Гордость и предубеждение

После остановки одиозной стройки «Охта-центра» у археологов нет денег даже на то, чтобы правильно законсервировать бесценные находки

18 Января 2011
mainImg
0 В прошедшую среду в музее и общественном центре имени Андрея Сахарова Петр Сорокин, руководитель археологической экспедиции Северо-Западного НИИ культурного и природного наследия, рассказал на заседании клуба «Архнадзора» об открытиях археологов, сделанных на месте недавно отмененной стройки «Охта-центра», и о новых проблемах.

После того, как строительство «Охта-центра» было в декабре отменено губернатором Петербурга, его история раздвоилась и стала развиваться по двум направлениям. Представители «Газпром-нефти» рассматривают новые площадки для строительства офиса, обиженно грозясь уйти из Петербурга вместе с налогами (хотя, как подсчитала недавно Новая газета, этих налогов не так уж много, всего-то 5% от городского бюджета). Археологи же уповают на создание музея на месте раскопанных в устье реки Охты четырех крепостей и уникальной неолитической стоянки. А также и на продолжение раскопок. Но пока что нет денег даже на то, чтобы правильно законсервировать то, что найдено. Для этого и привезли в московский центр Андрея Сахарова выставку – чтобы привлечь внимание, напомнив об обнаруженных исторических ценностях.

Хотя раскопки «Охты» подробнейшим образом описаны в прессе, не грех и повторить. Во-первых, тут обнаружилось несколько неолитических поселений, существовавших с пятого тысячелетия до нашей эры на берегу бывшего здесь Литоринового моря (река Нева тогда еще не образовалась), и смытых в третьем тысячелении до нашей эры наводнением. То, что осталось от этих стоянок: деревянные ловушки для рыбы, берестяные грузила, черепки посуды и янтарные пуговицы – это очень обширный и хорошо сохранившийся археологический памятник, уникальный, во всей Северной Европе таких единицы. К тому же это первые стоянки эпохи неолита, найденные в районе (для того времени будущей) реки Невы. В числе прочего их изучение могло бы помочь ученым разобраться в том, когда и как эта странная река, текущая из озера в море, образовалась.

Далее, археологи нашли ров от новгородской (или ижорской) крепости, о которой вообще никто никогда не знал – никаких письменных свидетельств об этом треугольном «мысовом укреплении» (это типичный древнерусский тип укрепления), нет, и датировать его сложно. Но так как шведская крепость Ландскрона (это название переводится как «Венец земель», возможно потому, что крепость стояла на краю шведских владений), построенная в 1300 году, стоит поверх этого рва, то, значит, новгородская крепость была построена раньше. Археологи ориентировочно считают ее построенной в XIII веке. Но только один ров этой крепости попал в зону раскопок, а собственно мыс – не попал, так что это находка еще очень мало изучена.

Охтинский мыс и земли вокруг него постоянно переходили от русских шведам и обратно. Крепость Ландскрона, которую шведы построили в 1300, через год сжег и разрушил сын Александра Невского князь Андрей Городецкий. Ее фундаменты нашлись при раскопках, деревянные и с прямоугольным планом. Ландскорна была большим укреплением, одна только ее южная стена в длину 100 метров. Она была примерно вдвое крупнее Выборгской крепости, построена на 7 лет раньше, и, как сообщает летопись, в строительстве участвовал мастер из Рима. Значит, это первая итальянская крепость, построенная на русской территории, на 200 лет старше московского Кремля – заключает доктор наук и учитель Петра Сорокина Анатолий Кирпичников (хотя нельзя забывать, что крепость в отличие от Кремля строили, конечно же, не русские, а шведы против русских… но все же).

Как выяснилось в ходе раскопок, Ландскрона была окружена двумя параллельными линиями рвов, глубиной по два метра и шириной порядка трех. За рвом был ручей (или протока), который использовался в качестве дополнительной естественной преграды. Внутри крепости обнаружены остатки трех сгоревших, скорее всего при штурме, деревянных зданий. А в ее западной части археологи открыли очень хорошо сохранившийся сруб – основание квадратной крепостной башни, наблюдательной или даже донжона, жилого укрепления (внутри башни обнаружились остатки колодца). Возможно, этот сруб и есть «погребная башня», где, согласно сообщению «Хроники Эрика», шведские защитники города запирались от новгородцев прежде, чем окончательно сдаться. Сруб 1300 года вполне можно было бы вынуть из земли и перенести в музей.

Через некоторое время после падения шведской Ландскроны мыс заняло торговое русское поселение «Невское устье»; шведы называли его Ниен. В конце XVI века там был гостиный двор, пристань и православная церковь. Впрочем, рвы XIV века, хоть и частично, но сохранялись и вероятно использовались. В Смутное время эти земли вновь перешли к шведам, которые в 1611 году выстроили здесь новую крепость Ниеншанц. От этого, первого Ниеншанца сохранились остатки бастионной системы и дерновая кладка в основании вала. Второй был построен после того, как стольник Потемкин взял и разрушил, но не смог удержать крепость в 1656 году. Между 1661 и 1677 шведы построили крепость в виде пятиконечной звезды с пятью бастионами (пик достижений тогдашней фортификации, таких крепостей известно в Европе достаточно много). Вокруг крепости появились новые рвы, а внутри – каменные и деревянные постройки.
Археологи исследовали три бастиона, Карлов, Мертвый и Гельмфельтов, ров и куртины между ними, платформы для стрельбы во время осады; обнаружили потайной ход с обитой металлическими полосами деревянной дверью. Внутри крепости нашли каменное здание с медеплавильной печью; его пол был выложен валунами. Во рвах обнаружились ядра, осколки снарядов, мортирные бомбы весом до 75 килограммов, по-видимому, оставшиеся от последней битвы с Петром I в 1703 году.

Таким образом, Петр Сорокин обнаружил на Охтинском мысу «петербургскую Трою», многослойный и богатейший памятник археологии, который по закону следует наделить охранным статусом, запрещающим что-либо строить на его территории. История с раскопками получилась не менее «многослойная». В 2009 году, после того, как руководитель экспедиции отказывался подписать документы, разрешающие строительство на территории обнаруженных памятников, его отстранили от раскопок, пригласив на его место Наталью Соловьеву, руководителя группы охранной археологии Института истории материальной культуры РАН. А на первую, отстраненную группу археологов подали в суд, требуя вернуть 29 млн., заплаченные за работу. Суд археологи выиграли в конце прошедшего 2010 года, почти одновременно с объявлением об отмене строительства башни, и даже отсудили у заказчиков 11 млн.

Наталья Соловьева, исследуя, по ее словам, «периферийные» участки на Охтинском мысу, заключила, что никаких неолитических стоянок тут не было, а просто люди приходили на это место ловить рыбу, вот как мы сейчас иногда с палатками выбираемся на рыбалку. Работая на мысу, который не успел изучить Сорокин, Наталья Соловьева не обнаружила там никаких следов предполагаемого новгородского укрепления XII века. И в целом ее выводы значительно сдержаннее. Спокойно отозвалась о сенсации и группа экспертов под руководством доктора наук Леонида Беляева, определив сохранность находок как «низкую». Комментируя разногласия среди специалистов, КоммерсантЪ замечает, что «Газпром» финансирует охранные раскопки на многих участках строительства и таким образом является важным заказчиком археологических работ…

Более удивительно то, что сообщил доктор наук Сергей Белецкий: Наталья Соловьева, которую инвестор (ОДЦ «Охта») пригласил руководить раскопками в конце 2009 года, когда отстранил от работ Петра Сорокина, бросила открытыми не только изученные ею памятники, но еще и вскрыла часть бастионов, ранее законсервированных Сорокиным. В ее договор 2010 года попросту не была включена консервация найденных памятников. К весне, а может быть и раньше, с перепадами температур, остатки Ниеншанца начнут разрушаться – расплываться в грязи и гнить.

Археологи предлагают устроить на этом месте музей (в Европе существует несколько аналогичных музеев: это Даугавпилсская крепость в Латвии, замок Кастеллет в Дании, крепость Буртанж в Нидерландах), есть даже проект создания Археологического музея Петербурга. Как справедливо заметил завсектором архитектурной археологии Эрмитажа Олег Ионнисян, сохранение валов на месте необходимо для того, чтобы впоследствии ученые могли возвращаться к их изучению на новом уровне знаний и возможностей. Так что на этом месте можно даже строить, но так, чтобы доступ к памятникам был открыт и они не разрушались, поэтому лучший выход это ландшафтный музей прямо на месте находок. Инвестор, помнится, тоже планировал археологический музей, и даже открыл его в 2003 году. Археологический музей «Ниеншанц» существовал на деньги Фонда культурного наследия «Охта» в помещении, предоставленном ОАО «Газпром Нефть». Ну, понятно, что сейчас сайт музея и фонда уже недоступны.

Недавний инвестор больше не интересуется утраченной площадкой, сокрушаясь о вложенных в нее 7,2 млрд. рублей. Безусловно, и это понятно, обидно понимать, что «Газпром оплатил смерть своего детища»: платили за раскопки, а вон оно как обернулось. Вот и плати им теперь за раскопки! Валентина Матвиенко уже в декабре заявила, что у города денег для реализации «меценатского проекта» нет. Значит, гнить остаткам крепости? В земле они бы лучше сохранились… Пока бы не пришло поколение, наделенное возможностями изучать и музеефицировать.

Прямо скажем, история с Охта-центром, он же «Газпромскреб», выглядит и длинной и сложной, наполненной до отказа каким-то лишним пылом, амбициями и авторитетами.  Люди, наделенные властью и деньгами в этой истории выглядят – ну, разумеется, на сторонний и неискушенный взгляд дилетантов – как-то инфантильно. Как обиженные дети, хлопнув дверью, ушли, оставив ворох развороченных игрушек – мы с вами больше не водимся. Но ведь если сравнить суммы, археология заняла во всей этой истории порядка 5-6% от общих затрат: озвучены цифры 300 млн. потраченных на экспедицию Сорокина 2006-2009 годов, и 120 млн. на экспедицию Соловьевой 2010 года. Это примерно 100 млн. в год на обширные раскопки. На консервацию надо определенно меньше. Вообще говоря, было бы красиво и, как это говорят, по-европейски, если «Газпром» просто бы убрался за собой, законсервировал бы раскопанное. К этой истории добавилась бы капелька чести, которой ей так не хватает.

Специалисты, люди в разы более бедные и менее влиятельные (хотя Анатолий Кирпичников в 2009 году похвастался, что рассказал о находках археологов жене президента, а стройку-то, хоть через год, но ведь отменили) – специалисты тоже выглядят по-разному. То бросают в зиму полуоткрытые раскопы, что попросту непрофессионально. То кланяются и благодарят за финансирование положенных по закону охранных раскопок. То требуют музей. Однако на сайте bashne.net против башни, правда, за все время борьбы с ней, проголосовало почти 50 000 человек, то за музей – пока только 1356, а ведь это не менее, а может быть и более важное дело.

Небольшая выставка (с десяток планшетов с фотографиями) в Сахаровском центре должна привлечь внимание к проблеме. Но привлекать его надо срочно, пока не наступила весна. Весна же, однако, не за горами. Она придет и все растает.

Выставка будет открыта до 30 января.
Макет города Ниена и крепости Ниеншанц. http://spbae.ru/
Сводный план раскопок. http://spbae.ru/
zooming
Петр Сорокин в Сахаровском центре. Фото: «Архнадзор»
zooming
Археологические исследования шведского города Ниена и крепости Ниеншанц XVII В. В Санкт-Петербурге. Фото: http://www.archeo.ru
zooming
Северо-восточный угол башни Ландскроны. Вид с внешней стороны. Фото: http://spbae.ru
zooming
Лекция в Сахаровском центре. Фото: «Архнадзор»
Фотовыставка в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова. Фото: М.Чубукова
Фотовыставка в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова. Фото: М.Чубукова
zooming
Замок Кастеллет, Дания. Фото: http://ru.tixik.com/
zooming
Крепость Буртанж, Нидерланды. Иллюстрация: http://maps.google.com/
zooming
Даугавпилсская Крепость, Латвия. Фото: http://digger37.narod.ru/

18 Января 2011

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Маргарита Чубукова
Пресса: Прорыв на Охтинском мысу
Открытия в области археологии происходят куда реже, чем в генетике или инженерии. Процесс дольше, денег на исследования меньше. 12 января в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова открылась фотовыставка «Археологические открытия на Охтинском мысу».
Гордость и предубеждение
После остановки одиозной стройки «Охта-центра» у археологов нет денег даже на то, чтобы правильно законсервировать бесценные находки
Пресса: Колодец и маятник
В музее имени Сахарова открылась выставка, посвященная сенсационным открытиям археологов на Охтинском мысу Петербурга.
Пресса: За что боролись защитники Охты, или не самая удачная...
В Общественном центре имени Сахарова показывают результаты археологических раскопок на Охтинском мысу. Однако визуально экспонаты напоминают стенгазеты 25-летней давности и порадовать посетителей, не находящихся «в теме», вряд ли могут.
Пресса: Конструктивистские дома на Русаковке начали готовить...
По сообщениям местных жителей, началась подготовка к сносу конструктивистского жилмассива на Русаковской улице. Дом отселен и приговорен давно, но и этот снос связан с пресловутой программой реновации, наделавшей стол​ь​​ко шума в прошлом году: занимаемая этими домами территория отдана под стартовую площадку реновации.
Пресса: Сергей Макаров: «Застройщикам выгодны исторические...
Казалось бы, памятники архитектуры — это те элементы ландшафта, которые должны вечно сохранять свой облик. Но на деле этот облик постоянно трансформируется. Как запретить надстройку объектов наследия, почему КГИОП разрешает возводить новые здания на Каменном острове и при каких условиях станет можно наводить мосты через Фонтанку и Крюков канал, «Канонер» узнал у председателя комитета по охране памятников Сергея Макарова.
Пресса: О сохранении и музеефикации археологических открытий...
Открытое письмо мэру Москвы. В апреле-мае 2018 года во время проведения работ по благоустройству в Армянском, Кривоколенном, Большом и Малом Златоустинских переулках были обнаружены фрагменты построек XVII-XVIII вв. Градозащитники просят мэра изменить ход строительных работ, сохранить и музеефицировать находки in situ.
Пресса: Без башни
У чиновников Ленинградской области дошли руки до исторического центра Выборга - самого европейского города региона, долгие годы влачащего жалкое существование. Потенциальная туристическая мекка последнее время разваливалась буквально на глазах, и в конце концов недовольство местных жителей и даже приезжих выплеснулось в СМИ и интернет-блоги. Сейчас региональное правительство спешно запустило программу капремонта 15 зданий в историческом центре, чтобы спасти то немногое, что еще не разрушено.
Пресса: Будущее Хлебной площади и самарских крепостей
Обсуждаем с чиновниками, архитекторами и археологами проблемы исторического центра: на месте первой самарской крепости могут построить торговый центр, а территорию второй крепости (1703-1704 годы постройки) никак не могут исследовать до конца.
Пресса: Край заброшек: малоэтажные «немецкие дома» на улице...
Малоэтажные дома на несколько квартир, палисадники и много зелени. Такой квартал сейчас разрушается под гнетом времени в квадрате улиц Крупской — Бабушкина — Дудко — Седова. С 2015 года участки в квартале продают под современное многоэтажное строительство. Полуразрушенные, частично расселенные коттеджи пойдут под снос. Но пока что они теряют стены и прежний уютный вид.
Пресса: Олеся Балтусова о приостановке стройки в центре Казани:...
Помощник президента РТ Олеся Балтусова не исключила остановку строительства в историческом центре Казани. В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» она напомнила, что прецедент был создан еще в 2011 году — это решение тогда принял президент РТ Рустам Минниханов.
Пресса: Градозащитники ищут правды за границей
Члены Совета петербургского регионального отделения Национального комитета Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС) направили письмо президенту Финляндии Саули Ниинисте с просьбой вмешаться в ситуацию с парком "Монрепо". Градозащитники выступают против нынешней концепции реставрации парка, согласно которой были вырублены тысячи деревьев, а исторические здания могут быть полностью разобраны.
Пресса: Сносить или не сносить: конструктивистских зданий...
Возникшее в эпоху становления советской власти, это архитектурное направление представляло собой эксперимент, поиск форм для новой жизни. Среди самых интересных представителей стиля – Дом культуры им. Зуева на Лесной, Дом Мельникова в районе Арбата, Дом на набережной напротив Кремля.
Пресса: Монрепо: когда приспособление превыше подлинности
15 марта в выборгской библиотеке А. Аалто состоялась пресс-конференция с презентацией проекта реставрации парка Монрепо. Учредителем мероприятия выступило АО «ПО «Возрождение» – компания, проводящая работы на объекте. Организаторы пресс-конференции поставили перед собой задачу максимально проинформировать собравшихся о проекте, по которому ведутся в настоящий момент работы по реставрации Монрепо, а также рассказать о пользе и значимости этих работ для развития парка.
Пресса: Сокровища Пальмиры: как ученые восстанавливают облик...
Знаменитый комплекс Древней Пальмиры в последние годы стал не столько объектом археологических исследований, сколько театром военных действий. Тем не менее, ученые пытаются понять, как в будущем город может быть восстановлен. На выставке Государственного музея архитектуры имени Щусева можно сравнить современные фотографии памятника и старинные изображения, сделанные с натуры.
Пресса: "Памятник беззаконию": как нижегородский Кремль изуродовали...
Около 10 лет на территории нижегородского Кремля ведётся строительство Дома правительства. Эксперты, опрошенные "НИ", считают, что это нарушает архитектурный вид крепости, однако вопреки недовольствам работы продолжаются. Градозащитница Анна Давыдова назвала строящееся здание «памятником беззаконию».
Пресса: Храм Вознесения на Гороховом поле попал под реновацию
Градостроительно-земельная комиссия города Москвы (ГЗК) на своём заседании 1 марта определила очередной участок для строительства жилого дома по программе реновации. Согласно принятому решению, 5-этажное новое здание для переселенцев должно быть возведено к 2021 году по адресу: Токмаков переулок, владение 25. Ради этого ГЗК одобрила внесение изменений в правила землепользования и застройки города Москвы для земельного участка. Действительно, для чего же еще принимать градостроительные правила, как не для того, чтобы их изменять каждый раз, когда захочется?
Пресса: Первые жертвы реновации: На Русаковской сносят дома
В конце февраля глава управы Красносельского района Сергей Носков объявил, что дома 2/1 (строения 1 и 2) и 6 на Русаковской улице снесут. Эти дома — часть Русаковского жилмассива, одного из самых известных конструктивистских поселков Москвы. Здания должны снести для строительства дома по реновации, куда переселят жильцов пяти соседних домов жилмассива (в том числе двух конструктивистских), попавших, несмотря на протесты местных, в программу реновации. Под угрозой целостность главного конструктивистского ансамбля Красносельского района. The Village побывал в жилмассиве, пообщался с местными жителями и выяснил у экспертов, как и почему нужно сохранять конструктивистские поселки.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Сейчас на главной
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
«Чайка» с мозаикой
В здании речного вокзала Волгограда открылось кафе «Чайка на крыше». Над интерьером работало бюро Object, которое обратилось к эстетике позднего советского модернизма – отсюда цветовая гамма, шпонированные панели, терраццо и главный элемент интерьера – яркая мозаика.
Задел на будущее
Реконструкция стадиона Drusus в Южном Тироле по проекту gmp и Dejaco + Partner рассчитана на будущие успехи команды-хозяйки F.C. Südtirol в новой для нее серии B чемпионата Италии по футболу.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Дело четвертое
Мастерская Delo представила новую модель в линейке типовых каркасных домов: четыре спальни, теплые полы-террацо и минималистичный интерьер с мебелью собственного производства, а также отделкой из кедра.
Стримлайн для «городских каньонов»
Степан Липгарт спроектировал два дома для небольших участков в интенсивно застраиваемых новым жильем окрестностях Варшавского вокзала. Расположенные не рядом, но поблизости, различны, но подобны: тема одна, а трактовка разная. Рассматриваем и сравниваем оба проекта.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Теллурические ясли
Бюро Régis Roudil architectes встроило в исторический комплекс Дворца Альма в Париже вытянутый объем детских ясель. В качестве основных строительных материалов архитекторы несколько неожиданно выбрали дерево и… землю.
Улица рисунков зодчего Росси
В берлинском Музее архитектурного рисунка Фонда Сергея Чобана открыта новая выставка, на которой представлены более 100 работ итальянского архитектора Альдо Росси, многие из них экспонируются впервые.
Дом с видом
Новый модульный дом из линейки SWIDOM, разработанной бюро MAParchitects, по-прежнему ставит в приоритет окружающие виды, но отличается большой площадью и улучшенной технологией производства и сборки.