Кто бросил валенок на пульт?

«Русский космизм» в Никола-Ленивце: подробная экскурсия по объектам фестиваля «АрхКузница».

Автор текста:
Алла Павликова

30 Августа 2013
mainImg
В субботу, 24-го августа, в деревне Звизжи Калужской области состоялось открытие фестиваля «АрхКузница». Участники представили 12 арт-объектов из металла, раскрывающих предложенную кураторами тему – «Русский космизм».

Петр Виноградов и проект «Про.Движение» проводят фестиваль «АрхКузница» во второй раз. В 2010 году «железная экспозиция» разместилась в Ульяновске, а сейчас заняла территорию бывшего механизаторского двора в деревне Звизжи близ Никола-Ленивца. Тему придумали кураторы фестиваля, а идейным вдохновителем стал Николай Полисский. Никола-ленивецкий арт-парк пригласил «Архкузницу», помог с организацией и обеспечил материалами – так как в Николе хватает не только дерева, но и металла.
Открытие фестиваля. У микрофона: Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

Надо заметить, что тема родилась всего за три недели до открытия фестиваля, поэтому, как признаются организаторы, они и сами до конца не знали что такое «Русский космизм» и как его выразить в художественных и абстрактных формах. Проекты придумывали на ходу, в процессе реализации. Большинство участников раньше никогда не работало с металлом, учились на месте. Параллельно проект «Про.Движение» организовал цикл лекций, посвященных философии русского космизма, и серию мастер-классов по работе с металлом. Всё получилось: 12 металлических объектов рассыпались среди совхозных руин прямо как кусочки орбитальной станции. Как говорят организаторы, нынешняя «Архкузница» – это размышление о космическом прошлом нашей страны.

Представляем подробную экскурсию по площадке фестиваля с комментариями авторов объектов.

«Звезда»
Автор: Евгений Желваков. Рассказывает Петр Виноградов:

«Это очень прямолинейный объект – упавшая с неба на землю звезда. Днем она сурово-металлическая, а ночью благодаря подсветке становится рубинового цвета – как Кремлевские звезды. В этом проекте мы, конечно, иронизируем. Я сам по натуре империалист и как куратор старался, чтобы этим имперским настроениям соответствовал весь наш фестиваль. Пятиконечная звезда – это символ советской страны, которая распалась на наших глазах, это воспоминание о прошлом, в котором спутники и ракеты запускались в космос, и каждый раз это было событием для страны».
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова

«Космический валенок»
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова:

«Раньше в каждом советском дворе на детской площадке стояла ракета. Мы тоже решили сделать ракету, но в виде валенка. Мы использовали древний русский архетип, который решили запустить в космос. Русский космизм – это Циолковский и Федоров. А у них была интересная и несколько чудаковатая идея о том, что нужно воскрешать своих отцов и отправлять их в космос. Мой отец был архитектором, дед – сварщиком, а прадед – валяльщиком. Метафорически воскрешая своих отцов, мы сделали космический валенок – архитектурно-художественный объект, созданный с помощью сварки».
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова


«Летающая тарелка»
Светлана Мамчур, Василий Татарский:

«Есть несколько версий возникновения этого объекта. Одна из них состоит в том, что инопланетяне, побывав на земле, скопировали разные предметы, в том числе – кастрюли и ложки. Но не найдя им применения, сбросили обратно на землю. Черный ящик в виде кастрюли – это послание из космоса, которое мы пока не вскрыли. А если серьезно, то наша экспозиция – это ответ обществу потребления. Мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть».
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова

«ДНК»
Ника Петрухина, Василий Татарский:

«Спираль – это символ вселенной. Тема русского космизма затрагивает и тему преобразований, поэтому наш объект можно рассматривать как спираль ДНК, которая, побывав во вселенной, преобразовалась в сложную и абстрактную форму. Это довольно замысловатая конструкция, углы натяжения были точно выверены, чтобы добиться равновесия. Все ее составляющие элементы остаются на расстоянии и не притягиваются друг к другу, отменяя земные законы».
«ДНК». Ника Петрухина. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова

«Матрешка»
Илья Скуратов, Владимир Требань:

«Мы создали женщину, космическую матрешку-капсулу, которая вернулась на землю после долгих странствий в космическом пространстве. Это артефакт. Мы выбрали всем известный образ, интерпретировали и геометризировали его. Матрешка еще в процессе сборки, нам немножко не хватило времени, работа с тонкими и точными лекалами заставила нас понервничать. На данный момент готовы штапель и две основные части конструкции – голова с открытым родничком и бедра. В финале должна получиться цельная капсула из железа – материала, который является одним из самых прочных на земле».
Илья Скуратов представляет свой проект «Матрешка». Фотография Дмитрия Павликова
Эскиз «Матрешки». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова
«Матрешка». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова

«Телескоп»
Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев:

«Это наш кураторский эксперимент. Мы врезали в стену одного из цехов телескоп так, чтобы казалось будто он пробивает здание насквозь. Нам хотелось создать очень пластичный объект, который, прилетев откуда-то из космоса, ворвался бы в нашу обыденность. Говоря о космической археологии, мы не должны забывать, что сами живем в условиях археологии социальной, на обломках страны. Когда-то в этом месте ездили трактора и паслись коровы, сегодня пришли мы и создали арт-пространство на руинах прошлого».
Петр Виноградов рассказывает о проекте «Телескоп». Фотография Дмитрия Павликова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Петра Виноградова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Дмитрия Павликова

«Спутник»
Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«В 1957 году этот спутник улетел в космос, сделал оборот вокруг земли и все о нем забыли. А сегодня он нашелся, и ни где-нибудь, а в Калужской области, на родине Циолковского. За время своего полета спутник значительно увеличился в размерах, но остался все той же красивой правильной формы. Мы собирали его из листов гнутого металла, это особая технология».
«Спутник». Тимофей Шапкин. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова

«Турбина»
Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Рассказывает Петр Виноградов:

«Этот объект мы собирали из проржавевших деталей и колес старого трактора. Мы размышляли о полезном и бесполезном в масштабах космоса. Получилась инсталляция, изображающая обломки фантастического летательного аппарата с фрагментом крыла. Это мечта о полете, намек на научную фантастику, разбавляющий общее фестивальное настроение реализма».
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Петра Виноградова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова

«Маяк»
Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич:

«Это наше размышление о восприятии вселенной, космоса. Каждый из нас по-своему воспринимает мир. Наш объект – это призма, сквозь которую мы смотрим на вселенную. Внутрь пирамиды можно войти и взглянуть на небо сквозь установленные в ее вершине зеркала. Кроме того, мы сделали лабиринт, где каждый сможет найти свой собственный маршрут, вход и выход. Это символ поиска своей вселенной».
Аня Смирнова, Лидия Леснякова, Денис Кнырко и Александр Юшкевич о проекте «Маяк». Фотография Дмитрия Павликова
«Маяк». Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич. Фотография Дмитрия Павликова

«Стелла русскому космизму»
Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«Универсальная ракета выполнена из сена. Тема звучала как «Русский космизм», и мы решили сосредоточиться на слове «русский», выбрав самый аутентичный материал, отражающий дух Руси. При этом нам хотелось, чтобы сено еще и парило, поэтому мы попытались оторвать его от земли. К сожалению, силы гравитации взяли верх, и фрагменты нашей ракеты довольно хаотично опустились на землю. Но в любой момент корабль можно собрать и отправить в космическое плавание».
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова

«Антенна»
Андрей Саром, Алексей Бачинский:

«Это лестница в небо и одновременно антенна, устанавливающая связь с космосом. Чем выше поднимаешься, тем сложнее путь, ступени лестницы становятся все уже, кислорода все меньше. Но с каждым шагом все земное отдаляется, и человек постепенно переходит на новый духовный уровень, который позволяет дотянуться до неба. Стремление в небо – в этом философия нашего проекта. И пусть лестница сделана из земного ржавого хлама, но и он может стать ступеньками, приближающими нас к космосу».
Андрей Саром и Алексей Бачинский рассказывают о своем проекте «Антенна». Фотография Дмитрия Павликова
«Антенна». Андрей Саром, Алексей Бачинский. Фотография Дмитрия Павликова

Итоги фестиваля комментирует куратор Петр Виноградов:
Куратор фестиваля Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

«В своем проекте нам захотелось вернуться к незаслуженно забытой теме космоса. Фестиваль проходил под знаком «Русского космизма». Не могу сказать, что все удалось, пока это только намек на раскрытие темы, которая и в искусстве рассматривается весьма поверхностно, не считая, конечно, Малевича с его «Черным квадратом». Сегодня тему космизма активно исследует Николай Полисский. Вспомните его работы – «Вселенский разум», «Большой адронный коллайдер», «Бобур». Все они немного инопланетны. Полисский предложил и нам поэкспериментировать в этой области. Вначале мы хотели сконцентрироваться на космической археологии, но потом была найдена более конкретная формулировка с привязкой к русской почве – «Русский космизм». Русский человек всегда стремился в небеса. Это в наших традициях, культуре, вере: воскрешение души, триединство Бога. Кроме того, мы хотели напомнить о советской эпохе – времени, когда русский человек впервые полетел в космос, а каждый мальчишка мечтал стать космонавтом. Именно русские люди подарили человечеству мечту о космосе. Но сегодня никакой мечты не осталось. Побеждает пластмассовый мир.

Мы долго планировали это мероприятие, но у нас не было ни площадки, ни средств для его проведения. Николай предложил сотрудничать. Возникла мысль превратить территорию «Мехдвора» в Звизжах в постоянную зону столярно-слесарных мастерских. А «Архкузница» должна была стать первым пилотным проектом. Мы объявили конкурс на проект реконструкции и благоустройства территории в Звизжах. Конкурс прошел не слишком удачно, но по его итогам мы смогли определиться с составом участников фестиваля. Большинство из них – это художники и дизайнеры, поэтому в этом году проект получился скорее художественный, нежели архитектурный. Буквально за три недели до открытия была найдена тема, прошли лекции и мастер-классы, были придуманы и реализованы все объекты. Работа шла в режиме нон-стоп.

Что касается будущего «Архкузницы», то это был второй и, скорее всего, заключительный фестиваль. В дальнейшем мы его проводить не планируем. Однако новые и интересные проекты совершенно точно еще будут. Сегодня нам предлагают стать кураторами площадки в Звизжах. Все это находится на стадии обсуждения. Но нам понравилось сотрудничать с Архполисом, да и площадка отлично сработала. Николай Полисский предлагает нам осваивать и другие территории, например Екатеринбург или Пермь, где много разрушенного прома, в целях создания арт-пространств в среде, с использованием существующих объектов. Созданные в рамках «Архкузницы» объекты мы предполагаем раздать: что-то заберет наш партнер компания Hilti, что-то мы отправим в Калугу. Объекты будут жить, а территория развиваться».
Экспозиция Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Демонстрация возможностей инструментов Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Участники «Архкузницы» распиливают старый «Москвич». Фотография Дмитрия Павликова
«Москвич» после распила. Фотография Дмитрия Павликова

30 Августа 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
Следы на берегу
Фестиваль «Архследы» в Башкортостане собрал архитекторов со всей республики для создания ленд-арт парка на берегу реки Зилаир.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
Территория оперы: Архстояние-2019
Картина «Впечатление» дала название импрессионизму. Фестиваль Архстояние-2019 стал местом впечатлений от впечатлений, в основе которых лежат живопись Клода Моне, запахи Никола Ленивца, голос грибов, и даже монолог марсохода.
Человек и река
В Суздальском районе на реке Нерль появился своего рода Никола-Ленивец с арт-объектами под открытым небом, созданными российскими и зарубежными мастерами.
10 минут на искусство
Рисунки победителей – династии Асадовых – и участников турнира архитектурной графики «Линия мысли», который прошел в мае на Арх Москве под темой «Воздвиг я памятник…», а также видео о самом турнире.
Миссия выполнима
Подробнее о гигантском арт-объекте Vessel Томаса Хезервика в Хадсон-Ярдс. Он стал еще одной активной туристической точкой на карте Манхэттена, но и критику тоже вызвал.
Меняя город, меняя себя
В середине июня в Выксе прошел очередной фестиваль «Арт-Овраг», в программе которого было собрано все, над чем работали и работают в течении последних лет его организаторы вместе с администрацией города и горожанами.
Лимитация как девиз
Участники «АрхБухты» в этом году работали в условиях жесткого ограничения материалов, габаритов и участков. Рассказываем о том, что представляет собой фестиваль, и что происходит с построенными объектами после его окончания.
Манежный дебют
Двадцать четвертая Арх Москва открылась в Манеже. Там дышится, пожалуй, лучше, чем в ЦДХ, и много инсталляций. Участвуют 250 компаний из 14 стран.
Планета Бродского
В Цюрихе заканчивается выставка «Планетариум», состоящая из работ Олега Кудряшова и Петера Меркли, оформленная Александром Бродским и Марией Кремер. Там же – реплика «Павильона для водочных церемоний», созданная Антоном Горленко по фотографиям Юрия Пальмина.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.