Гордость и предубеждение

После остановки одиозной стройки «Охта-центра» у археологов нет денег даже на то, чтобы правильно законсервировать бесценные находки

18 Января 2011
mainImg
В прошедшую среду в музее и общественном центре имени Андрея Сахарова Петр Сорокин, руководитель археологической экспедиции Северо-Западного НИИ культурного и природного наследия, рассказал на заседании клуба «Архнадзора» об открытиях археологов, сделанных на месте недавно отмененной стройки «Охта-центра», и о новых проблемах.

После того, как строительство «Охта-центра» было в декабре отменено губернатором Петербурга, его история раздвоилась и стала развиваться по двум направлениям. Представители «Газпром-нефти» рассматривают новые площадки для строительства офиса, обиженно грозясь уйти из Петербурга вместе с налогами (хотя, как подсчитала недавно Новая газета, этих налогов не так уж много, всего-то 5% от городского бюджета). Археологи же уповают на создание музея на месте раскопанных в устье реки Охты четырех крепостей и уникальной неолитической стоянки. А также и на продолжение раскопок. Но пока что нет денег даже на то, чтобы правильно законсервировать то, что найдено. Для этого и привезли в московский центр Андрея Сахарова выставку – чтобы привлечь внимание, напомнив об обнаруженных исторических ценностях.

Хотя раскопки «Охты» подробнейшим образом описаны в прессе, не грех и повторить. Во-первых, тут обнаружилось несколько неолитических поселений, существовавших с пятого тысячелетия до нашей эры на берегу бывшего здесь Литоринового моря (река Нева тогда еще не образовалась), и смытых в третьем тысячелении до нашей эры наводнением. То, что осталось от этих стоянок: деревянные ловушки для рыбы, берестяные грузила, черепки посуды и янтарные пуговицы – это очень обширный и хорошо сохранившийся археологический памятник, уникальный, во всей Северной Европе таких единицы. К тому же это первые стоянки эпохи неолита, найденные в районе (для того времени будущей) реки Невы. В числе прочего их изучение могло бы помочь ученым разобраться в том, когда и как эта странная река, текущая из озера в море, образовалась.

Далее, археологи нашли ров от новгородской (или ижорской) крепости, о которой вообще никто никогда не знал – никаких письменных свидетельств об этом треугольном «мысовом укреплении» (это типичный древнерусский тип укрепления), нет, и датировать его сложно. Но так как шведская крепость Ландскрона (это название переводится как «Венец земель», возможно потому, что крепость стояла на краю шведских владений), построенная в 1300 году, стоит поверх этого рва, то, значит, новгородская крепость была построена раньше. Археологи ориентировочно считают ее построенной в XIII веке. Но только один ров этой крепости попал в зону раскопок, а собственно мыс – не попал, так что это находка еще очень мало изучена.

Охтинский мыс и земли вокруг него постоянно переходили от русских шведам и обратно. Крепость Ландскрона, которую шведы построили в 1300, через год сжег и разрушил сын Александра Невского князь Андрей Городецкий. Ее фундаменты нашлись при раскопках, деревянные и с прямоугольным планом. Ландскорна была большим укреплением, одна только ее южная стена в длину 100 метров. Она была примерно вдвое крупнее Выборгской крепости, построена на 7 лет раньше, и, как сообщает летопись, в строительстве участвовал мастер из Рима. Значит, это первая итальянская крепость, построенная на русской территории, на 200 лет старше московского Кремля – заключает доктор наук и учитель Петра Сорокина Анатолий Кирпичников (хотя нельзя забывать, что крепость в отличие от Кремля строили, конечно же, не русские, а шведы против русских… но все же).

Как выяснилось в ходе раскопок, Ландскрона была окружена двумя параллельными линиями рвов, глубиной по два метра и шириной порядка трех. За рвом был ручей (или протока), который использовался в качестве дополнительной естественной преграды. Внутри крепости обнаружены остатки трех сгоревших, скорее всего при штурме, деревянных зданий. А в ее западной части археологи открыли очень хорошо сохранившийся сруб – основание квадратной крепостной башни, наблюдательной или даже донжона, жилого укрепления (внутри башни обнаружились остатки колодца). Возможно, этот сруб и есть «погребная башня», где, согласно сообщению «Хроники Эрика», шведские защитники города запирались от новгородцев прежде, чем окончательно сдаться. Сруб 1300 года вполне можно было бы вынуть из земли и перенести в музей.

Через некоторое время после падения шведской Ландскроны мыс заняло торговое русское поселение «Невское устье»; шведы называли его Ниен. В конце XVI века там был гостиный двор, пристань и православная церковь. Впрочем, рвы XIV века, хоть и частично, но сохранялись и вероятно использовались. В Смутное время эти земли вновь перешли к шведам, которые в 1611 году выстроили здесь новую крепость Ниеншанц. От этого, первого Ниеншанца сохранились остатки бастионной системы и дерновая кладка в основании вала. Второй был построен после того, как стольник Потемкин взял и разрушил, но не смог удержать крепость в 1656 году. Между 1661 и 1677 шведы построили крепость в виде пятиконечной звезды с пятью бастионами (пик достижений тогдашней фортификации, таких крепостей известно в Европе достаточно много). Вокруг крепости появились новые рвы, а внутри – каменные и деревянные постройки.
Археологи исследовали три бастиона, Карлов, Мертвый и Гельмфельтов, ров и куртины между ними, платформы для стрельбы во время осады; обнаружили потайной ход с обитой металлическими полосами деревянной дверью. Внутри крепости нашли каменное здание с медеплавильной печью; его пол был выложен валунами. Во рвах обнаружились ядра, осколки снарядов, мортирные бомбы весом до 75 килограммов, по-видимому, оставшиеся от последней битвы с Петром I в 1703 году.

Таким образом, Петр Сорокин обнаружил на Охтинском мысу «петербургскую Трою», многослойный и богатейший памятник археологии, который по закону следует наделить охранным статусом, запрещающим что-либо строить на его территории. История с раскопками получилась не менее «многослойная». В 2009 году, после того, как руководитель экспедиции отказывался подписать документы, разрешающие строительство на территории обнаруженных памятников, его отстранили от раскопок, пригласив на его место Наталью Соловьеву, руководителя группы охранной археологии Института истории материальной культуры РАН. А на первую, отстраненную группу археологов подали в суд, требуя вернуть 29 млн., заплаченные за работу. Суд археологи выиграли в конце прошедшего 2010 года, почти одновременно с объявлением об отмене строительства башни, и даже отсудили у заказчиков 11 млн.

Наталья Соловьева, исследуя, по ее словам, «периферийные» участки на Охтинском мысу, заключила, что никаких неолитических стоянок тут не было, а просто люди приходили на это место ловить рыбу, вот как мы сейчас иногда с палатками выбираемся на рыбалку. Работая на мысу, который не успел изучить Сорокин, Наталья Соловьева не обнаружила там никаких следов предполагаемого новгородского укрепления XII века. И в целом ее выводы значительно сдержаннее. Спокойно отозвалась о сенсации и группа экспертов под руководством доктора наук Леонида Беляева, определив сохранность находок как «низкую». Комментируя разногласия среди специалистов, КоммерсантЪ замечает, что «Газпром» финансирует охранные раскопки на многих участках строительства и таким образом является важным заказчиком археологических работ…

Более удивительно то, что сообщил доктор наук Сергей Белецкий: Наталья Соловьева, которую инвестор (ОДЦ «Охта») пригласил руководить раскопками в конце 2009 года, когда отстранил от работ Петра Сорокина, бросила открытыми не только изученные ею памятники, но еще и вскрыла часть бастионов, ранее законсервированных Сорокиным. В ее договор 2010 года попросту не была включена консервация найденных памятников. К весне, а может быть и раньше, с перепадами температур, остатки Ниеншанца начнут разрушаться – расплываться в грязи и гнить.

Археологи предлагают устроить на этом месте музей (в Европе существует несколько аналогичных музеев: это Даугавпилсская крепость в Латвии, замок Кастеллет в Дании, крепость Буртанж в Нидерландах), есть даже проект создания Археологического музея Петербурга. Как справедливо заметил завсектором архитектурной археологии Эрмитажа Олег Ионнисян, сохранение валов на месте необходимо для того, чтобы впоследствии ученые могли возвращаться к их изучению на новом уровне знаний и возможностей. Так что на этом месте можно даже строить, но так, чтобы доступ к памятникам был открыт и они не разрушались, поэтому лучший выход это ландшафтный музей прямо на месте находок. Инвестор, помнится, тоже планировал археологический музей, и даже открыл его в 2003 году. Археологический музей «Ниеншанц» существовал на деньги Фонда культурного наследия «Охта» в помещении, предоставленном ОАО «Газпром Нефть». Ну, понятно, что сейчас сайт музея и фонда уже недоступны.

Недавний инвестор больше не интересуется утраченной площадкой, сокрушаясь о вложенных в нее 7,2 млрд. рублей. Безусловно, и это понятно, обидно понимать, что «Газпром оплатил смерть своего детища»: платили за раскопки, а вон оно как обернулось. Вот и плати им теперь за раскопки! Валентина Матвиенко уже в декабре заявила, что у города денег для реализации «меценатского проекта» нет. Значит, гнить остаткам крепости? В земле они бы лучше сохранились… Пока бы не пришло поколение, наделенное возможностями изучать и музеефицировать.

Прямо скажем, история с Охта-центром, он же «Газпромскреб», выглядит и длинной и сложной, наполненной до отказа каким-то лишним пылом, амбициями и авторитетами.  Люди, наделенные властью и деньгами в этой истории выглядят – ну, разумеется, на сторонний и неискушенный взгляд дилетантов – как-то инфантильно. Как обиженные дети, хлопнув дверью, ушли, оставив ворох развороченных игрушек – мы с вами больше не водимся. Но ведь если сравнить суммы, археология заняла во всей этой истории порядка 5-6% от общих затрат: озвучены цифры 300 млн. потраченных на экспедицию Сорокина 2006-2009 годов, и 120 млн. на экспедицию Соловьевой 2010 года. Это примерно 100 млн. в год на обширные раскопки. На консервацию надо определенно меньше. Вообще говоря, было бы красиво и, как это говорят, по-европейски, если «Газпром» просто бы убрался за собой, законсервировал бы раскопанное. К этой истории добавилась бы капелька чести, которой ей так не хватает.

Специалисты, люди в разы более бедные и менее влиятельные (хотя Анатолий Кирпичников в 2009 году похвастался, что рассказал о находках археологов жене президента, а стройку-то, хоть через год, но ведь отменили) – специалисты тоже выглядят по-разному. То бросают в зиму полуоткрытые раскопы, что попросту непрофессионально. То кланяются и благодарят за финансирование положенных по закону охранных раскопок. То требуют музей. Однако на сайте bashne.net против башни, правда, за все время борьбы с ней, проголосовало почти 50 000 человек, то за музей – пока только 1356, а ведь это не менее, а может быть и более важное дело.

Небольшая выставка (с десяток планшетов с фотографиями) в Сахаровском центре должна привлечь внимание к проблеме. Но привлекать его надо срочно, пока не наступила весна. Весна же, однако, не за горами. Она придет и все растает.

Выставка будет открыта до 30 января.
Макет города Ниена и крепости Ниеншанц. http://spbae.ru/
Сводный план раскопок. http://spbae.ru/
zooming
Петр Сорокин в Сахаровском центре. Фото: «Архнадзор»
zooming
Археологические исследования шведского города Ниена и крепости Ниеншанц XVII В. В Санкт-Петербурге. Фото: http://www.archeo.ru
zooming
Северо-восточный угол башни Ландскроны. Вид с внешней стороны. Фото: http://spbae.ru
zooming
Лекция в Сахаровском центре. Фото: «Архнадзор»
Фотовыставка в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова. Фото: М.Чубукова
Фотовыставка в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова. Фото: М.Чубукова
zooming
Замок Кастеллет, Дания. Фото: http://ru.tixik.com/
zooming
Крепость Буртанж, Нидерланды. Иллюстрация: http://maps.google.com/
zooming
Даугавпилсская Крепость, Латвия. Фото: http://digger37.narod.ru/


18 Января 2011

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Маргарита Чубукова
comments powered by HyperComments
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.
Пресса: Сергей Макаров: «Застройщикам выгодны исторические...
Казалось бы, памятники архитектуры — это те элементы ландшафта, которые должны вечно сохранять свой облик. Но на деле этот облик постоянно трансформируется. Как запретить надстройку объектов наследия, почему КГИОП разрешает возводить новые здания на Каменном острове и при каких условиях станет можно наводить мосты через Фонтанку и Крюков канал, «Канонер» узнал у председателя комитета по охране памятников Сергея Макарова.
Пресса: О сохранении и музеефикации археологических открытий...
Открытое письмо мэру Москвы. В апреле-мае 2018 года во время проведения работ по благоустройству в Армянском, Кривоколенном, Большом и Малом Златоустинских переулках были обнаружены фрагменты построек XVII-XVIII вв. Градозащитники просят мэра изменить ход строительных работ, сохранить и музеефицировать находки in situ.
Пресса: Без башни
У чиновников Ленинградской области дошли руки до исторического центра Выборга - самого европейского города региона, долгие годы влачащего жалкое существование. Потенциальная туристическая мекка последнее время разваливалась буквально на глазах, и в конце концов недовольство местных жителей и даже приезжих выплеснулось в СМИ и интернет-блоги. Сейчас региональное правительство спешно запустило программу капремонта 15 зданий в историческом центре, чтобы спасти то немногое, что еще не разрушено.
Пресса: Будущее Хлебной площади и самарских крепостей
Обсуждаем с чиновниками, архитекторами и археологами проблемы исторического центра: на месте первой самарской крепости могут построить торговый центр, а территорию второй крепости (1703-1704 годы постройки) никак не могут исследовать до конца.
Пресса: Край заброшек: малоэтажные «немецкие дома» на улице...
Малоэтажные дома на несколько квартир, палисадники и много зелени. Такой квартал сейчас разрушается под гнетом времени в квадрате улиц Крупской — Бабушкина — Дудко — Седова. С 2015 года участки в квартале продают под современное многоэтажное строительство. Полуразрушенные, частично расселенные коттеджи пойдут под снос. Но пока что они теряют стены и прежний уютный вид.
Пресса: Олеся Балтусова о приостановке стройки в центре Казани:...
Помощник президента РТ Олеся Балтусова не исключила остановку строительства в историческом центре Казани. В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» она напомнила, что прецедент был создан еще в 2011 году — это решение тогда принял президент РТ Рустам Минниханов.
Пресса: Градозащитники ищут правды за границей
Члены Совета петербургского регионального отделения Национального комитета Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) направили письмо президенту Финляндии Саули Ниинисте с просьбой вмешаться в ситуацию с парком "Монрепо". Градозащитники выступают против нынешней концепции реставрации парка, согласно которой были вырублены тысячи деревьев, а исторические здания могут быть полностью разобраны.
Пресса: Сносить или не сносить: конструктивистских зданий...
Возникшее в эпоху становления советской власти, это архитектурное направление представляло собой эксперимент, поиск форм для новой жизни. Среди самых интересных представителей стиля – Дом культуры им. Зуева на Лесной, Дом Мельникова в районе Арбата, Дом на набережной напротив Кремля.
Пресса: Монрепо: когда приспособление превыше подлинности
15 марта в выборгской библиотеке А. Аалто состоялась пресс-конференция с презентацией проекта реставрации парка Монрепо. Учредителем мероприятия выступило АО «ПО «Возрождение» – компания, проводящая работы на объекте. Организаторы пресс-конференции поставили перед собой задачу максимально проинформировать собравшихся о проекте, по которому ведутся в настоящий момент работы по реставрации Монрепо, а также рассказать о пользе и значимости этих работ для развития парка.
Пресса: Сокровища Пальмиры: как ученые восстанавливают облик...
Знаменитый комплекс Древней Пальмиры в последние годы стал не столько объектом археологических исследований, сколько театром военных действий. Тем не менее, ученые пытаются понять, как в будущем город может быть восстановлен. На выставке Государственного музея архитектуры имени Щусева можно сравнить современные фотографии памятника и старинные изображения, сделанные с натуры.
Пресса: "Памятник беззаконию": как нижегородский Кремль изуродовали...
Около 10 лет на территории нижегородского Кремля ведётся строительство Дома правительства. Эксперты, опрошенные "НИ", считают, что это нарушает архитектурный вид крепости, однако вопреки недовольствам работы продолжаются. Градозащитница Анна Давыдова назвала строящееся здание «памятником беззаконию».
Пресса: Храм Вознесения на Гороховом поле попал под реновацию
Градостроительно-земельная комиссия города Москвы (ГЗК) на своём заседании 1 марта определила очередной участок для строительства жилого дома по программе реновации. Согласно принятому решению, 5-этажное новое здание для переселенцев должно быть возведено к 2021 году по адресу: Токмаков переулок, владение 25. Ради этого ГЗК одобрила внесение изменений в правила землепользования и застройки города Москвы для земельного участка. Действительно, для чего же еще принимать градостроительные правила, как не для того, чтобы их изменять каждый раз, когда захочется?
Пресса: Первые жертвы реновации: На Русаковской сносят дома
В конце февраля глава управы Красносельского района Сергей Носков объявил, что дома 2/1 (строения 1 и 2) и 6 на Русаковской улице снесут. Эти дома — часть Русаковского жилмассива, одного из самых известных конструктивистских поселков Москвы. Здания должны снести для строительства дома по реновации, куда переселят жильцов пяти соседних домов жилмассива (в том числе двух конструктивистских), попавших, несмотря на протесты местных, в программу реновации. Под угрозой целостность главного конструктивистского ансамбля Красносельского района. The Village побывал в жилмассиве, пообщался с местными жителями и выяснил у экспертов, как и почему нужно сохранять конструктивистские поселки.
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.