Картина разрушений

14 мая в анфиладе Музея архитектуры прессе был представлен отчет «Московское наследие. Точка невозврата», изданный совместно MAPS и SAVE Europe’s Heritage – соответственно московским и европейским обществами охраны архитектурного наследия. Это подробный и разносторонний разбор сложившейся ситуации, совмещающий историко-культурные очерки с анализом российского законодательства, европейского опыта и даже практическими советами. На пресс-конференции присутствовали многие известные журналисты и историки архитектуры

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 То, что московское строительство дошло до некоторой точки, совершенно очевидно – достаточно пройтись по центру. Серые скелеты прорастающих повсюду отливок новых зданий соседствуют с затянутыми зеленой сеткой фасадами следующих жертв. Промежутки плотно заставлены разномастными автомобилями, во дворах, как в XVII веке – решетки, не пройти. Кое-где построенные пять-семь лет назад неоконструктивизмы и псевдоисторизмы осыпаются и превращаются в руины, как и их прототипы, только с утроенной скоростью, а рядом блестит свежей краской очередная «реконструкция со сносом». Немудрено, что относительно «простой» москвич не станет выискивать среди всего этого достойных представителей современной архитектуры, а скорее будет считать всю ее – злом, не разбираясь, для кого строится очередной бетонный каркас. Так что страдают, пожалуй, все, кто любит хорошую архитектуру и склонен видеть в ней предмет искусства, а не только квадратные метры.
По статистике, собранной MAPS, за последние 5 лет в Москве было разрушено более 1000 зданий, причем более 200 из них – памятники, включая «вновь выявленные», которые также подлежат охране. Среди таковых Военторг, который сейчас строят заново в виде бетонного муляжа. Грубо реконструирован Планетарий, устроены подземные этажи под Манежем, гостиница «Москва» также строится заново.
Однако представленный отчет – это попытка не только констатировать ужасающее положение, но и разобраться в нем. Это симбиоз краткой истории московской архитектуры, сборника аналитических статей, каталога разрушений и практических рекомендаций для общественности, борющейся с тем или иным строительством. В нем есть на что посмотреть и что почитать – для тех, кто готов вникать в проблему. Очерки о московских усадьбах и авангарде соседствуют с историями разрушения гостиницы «Москва» и Военторга, достройки екатерининских руин «Царицына», статьями о доме Константина Мельникова, рядом с которым выкопан котлован, и даже о храме Василия Блаженного, который отреставрировали, да не совсем – кирпичные своды обходной галереи находятся на грани разрушения. Фоном для статей становятся фотографии, сопровожденные краткими комментариями, превращающие сборник в подобие каталога, хотя его создатели не претендуют на полноту перечней утраченных и разрушаемых зданий.
Тексты подобраны так, чтобы одновременно охватить максимум проблем московского наследия и в то же время служить обзором его ценности вообще. Среди исторических обзоров роль «ударного» акцента берет на себя статья, посвященная архитектуре русского авангарда, написанная совместно профессором Франциской Боллери из Дельфта и германским специалистом в области истории промышленной архитектуры Акселем Фолем. Ее авторы, в частности, придерживаются мнения, что двухъярусные квартиры, известные всему миру как часть «жилой единицы» Ле Корбюзье, были впервые использованы в доме Наркомфина М.Я. Гинзбурга и И.Ф. Милиниса, и уже оттуда заимствованы знаменитым французом. В статье высказана уверенность в том, сохранение и профессиональная реставрация дома возможна, и более того, авторы надеются на то, что будущие инвесторы найдут способы сохранить изначальную функцию, оставив хотя бы несколько жилых квартир.
Судя по текстам отчета, наиболее защищенной в Москве сейчас оказалась церковная архитектура – ей угрожают только мелкие достройки. Под ударом – вся гражданская архитектура, причем даже сложно сказать, что быстрее утрачивается – здания конструктивизма, на стороне которых вся мировая общественность, пусть даже к ней не очень прислушиваются, или палаты XVII-XVIII вв., часть которых спрятана в толще наслоений поздней городской застройки – их едва успевают обнаружить ученые, как сносят застройщики. Не менее рискованны в современной Москве позиции усадебных домов, особенно деревянных – хотя в отчете приведен известный случай удачной борьбы за них – когда благодаря выступлением проекта «Москва, которой нет» был профессионально реставрирован «дом Поливанова» в арбатских переулках. Также под угрозой памятники индустриальной архитектуры, причем даже удачные примеры приспособления, такие как центр Art Play, могут в ближайшем будущем исчезнуть – на месте этого здания уже планируется многоэтажное строительство; лишенная своей функции Шуховская башня также находится на грани аварийного состояния. Однако безусловно, самой беззащитной остается так называемая рядовая застройка – если памятники хотя бы есть кому защищать, а все сразу рядовые домики собой не закроешь, да и убедить окружающих в их ценности особенно сложно. А ведь с утратой немудрящей и полуразрушенной городской застройки, домишек и сарайчиков, можно сказать, что старая Москва перестанет существовать, а превратится в город вроде Новгорода и Пскова, уподобится жертвам фашистских бомбежек, с безликой городской тканью изредка инкрустированной бесценными шедеврами. Наиболее бескомпромиссной в этом отношении была позиция А.И. Комеча, памяти которого посвящен отчет – в интервью Алексея Ильича, перепечатанном в отчете, он прямо возводит московские муляжи последних десятилетий к восстановлению Янтарной комнаты и Храма Христа Спасителя.
Совместный отчет MAPS и SAVE, помимо закономерного охранительного пафоса, интересен аналитическим подходом к проблемам московского наследия: отдельные материалы посвящены теме муляжей – историям зданий, снесенных и замененных копиями. Также исследуется силуэт города и то влияние, которое на него производят даже сравнительно небольшие мансардные надстройки, и тем более высотные здания – стоит возникнуть одному, как все окружающие строения неизбежно рано или поздно «подрастут», а скорее всего – будут заменены на более крупные. Отдельная глава посвящена качественной современной архитектуре – это симптоматично и радует, потому что нередко охрана наследия и новые постройки оказываются априорными антагонистами – проще говоря, если строишь новое, то уже враг старого. В статье Эдмунда Харриса упомянуты Медный дом Сергея Скуратова и дом в Молочном Юрия Григоряна, а «новая классика» рассматривается как особенно перспективное, специфически московское направление, не имеющее прямых аналогов в современной европейской архитектуре и от этого еще более интересное.
Наибольшее впечатление производит заключительная часть каталога, посвященная практическим советам разного уровня. Так, статья секретаря SAVE Адама Уилкинсона в числе десяти факторов, угрожающих исторической Москве, называет такие трудноисправимые, как злоупотребления в системе городского управления и такие, на первый взгляд банальные, как то, что подавляющее большинство городских зданий после кончины СССР ни разу капитально не ремонтировалось. Однако в числе первых и наиболее важных причин автор упоминает перенасыщенность города автотранспортом – по мнению А. Уилкинсона, сколько ни строй гаражи и дороги, их будет мало. Умножение дорог это американский принцип, а европейцы уже некоторое время назад пришли к выводу, что сохранить исторические города можно только ограничив доступ машин. Кроме того, сейчас под многими зданиями городские власти стремятся выкопать паркинг, а это угрожает их сохранности. Главной же причиной московских утрат автор называет несовершенство городского законодательства, стимулирующее инвесторов к краткосрочным проектам. Распределение прав и интересов различных властей в отношении памятников архитектуры посвящен анализ Рустама Рахматуллина, а подробная статья Сергея Агеева представляет детальный и очень профессиональный разбор российских форм и методов охраны наследия в сравнении с опытом зарубежного законодательства.
Впрочем, как было сказано на пресс-конференции, законы у нас хорошие и даже очень, только они не всегда исполняются. И специалисты тоже хорошие, только их мало и их никто не слушает в тех случаях, когда хочется заработать много денег. По словам Адама Уилкинсона, в Великобритании тоже были подобные проблемы, во время экономического кризиса – наличие иностранного, не только положительного, но и отрицательного опыта вкупе в практикой его преодоления, утешает, хотя на настоящий момент пока еще очень слабо. В то же время, после постперестроечного затишья, в Москве опять разрастается движение в защиту старого города – его истории и структуре посвящен обзор Клементины Сесил.
В эмоциональном выступлении Натальи Душкиной, дочери знаменитого архитектора, построившего станцию метро «Маяковская», которая разрушается грунтовыми водами и «Детский мир», которому грозит реконструкция с уничтожением интерьеров, прозвучало, что теперь движение в защиту московского наследия могут обвинить в связях с иностранцами. Однако, с какой стороны ни посмотреть, кроме, конечно же, квасной-патриотической – это очень хорошо, что MAPS удалось привлечь внимание международных экспертов и журналистов к проблемам московского наследия. Во-первых, они наименее ангажированы, во-вторых, со стороны виднее, и кроме того, во многих странах есть опыт действия в похожей ситуации, а ведь известно, что в лучшие периоды своей истории Москва очень умело адаптировала иностранный опыт, создавая собственную, богатую и неповторимую, культуру. Теперь, может быть, пора воспользоваться этим талантом для того, чтобы сохранить, хотя бы отчасти, ее материальные свидетельства.

***


Отчет разослан президенту Владимиру Путину, мэру Москвы Юрию Лужкову, главному архитектору города Москвы Александру Кузьмину, главе Москомнаследия Валерию Шевчуку. Он не поступит в продажу, но все интересующиеся смогут получить один экземпляр бесплатно, обратившись в MAPS.
Клементина Сесил, MAPS
Эдмунд Харрис, MAPS
Адам Уилкинсон, SAVE
Марина Хрусталева, MAPS
Сергей Агеев, MAPS
Наталия Душкина

16 Мая 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».
Устоять на трех китах
В Гостином дворе открылась Арх Москва. Ее тема – «Устойчивость», но только редкие участники исследуют известные темы sustainability. Больше внимания уделено разного рода балансу и постоянству творческих поисков. Много разных и качественных арт-объектов, да и сама экспозиция тонко сбалансирована.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.