Антиутопия наукограда, или за миллион лет до актуального искусства

В галерее Paperwork’s открылась выставка одного из основателей бумажной архитектуры Новосибирска, сейчас более известного эпатажными перформансами группы «Синие носы» Вячеслава Мизина

08 Октября 2007
mainImg
0

В 1970-е годы в МАрхИ возникло, а в 1980-е расцвело движение, получившее с легкой руки Юрия Аввакумова название «бумажная архитектура». Сейчас уже много сказано о том, что на самом деле оно никогда не отличалось единством и целенаправленностью, скорее это было поветрие – реакция наделенных фантазией молодых архитекторов на скуку панельного домостроения. Архитекторы придумывали фантастические проекты, красиво их рисовали, отправляли на международные конкурсы и выигрывали. Это была частью графика, частью архитектура, частью – литература, или же «концептуальное искусство». Судьбы участников движения распределились соответственно – кто-то начал строить, кто-то остался графиком, кто-то занимается производством объектов, инсталляций, хепенингов и прочего современного искусства. А один из активных участников «движения» и безусловно самый известный его исследователь, Юрий Аввакумов время от времени, то с большим, то с меньшим размахом устраивает выставки «бумажной архитектуры», напоминая зрителям и участникам о прошедшем, а критикам – о явлении.

В устройстве этой выставки Юрий Аввакумов тоже участвовал, но не совсем в качестве куратора, а скорее – доброго гения. Коллекция, которая сейчас выставлена в галерее Paperworks сложилась, если можно так сказать, исторически. Где-то в начале 1990-х, теперь  уже точно неизвестно, когда – но тогда художники начали свободно ездить за границу, «бумажные архитекторы» Новосибирска Вячеслав Мизин и Виктор Смышляев возили свои работы на зарубежные выставки – да некоторую часть из них так и забыли в Лондоне у одного из знакомых. Там они хранились некоторое время, пока знакомый не передал эту небольшую коллекцию известному коллекционеру «бумажных утопий» Юрию Аввакумову. У которого подборка новосибирской графики пролежала еще некоторое время, пока Аввакумов не передал ее Евгению Митте, одному из основателей галереи Paperworks. Галерея специализируется на графике, а в феврале прошлого 2006 года в ней прошла выставка трех известных мастеров московской бумажной архитектуры – Юрия Аввакумова, Александра Бродского и Михаила Филиппова. Открывшаяся 6 октября камерная выставка новосибирской графики продолжает тему и глубокомысленно рифмуется с названием галереи, заставляя заподозрить начало серии экспозиций, посвященных архитекторам-«бумажникам».

Выставленная коллекция по большей части состоит из работ Вячеслава Мизина, но среди них оказалось и несколько листов Виктора Смышляева. Оба участвовали в «бумажном» движении Новосибирска с самого начала, с 1982 года. Надо сказать, что этот город – единственный, в котором помимо Москвы всерьез развернулось «бумажное творчество». Оно началось немного позднее московского и было тесно с ним связано – определенно это была в некотором роде мода, однако любопытно, что в других городах она корней не пустила. Дальнейшая судьба новосибирских «бумажников» в чем-то похожа на их московских коллег, с той лишь разницей, что среди них оказалось больше современных художников, чем строящих архитекторов (которых всего двое, Е. Буров и В. Кан).

Вячеслав Мизин в 1999 году, добровольно проведя четыре дня в бетонном бункере в обществе других сибирских художников, стал одним из основателей группы «Синие носы», теперь уже хорошо известной московской арт-тусовке смешными эпатажно-раблезианскими перформансами. Об этой части мизинского творчества хорошо известно всем, кто интересуется актуальным искусством – а выставка посвящена раннему, архитектурно-бумажному периоду. Кажется, она сделана специально для того, чтобы показать всем заинтересованным зрителям, насколько неоднозначна и противоречива натура сибирско-московского художника, или же – насколько другим он был в молодости.

Разумеется, вероятно, что характер и вовсе не менялся – а вот способы и средства выражения, равно как и производимый эффект, изменились сильно: отсюда название выставки «за 1000 лет до «Синих носов»», призванное подчеркнуть пропасть между сегодняшними видеороликами и перформансами – и показанными на выставке «бумажными» проектами – они редко смешные, а чаще мрачноватые, особенно те, которые черно-белые. От листов московских «бумажников» они отличаются некоторой брутальностью, сосредоточенностью – это прямо какие-то свернувшиеся внутрь себя пейзажи пустынных городов. И еще – они отличаются очень сильным сходством с «метафизической живописью» Джорджо Де Кирико, каковое сходство происходит, вероятно, от отсутствия людей, а может быть – и от свойств изображаемой архитектуры, крупной, без мелких деталей, и от этого пугающе самоуглубленной.

Хотя это впечатление относится скорее к разряду эмоций, а веселья и скоморошества новосибирским архитекторам хватало и в молодости. Чего стоит, например, утверждение, что архитектура – это спорт, или проект башни Сан-Марко в виде сундука, прикрытого с красной кардинальской шапочкой (проект «Три башни»).

Одна из главных тем бумажных проектов В. Мизина и В. Смышляева – деформация, деструкция большой правильной формы. В проекте «перспективного кинотеатра» для Всесоюзного конкурса гигантский купол кинотеатра рассечен надвое, а из его объема по принципу функциональной архитектуры изнутри наружу выходят разные конструктивистские формы – похожие «на чьи-то сны или что-то подобное, из чего делается любое кино». В «Бастионе сопротивления», конкурсном проекте для журнала JA, действие рождает противодействие – так из твердого прямоугольного тела здания выползают разные кривые, разрушая тем самым образ неприступности.

Здесь нет столь любимого москвичами замысловатого классицистического декора – даже колонна Лооса в интерпретации Мизина превращается в крайне лаконичное подобие маяка, сопровожденное вместо литературных отступлений небрежно написанными математическими формулами. Автор не только не думает возвращаться классике – он, напротив, вытесняет все возможные намеки на нее даже, если использует «ар-деко»шные прототипов. В роли наследия выступает авангард – перед нами, безусловно, «конструктивистское» направление «бумажной архитектуры».

Судя по написанным на листах формулам, вторая составляющая архитектурных фантазий Мизина – это наука, что логично для обитателя самого большого и знаменитого советского наукограда. Во вступительном комментарии, написанном по просьбе организаторов выставки Юрием Аввакумовым сказано, что весь новосибирский Архитектурный институт в 1980-е увлекался чтением книги пионера советской космонавтики Юрия Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств». Космос, а также неразлучные с ним физика и математика, кажется, заменили сибирским бумажникам арки, колонны и прочее – превратив их графику из фантастических проектов в метафизические пейзажи, которые в некотором ракурсе могут показаться изнанкой советского наукограда. И хотя новосибирские архитекторы получили конкурсных премий меньше, чем москвичи, без них история течения была бы неполной.

Вячеслав Мизин
Вячеслав Мизин. Фотографии Ирины Фильченковой
Куратор выставки Юрий Аввакумов
«Атриум – Колумбарий». 1985
«Перспективный кинотеатр»
«Бастион сопротивления бастиону сопротивления». 1985
«Башня звезды в Вашингтоне». 1988

08 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Ирина Фильченкова, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
Близнецы-неразлучники
На месте бывшей промзоны Shell в Амстердаме строится район смешанной застройки. Именно здесь появился жилой комплекс The Twins по проекту KCAP.
Тень от гвоздя
ЖК «Резиденции композиторов» построен по проекту Сергея Скуратова, который в 2011 году выиграл международный конкурс. Началось с поиска образа и отсечения лишнего, затем с реализации узнаваемой скуратовской архитектуры. А закончилось сносом корпусов фабрики Шлихтермана, сохранение которых было утверждено вместе с проектом всеми ведомствами. История кажется поучительной и важной для понимания истории всех 11 лет, на протяжении которых проектировали и строили комплекс.
Социальный «микс»
Проект ревитализации квартала по проекту MVRDV и GRAS в Пальма-де-Мальорка превратил запущенную часть города в динамичный жилой район.
Жизнь железа
Здание выксунского музея металлургии в проекте Никиты Явейна и Сергея Падалко – как гравицапа: оно рассчитано на естественное старение железа, то есть будет постепенно ржаветь, – но использует передовой тип конструкции, основанный на способности металла к растяжению. Планируется строить из труб и прокатной стали ОМК, так же как и из кирпича вторичного использования.
Кузница будущего
Парижское бюро K architectures соединило каменную кладку XIX века с отделкой из стали кортен и превратило заброшенный кузнечный цех старого военного завода в Сент-Этьене в современный Центр инноваций.
Бежит ручей
Бюро Asadov представило мастер-план застройки микрорайона на окраине Калининграда: регулярную сетку жилых кварталов с акцентной архитектурой дополняют крупные общественные объекты, а главной «артерией» района становится фортификационный канал, которому возвращается былое значение.
Еще одни близнецы
В жилом комплексе Eagle + West по проекту OMA на набережной Ист-Ривер в Бруклине – 745 квартир, из которых 30% относится к категории доступного жилья.
«Волшебный котел»
Бюро A+Architecture выиграло конкурс на проект реконструкции футбольного стадиона имени Армана Сезари на Корсике, которому выпала непростая судьба.
От винта
Новый терминал аэропорта Томска проектирует бюро ASADOV. Архитекторы продолжают работать с идентичностью и в поисках образов отталкиваются от изобретений Николая Камова, именем которого назван аэропорт. Получилось лаконично, легко и, как и всегда, летяще.
Максимальная гибкость
Недавно открывшийся в БЦ «Арена» Multispace Dinamo – пример проекта, целиком нацеленного на остросовременные подходы и технологии. Он управляется через приложение, для него написан собственный софт, а пространства не просто мульти-функциональны, но и продуманно перемешаны, как своего рода пазл, позволяющий сотрудникам миксовать свой рабочий быт для большей эффективности.
В садах других возможностей
Завершилась реконструкция парижского музея Альбера Кана. Кэнго Кума создал вокруг основного здания галерею, обеспечив взаимопроникновение и теснейшую связь внутренних помещений и садов вокруг.
Зеленая «база»
AllesWirdGut и Hertl.Architekten выиграли конкурс на здание «технической ратуши» в Дюссельдорфе. Постройка с гибридной бетонно-деревянной конструкцией будет стоять на озелененном подиуме, открытом всем горожанам.
Технологии и материалы
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Сейчас на главной
Музей для города
OMA выиграли конкурс на проект реконструкции Египетского музея в Турине – самого старого в мире из посвященных культуре Страны пирамид.
I да офис!
Нидерландское бюро KAAN Arсhitecten завершило свой второй проект в Германии. Три корпуса офисного комплекса iCampus в Мюнхене получили жесткую сетку бетонных фасадов и впечатляющие 25-метровые атриумы.
Мега-светлячок
МКА сообщает о согласовании проекта ТЦ Матвеевский​ на Очаковском шоссе. Его матовые светящиеся фасады способны украсить собой место, которое, определенно, требует каких-то украшений.
Новая заря
В проекте технопарка на территории ДСК 500 в Тюмени – «самого большого в РФ» – архитекторы HADAA сохраняют не только промышленную функцию гигантского ангара конца 1980-х и 90% его конструктива, но и откликаются на его образность. И предлагают «градиентный» подход к развитию пространств: от открытых общественных к закрытым профессиональным, его цель – сделать технопарк драйвером развития деловой функции между промышленными территориями и будущим жилым районом по программе КРТ.
Ларец самоцветов
За лаконичными фасадами загородного дома семьи архитекторов из Уфы прячется личный «музей»: насыщенное по цвету и фактурам пространство, в котором каждый предмет и дизайнерское решение несет отпечаток индивидуальности хозяев.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.