Антиутопия наукограда, или за миллион лет до актуального искусства

В галерее Paperwork’s открылась выставка одного из основателей бумажной архитектуры Новосибирска, сейчас более известного эпатажными перформансами группы «Синие носы» Вячеслава Мизина

08 Октября 2007
mainImg

В 1970-е годы в МАрхИ возникло, а в 1980-е расцвело движение, получившее с легкой руки Юрия Аввакумова название «бумажная архитектура». Сейчас уже много сказано о том, что на самом деле оно никогда не отличалось единством и целенаправленностью, скорее это было поветрие – реакция наделенных фантазией молодых архитекторов на скуку панельного домостроения. Архитекторы придумывали фантастические проекты, красиво их рисовали, отправляли на международные конкурсы и выигрывали. Это была частью графика, частью архитектура, частью – литература, или же «концептуальное искусство». Судьбы участников движения распределились соответственно – кто-то начал строить, кто-то остался графиком, кто-то занимается производством объектов, инсталляций, хепенингов и прочего современного искусства. А один из активных участников «движения» и безусловно самый известный его исследователь, Юрий Аввакумов время от времени, то с большим, то с меньшим размахом устраивает выставки «бумажной архитектуры», напоминая зрителям и участникам о прошедшем, а критикам – о явлении.

В устройстве этой выставки Юрий Аввакумов тоже участвовал, но не совсем в качестве куратора, а скорее – доброго гения. Коллекция, которая сейчас выставлена в галерее Paperworks сложилась, если можно так сказать, исторически. Где-то в начале 1990-х, теперь  уже точно неизвестно, когда – но тогда художники начали свободно ездить за границу, «бумажные архитекторы» Новосибирска Вячеслав Мизин и Виктор Смышляев возили свои работы на зарубежные выставки – да некоторую часть из них так и забыли в Лондоне у одного из знакомых. Там они хранились некоторое время, пока знакомый не передал эту небольшую коллекцию известному коллекционеру «бумажных утопий» Юрию Аввакумову. У которого подборка новосибирской графики пролежала еще некоторое время, пока Аввакумов не передал ее Евгению Митте, одному из основателей галереи Paperworks. Галерея специализируется на графике, а в феврале прошлого 2006 года в ней прошла выставка трех известных мастеров московской бумажной архитектуры – Юрия Аввакумова, Александра Бродского и Михаила Филиппова. Открывшаяся 6 октября камерная выставка новосибирской графики продолжает тему и глубокомысленно рифмуется с названием галереи, заставляя заподозрить начало серии экспозиций, посвященных архитекторам-«бумажникам».

Выставленная коллекция по большей части состоит из работ Вячеслава Мизина, но среди них оказалось и несколько листов Виктора Смышляева. Оба участвовали в «бумажном» движении Новосибирска с самого начала, с 1982 года. Надо сказать, что этот город – единственный, в котором помимо Москвы всерьез развернулось «бумажное творчество». Оно началось немного позднее московского и было тесно с ним связано – определенно это была в некотором роде мода, однако любопытно, что в других городах она корней не пустила. Дальнейшая судьба новосибирских «бумажников» в чем-то похожа на их московских коллег, с той лишь разницей, что среди них оказалось больше современных художников, чем строящих архитекторов (которых всего двое, Е. Буров и В. Кан).

Вячеслав Мизин в 1999 году, добровольно проведя четыре дня в бетонном бункере в обществе других сибирских художников, стал одним из основателей группы «Синие носы», теперь уже хорошо известной московской арт-тусовке смешными эпатажно-раблезианскими перформансами. Об этой части мизинского творчества хорошо известно всем, кто интересуется актуальным искусством – а выставка посвящена раннему, архитектурно-бумажному периоду. Кажется, она сделана специально для того, чтобы показать всем заинтересованным зрителям, насколько неоднозначна и противоречива натура сибирско-московского художника, или же – насколько другим он был в молодости.

Разумеется, вероятно, что характер и вовсе не менялся – а вот способы и средства выражения, равно как и производимый эффект, изменились сильно: отсюда название выставки «за 1000 лет до «Синих носов»», призванное подчеркнуть пропасть между сегодняшними видеороликами и перформансами – и показанными на выставке «бумажными» проектами – они редко смешные, а чаще мрачноватые, особенно те, которые черно-белые. От листов московских «бумажников» они отличаются некоторой брутальностью, сосредоточенностью – это прямо какие-то свернувшиеся внутрь себя пейзажи пустынных городов. И еще – они отличаются очень сильным сходством с «метафизической живописью» Джорджо Де Кирико, каковое сходство происходит, вероятно, от отсутствия людей, а может быть – и от свойств изображаемой архитектуры, крупной, без мелких деталей, и от этого пугающе самоуглубленной.

Хотя это впечатление относится скорее к разряду эмоций, а веселья и скоморошества новосибирским архитекторам хватало и в молодости. Чего стоит, например, утверждение, что архитектура – это спорт, или проект башни Сан-Марко в виде сундука, прикрытого с красной кардинальской шапочкой (проект «Три башни»).

Одна из главных тем бумажных проектов В. Мизина и В. Смышляева – деформация, деструкция большой правильной формы. В проекте «перспективного кинотеатра» для Всесоюзного конкурса гигантский купол кинотеатра рассечен надвое, а из его объема по принципу функциональной архитектуры изнутри наружу выходят разные конструктивистские формы – похожие «на чьи-то сны или что-то подобное, из чего делается любое кино». В «Бастионе сопротивления», конкурсном проекте для журнала JA, действие рождает противодействие – так из твердого прямоугольного тела здания выползают разные кривые, разрушая тем самым образ неприступности.

Здесь нет столь любимого москвичами замысловатого классицистического декора – даже колонна Лооса в интерпретации Мизина превращается в крайне лаконичное подобие маяка, сопровожденное вместо литературных отступлений небрежно написанными математическими формулами. Автор не только не думает возвращаться классике – он, напротив, вытесняет все возможные намеки на нее даже, если использует «ар-деко»шные прототипов. В роли наследия выступает авангард – перед нами, безусловно, «конструктивистское» направление «бумажной архитектуры».

Судя по написанным на листах формулам, вторая составляющая архитектурных фантазий Мизина – это наука, что логично для обитателя самого большого и знаменитого советского наукограда. Во вступительном комментарии, написанном по просьбе организаторов выставки Юрием Аввакумовым сказано, что весь новосибирский Архитектурный институт в 1980-е увлекался чтением книги пионера советской космонавтики Юрия Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств». Космос, а также неразлучные с ним физика и математика, кажется, заменили сибирским бумажникам арки, колонны и прочее – превратив их графику из фантастических проектов в метафизические пейзажи, которые в некотором ракурсе могут показаться изнанкой советского наукограда. И хотя новосибирские архитекторы получили конкурсных премий меньше, чем москвичи, без них история течения была бы неполной.

Вячеслав Мизин
Вячеслав Мизин. Фотографии Ирины Фильченковой
Куратор выставки Юрий Аввакумов
«Атриум – Колумбарий». 1985
«Перспективный кинотеатр»
«Бастион сопротивления бастиону сопротивления». 1985
«Башня звезды в Вашингтоне». 1988

08 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Ирина Фильченкова, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.