Картина разрушений

14 мая в анфиладе Музея архитектуры прессе был представлен отчет «Московское наследие. Точка невозврата», изданный совместно MAPS и SAVE Europe’s Heritage – соответственно московским и европейским обществами охраны архитектурного наследия. Это подробный и разносторонний разбор сложившейся ситуации, совмещающий историко-культурные очерки с анализом российского законодательства, европейского опыта и даже практическими советами. На пресс-конференции присутствовали многие известные журналисты и историки архитектуры

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
То, что московское строительство дошло до некоторой точки, совершенно очевидно – достаточно пройтись по центру. Серые скелеты прорастающих повсюду отливок новых зданий соседствуют с затянутыми зеленой сеткой фасадами следующих жертв. Промежутки плотно заставлены разномастными автомобилями, во дворах, как в XVII веке – решетки, не пройти. Кое-где построенные пять-семь лет назад неоконструктивизмы и псевдоисторизмы осыпаются и превращаются в руины, как и их прототипы, только с утроенной скоростью, а рядом блестит свежей краской очередная «реконструкция со сносом». Немудрено, что относительно «простой» москвич не станет выискивать среди всего этого достойных представителей современной архитектуры, а скорее будет считать всю ее – злом, не разбираясь, для кого строится очередной бетонный каркас. Так что страдают, пожалуй, все, кто любит хорошую архитектуру и склонен видеть в ней предмет искусства, а не только квадратные метры.
По статистике, собранной MAPS, за последние 5 лет в Москве было разрушено более 1000 зданий, причем более 200 из них – памятники, включая «вновь выявленные», которые также подлежат охране. Среди таковых Военторг, который сейчас строят заново в виде бетонного муляжа. Грубо реконструирован Планетарий, устроены подземные этажи под Манежем, гостиница «Москва» также строится заново.
Однако представленный отчет – это попытка не только констатировать ужасающее положение, но и разобраться в нем. Это симбиоз краткой истории московской архитектуры, сборника аналитических статей, каталога разрушений и практических рекомендаций для общественности, борющейся с тем или иным строительством. В нем есть на что посмотреть и что почитать – для тех, кто готов вникать в проблему. Очерки о московских усадьбах и авангарде соседствуют с историями разрушения гостиницы «Москва» и Военторга, достройки екатерининских руин «Царицына», статьями о доме Константина Мельникова, рядом с которым выкопан котлован, и даже о храме Василия Блаженного, который отреставрировали, да не совсем – кирпичные своды обходной галереи находятся на грани разрушения. Фоном для статей становятся фотографии, сопровожденные краткими комментариями, превращающие сборник в подобие каталога, хотя его создатели не претендуют на полноту перечней утраченных и разрушаемых зданий.
Тексты подобраны так, чтобы одновременно охватить максимум проблем московского наследия и в то же время служить обзором его ценности вообще. Среди исторических обзоров роль «ударного» акцента берет на себя статья, посвященная архитектуре русского авангарда, написанная совместно профессором Франциской Боллери из Дельфта и германским специалистом в области истории промышленной архитектуры Акселем Фолем. Ее авторы, в частности, придерживаются мнения, что двухъярусные квартиры, известные всему миру как часть «жилой единицы» Ле Корбюзье, были впервые использованы в доме Наркомфина М.Я. Гинзбурга и И.Ф. Милиниса, и уже оттуда заимствованы знаменитым французом. В статье высказана уверенность в том, сохранение и профессиональная реставрация дома возможна, и более того, авторы надеются на то, что будущие инвесторы найдут способы сохранить изначальную функцию, оставив хотя бы несколько жилых квартир.
Судя по текстам отчета, наиболее защищенной в Москве сейчас оказалась церковная архитектура – ей угрожают только мелкие достройки. Под ударом – вся гражданская архитектура, причем даже сложно сказать, что быстрее утрачивается – здания конструктивизма, на стороне которых вся мировая общественность, пусть даже к ней не очень прислушиваются, или палаты XVII-XVIII вв., часть которых спрятана в толще наслоений поздней городской застройки – их едва успевают обнаружить ученые, как сносят застройщики. Не менее рискованны в современной Москве позиции усадебных домов, особенно деревянных – хотя в отчете приведен известный случай удачной борьбы за них – когда благодаря выступлением проекта «Москва, которой нет» был профессионально реставрирован «дом Поливанова» в арбатских переулках. Также под угрозой памятники индустриальной архитектуры, причем даже удачные примеры приспособления, такие как центр Art Play, могут в ближайшем будущем исчезнуть – на месте этого здания уже планируется многоэтажное строительство; лишенная своей функции Шуховская башня также находится на грани аварийного состояния. Однако безусловно, самой беззащитной остается так называемая рядовая застройка – если памятники хотя бы есть кому защищать, а все сразу рядовые домики собой не закроешь, да и убедить окружающих в их ценности особенно сложно. А ведь с утратой немудрящей и полуразрушенной городской застройки, домишек и сарайчиков, можно сказать, что старая Москва перестанет существовать, а превратится в город вроде Новгорода и Пскова, уподобится жертвам фашистских бомбежек, с безликой городской тканью изредка инкрустированной бесценными шедеврами. Наиболее бескомпромиссной в этом отношении была позиция А.И. Комеча, памяти которого посвящен отчет – в интервью Алексея Ильича, перепечатанном в отчете, он прямо возводит московские муляжи последних десятилетий к восстановлению Янтарной комнаты и Храма Христа Спасителя.
Совместный отчет MAPS и SAVE, помимо закономерного охранительного пафоса, интересен аналитическим подходом к проблемам московского наследия: отдельные материалы посвящены теме муляжей – историям зданий, снесенных и замененных копиями. Также исследуется силуэт города и то влияние, которое на него производят даже сравнительно небольшие мансардные надстройки, и тем более высотные здания – стоит возникнуть одному, как все окружающие строения неизбежно рано или поздно «подрастут», а скорее всего – будут заменены на более крупные. Отдельная глава посвящена качественной современной архитектуре – это симптоматично и радует, потому что нередко охрана наследия и новые постройки оказываются априорными антагонистами – проще говоря, если строишь новое, то уже враг старого. В статье Эдмунда Харриса упомянуты Медный дом Сергея Скуратова и дом в Молочном Юрия Григоряна, а «новая классика» рассматривается как особенно перспективное, специфически московское направление, не имеющее прямых аналогов в современной европейской архитектуре и от этого еще более интересное.
Наибольшее впечатление производит заключительная часть каталога, посвященная практическим советам разного уровня. Так, статья секретаря SAVE Адама Уилкинсона в числе десяти факторов, угрожающих исторической Москве, называет такие трудноисправимые, как злоупотребления в системе городского управления и такие, на первый взгляд банальные, как то, что подавляющее большинство городских зданий после кончины СССР ни разу капитально не ремонтировалось. Однако в числе первых и наиболее важных причин автор упоминает перенасыщенность города автотранспортом – по мнению А. Уилкинсона, сколько ни строй гаражи и дороги, их будет мало. Умножение дорог это американский принцип, а европейцы уже некоторое время назад пришли к выводу, что сохранить исторические города можно только ограничив доступ машин. Кроме того, сейчас под многими зданиями городские власти стремятся выкопать паркинг, а это угрожает их сохранности. Главной же причиной московских утрат автор называет несовершенство городского законодательства, стимулирующее инвесторов к краткосрочным проектам. Распределение прав и интересов различных властей в отношении памятников архитектуры посвящен анализ Рустама Рахматуллина, а подробная статья Сергея Агеева представляет детальный и очень профессиональный разбор российских форм и методов охраны наследия в сравнении с опытом зарубежного законодательства.
Впрочем, как было сказано на пресс-конференции, законы у нас хорошие и даже очень, только они не всегда исполняются. И специалисты тоже хорошие, только их мало и их никто не слушает в тех случаях, когда хочется заработать много денег. По словам Адама Уилкинсона, в Великобритании тоже были подобные проблемы, во время экономического кризиса – наличие иностранного, не только положительного, но и отрицательного опыта вкупе в практикой его преодоления, утешает, хотя на настоящий момент пока еще очень слабо. В то же время, после постперестроечного затишья, в Москве опять разрастается движение в защиту старого города – его истории и структуре посвящен обзор Клементины Сесил.
В эмоциональном выступлении Натальи Душкиной, дочери знаменитого архитектора, построившего станцию метро «Маяковская», которая разрушается грунтовыми водами и «Детский мир», которому грозит реконструкция с уничтожением интерьеров, прозвучало, что теперь движение в защиту московского наследия могут обвинить в связях с иностранцами. Однако, с какой стороны ни посмотреть, кроме, конечно же, квасной-патриотической – это очень хорошо, что MAPS удалось привлечь внимание международных экспертов и журналистов к проблемам московского наследия. Во-первых, они наименее ангажированы, во-вторых, со стороны виднее, и кроме того, во многих странах есть опыт действия в похожей ситуации, а ведь известно, что в лучшие периоды своей истории Москва очень умело адаптировала иностранный опыт, создавая собственную, богатую и неповторимую, культуру. Теперь, может быть, пора воспользоваться этим талантом для того, чтобы сохранить, хотя бы отчасти, ее материальные свидетельства.

***


Отчет разослан президенту Владимиру Путину, мэру Москвы Юрию Лужкову, главному архитектору города Москвы Александру Кузьмину, главе Москомнаследия Валерию Шевчуку. Он не поступит в продажу, но все интересующиеся смогут получить один экземпляр бесплатно, обратившись в MAPS.
Клементина Сесил, MAPS
Эдмунд Харрис, MAPS
Адам Уилкинсон, SAVE
Марина Хрусталева, MAPS
Сергей Агеев, MAPS
Наталия Душкина

16 Мая 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.