Театр архитектора Гольца, или «Малые вещи» большого мастера

В Музее архитектуры им. А. В. Щусева проходит выставка театральных работ Георгия Гольца. Ее можно считать своеобразным отчетом музея о новых поступлениях: не так давно значительная часть корпуса театральных работ мастера – более двух сотен листов графики и фотографий – была передана в дар Музею дочерью архитектора Никой Георгиевной Гольц.

Автор текста:
Илья Печёнкин

24 Марта 2011
mainImg
В Аптекарском приказе в строго хронологическом порядке размещены эскизы костюмов, декораций, кукол-марионеток, фотографии осуществленных постановок, включая «Электру» 1946 года в театре им. Евг. Вахтангова, которая явилась последней реализацией Гольца-сценографа: его не стало за два дня до премьеры. Аскетичный (в духе ордерных декораций к «Электре») дизайн экспозиции создает деликатный фон для интимного, но полного эмоциональной жизни мира сценических образов.

Сюжет под названием «архитектор и театр» – необычайно благодатен, диапазон вызываемых им ассоциаций простирается от Андреа Палладио с его Театро Олимпико до Федора Шехтеля, начинавшего как художник антрепризы Михаила Лентовского. Именно русский Серебряный век сделал причастность Мельпомене едва ли не долгом подлинного художника. То, что Гольц, рожденный на излете XIX столетия, ухватил искру этого божественного вдохновения, кажется несомненным, когда вглядываешься в хрупкие, слегка подцвеченные акварелью листы его театральных эскизов, напоминающих изящные декорации Бенуа и Сомова (Гольц являлся страстным поклонником творчества последнего) или фигуры Бакста, экспрессивно заполняющие собой весь отпущенный художнику формат.

Представленные на выставке фотографии добавляют штрихи к портрету мастера: сцена из драматического спектакля, поставленного учащимися Медведниковской гимназии; в ролях – Георгий Гольц и Юрий Завадский. «…Гольц был архитектором, но театр оставался его любовью», – эти слова прославленного режиссера использованы в качестве эпиграфа выставки. К сказанному следует добавить актерские «опыты» в немом кинофильме «Драма в кабаре футуристов № 13» и первой постановке «Мистерии Буфф» Владимира Маяковского, где Гольц исполнял роль Американца. Его биография местами загадочна, а художественная натура полна контрастов: ему были близки одновременно утонченность «Мира искусства» и брутальная эстетика Ларионова; его талант в равной степени принадлежал искусству, противостоящему Вечности, и самому мимолетному из искусств.

Две трети экспозиции – это работы, выполненные Гольцем для Детского музыкального театра Натальи Сац, с которой он сотрудничал на протяжении всей жизни. Эскизы костюмов к этим постановкам – а правильнее сказать, законченные сценические образы – наделены чертами гротеска и демонстрируют явное родство с хлесткой сатирической графикой 1920-х годов. Еще острее эти особенности манеры Гольца проявлены в эскизах к неосуществленной постановке «Золушки» в Ленинградском кукольном театре под руководством Евгения Деммени (1944). Интрига выставки обусловлена тем, что Гольц-архитектор 30-х-40-х производит совсем иное впечатление. Ученик рационалиста Николая Ладовского во ВХУТЕМАСе, так и не принявший формалистических принципов авангарда, он в зрелый период творчества – один из участников знаменитой «квадриги Жолтовского» (Г. Гольц, М. Парусников, И. Соболев, С. Кожин), выступивший соавтором мэтра советского неоренессанса в конкурсном проекте Дворца Советов (1932).

Его профессиональное кредо было сформировано классикой, и в случае Гольца нет оснований видеть в этом что-либо, кроме честного выбора и  искренней веры в существование универсальной гармонии, превосходящей в своей значимости все технические и эстетические революции: «Аэроплан Блерио устарел, смешон, а Парфенон и сейчас прекрасен». Будучи во главе планировочной мастерской Моссовета, проектируя восстановление и реконструкцию Сталинграда, Смоленска, Киева и Владимира, разрабатывая фасады жилых домов заводского изготовления и т. д., Гольц создавал архитектуру академичную и, как следствие, бескомпромиссно серьезную. Его театральные работы обнаруживают противоположный полюс творческой натуры, погруженный в стихию непрестанных метаморфоз и программно «антиклассичный». (Пожалуй, только в «Электре», сценографию которой он разрабатывал совместно с Верой Мухиной, Гольц, ограничивая пространство колоннадами «пестумской» дорики, предстает как подлинный классицист, впрочем, чуждый всякого археологизма.)

Говоря о своей работе для театра, архитектор признавался: «На известном этапе это была, быть может, единственная возможность проверки и осуществления ряда интересовавших меня проблем». Действительно, несмотря на отмеченные несходства «архитектурной» и «театральной» сторон художественной натуры Г. Гольца, он и в сценографии решал в первую очередь задачу овладения пространством (и свободной его трансформации), пользуясь важным преимуществом, которое предоставляет сцена — возможностью раскрытия образа через движение во времени. Своеобразное «бегство в театр» для художника времени большого триумфального стиля — почти закономерность, предписанная громоздкостью стоящей перед искусством социальной задачи. Подмостки детского театра, с их камерным масштабом и заведомо чуть более либеральным регламентом, в определенный момент оказались последним пространством для эстетического эксперимента, необходимого любому, даже самому «классичному» и традиционалистскому искусству. Как заметил сам Георгий Гольц, «для художника в искусстве нет малых вещей». Внешняя простота заключенной в этих словах идеи не отменяет ее справедливости, в которой можно еще раз убедиться под сводами Аптекарского приказа.
Выставка «Театр Гольца: из наследия архитектора» в Аптекарском приказе Музея архитектуры. Фото: Илья Печенкин
Эскизы к кукольному спектаклю «Золушка» по сценарию Т.Г. Габбе Ленинградский кукольный театр. Режиссер Е.С. Деммени. 1944 Декорация городской панорамы «Поездка Золушки во дворец Принца». © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева
Спектакль «Электра» 1946 года в театре им. Евг. Вахтангова. Сценография – В. И. Музина и Г. П. Гольц. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева
Домашние наряды сестер Золушки – Гортензии и Жавотты. Эскизы к кукольному спектаклю «Золушка» по сценарию Т.Г. Габбе. Ленинградский кукольный театр. Режиссер Е.С. Деммени. 1944. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева
Костюм со свастикой. Эскизы костюмов политических гротесков для танцев актера А.А. Румнева. 1931 © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева
Голова куклы-принца в розовом парике. Эскизы к кукольному спектаклю «Золушка» по сценарию Т.Г. Габбе. Ленинградский кукольный театр. Режиссер Е.С. Деммени. 1944. © Государственный музей архитектуры им. А.В. Щусева


24 Марта 2011

Автор текста:

Илья Печёнкин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.