Картина разрушений

14 мая в анфиладе Музея архитектуры прессе был представлен отчет «Московское наследие. Точка невозврата», изданный совместно MAPS и SAVE Europe’s Heritage – соответственно московским и европейским обществами охраны архитектурного наследия. Это подробный и разносторонний разбор сложившейся ситуации, совмещающий историко-культурные очерки с анализом российского законодательства, европейского опыта и даже практическими советами. На пресс-конференции присутствовали многие известные журналисты и историки архитектуры

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

То, что московское строительство дошло до некоторой точки, совершенно очевидно – достаточно пройтись по центру. Серые скелеты прорастающих повсюду отливок новых зданий соседствуют с затянутыми зеленой сеткой фасадами следующих жертв. Промежутки плотно заставлены разномастными автомобилями, во дворах, как в XVII веке – решетки, не пройти. Кое-где построенные пять-семь лет назад неоконструктивизмы и псевдоисторизмы осыпаются и превращаются в руины, как и их прототипы, только с утроенной скоростью, а рядом блестит свежей краской очередная «реконструкция со сносом». Немудрено, что относительно «простой» москвич не станет выискивать среди всего этого достойных представителей современной архитектуры, а скорее будет считать всю ее – злом, не разбираясь, для кого строится очередной бетонный каркас. Так что страдают, пожалуй, все, кто любит хорошую архитектуру и склонен видеть в ней предмет искусства, а не только квадратные метры. 

По статистике, собранной MAPS, за последние 5 лет в Москве было разрушено более 1000 зданий, причем более 200 из них – памятники, включая «вновь выявленные», которые также подлежат охране. Среди таковых Военторг, который сейчас строят заново в виде бетонного муляжа. Грубо реконструирован Планетарий, устроены подземные этажи под Манежем, гостиница «Москва» также строится заново.

Однако представленный отчет – это попытка не только констатировать ужасающее положение, но и разобраться в нем. Это симбиоз краткой истории московской архитектуры, сборника аналитических статей, каталога разрушений и практических рекомендаций для общественности, борющейся с тем или иным строительством. В нем есть на что посмотреть и что почитать – для тех, кто готов вникать в проблему. Очерки о московских усадьбах и авангарде соседствуют с историями разрушения гостиницы «Москва» и Военторга, достройки екатерининских руин «Царицына», статьями о доме Константина Мельникова, рядом с которым выкопан котлован, и даже о храме Василия Блаженного, который отреставрировали, да не совсем – кирпичные своды обходной галереи находятся на грани разрушения. Фоном для статей становятся фотографии, сопровожденные краткими комментариями, превращающие сборник в подобие каталога, хотя его создатели не претендуют на полноту перечней утраченных и разрушаемых зданий.

Тексты подобраны так, чтобы одновременно охватить максимум проблем московского наследия и в то же время служить обзором его ценности вообще. Среди исторических обзоров роль «ударного» акцента берет на себя статья, посвященная архитектуре русского авангарда, написанная совместно профессором Франциской Боллери из Дельфта и германским специалистом в области истории промышленной архитектуры Акселем Фолем. Ее авторы, в частности, придерживаются мнения, что двухъярусные квартиры, известные всему миру как часть «жилой единицы» Ле Корбюзье, были впервые использованы в доме Наркомфина М.Я. Гинзбурга и И.Ф. Милиниса, и уже оттуда заимствованы знаменитым французом. В статье высказана уверенность в том, сохранение и профессиональная реставрация дома возможна, и более того, авторы надеются на то, что будущие инвесторы найдут способы сохранить изначальную функцию, оставив хотя бы несколько жилых квартир.

Судя по текстам отчета, наиболее защищенной в Москве сейчас оказалась церковная архитектура – ей угрожают только мелкие достройки. Под ударом – вся гражданская архитектура, причем даже сложно сказать, что быстрее утрачивается – здания конструктивизма, на стороне которых вся мировая общественность, пусть даже к ней не очень прислушиваются, или палаты XVII-XVIII вв., часть которых спрятана в толще наслоений поздней городской застройки – их едва успевают обнаружить ученые, как сносят застройщики. Не менее рискованны в современной Москве позиции усадебных домов, особенно деревянных – хотя в отчете приведен известный случай удачной борьбы за них – когда благодаря выступлением проекта «Москва, которой нет» был профессионально реставрирован «дом Поливанова» в арбатских переулках. Также под угрозой памятники индустриальной архитектуры, причем даже удачные примеры приспособления, такие как центр Art Play, могут в ближайшем будущем исчезнуть – на месте этого здания уже планируется многоэтажное строительство; лишенная своей функции Шуховская башня также находится на грани аварийного состояния. Однако безусловно, самой беззащитной остается так называемая рядовая застройка – если памятники хотя бы есть кому защищать, а все сразу рядовые домики собой не закроешь, да и убедить окружающих в их ценности особенно сложно. А ведь с утратой немудрящей и полуразрушенной городской застройки, домишек и сарайчиков, можно сказать, что старая Москва перестанет существовать, а превратится в город вроде Новгорода и Пскова, уподобится жертвам фашистских бомбежек, с безликой городской тканью изредка инкрустированной бесценными шедеврами. Наиболее бескомпромиссной в этом отношении была позиция А.И. Комеча, памяти которого посвящен отчет – в интервью Алексея Ильича, перепечатанном в отчете, он прямо возводит московские муляжи последних десятилетий к восстановлению Янтарной комнаты и Храма Христа Спасителя.

Совместный отчет MAPS и SAVE, помимо закономерного охранительного пафоса, интересен аналитическим подходом к проблемам московского наследия: отдельные материалы посвящены теме муляжей – историям зданий, снесенных и замененных копиями. Также исследуется силуэт города и то влияние, которое на него производят даже сравнительно небольшие мансардные надстройки, и тем более высотные здания – стоит возникнуть одному, как все окружающие строения неизбежно рано или поздно «подрастут», а скорее всего – будут заменены на более крупные. Отдельная глава посвящена качественной современной архитектуре – это симптоматично и радует, потому что нередко охрана наследия и новые постройки оказываются априорными антагонистами – проще говоря, если строишь новое, то уже враг старого. В статье Эдмунда Харриса упомянуты Медный дом Сергея Скуратова и дом в Молочном Юрия Григоряна, а «новая классика» рассматривается как особенно перспективное, специфически московское направление, не имеющее прямых аналогов в современной европейской архитектуре и от этого еще более интересное.

Наибольшее впечатление производит заключительная часть каталога, посвященная практическим советам разного уровня. Так, статья секретаря SAVE Адама Уилкинсона в числе десяти факторов, угрожающих исторической Москве, называет такие трудноисправимые, как злоупотребления в системе городского управления и такие, на первый взгляд банальные, как то, что подавляющее большинство городских зданий после кончины СССР ни разу капитально не ремонтировалось. Однако в числе первых и наиболее важных причин автор упоминает перенасыщенность города автотранспортом – по мнению А. Уилкинсона, сколько ни строй гаражи и дороги, их будет мало. Умножение дорог это американский принцип, а европейцы уже некоторое время назад пришли к выводу, что сохранить исторические города можно только ограничив доступ машин. Кроме того, сейчас под многими зданиями городские власти стремятся выкопать паркинг, а это угрожает их сохранности. Главной же причиной московских утрат автор называет несовершенство городского законодательства, стимулирующее инвесторов к краткосрочным проектам. Распределение прав и интересов различных властей в отношении памятников архитектуры посвящен анализ Рустама Рахматуллина, а подробная статья Сергея Агеева представляет детальный и очень профессиональный разбор российских форм и методов охраны наследия в сравнении с опытом зарубежного законодательства.

Впрочем, как было сказано на пресс-конференции, законы у нас хорошие и даже очень, только они не всегда исполняются. И специалисты тоже хорошие, только их мало и их никто не слушает в тех случаях, когда хочется заработать много денег. По словам Адама Уилкинсона, в Великобритании тоже были подобные проблемы, во время экономического кризиса – наличие иностранного, не только положительного, но и отрицательного опыта вкупе в практикой его преодоления, утешает, хотя на настоящий момент пока еще очень слабо. В то же время, после постперестроечного затишья, в Москве опять разрастается движение в защиту старого города – его истории и структуре посвящен обзор Клементины Сесил.

В эмоциональном выступлении Натальи Душкиной, дочери знаменитого архитектора, построившего станцию метро «Маяковская», которая разрушается грунтовыми водами и «Детский мир», которому грозит реконструкция с уничтожением интерьеров, прозвучало, что теперь движение в защиту московского наследия могут обвинить в связях с иностранцами. Однако, с какой стороны ни посмотреть, кроме, конечно же, квасной-патриотической – это очень хорошо, что MAPS удалось привлечь внимание международных экспертов и журналистов к проблемам московского наследия. Во-первых, они наименее ангажированы, во-вторых, со стороны виднее, и кроме того, во многих странах есть опыт действия в похожей ситуации, а ведь известно, что в лучшие периоды своей истории Москва очень умело адаптировала иностранный опыт, создавая собственную, богатую и неповторимую, культуру. Теперь, может быть, пора воспользоваться этим талантом для того, чтобы сохранить, хотя бы отчасти, ее материальные свидетельства.  

Клементина Сесил, MAPS
Эдмунд Харрис, MAPS
Адам Уилкинсон, SAVE
Марина Хрусталева, MAPS
Сергей Агеев, MAPS
Наталия Душкина


0

16 Мая 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.