Кто бросил валенок на пульт?

«Русский космизм» в Никола-Ленивце: подробная экскурсия по объектам фестиваля «АрхКузница».

Автор текста:
Алла Павликова

30 Августа 2013
mainImg
В субботу, 24-го августа, в деревне Звизжи Калужской области состоялось открытие фестиваля «АрхКузница». Участники представили 12 арт-объектов из металла, раскрывающих предложенную кураторами тему – «Русский космизм».

Петр Виноградов и проект «Про.Движение» проводят фестиваль «АрхКузница» во второй раз. В 2010 году «железная экспозиция» разместилась в Ульяновске, а сейчас заняла территорию бывшего механизаторского двора в деревне Звизжи близ Никола-Ленивца. Тему придумали кураторы фестиваля, а идейным вдохновителем стал Николай Полисский. Никола-ленивецкий арт-парк пригласил «Архкузницу», помог с организацией и обеспечил материалами – так как в Николе хватает не только дерева, но и металла.
Открытие фестиваля. У микрофона: Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

Надо заметить, что тема родилась всего за три недели до открытия фестиваля, поэтому, как признаются организаторы, они и сами до конца не знали что такое «Русский космизм» и как его выразить в художественных и абстрактных формах. Проекты придумывали на ходу, в процессе реализации. Большинство участников раньше никогда не работало с металлом, учились на месте. Параллельно проект «Про.Движение» организовал цикл лекций, посвященных философии русского космизма, и серию мастер-классов по работе с металлом. Всё получилось: 12 металлических объектов рассыпались среди совхозных руин прямо как кусочки орбитальной станции. Как говорят организаторы, нынешняя «Архкузница» – это размышление о космическом прошлом нашей страны.

Представляем подробную экскурсию по площадке фестиваля с комментариями авторов объектов.

«Звезда»
Автор: Евгений Желваков. Рассказывает Петр Виноградов:

«Это очень прямолинейный объект – упавшая с неба на землю звезда. Днем она сурово-металлическая, а ночью благодаря подсветке становится рубинового цвета – как Кремлевские звезды. В этом проекте мы, конечно, иронизируем. Я сам по натуре империалист и как куратор старался, чтобы этим имперским настроениям соответствовал весь наш фестиваль. Пятиконечная звезда – это символ советской страны, которая распалась на наших глазах, это воспоминание о прошлом, в котором спутники и ракеты запускались в космос, и каждый раз это было событием для страны».
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова
«Звезда». Автор: Евгений Желваков. Фотография Дмитрия Павликова

«Космический валенок»
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова:

«Раньше в каждом советском дворе на детской площадке стояла ракета. Мы тоже решили сделать ракету, но в виде валенка. Мы использовали древний русский архетип, который решили запустить в космос. Русский космизм – это Циолковский и Федоров. А у них была интересная и несколько чудаковатая идея о том, что нужно воскрешать своих отцов и отправлять их в космос. Мой отец был архитектором, дед – сварщиком, а прадед – валяльщиком. Метафорически воскрешая своих отцов, мы сделали космический валенок – архитектурно-художественный объект, созданный с помощью сварки».
Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова
«Космический валенок». Иван Максимов, Алексей Лоптев, Анна Смирнова. Фотография Дмитрия Павликова


«Летающая тарелка»
Светлана Мамчур, Василий Татарский:

«Есть несколько версий возникновения этого объекта. Одна из них состоит в том, что инопланетяне, побывав на земле, скопировали разные предметы, в том числе – кастрюли и ложки. Но не найдя им применения, сбросили обратно на землю. Черный ящик в виде кастрюли – это послание из космоса, которое мы пока не вскрыли. А если серьезно, то наша экспозиция – это ответ обществу потребления. Мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть».
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова
«Летающая тарелка». Светлана Мамчур, Василий Татарский. Фотография Петра Виноградова

«ДНК»
Ника Петрухина, Василий Татарский:

«Спираль – это символ вселенной. Тема русского космизма затрагивает и тему преобразований, поэтому наш объект можно рассматривать как спираль ДНК, которая, побывав во вселенной, преобразовалась в сложную и абстрактную форму. Это довольно замысловатая конструкция, углы натяжения были точно выверены, чтобы добиться равновесия. Все ее составляющие элементы остаются на расстоянии и не притягиваются друг к другу, отменяя земные законы».
«ДНК». Ника Петрухина. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова
«ДНК». Ника Петрухина, Василий Татарский. Фотография Дмитрия Павликова

«Матрешка»
Илья Скуратов, Владимир Требань:

«Мы создали женщину, космическую матрешку-капсулу, которая вернулась на землю после долгих странствий в космическом пространстве. Это артефакт. Мы выбрали всем известный образ, интерпретировали и геометризировали его. Матрешка еще в процессе сборки, нам немножко не хватило времени, работа с тонкими и точными лекалами заставила нас понервничать. На данный момент готовы штапель и две основные части конструкции – голова с открытым родничком и бедра. В финале должна получиться цельная капсула из железа – материала, который является одним из самых прочных на земле».
Илья Скуратов представляет свой проект «Матрешка». Фотография Дмитрия Павликова
Эскиз «Матрешки». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова
«Матрешка». Илья Скуратов, Владимир Требань. Фотография Дмитрия Павликова

«Телескоп»
Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев:

«Это наш кураторский эксперимент. Мы врезали в стену одного из цехов телескоп так, чтобы казалось будто он пробивает здание насквозь. Нам хотелось создать очень пластичный объект, который, прилетев откуда-то из космоса, ворвался бы в нашу обыденность. Говоря о космической археологии, мы не должны забывать, что сами живем в условиях археологии социальной, на обломках страны. Когда-то в этом месте ездили трактора и паслись коровы, сегодня пришли мы и создали арт-пространство на руинах прошлого».
Петр Виноградов рассказывает о проекте «Телескоп». Фотография Дмитрия Павликова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Петра Виноградова
«Телескоп». Арсения Новикова, Петр Виноградов, Юрий Гетман, Александр Юшкевич, Илья Хван, Иван Лебедев. Фотография Дмитрия Павликова

«Спутник»
Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«В 1957 году этот спутник улетел в космос, сделал оборот вокруг земли и все о нем забыли. А сегодня он нашелся, и ни где-нибудь, а в Калужской области, на родине Циолковского. За время своего полета спутник значительно увеличился в размерах, но остался все той же красивой правильной формы. Мы собирали его из листов гнутого металла, это особая технология».
«Спутник». Тимофей Шапкин. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Спутник». Тимофей Шапкин, Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова

«Турбина»
Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Рассказывает Петр Виноградов:

«Этот объект мы собирали из проржавевших деталей и колес старого трактора. Мы размышляли о полезном и бесполезном в масштабах космоса. Получилась инсталляция, изображающая обломки фантастического летательного аппарата с фрагментом крыла. Это мечта о полете, намек на научную фантастику, разбавляющий общее фестивальное настроение реализма».
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Петра Виноградова
«Турбина». Анна Андронова, Гульнас Ханзафарова, Сергей Романов. Фотография Дмитрия Павликова

«Маяк»
Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич:

«Это наше размышление о восприятии вселенной, космоса. Каждый из нас по-своему воспринимает мир. Наш объект – это призма, сквозь которую мы смотрим на вселенную. Внутрь пирамиды можно войти и взглянуть на небо сквозь установленные в ее вершине зеркала. Кроме того, мы сделали лабиринт, где каждый сможет найти свой собственный маршрут, вход и выход. Это символ поиска своей вселенной».
Аня Смирнова, Лидия Леснякова, Денис Кнырко и Александр Юшкевич о проекте «Маяк». Фотография Дмитрия Павликова
«Маяк». Лидия Леснякова, Денис Кнырко, Аня Смирнова, Александр Юшкевич. Фотография Дмитрия Павликова

«Стелла русскому космизму»
Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов:

«Универсальная ракета выполнена из сена. Тема звучала как «Русский космизм», и мы решили сосредоточиться на слове «русский», выбрав самый аутентичный материал, отражающий дух Руси. При этом нам хотелось, чтобы сено еще и парило, поэтому мы попытались оторвать его от земли. К сожалению, силы гравитации взяли верх, и фрагменты нашей ракеты довольно хаотично опустились на землю. Но в любой момент корабль можно собрать и отправить в космическое плавание».
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Дмитрия Павликова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова
«Стелла русскому космизму». Анатолий Пряхин, Алан Джибилов, Амир Карданов. Фотография Петра Виноградова

«Антенна»
Андрей Саром, Алексей Бачинский:

«Это лестница в небо и одновременно антенна, устанавливающая связь с космосом. Чем выше поднимаешься, тем сложнее путь, ступени лестницы становятся все уже, кислорода все меньше. Но с каждым шагом все земное отдаляется, и человек постепенно переходит на новый духовный уровень, который позволяет дотянуться до неба. Стремление в небо – в этом философия нашего проекта. И пусть лестница сделана из земного ржавого хлама, но и он может стать ступеньками, приближающими нас к космосу».
Андрей Саром и Алексей Бачинский рассказывают о своем проекте «Антенна». Фотография Дмитрия Павликова
«Антенна». Андрей Саром, Алексей Бачинский. Фотография Дмитрия Павликова

Итоги фестиваля комментирует куратор Петр Виноградов:
Куратор фестиваля Петр Виноградов. Фотография Дмитрия Павликова

«В своем проекте нам захотелось вернуться к незаслуженно забытой теме космоса. Фестиваль проходил под знаком «Русского космизма». Не могу сказать, что все удалось, пока это только намек на раскрытие темы, которая и в искусстве рассматривается весьма поверхностно, не считая, конечно, Малевича с его «Черным квадратом». Сегодня тему космизма активно исследует Николай Полисский. Вспомните его работы – «Вселенский разум», «Большой адронный коллайдер», «Бобур». Все они немного инопланетны. Полисский предложил и нам поэкспериментировать в этой области. Вначале мы хотели сконцентрироваться на космической археологии, но потом была найдена более конкретная формулировка с привязкой к русской почве – «Русский космизм». Русский человек всегда стремился в небеса. Это в наших традициях, культуре, вере: воскрешение души, триединство Бога. Кроме того, мы хотели напомнить о советской эпохе – времени, когда русский человек впервые полетел в космос, а каждый мальчишка мечтал стать космонавтом. Именно русские люди подарили человечеству мечту о космосе. Но сегодня никакой мечты не осталось. Побеждает пластмассовый мир.

Мы долго планировали это мероприятие, но у нас не было ни площадки, ни средств для его проведения. Николай предложил сотрудничать. Возникла мысль превратить территорию «Мехдвора» в Звизжах в постоянную зону столярно-слесарных мастерских. А «Архкузница» должна была стать первым пилотным проектом. Мы объявили конкурс на проект реконструкции и благоустройства территории в Звизжах. Конкурс прошел не слишком удачно, но по его итогам мы смогли определиться с составом участников фестиваля. Большинство из них – это художники и дизайнеры, поэтому в этом году проект получился скорее художественный, нежели архитектурный. Буквально за три недели до открытия была найдена тема, прошли лекции и мастер-классы, были придуманы и реализованы все объекты. Работа шла в режиме нон-стоп.

Что касается будущего «Архкузницы», то это был второй и, скорее всего, заключительный фестиваль. В дальнейшем мы его проводить не планируем. Однако новые и интересные проекты совершенно точно еще будут. Сегодня нам предлагают стать кураторами площадки в Звизжах. Все это находится на стадии обсуждения. Но нам понравилось сотрудничать с Архполисом, да и площадка отлично сработала. Николай Полисский предлагает нам осваивать и другие территории, например Екатеринбург или Пермь, где много разрушенного прома, в целях создания арт-пространств в среде, с использованием существующих объектов. Созданные в рамках «Архкузницы» объекты мы предполагаем раздать: что-то заберет наш партнер компания Hilti, что-то мы отправим в Калугу. Объекты будут жить, а территория развиваться».
Экспозиция Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Демонстрация возможностей инструментов Hilti. Фотография Дмитрия Павликова
Участники «Архкузницы» распиливают старый «Москвич». Фотография Дмитрия Павликова
«Москвич» после распила. Фотография Дмитрия Павликова


30 Августа 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.