Октябрьские итоги: в гостях у Минотавра

Продолжаем резюмировать архитектурные события за месяц. Октябрь показался прошедшим под знаком лабиринта – немного запутанным, а также погруженным в тему реставрации и реконструкции

Автор текста:
Ирина Фильченкова

06 Ноября 2006
mainImg

Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн
Как известно, первый всем известный лабиринт построил зодчий Дедал для царя Миноса, и в нем жил сын этого царя Минотавр. Вот уже пять лет Союз архитекторов России, на своем ежегодном фестивале «Зодчество» присуждает премию имени строителя того легендарного лабиринта – «Хрустального Дедала».

Экспозиции «Зодчества» всегда были сложными для восприятия – потому что состояли, за редким исключением, из стендов с множеством картинок, и некоторой запутанностью коридоров, в которые эти стенды выстраивались. Однако в этом году обычная запутанность усилилась, давая основания предполагать, что к ней стремились как к осознанному эффекту. Это во-первых, а во-вторых, в октябре был устроен не один, а два лабиринта, один там, где все привыкли, на «Зодчестве», а другой неделей раньше в ЦДХ на интерьерной выставке Lifestyle – 2006, где был лабиринт концептуальный, весь красный – специально для развески ядра некоммерческой экспозиции, выставки избранных интерьеров. Как известно, на «Зодчестве» интерьеров почти нет, не соответствуют масштабу. Получилось так, что две выставки в какой-то мере дополнили друг друга, показав разную архитектуру (хотя и не всю), в формате лабиринта. Подозрения приобретают устойчивость, когда мы узнаем, что дизайн обеих выставок делали одни и те же люди – архитекторы Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, выступив таким образом в роли мифологического Дедала. Осталось найти Минотавра, иными словами – кто живет в лабиринте?

В лабиринте живет кто получится. На «Зодчестве» все меньше московских архитекторов. Среди претендентов на Присутствовали Андрей Боков, Павел Андреев, Александр Асадов, Дмитрий Александров, мастерская Гинзбурга; Моспроект-2, очень много. Остальных не было, возможно потому, что многие из них вошли в жюри, но состав жюри точно не известен. Как всегда держит планку Нижний Новгород, довольно-таки много петербуржцев.

Любопытным получился список награжденных. Прошлогодним лауреатом стал ГЦСИ Михаила Хазанова, что было дружно оценено как очень положительный сдвиг в позиции жюри. Кажется что в нынешнем 2006 году «Зодчество» продолжило свою эволюцию дальше, обратившись к самой благородной отрасли архитектурного проектирования, а именно, к реставрации. Главный приз, «Дедала», дали за реставрацию Александринского театра, среди «Золотых дипломов» – реставрация нижнего яруса кремлевского дворца патриарха Никона и Орловской богадельни.

Как мы знаем, реставраторы в их лучшей ипостаси не строят ничего нового, а консервируют и сохраняют существующее, а также – раскапывают в недрах кладки удивительно интересные вещи. Все это стоит больших денег заказчика и большой его же образованности, что в современной российской действительности встречается не так часто, как хотелось бы. Поэтому наградить хорошие реставрации, привлечь к ним, насколько это возможно, внимание – очень необходимо в надежде, что ситуация изменится, в России перестанут ломать и переделывать памятники, а начнут их сохранять. Хотя одного награждения на «Зодчестве» для этого, увы, недостаточно.

Так или иначе, видеть реставраторов в верхней части списка награжденных – очень и очень радостно. Надо сказать, что выбор из этих проектов кажется более сложным, чем обычно – надо знать, как именно все сделано «внутри», чего полностью на стенде не покажешь. Ведь не дали же Царицыну, которое было подано в ужасающих масштабах, попавильонно, значит, знали, что к чему. От этого выданная в октябре награда выступает как-то очень профессионально – отобранной по профессиональным критериям, для которых недостаточно одного взгляда на планшет. Как этого недостаточно и для того, чтобы выбрать из градостроительных проектов (здесь золотой диплом получил проект Ростова-на-Дону).

Отмеченные «Зодчеством» постройки и проекты поддерживают впечатление выбора профессионалами профессионалов. Это очень сдержанные, спокойные решения, которые с первого раза даже непросто найти в общей чехарде изгибающихся, вздувающихся, накреняющихся форм. Создается ощущение, что их и отбирали по такому принципу – чистоты и неамбициозности подхода. Немного особняком – дом на Шпалерной, очевидная, но по-питерски благородная стилизация под северный модерн, под Лидваля.

В итоге выбор «Зодчества» оказывается проникнут каким-то редкостным смиренным благородством. В некоторое смущение только приводит вот что. Главный диплом за реставрацию можно понять двояко: с одной стороны, приятно, что поддержали реставрацию как отрасль, с другой – эта отрасль очень специфичная, замкнутая в себе, во всяком случае не имеющая отношения к образованию современных форм. Может показаться, что современной архитектуры как бы нет, награждать нечего, вот и дали реставраторам. Конечно же, жюри ничего такого в виду не имело, жюри имело в виду отметить год реставрации, о чем и было вскользь сказано на церемонии. Однако же того, что современная архитектура на «Зодчестве» была очевидно не вся, тоже сложно не заметить. Вот если бы награждали по номинациям – лучшая реставрация, лучший градостроительный проект, было бы яснее. А так получается, что наградили не проект, а в каком-то смысле всю отрасль. Возможно, поэтому впечатление от «Зодчества» вышло несколько, в унисон лабиринтообразности его зала, запутанным.

Пока наши блуждали по лабиринтам, активизировались иностранцы. Начали улаживаться дела с Мариинкой Доминика Перро, московский градсовет утвердил проект двух башен Захи Хадид для Москва-сити, Лужков попросил только переставить их местами. Труднее всего пришлось английскому лорду Норману Фостеру, проекты которого для Новой Голландии и Зарядья согласовались, но с большим скрипом. На питерском градсовете сетовали, что конкурсное задание оказалось слишком мягким, и теперь не спасти застройку, которая не имеет статуса памятника. В Москве, наоборот, заметили, что в проекте Фостера не соблюдены условия задания – повышена (с 5-ти до 8-ми) этажность застройки, не восстанавливается трассировка улиц. Казалось бы, зачем ее восстанавливать, чтобы провести улицу к заделанным Константино-Еленинским воротам? Не исключено, здесь дело в том, что снос долгие годы ненавистной, а теперь – опять любимой гостиницы «Россия» стал знаковым актом, из разряда расставания с прошлым. Эта идейная знаковость тянет за собой желание увидеть нечто столь же принципиальное на этом месте. Например, восстановить Зарядье на XVI век в виде потемкинской деревни и населить экскурсоводами. В Музее архитектуры хранится много рисунков с гипотетическими реконструкциями такого рода – собрать их все вместе и сделать все заново… Но тогда все полезные площади придется закопать под землю.

За обсуждением планов по реконструкции безвозвратно утраченных сорок лет назад уличных трасс продолжают исчезать настоящие памятники. 14 октября, сославшись на противопожарную безопасность, в Оружейном переулке снесли кузницу XVIII века. 31-го завели уголовное дело, что возможно и станет шагом вперед в деле защите памятников, но вряд ли вернет подлинное здание.

После октябрьской триады реставрация – реконструкция – снос в ноябре, возможно, вновь оживет современность. Грядет несколько звучных награждений: в Москве все ждут результатов ARX award –  новой, но уже изрядно нашумевшей архитектурной премии, фонд имени Чернихова планирует торжественно вручить свою международную премию, будет вручена интерьерная премия «Архип», также должно стать известно, кому из иностранцев достанется скандальный питерский небоскреб. В ноябре же завершается венецианская Биеннале, на которой также должен быть объявлен список лауреатов – как мы помним, в этом году всех, кроме «Золотого льва», врученного Ричарду Роджерсу, назовут перед закрытием выставки. 
вход на основную часть «Зодчества»
лабиринт Lifestyl-a. В. Савинкин и В. Кузьмин
zooming
стенд, представляющий работы по реконструкции и реставрации Александринского театра на «Зодчестве». Лауреат «Хрустального Дедала»
Проект гостиницы арх. З. Хадид
zooming
проект реконструкции Новой Голландии, мастерская Нормана Фостера
zooming
проект Зарядья, мастерская Нормана Фостера. фото: AFP
zooming
руины в Оружейном переулке. фото: photoexpress


Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

06 Ноября 2006

Автор текста:

Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.