Квартал по вертикали

Владимир Плоткин и Роберто Мейер предложили московскому Сити новую типологию башни – квартала, состоящего из нескольких корпусов, поставленных «на плечи» друг другу и образующих силуэт в виде стилизованной буквы «М».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

MVSA
ТПО «Резерв»

Проект:

М-Сити (Проект BR)
Россия, Москва, ММДЦ "Москва-Сити", участок №17-18

Авторский коллектив:
(mvsa): Roberto Meyer, Barry van Waveren, Andrew Tang, Huub Larink; (reserve): Владимир Плоткин, Сергей Гусарев, Антон Егерев, Наталья Толмачева, Алексей Платонов, Елена Кузнецова, Анастасия Иванова, Ольга Чалова, Азат Хасанов, Ольга Просвирина

2012
Проект сделан для того самого участка (номер 17-18), на котором Норман Фостер в 2005–2006 годах проектировал 600-метровую башню «Россия» – большого треугольника к северу от основного массива Сити, отгороженного от Третьего кольца невысоким по тамошним меркам корпусом «Северной башни». Строительство башни Фостера остановилось в конце 2008 года, площадку на три года заморозили, хотя не забыли (место слишком амбициозное) и постоянно обсуждали. В 2009-м году высоту здания решили понизить до 200 метров. В 2011 соинвесторы провели закрытый международный конкурс (единственный российский архитектор, который в нем участвовал – Сергей Скуратов).

Тот конкурс закончился осенью, а через пару месяцев, в декабре заказчики решили провести еще один. К участию пригласили, в числе прочих, ТПО «Резерв», предложив сделать проект в соавторстве с кем-нибудь из иностранцев. Владимир Плоткин пригласил голландское бюро MVSA Роберто Мейера и Йеруна ван Схоттена. Проект понравился заказчикам, и в феврале авторам даже сообщили, что он стал одним из  фаворитов конкурса. Однако через некоторое время выяснилось, что результаты конкурса отменили, и что будет построено на знаковой площадке – вновь неизвестно.
М-Сити. © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. © ТПО «Резерв» & MVSA

Архитекторы решили сделать свое здание одновременно знаковым (как все небоскребы) и оригинальным, то есть, в данном случае – непохожим на обычный небоскреб.

Весь участок занят стилобатом 9-этажной высоты, прорезанным треугольными отверстиями многоярусных атриумов и открытых внутренних дворов. Кровля девятого этажа покрыта зеленью, а дальше начинается самое интересное. Вместо того, чтобы последовательно расти вверх, как обычные башни всех Сити мира, здание радикально меняет концепцию: на зеленую кровлю стилобата поставлены три 23-этажных треугольных здания, разделенных между собой расстоянием от 20 до 50 метров. На крыши этих трех зданий, в свою очередь, поставлено еще два треугольных дома, по 19 этажей каждый. Верхняя отметка вписывается в принятое сейчас для участка высотное ограничение – его рост 224,8 метра. Есть второй вариант, 280 метров высоты, там в трех башнях по 33 этажа, а в двух верхних – 41.

Все вместе похоже на городской квартал из нескольких домов, которые встали друг другу на плечи как гимнасты в цирке или как карты в карточном домике. Это, мягко говоря, неожиданный способ наращивания массы: не классическая пирамида, не модернистская вертикаль и даже не более сложные «дом на ногах» или дом-«гора», тектоническое нагромождение квартир с террасами. Перед нами квартал, шагающий вверх не массой, а прямо единицами зданий. Причем это модернистский квартал (иначе ни у «Резерва», ни у MVSA и быть не может), поэтому объемы лаконичны и отнесены друг от друга достаточно далеко. Так в 1970-е полагалось строить городские микрорайоны.

Главных результатов два, их озвучивают в своем буклете сами архитекторы. Первое качество здания они называют прозрачностью. Прозрачность не буквальна – ее обеспечивают расстояния между корпусами: гигантские и упорядоченные, расположенные в шахматном порядке проемы превращают здание из нагромождения масс в крупную сетку, продуваемую ветром и позволяющую на просвет увидеть небо.

Во-первых, силуэт здания стал похож на букву «М», если смотреть на него фронтально со стороны Кремля или Кутузовского проспекта. Прямо скажем, здания в форме буквы М для Сити не новость, первым был проект Московской мэрии Михаила Хазанова, красная башня, напоминавшая зубец кремлевской стены. Однако в проекте Резерва/MVSA буква – очень геометризованная, почти пиксельная (именно так на компьютере выглядит очень мелкий шрифт, если его сильно увеличить). Стилизованная буква «М» со стороны Кутузовского проспекта оказывается слева от силуэта Сити, логически предшествует ему и получается условное «М»-Сити – что и дало название всему проекту. Так что проект до какой-то степени и противопоставлен, и при-ставлен к Сити, как неимоверная буквица перед средневековым текстом. Необходимая и непохожая.
М-Сити: принципиальная схема © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити: диаграмма © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити: диаграмма © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. Макет © ТПО «Резерв» & MVSA

Функционально здание, как и все подобные мегаструктуры, смешанное. Три яруса подземной парковки, плюс четыре этажа парковок над землей образуют мощный «технический» ярус, в который встроено некоторое количество магазинов и гостиница. Выше стилобат занят офисами, сгруппированными вокруг упомянутых выше треугольных атриумов; они многоярусные и в проекте накрыты стеклянной сеткой и засажены разной висячей зеленью, способной напомнить офисным работникам тропический отдых, а тем, кто поначитаннее – сады Семирамиды. Из трех башен первого яруса две заняты офисами, одна апартаментами; обе верхние башни отданы апартаментам. Из них должны были открываться замечательные виды на Кремль: корпуса выстроены в ряд и повернуты под разными углами с целью уловить лучшие панорамы. К слову, проект начинался с идеи поставить на стилобат три треугольные башни, обратив их углами в сторону Кремля (так получается больше всего видов на памятник). Строить комплекс предполагалось в две очереди: сначала половину стилобата с гостиницей и три башни (две нижние, одну верхнюю), затем вторую часть стилобата и еще две башни, нижнюю и верхнюю, которая встала бы уголком на кровлю одной из башен первой очереди.
М-Сити. Атриум © ТПО «Резерв» & MVSA

Фасады комплекса после некоторых размышлений было решено сделать полосатыми, вынеся междуэтажные перекрытия террасами. Все здание таким образом напоминает кусочки аккуратного нарезанного слоеного пирога: тонкие  «слои» террас, блестящая стеклянная «начинка». Контуры слоистых террас то углубляются, утопая в стекле, то выступают, поворачивая свои любопытные «носы» в разные стороны, – их ненавязчивое мельтешение создает иллюзию жизни и разнообразия, усложняющяя декоративную систему фасада.
© ТПО «Резерв» & MVSA

Кроме того, как уже было сказано, здание планировалось серьезно озеленить, и не только в атриумах. Кровли стилобата и башен первого яруса архитекторы планировали превратить в полноценные скверы, засаженные не только травой, но и большими деревьями. Кое-где кусты появляются и на балконах перед окнами квартир и офисов; словом, все свободные плоскости должны были зарасти зеленью (помимо самых верхних, над которыми архитекторы с намеком изобразили небольшой вертолет).

Итак, перед нами большой и эффектный проект, до некоторой степени даже претендующий на типологическую новизну. Интересно и другое – этот проект сделан в соавторстве, причем, как кажется, вполне равноценном. Посвященный проекту буклет архитекторы снабдили несколькими страницами, на которых сопоставлено портфолио «Резерва» и MVSA. Из сравнения очевидны пластически переклички между постройками Владимира Плоткина и Роберто Мейера: те же чистые формы, летящие консоли, блестящее стекло, тщательность прорисовки лаконичной формы. Разумеется, есть и различия, и безусловно, интересно понять, что в этом проекте от MVSA, а что от «Резерва». В то же время это сложная (и до конца не разрешимая задача), так как очевидно, что архитекторы говорят на одном языке. Например, оживление строгой геометрии зданий посредством асимметричных пятен встречается в работах обеих мастерских; можно привести множество подобных совпадений.  
Сопоставление проекты ТПО «Резерв» (офис «Аэрофлота», слева) и MVSA (Ing house, справа). Из буклета проекта М-Сити

Например, зайдя на сайт бюро Роберто Мейера МVSA несложно заметить, что они с недавних пор тоже любят полосатые треугольники. Впрочем, в случае Сити тема очевидно была продиктована формой участка номер 17-18, треугольного как Кремль (архитекторы всячески сопоставляют свой треугольник с Кремлем на плане).

Однако в проекте Сити «треугольная» тема усложнилась и зажила собственной, по-своему увлекательной жизнью. Формы треугольников развиваются снизу вверх по вполне читаемым правилам от широких фигур к тонким и легким, и еще – от хаоса к порядку. Самый главный треугольник основания в сущности произволен, он занимает пятно застройки, поэтому на северо-западе у него отрастает небольшой «горбик», на южной стороне впадина, и южный «нос» слегка повернут. Треугольники основной, средней части, как дворы, так и башни, разномастны, среди них встречается даже одна трапеция, а атриумы сливаются с входным вестибюлем, образуя два замысловатых «рога». Однако уже на уровне средних башен возникает характерная для Плоткина пара – центральное и северное здание похожи, хотя и не совсем. Окончательно же порядок торжествует в самом верху: там две тонкие башни зеркально отражают друг друга. Любимый прием Владимира Плоткина – зеркальные пары, воплотился в этом конгломерате, скажем так, стереометрически, будучи осложнен темой «природного» роста и «тектонического» разнообразия.

В одном из первых вариантов форма здания была более жесткой: предполагалось поставить на стилобат три одинаковые треугольные башни, соединенные переходами. Потом архитекторы «разрезали» их на середине высоты и построили «пирамиду». Тогда и возник силуэт в виде символической буквицы «М». Подобного «вертикального квартала» нет в портфолио обеих студий – его, по-видимому, надо признать результатом совместной работы людей, говорящих на одном языке.
© ТПО «Резерв» & MVSA
© ТПО «Резерв» & MVSA
© ТПО «Резерв» & MVSA
© ТПО «Резерв» & MVSA
© ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. Функциональное зонирование © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. Распределение очеердей строительства. © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План нулевого этажа © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План 2-го этажа © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План 5-го, 6-го и 7-го этажей © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План 9-го этажа © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План 39 этажа © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. План этажа с апартаментами © ТПО «Резерв» & MVSA
М-Сити. Фасад © ТПО «Резерв» & MVSA


Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

MVSA
ТПО «Резерв»

Проект:

М-Сити (Проект BR)
Россия, Москва, ММДЦ "Москва-Сити", участок №17-18

Авторский коллектив:
(mvsa): Roberto Meyer, Barry van Waveren, Andrew Tang, Huub Larink; (reserve): Владимир Плоткин, Сергей Гусарев, Антон Егерев, Наталья Толмачева, Алексей Платонов, Елена Кузнецова, Анастасия Иванова, Ольга Чалова, Азат Хасанов, Ольга Просвирина

2012

30 Мая 2012

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».