  • Сергей Труханов
  • Павел Андреев
  • Юлия Тряскина
  • Анатолий Столярчук
  • Никита Токарев
  • Владимир Биндеман
  • Илья Машков
  • Александр Асадов
  • Валерий Лукомский
  • Станислав Белых
  • Дмитрий Селивохин
  • Валерия Преображенская
  • Олег Мединский
  • Антон Ладыгин
  • Антон Бондаренко
  • Александр Попов
  • Екатерина Грень
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Левон Айрапетов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Дом «KINO»
  • Мемориал жертвам политических репрессий на проспекте Сахарова, конкурсный проект
  • Международный медицинский кластер в Сколково. Диагностический и терапевтический корпус
  • Моносад на московском монорельсе
  • Спортивный центр Nike Box MSK
  • Павильон в парке Горького
  • ШАР перед Даниловским рынком
  • ЖК «Палникс»
  • Эскиз застройки территории заводов «Химволокно» и «Пластполимер»

Технологии:

06.07.2018

Кирпич без границ

Представляем лауреатов Brick Award 2018 – премии, учрежденной компанией Wienerberger за выдающиеся здания, построенные из керамических материалов.
Wienerberger (Винербергер)
04.07.2018

Кондиционеры на фасадах

Рассматриваем еще раз острую проблему кондиционеров на фасаде. Свое мнение высказали архитекторы, девелоперы и специалисты по фасадным системам.
ТехноДекорСтрой
02.07.2018

Птица на гараже

Деконструированный «Птеродактиль» Эрика Мосса в Карвер-Сити сделан из титан-цинка.
RHEINZINK
29.06.2018

Остекление палубы теплохода как главный фактор коммерческого успеха

Безрамное раздвижное остекление Lumon на теплоходе «Ласточка-2»
ЗАО "Лумoн"(LUMON)
18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
другие статьи