English version

Октябрьские итоги: в гостях у Минотавра

Продолжаем резюмировать архитектурные события за месяц. Октябрь показался прошедшим под знаком лабиринта – немного запутанным, а также погруженным в тему реставрации и реконструкции

Автор текста:
Ирина Фильченкова

06 Ноября 2006
mainImg
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн
Как известно, первый всем известный лабиринт построил зодчий Дедал для царя Миноса, и в нем жил сын этого царя Минотавр. Вот уже пять лет Союз архитекторов России, на своем ежегодном фестивале «Зодчество» присуждает премию имени строителя того легендарного лабиринта – «Хрустального Дедала».

Экспозиции «Зодчества» всегда были сложными для восприятия – потому что состояли, за редким исключением, из стендов с множеством картинок, и некоторой запутанностью коридоров, в которые эти стенды выстраивались. Однако в этом году обычная запутанность усилилась, давая основания предполагать, что к ней стремились как к осознанному эффекту. Это во-первых, а во-вторых, в октябре был устроен не один, а два лабиринта, один там, где все привыкли, на «Зодчестве», а другой неделей раньше в ЦДХ на интерьерной выставке Lifestyle – 2006, где был лабиринт концептуальный, весь красный – специально для развески ядра некоммерческой экспозиции, выставки избранных интерьеров. Как известно, на «Зодчестве» интерьеров почти нет, не соответствуют масштабу. Получилось так, что две выставки в какой-то мере дополнили друг друга, показав разную архитектуру (хотя и не всю), в формате лабиринта. Подозрения приобретают устойчивость, когда мы узнаем, что дизайн обеих выставок делали одни и те же люди – архитекторы Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, выступив таким образом в роли мифологического Дедала. Осталось найти Минотавра, иными словами – кто живет в лабиринте?

В лабиринте живет кто получится. На «Зодчестве» все меньше московских архитекторов. Среди претендентов на Присутствовали Андрей Боков, Павел Андреев, Александр Асадов, Дмитрий Александров, мастерская Гинзбурга; Моспроект-2, очень много. Остальных не было, возможно потому, что многие из них вошли в жюри, но состав жюри точно не известен. Как всегда держит планку Нижний Новгород, довольно-таки много петербуржцев.

Любопытным получился список награжденных. Прошлогодним лауреатом стал ГЦСИ Михаила Хазанова, что было дружно оценено как очень положительный сдвиг в позиции жюри. Кажется что в нынешнем 2006 году «Зодчество» продолжило свою эволюцию дальше, обратившись к самой благородной отрасли архитектурного проектирования, а именно, к реставрации. Главный приз, «Дедала», дали за реставрацию Александринского театра, среди «Золотых дипломов» – реставрация нижнего яруса кремлевского дворца патриарха Никона и Орловской богадельни.

Как мы знаем, реставраторы в их лучшей ипостаси не строят ничего нового, а консервируют и сохраняют существующее, а также – раскапывают в недрах кладки удивительно интересные вещи. Все это стоит больших денег заказчика и большой его же образованности, что в современной российской действительности встречается не так часто, как хотелось бы. Поэтому наградить хорошие реставрации, привлечь к ним, насколько это возможно, внимание – очень необходимо в надежде, что ситуация изменится, в России перестанут ломать и переделывать памятники, а начнут их сохранять. Хотя одного награждения на «Зодчестве» для этого, увы, недостаточно.

Так или иначе, видеть реставраторов в верхней части списка награжденных – очень и очень радостно. Надо сказать, что выбор из этих проектов кажется более сложным, чем обычно – надо знать, как именно все сделано «внутри», чего полностью на стенде не покажешь. Ведь не дали же Царицыну, которое было подано в ужасающих масштабах, попавильонно, значит, знали, что к чему. От этого выданная в октябре награда выступает как-то очень профессионально – отобранной по профессиональным критериям, для которых недостаточно одного взгляда на планшет. Как этого недостаточно и для того, чтобы выбрать из градостроительных проектов (здесь золотой диплом получил проект Ростова-на-Дону).

Отмеченные «Зодчеством» постройки и проекты поддерживают впечатление выбора профессионалами профессионалов. Это очень сдержанные, спокойные решения, которые с первого раза даже непросто найти в общей чехарде изгибающихся, вздувающихся, накреняющихся форм. Создается ощущение, что их и отбирали по такому принципу – чистоты и неамбициозности подхода. Немного особняком – дом на Шпалерной, очевидная, но по-питерски благородная стилизация под северный модерн, под Лидваля.

В итоге выбор «Зодчества» оказывается проникнут каким-то редкостным смиренным благородством. В некоторое смущение только приводит вот что. Главный диплом за реставрацию можно понять двояко: с одной стороны, приятно, что поддержали реставрацию как отрасль, с другой – эта отрасль очень специфичная, замкнутая в себе, во всяком случае не имеющая отношения к образованию современных форм. Может показаться, что современной архитектуры как бы нет, награждать нечего, вот и дали реставраторам. Конечно же, жюри ничего такого в виду не имело, жюри имело в виду отметить год реставрации, о чем и было вскользь сказано на церемонии. Однако же того, что современная архитектура на «Зодчестве» была очевидно не вся, тоже сложно не заметить. Вот если бы награждали по номинациям – лучшая реставрация, лучший градостроительный проект, было бы яснее. А так получается, что наградили не проект, а в каком-то смысле всю отрасль. Возможно, поэтому впечатление от «Зодчества» вышло несколько, в унисон лабиринтообразности его зала, запутанным.

Пока наши блуждали по лабиринтам, активизировались иностранцы. Начали улаживаться дела с Мариинкой Доминика Перро, московский градсовет утвердил проект двух башен Захи Хадид для Москва-сити, Лужков попросил только переставить их местами. Труднее всего пришлось английскому лорду Норману Фостеру, проекты которого для Новой Голландии и Зарядья согласовались, но с большим скрипом. На питерском градсовете сетовали, что конкурсное задание оказалось слишком мягким, и теперь не спасти застройку, которая не имеет статуса памятника. В Москве, наоборот, заметили, что в проекте Фостера не соблюдены условия задания – повышена (с 5-ти до 8-ми) этажность застройки, не восстанавливается трассировка улиц. Казалось бы, зачем ее восстанавливать, чтобы провести улицу к заделанным Константино-Еленинским воротам? Не исключено, здесь дело в том, что снос долгие годы ненавистной, а теперь – опять любимой гостиницы «Россия» стал знаковым актом, из разряда расставания с прошлым. Эта идейная знаковость тянет за собой желание увидеть нечто столь же принципиальное на этом месте. Например, восстановить Зарядье на XVI век в виде потемкинской деревни и населить экскурсоводами. В Музее архитектуры хранится много рисунков с гипотетическими реконструкциями такого рода – собрать их все вместе и сделать все заново… Но тогда все полезные площади придется закопать под землю.

За обсуждением планов по реконструкции безвозвратно утраченных сорок лет назад уличных трасс продолжают исчезать настоящие памятники. 14 октября, сославшись на противопожарную безопасность, в Оружейном переулке снесли кузницу XVIII века. 31-го завели уголовное дело, что возможно и станет шагом вперед в деле защите памятников, но вряд ли вернет подлинное здание.

После октябрьской триады реставрация – реконструкция – снос в ноябре, возможно, вновь оживет современность. Грядет несколько звучных награждений: в Москве все ждут результатов ARX award –  новой, но уже изрядно нашумевшей архитектурной премии, фонд имени Чернихова планирует торжественно вручить свою международную премию, будет вручена интерьерная премия «Архип», также должно стать известно, кому из иностранцев достанется скандальный питерский небоскреб. В ноябре же завершается венецианская Биеннале, на которой также должен быть объявлен список лауреатов – как мы помним, в этом году всех, кроме «Золотого льва», врученного Ричарду Роджерсу, назовут перед закрытием выставки. 
вход на основную часть «Зодчества»
лабиринт Lifestyl-a. В. Савинкин и В. Кузьмин
zooming
стенд, представляющий работы по реконструкции и реставрации Александринского театра на «Зодчестве». Лауреат «Хрустального Дедала»
Проект гостиницы арх. З. Хадид
zooming
проект реконструкции Новой Голландии, мастерская Нормана Фостера
zooming
проект Зарядья, мастерская Нормана Фостера. фото: AFP
zooming
руины в Оружейном переулке. фото: photoexpress
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн

06 Ноября 2006

Автор текста:

Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.