Антиутопия наукограда, или за миллион лет до актуального искусства

В галерее Paperwork’s открылась выставка одного из основателей бумажной архитектуры Новосибирска, сейчас более известного эпатажными перформансами группы «Синие носы» Вячеслава Мизина

08 Октября 2007
mainImg
0

В 1970-е годы в МАрхИ возникло, а в 1980-е расцвело движение, получившее с легкой руки Юрия Аввакумова название «бумажная архитектура». Сейчас уже много сказано о том, что на самом деле оно никогда не отличалось единством и целенаправленностью, скорее это было поветрие – реакция наделенных фантазией молодых архитекторов на скуку панельного домостроения. Архитекторы придумывали фантастические проекты, красиво их рисовали, отправляли на международные конкурсы и выигрывали. Это была частью графика, частью архитектура, частью – литература, или же «концептуальное искусство». Судьбы участников движения распределились соответственно – кто-то начал строить, кто-то остался графиком, кто-то занимается производством объектов, инсталляций, хепенингов и прочего современного искусства. А один из активных участников «движения» и безусловно самый известный его исследователь, Юрий Аввакумов время от времени, то с большим, то с меньшим размахом устраивает выставки «бумажной архитектуры», напоминая зрителям и участникам о прошедшем, а критикам – о явлении.

В устройстве этой выставки Юрий Аввакумов тоже участвовал, но не совсем в качестве куратора, а скорее – доброго гения. Коллекция, которая сейчас выставлена в галерее Paperworks сложилась, если можно так сказать, исторически. Где-то в начале 1990-х, теперь  уже точно неизвестно, когда – но тогда художники начали свободно ездить за границу, «бумажные архитекторы» Новосибирска Вячеслав Мизин и Виктор Смышляев возили свои работы на зарубежные выставки – да некоторую часть из них так и забыли в Лондоне у одного из знакомых. Там они хранились некоторое время, пока знакомый не передал эту небольшую коллекцию известному коллекционеру «бумажных утопий» Юрию Аввакумову. У которого подборка новосибирской графики пролежала еще некоторое время, пока Аввакумов не передал ее Евгению Митте, одному из основателей галереи Paperworks. Галерея специализируется на графике, а в феврале прошлого 2006 года в ней прошла выставка трех известных мастеров московской бумажной архитектуры – Юрия Аввакумова, Александра Бродского и Михаила Филиппова. Открывшаяся 6 октября камерная выставка новосибирской графики продолжает тему и глубокомысленно рифмуется с названием галереи, заставляя заподозрить начало серии экспозиций, посвященных архитекторам-«бумажникам».

Выставленная коллекция по большей части состоит из работ Вячеслава Мизина, но среди них оказалось и несколько листов Виктора Смышляева. Оба участвовали в «бумажном» движении Новосибирска с самого начала, с 1982 года. Надо сказать, что этот город – единственный, в котором помимо Москвы всерьез развернулось «бумажное творчество». Оно началось немного позднее московского и было тесно с ним связано – определенно это была в некотором роде мода, однако любопытно, что в других городах она корней не пустила. Дальнейшая судьба новосибирских «бумажников» в чем-то похожа на их московских коллег, с той лишь разницей, что среди них оказалось больше современных художников, чем строящих архитекторов (которых всего двое, Е. Буров и В. Кан).

Вячеслав Мизин в 1999 году, добровольно проведя четыре дня в бетонном бункере в обществе других сибирских художников, стал одним из основателей группы «Синие носы», теперь уже хорошо известной московской арт-тусовке смешными эпатажно-раблезианскими перформансами. Об этой части мизинского творчества хорошо известно всем, кто интересуется актуальным искусством – а выставка посвящена раннему, архитектурно-бумажному периоду. Кажется, она сделана специально для того, чтобы показать всем заинтересованным зрителям, насколько неоднозначна и противоречива натура сибирско-московского художника, или же – насколько другим он был в молодости.

Разумеется, вероятно, что характер и вовсе не менялся – а вот способы и средства выражения, равно как и производимый эффект, изменились сильно: отсюда название выставки «за 1000 лет до «Синих носов»», призванное подчеркнуть пропасть между сегодняшними видеороликами и перформансами – и показанными на выставке «бумажными» проектами – они редко смешные, а чаще мрачноватые, особенно те, которые черно-белые. От листов московских «бумажников» они отличаются некоторой брутальностью, сосредоточенностью – это прямо какие-то свернувшиеся внутрь себя пейзажи пустынных городов. И еще – они отличаются очень сильным сходством с «метафизической живописью» Джорджо Де Кирико, каковое сходство происходит, вероятно, от отсутствия людей, а может быть – и от свойств изображаемой архитектуры, крупной, без мелких деталей, и от этого пугающе самоуглубленной.

Хотя это впечатление относится скорее к разряду эмоций, а веселья и скоморошества новосибирским архитекторам хватало и в молодости. Чего стоит, например, утверждение, что архитектура – это спорт, или проект башни Сан-Марко в виде сундука, прикрытого с красной кардинальской шапочкой (проект «Три башни»).

Одна из главных тем бумажных проектов В. Мизина и В. Смышляева – деформация, деструкция большой правильной формы. В проекте «перспективного кинотеатра» для Всесоюзного конкурса гигантский купол кинотеатра рассечен надвое, а из его объема по принципу функциональной архитектуры изнутри наружу выходят разные конструктивистские формы – похожие «на чьи-то сны или что-то подобное, из чего делается любое кино». В «Бастионе сопротивления», конкурсном проекте для журнала JA, действие рождает противодействие – так из твердого прямоугольного тела здания выползают разные кривые, разрушая тем самым образ неприступности.

Здесь нет столь любимого москвичами замысловатого классицистического декора – даже колонна Лооса в интерпретации Мизина превращается в крайне лаконичное подобие маяка, сопровожденное вместо литературных отступлений небрежно написанными математическими формулами. Автор не только не думает возвращаться классике – он, напротив, вытесняет все возможные намеки на нее даже, если использует «ар-деко»шные прототипов. В роли наследия выступает авангард – перед нами, безусловно, «конструктивистское» направление «бумажной архитектуры».

Судя по написанным на листах формулам, вторая составляющая архитектурных фантазий Мизина – это наука, что логично для обитателя самого большого и знаменитого советского наукограда. Во вступительном комментарии, написанном по просьбе организаторов выставки Юрием Аввакумовым сказано, что весь новосибирский Архитектурный институт в 1980-е увлекался чтением книги пионера советской космонавтики Юрия Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств». Космос, а также неразлучные с ним физика и математика, кажется, заменили сибирским бумажникам арки, колонны и прочее – превратив их графику из фантастических проектов в метафизические пейзажи, которые в некотором ракурсе могут показаться изнанкой советского наукограда. И хотя новосибирские архитекторы получили конкурсных премий меньше, чем москвичи, без них история течения была бы неполной.

Вячеслав Мизин
Вячеслав Мизин. Фотографии Ирины Фильченковой
Куратор выставки Юрий Аввакумов
«Атриум – Колумбарий». 1985
«Перспективный кинотеатр»
«Бастион сопротивления бастиону сопротивления». 1985
«Башня звезды в Вашингтоне». 1988

08 Октября 2007

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Ирина Фильченкова, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.