English version

ABD Architects: офисы городу нужны, но в разумных количествах

Наши сегодняшние собеседники – Борис Левянт и Сергей Крючков, руководители архитектурного бюро ABD Architects, отмечающего в этом году 20-летие своей деятельности.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Борис Левянт
Сергей Крючков
Архи.ру: Львиную долю проектов и построек ABD Architects всегда составляли офисы. Как складывается работа компании сегодня, когда город фактически принял решение о прекращении строительства новых офисных комплексов?

Борис Левянт: Сейчас преобладают конкурсные проекты – за последний год мы участвовали в огромном количестве архитектурных конкурсов, какие-то выигрывая, какие-то проигрывая. Бывало и так, что формально победа была присуждена другой компании, но по прошествии какого-то времени заказчик вновь связывался с нами и выражал желание сотрудничать именно с ABD Architects. При этом хочу подчеркнуть, что сегодня конкурсы чаще всего проводятся именно на эскизы, первоначальные идеи. Фактически архитекторы получают ТЗ и должны как можно быстрее выдать в ответ эскиз и цену. Раньше на подобные условия никто не соглашался, но кризис эту ситуацию в корне изменил. К сожалению, чаще всего это оборачивается плагиатом интересных планировочных идей: понравившийся заказчику эскиз затем передается архитектору, назвавшему самую низкую цену.

Сергей Крючков: Вообще в том, что конкурсы сегодня преобладают над всей остальной архитектурной деятельностью, мы видим явную тенденцию. Заказчики, очевидно, прощупывают рынок, организуя конкурсы по любому поводу? 

Архи.ру: Это связано с тем, что новые правила игры в городе еще не сформированы?

Сергей Крючков: Думаю, что да. Я бы назвал это Периодом Большого Шопинга. Никуда не торопясь, заказчики ходят и смотрят, кого бы и что бы им еще попробовать.

Борис Левянт: Проблема девелоперов понятна: площадки достались им по немыслимым ценам, и теперь это сводит на нет любые усилия по их освоению. Даже в ноль сыграть невозможно. Поэтому все, что они сейчас могут сделать без потерь для своего бизнеса, так это оценить возможности потенциальной застройки, опираясь, в основном, на интуитивный опыт архитектора по взаимоотношению с городом, и, получив от него цифры, попытаться этот проект продать. В общем, реальное строительство при этом не предполагается в принципе, поэтому проектирование приобретает все более условный, «оторванный от жизни» характер.

Что же касается запрета на строительство офисов, то лично я с ним категорически не согласен. Офисов городу не хватает, и это видно невооруженным глазом: цены аренды уже дошли до докризисного уровня.  Тотальный запрет эту ситуацию будет только усугублять. Другое дело, что при освоении каждой отдельно взятой площадки необходимо очень тщательно обсуждать, какие именно офисы и сколько их может быть построено. Если не пытаться впихнуть на любой пятачок земли сто тысяч квадратных метров, а ограничиться пятьюдесятью или даже двадцатью, в общем, если ставить во главу угла градостроительную целесообразность, то продолжать строить офисы можно и нужно. Но, повторю, поскольку девелоперы затратили слишком много средств на получение самих участков, это вряд ли возможно.

Архи.ру: И именно поэтому многие эксперты восприняли нынешнее «затишье» как благо – целый ряд одиозных с точки зрения градостроительства проектов был остановлен или даже отменен.

Борис Левянт: Безусловно, в нынешней ситуации есть и позитивные моменты. В частности, территории, которые могли бы быть в инвестиционном запале застроены черт те чем (самый гнетущий пример, на мой взгляд, это строящаяся высотка в Оружейном переулке), сейчас фактически получили шанс на второе рождение. В частности, это территория так называемого Большого Сити, где и у нас было несколько проектов. На мой взгляд, для освоения столь огромной площади нужна более внятная и разумная идеология. Думаю, теперь для создания таковой у Большого Сити есть в запасе год, а то и все два…

Архи.ру: Не менее активно сегодня в профессиональном сообществе и прессе обсуждается вопрос введения в нашей стране европейских норм проектирования строительных конструкций, так называемых еврокодов. Разделяете ли вы позицию многих ваших коллег о том, что это представляет реальную угрозу для профессии и отечественной архитектурной школы в целом?

Борис Левянт: Я бы ответил так: поговорят-поговорят и успокоятся. На мой взгляд, это не ставит под угрозу профессию. Ведь речь идет, в первую очередь, о зданиях, которые возводятся с применением сборных конструкций, поставляемых из-за рубежа. Раньше девелоперов заставляли делать на них полное ТЭО, теперь этого, к счастью, не будет. Разве плохо?

Сергей Крючков: Вообще хорошо бы помнить о том, что мы сталкиваемся с этим вопросом далеко не в первый раз. Так, скажем, в начале 1990-х, когда в Москве еще не было офисов, первые из них возникли в привезенных немцами сборных домиках из сэндвич-панелей и отделанных виниловым сайдингом. И они есть до сих пор – на Селезневке, например, на улице Сергея Макеева. Помешало ли это профессии? Или, наоборот, многому ее научило и заставило освоить принципиально новый жанр? Лично я убежден в том, что одна из главных проблем, которая стоит сегодня перед отечественным зодчеством, это низкий уровень самого зодчества, и решать в первую очередь нужно ее.

Борис Левянт: При очень высоком уровне самооценки!

Сергей Крючков: Если бы это было не так, то не было бы и необходимости приглашать иностранцев и привязывать готовые решения. К сожалению, отечественные архитекторы очень сильно себя дискредитировали – за время расцвета т.н. московского стиля и обслуживания хищнических интересов девелоперов. Инвесторы были готовы строить миллионы квадратных метров, и находились коллеги, которые воплощали эти замыслы в жизнь, не думая ни об экологии, ни о городе, ни о собственной профессиональной ответственности.

Борис Левянт: Если вернуться к вопросу о нормах, то, что действительно нужно пересмотреть, так это противопожарные нормы. Взять хотя бы наши нормы, связанные с проектированием парковок, которые предусматривают, что в случае пожара нужно спасать не только людей, но и машины!

Сергей Крючков: Ну, с другой стороны, разработчиков этих норм тоже можно понять. Они исходят из того, что любые системы в любой момент могут у нас отказать. К сожалению, основная проблема отечественных норм – в их неконкретности и высоком коррупционном потенциале. Возможность трактовать их не менее широко, чем Талмуд трактует Тору, преумножает ряды нечистых на руку чиновников. И поскольку нормы продолжают менять тоже чиновники, надежды на благополучный исход мало. Впрочем, сейчас якобы появился полигон передового нормотворчества – Сколково. Подождем, насколько эффективной окажется начатая там работа.

Архи.ру: Борис Владимирович не раз высказывал мнение о том, что кардинального пересмотра требует и вопрос о проведении госэкспертизы проектов.

Борис Левянт: Лично меня в этом смысле очень обнадежила информация о том, что заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Козак на одном из недавних совещаний со строителями лично поставил вопрос о том, зачем нужна экспертиза. Для меня одно то, что госчиновник хотя бы предполагает, что экспертиза может быть не нужна, уже звучит как благая весть. Я действительно считаю, что все экспертизы можно отменить, за исключением тех, которые назначает страховая компания. Ведь главный парадокс нынешнего положения вещей заключается в том, что экспертиза сама ни за что не отвечает! Уголовную ответственность несет тот, кто прогнулся под требования эксперта, то есть архитектор.

Сергей Крючков: Это ситуация напоминает мне тяготы прохождения техосмотра в ГАИ... Плюс в экспертизу, как правило, идут люди, которые в коммерческом проектировании оказались не слишком востребованы. Лично мне очень сомнительно, что они могут знать про проектирование больше, чем специалисты, ежедневно и плотно занятые в этой сфере.

Архи.ру: Правильно ли я понимаю, что на выставке, посвященной 20-летию деятельности компании, которая в Москве пройдет в сентябре этого года, вы намерены сформулировать все эти наболевшие вопросы наиболее остро и дать на них свои ответы?

Сергей Крючков: Нашу позицию мы сформулируем опосредованно – через проекты, которые мы разработали и смогли реализовать за эти годы. ABD Architects никогда не были нонконформистами, наоборот, работая для бизнеса, мы работали и продолжаем работать с людьми, которые стараются постичь существующую реальность и вписаться в нее, по возможности эффективно. Так что мы в каком-то смысле, конечно, оппозиционны архитектурному большинству и истеблишменту, который оно обслуживает, но это оппозиция совместная с бизнесом, который тоже страдает от системы.    
zooming
Бизнес-центр «Белая Площадь». Фото с www.whitesquare.su
Многофункциональный торгово-офисный комплекс, Нахимовский пр-т, вл.58
zooming
Многофункциональный комплекс «Принципал Плаза»
zooming
Многофункциональный торгово-развлекательный центр и бизнес-парк «Метрополис»
zooming
Многофункциональный торгово-развлекательный центр и бизнес-парк «Метрополис»
zooming
Бизнес-центр «Западные ворота»
zooming
Бизнес-парк «Крылатские холмы»
Многофункциональный административный комплекс, 1-ый Красногвардейский пр-д, 12
Многофункциональное здание с выставочным комплексом «Mercedes-Plaza»
Сервисный комплекс и административное здание «Спорт-Мастер»
Концепция развития особой экономической зоны технико-внедренческого типа в г.Томске
Интерьер компании Johnson& Johnson
Интерьер компании Baccardi
Архитектор:
Борис Левянт
Сергей Крючков

27 Июня 2011

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.