English version

Прикаспийский оазис

Простая и рациональная пластина гостнничного здания не просто окружена садом, но и срастается с ним и даже – почти буквально, вырастает из него.

Автор текста:
Алла Павликова

25 Марта 2013
mainImg
Гостиницу планирутеся построить  на берегу Каспийского моря в городе-спутнике Махачкалы Каспийске. Участок расположен в двух кварталах от береговой линии между двумя дорогами, ведущими на Махачкалу рядом с ним проходит шоссе на Махачкалу – следовательно, от моря он отделен дважды: расстоянием и дорогой. В этом месте плотно сосредоточена спортивная жизнь города: с одной стороны расположен Дворец спорта им. Али Алиева, с другой – новый, недавно построенный стадион футбольного клуба «Анжи». Сам же участок сейчас представляет собой пустырь трапециевидной формы, лишенный какой-либо застройки и даже растительности.

Здесь при содействии Фонда социального содействия в управлении градостроительной деятельности «Новый Город» (на деньги частного инвестора без привлечения государственного финансирования) решено было построить четырехзвездочный отель под управлением сетевого международного оператора в строгом соответствии с международными стандартами для создания комфортных условий пребывания представителей бизнес сообщества в Республике Дагестан. А также для проведения спортивных мероприятий, в том числе международного уровня: во время проведения футбольных матчей в гостинице планируется размещать гостевые команды и туристов.

С просьбой разработать проект такой гостиницы заказчик обратился в бюро ADM незадолго до Нового года; сейчас проект уже готов к сдаче в экспертизу.

Первое, о чем задумались архитекторы, работая над проектом гостиницы – это близость участка к морю, которого, как это ни парадоксально, за рядом плотной жилой застройки соседних кварталов практически не видно. Из-за сейсмической опасности (здесь возможны землетрясения мощностью до 9 баллов) высотность зданий в Махачкале ограничена пятью этажами – поэтому от идеи сделать здание высоким, приподняв его над окружением, пришлось отказаться сразу. В результате для обзора оставалась лишь узенькая полоска моря на фоне довольно унылой панорамы города. Кроме того, требования международного оператора к эффективности использования площадей – очень строги: требовалась стандартная нарезка номеров с планировкой коридорного типа и  ничего сверх. «Самая эффективная форма для гостиничного корпуса – прямоугольная. Это был не тот случай, когда можно позволить себе хоть какое-то формообразование», – рассказывает автор проекта Андрей Романов.

Казалось бы, все шло к тому, чтобы здание гостиницы стало скучным параллелепипедом, каких немало. Однако архитекторы не захотели с этим смириться и, как будто бы в противовес будничному окружению и жестким рамкам ТЗ, оживили проект, совместив простую ортогональную форму с гибкими «природными» линиями.
Гостиница Hilton Garden Inn. Вид сверху. Проект, 2012 © ADM
Гостиница Hilton Garden Inn. План 2-го этажа. Проект, 2012 © ADM

Согласно заданию на проектирование, площадь первого яруса здания, включающего лобби, ресторан, переговорные и офисы администрации, должна была стать почти вдвое больше любого из четырех других этажей гостиницы. Вместо того, чтобы, по примеру «классических» модернистов, превратить этот дополнительный объем в еще один параллелепипед – архитекторы придали его контурам сложные, плавные очертания. Несколько треугольных выступов напоминают плавники, а целиком абрис плана первого этажа похож на гигантскую рыбу. В выступах располагаются входы в лобби, вестибюль переговорных комнат и ресторан – их слитные, перетекающие друг в друга пространства со свободными планировками словно бы выплескиваются наружу, оставляя внутренний прямоугольник для выгороженных стенами рабочих помещений.
Гостиница Hilton Garden Inn. План 1-го этажа. Проект, 2012 © ADM

Кровля первого этажа выступает еще дальше, образуя несколько крупных козырьков, наследующих скругленно-треугольную форму от абриса вестибюлей первого этажа.  Козырьки нависают над открытой террасой вдоль остекленных стен ресторана и просторного лобби, острым углом обозначают центральный вход, вылетают стремительной волной в сторону сада над конференц-залом. «Это сугубо эмоциональное решение, – объясняет Андрей Романов, – Оно происходит от желания наполнить довольно-таки агрессивное пространство мягкостью, в которой человеку всегда значительно комфортнее». Впрочем, при всей своей мягкости форма не лишена внутренней энергетики: козырьки перебрасывают себя через подъездные дороги, протягиваясь во внешнее пространство как псевдоподии фантастического существа, стремящегося распространиться насколько возможно дальше от своего ядра.

Получается не только эффектно, но и практично: автомобили и автобусы смогут высаживать пассажиров в дождь сразу под крышей. Сверху вся кровля навеса первого этажа, по замыслу авторов, должна быть покрыта травой – при взгляде сверху она напоминает уже не рыбу, а причудливую лужайку или, что точнее, экзотическое водное растение, на которое, как Дюймовочку на лист кувшинки, архитекторы посадили пластину гостиницы. (Это решение не может не напомнить нам зеленый навес над дорогой в подмосковном офисном комплексе, конкурс на архитектурное решение которого архитекторы ADM недавно выиграли в международном конкурсе.)
Гостиница Hilton Garden Inn. Фрагмент фасада. Проект, 2012 © ADM

Впрочем, саму пластину вполне можно сравнить с побегом фантастической кувшинки первого этажа, так как фасады гостиницы решены в разноцветно-зеленом ключе. Характерный для ADM рельефный металлический каркас формирует регулярную сетку, равные горизонтальные ячейки которой чередуются в шахматном порядке. Внутри каждое «окно» (на самом деле одной ячейке внутри соответствует пара комнат) мозаично заполнено вертикалями – прозрачное, ярко-салатовое и покрытое тонкой полоской стекло складывается в разнообразную, но не хаотичную, а подчиненную регулярным правилам поверхность, к тому же заряженную травянисто-весенним оптимизмом. За тонким, эфемерным геометрическим рисунком почти не видны синеватые горизонтали междуэтажных перекрытий, которые, таким образом, отходят на второй план и не утяжеляют общего впечатления, включаясь в игру цвета и линий.
Гостиница Hilton Garden Inn. Генплан. Проект, 2012 © ADM

Во всех отношениях «зеленый», ориентированный на природу образ удачно дополнен садом, которому архитекторы планируют отдать практически все окружающее гостиницу пространство (впрочем, по контуру участка выделено место и для парковок. Прямоугольник здания поставлен посередине почти квадратного участка таким образом, что с двух сторон от него как раз осталось достаточно места для пышной растительности: фруктовых деревьев и цветущих кустов, разделенных мощеными тропками и дополненных небольшим бассейном, треугольный лепесток которого обнимает стеклянный «нос» ресторана. Дорожки образуют причудливые рисунки, лаконичные деревянные скамейки и небольшие столбики светильников свободно расставлены по траве – ландшафтному дизайну здесь уделено не меньше внимания, чем собственно архитектуре здания. Здание и сад неразрывны, как французский замок и его регулярный парк, они продолжают друг друга, играют одну мелодию: сад «входит» внутрь через стеклянные стены, и даже при взгляде сверху он становится главным контекстом гостиницы – характерных приморских коттеджей остаются почти на горизонте и уже не так важны.
Гостиница Hilton Garden Inn. Ресторан. Проект, 2012 © ADM

Столь внимательное отношение к ландшафту и множеству вещей, объединенных в нашем сознании стремительно устаревающим словом «благоустройство», за последние несколько лет стало характерной особенностью работ архитекторов ADM. На территории московских офисных центров они экспериментируют с вымосткой, городской мебелью, эффектами ночного освещения. Устраивают кафе на крышах, высаживают деревья на балконах, словом, окружают свои здания своего рода оазисами комфортной среды, неизменно прорисовывая ее – почти что до листика. Здесь, в приморском Каспийске, оазис вполне уместен; впрочем, известно, что гостиницы, особенно приморские сейчас так и принято строить – с садом и бассейном, но далеко не всегда архитектура и природа столь чутко реагируют друг на друга.
Гостиница Hilton Garden Inn. Вид из ресторана. Проект, 2012 © ADM
Гостиница Hilton Garden Inn. Вид из номера. Проект, 2012 © ADM

Словом, если заказчик, как нам рассказал Андрей Романов, хотел получить современное, лишенное каких-либо исторических или национальных аллюзий здание европейского уровня, то эту задачу в данном надо признать выполненной. Здание получило вполне европейское «лицо», лицо это смотрит на азиатский Каспий со спокойным достоинством.

25 Марта 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.