Кто бросил валенок на пульт?

«Русский космизм» в Никола-Ленивце: подробная экскурсия по объектам фестиваля «АрхКузница».

Автор текста:
Алла Павликова

30 Августа 2013
mainImg
В субботу, 24-го августа, в деревне Звизжи Калужской области состоялось открытие фестиваля «АрхКузница». Участники представили 12 арт-объектов из металла, раскрывающих предложенную кураторами тему – «Русский космизм».

Петр Виноградов и проект «Про.Движение» проводят фестиваль «АрхКузница» во второй раз. В 2010 году «железная экспозиция» разместилась в Ульяновске, а сейчас заняла территорию бывшего механизаторского двора в деревне Звизжи близ Никола-Ленивца. Тему придумали кураторы фестиваля, а идейным вдохновителем стал Николай Полисский. Никола-ленивецкий арт-парк пригласил «Архкузницу», помог с организацией и обеспечил материалами – так как в Николе хватает не только дерева, но и металла.
Открытие фестиваля. У микрофона: Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

Надо заметить, что тема родилась всего за три недели до открытия фестиваля, поэтому, как признаются организаторы, они и сами до конца не знали что такое «Русский космизм» и как его выразить в художественных и абстрактных формах. Проекты придумывали на ходу, в процессе реализации. Большинство участников раньше никогда не работало с металлом, учились на месте. Параллельно проект «Про.Движение» организовал цикл лекций, посвященных философии русского космизма, и серию мастер-классов по работе с металлом. Всё получилось: 12 металлических объектов рассыпались среди совхозных руин прямо как кусочки орбитальной станции. Как говорят организаторы, нынешняя «Архкузница» – это размышление о космическом прошлом нашей страны.

Представляем подробную экскурсию по площадке фестиваля с комментариями авторов объектов.

«Звезда»
Автор: Евгений Желваков. Рассказывает Петр Виноградов:

«Это очень прямолинейный объект – упавшая с неба на землю звезда. Днем она сурово-металлическая, а ночью благодаря подсветке становится рубинового цвета – как Кремлевские звезды. В этом проекте мы, конечно, иронизируем. Я сам по натуре империалист и как куратор старался, чтобы этим имперским настроениям соответствовал весь наш фестиваль. Пятиконечная звезда – это символ советской страны, которая распалась на наших глазах, это воспоминание о прошлом, в котором спутники и ракеты запускались в космос, и каждый раз это было событием для страны».
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова

«Космический валенок»
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова:

«Раньше в каждом советском дворе на детской площадке стояла ракета. Мы тоже решили сделать ракету, но в виде валенка. Мы использовали древний русский архетип, который решили запустить в космос. Русский космизм – это Циолковский и Федоров. А у них была интересная и несколько чудаковатая идея о том, что нужно воскрешать своих отцов и отправлять их в космос. Мой отец был архитектором, дед – сварщиком, а прадед – валяльщиком. Метафорически воскрешая своих отцов, мы сделали космический валенок – архитектурно-художественный объект, созданный с помощью сварки».
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова


«Летающая тарелка»
Светлана Мамчур, Василий Татарский:

«Есть несколько версий возникновения этого объекта. Одна из них состоит в том, что инопланетяне, побывав на земле, скопировали разные предметы, в том числе – кастрюли и ложки. Но не найдя им применения, сбросили обратно на землю. Черный ящик в виде кастрюли – это послание из космоса, которое мы пока не вскрыли. А если серьезно, то наша экспозиция – это ответ обществу потребления. Мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть».
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова

«ДНК»
Ника Петрухина, Василий Татарский:

«Спираль – это символ вселенной. Тема русского космизма затрагивает и тему преобразований, поэтому наш объект можно рассматривать как спираль ДНК, которая, побывав во вселенной, преобразовалась в сложную и абстрактную форму. Это довольно замысловатая конструкция, углы натяжения были точно выверены, чтобы добиться равновесия. Все ее составляющие элементы остаются на расстоянии и не притягиваются друг к другу, отменяя земные законы».
«ДНК». Ника Петрухина. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова

«Матрешка»
Илья Скуратов, Владимир Требань:

«Мы создали женщину, космическую матрешку-капсулу, которая вернулась на землю после долгих странствий в космическом пространстве. Это артефакт. Мы выбрали всем известный образ, интерпретировали и геометризировали его. Матрешка еще в процессе сборки, нам немножко не хватило времени, работа с тонкими и точными лекалами заставила нас понервничать. На данный момент готовы штапель и две основные части конструкции – голова с открытым родничком и бедра. В финале должна получиться цельная капсула из железа – материала, который является одним из самых прочных на земле».
Илья Скуратов представляет свой проект «Матрешка». Фотография Дмитрия Павликова
Эскиз «Матрешки». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова
«Матрешка». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова

«Телескоп»
Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев:

«Это наш кураторский эксперимент. Мы врезали в стену одного из цехов телескоп так, чтобы казалось будто он пробивает здание насквозь. Нам хотелось создать очень пластичный объект, который, прилетев откуда-то из космоса, ворвался бы в нашу обыденность. Говоря о космической археологии, мы не должны забывать, что сами живем в условиях археологии социальной, на обломках страны. Когда-то в этом месте ездили трактора и паслись коровы, сегодня пришли мы и создали арт-пространство на руинах прошлого».
Петр Виноградов рассказывает о проекте «Телескоп». Фотография Дмитрия Павликова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Петра Виноградова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Дмитрия Павликова

«Спутник»
Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«В 1957 году этот спутник улетел в космос, сделал оборот вокруг земли и все о нем забыли. А сегодня он нашелся, и ни где-нибудь, а в Калужской области, на родине Циолковского. За время своего полета спутник значительно увеличился в размерах, но остался все той же красивой правильной формы. Мы собирали его из листов гнутого металла, это особая технология».
«Спутник». Тимофей Шапкин. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова

«Турбина»
Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Рассказывает Петр Виноградов:

«Этот объект мы собирали из проржавевших деталей и колес старого трактора. Мы размышляли о полезном и бесполезном в масштабах космоса. Получилась инсталляция, изображающая обломки фантастического летательного аппарата с фрагментом крыла. Это мечта о полете, намек на научную фантастику, разбавляющий общее фестивальное настроение реализма».
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Петра Виноградова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова

«Маяк»
Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич:

«Это наше размышление о восприятии вселенной, космоса. Каждый из нас по-своему воспринимает мир. Наш объект – это призма, сквозь которую мы смотрим на вселенную. Внутрь пирамиды можно войти и взглянуть на небо сквозь установленные в ее вершине зеркала. Кроме того, мы сделали лабиринт, где каждый сможет найти свой собственный маршрут, вход и выход. Это символ поиска своей вселенной».
Аня Смирнова, Лидия Леснякова, Денис Кнырко и Александр Юшкевич о проекте «Маяк». Фотография Дмитрия Павликова
«Маяк». Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич. Фотография Дмитрия Павликова

«Стелла русскому космизму»
Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«Универсальная ракета выполнена из сена. Тема звучала как «Русский космизм», и мы решили сосредоточиться на слове «русский», выбрав самый аутентичный материал, отражающий дух Руси. При этом нам хотелось, чтобы сено еще и парило, поэтому мы попытались оторвать его от земли. К сожалению, силы гравитации взяли верх, и фрагменты нашей ракеты довольно хаотично опустились на землю. Но в любой момент корабль можно собрать и отправить в космическое плавание».
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова

«Антенна»
Андрей Саром, Алексей Бачинский:

«Это лестница в небо и одновременно антенна, устанавливающая связь с космосом. Чем выше поднимаешься, тем сложнее путь, ступени лестницы становятся все уже, кислорода все меньше. Но с каждым шагом все земное отдаляется, и человек постепенно переходит на новый духовный уровень, который позволяет дотянуться до неба. Стремление в небо – в этом философия нашего проекта. И пусть лестница сделана из земного ржавого хлама, но и он может стать ступеньками, приближающими нас к космосу».
Андрей Саром и Алексей Бачинский рассказывают о своем проекте «Антенна». Фотография Дмитрия Павликова
«Антенна». Андрей Саром, Алексей Бачинский. Фотография Дмитрия Павликова

Итоги фестиваля комментирует куратор Петр Виноградов:
Куратор фестиваля Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

«В своем проекте нам захотелось вернуться к незаслуженно забытой теме космоса. Фестиваль проходил под знаком «Русского космизма». Не могу сказать, что все удалось, пока это только намек на раскрытие темы, которая и в искусстве рассматривается весьма поверхностно, не считая, конечно, Малевича с его «Черным квадратом». Сегодня тему космизма активно исследует Николай Полисский. Вспомните его работы – «Вселенский разум», «Большой адронный коллайдер», «Бобур». Все они немного инопланетны. Полисский предложил и нам поэкспериментировать в этой области. Вначале мы хотели сконцентрироваться на космической археологии, но потом была найдена более конкретная формулировка с привязкой к русской почве – «Русский космизм». Русский человек всегда стремился в небеса. Это в наших традициях, культуре, вере: воскрешение души, триединство Бога. Кроме того, мы хотели напомнить о советской эпохе – времени, когда русский человек впервые полетел в космос, а каждый мальчишка мечтал стать космонавтом. Именно русские люди подарили человечеству мечту о космосе. Но сегодня никакой мечты не осталось. Побеждает пластмассовый мир.

Мы долго планировали это мероприятие, но у нас не было ни площадки, ни средств для его проведения. Николай предложил сотрудничать. Возникла мысль превратить территорию «Мехдвора» в Звизжах в постоянную зону столярно-слесарных мастерских. А «Архкузница» должна была стать первым пилотным проектом. Мы объявили конкурс на проект реконструкции и благоустройства территории в Звизжах. Конкурс прошел не слишком удачно, но по его итогам мы смогли определиться с составом участников фестиваля. Большинство из них – это художники и дизайнеры, поэтому в этом году проект получился скорее художественный, нежели архитектурный. Буквально за три недели до открытия была найдена тема, прошли лекции и мастер-классы, были придуманы и реализованы все объекты. Работа шла в режиме нон-стоп.

Что касается будущего «Архкузницы», то это был второй и, скорее всего, заключительный фестиваль. В дальнейшем мы его проводить не планируем. Однако новые и интересные проекты совершенно точно еще будут. Сегодня нам предлагают стать кураторами площадки в Звизжах. Все это находится на стадии обсуждения. Но нам понравилось сотрудничать с Архполисом, да и площадка отлично сработала. Николай Полисский предлагает нам осваивать и другие территории, например Екатеринбург или Пермь, где много разрушенного прома, в целях создания арт-пространств в среде, с использованием существующих объектов. Созданные в рамках «Архкузницы» объекты мы предполагаем раздать: что-то заберет наш партнер компания Hilti, что-то мы отправим в Калугу. Объекты будут жить, а территория развиваться».
Экспозиция Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Демонстрация возможностей инструментов Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Участники «Архкузницы» распиливают старый «Москвич». Фотография Дмитрия Павликова
«Москвич» после распила. Фотография Дмитрия Павликова


30 Августа 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.