Октябрьские итоги: в гостях у Минотавра

Продолжаем резюмировать архитектурные события за месяц. Октябрь показался прошедшим под знаком лабиринта – немного запутанным, а также погруженным в тему реставрации и реконструкции

Автор текста:
Ирина Фильченкова

06 Ноября 2006
mainImg

Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн
Как известно, первый всем известный лабиринт построил зодчий Дедал для царя Миноса, и в нем жил сын этого царя Минотавр. Вот уже пять лет Союз архитекторов России, на своем ежегодном фестивале «Зодчество» присуждает премию имени строителя того легендарного лабиринта – «Хрустального Дедала».

Экспозиции «Зодчества» всегда были сложными для восприятия – потому что состояли, за редким исключением, из стендов с множеством картинок, и некоторой запутанностью коридоров, в которые эти стенды выстраивались. Однако в этом году обычная запутанность усилилась, давая основания предполагать, что к ней стремились как к осознанному эффекту. Это во-первых, а во-вторых, в октябре был устроен не один, а два лабиринта, один там, где все привыкли, на «Зодчестве», а другой неделей раньше в ЦДХ на интерьерной выставке Lifestyle – 2006, где был лабиринт концептуальный, весь красный – специально для развески ядра некоммерческой экспозиции, выставки избранных интерьеров. Как известно, на «Зодчестве» интерьеров почти нет, не соответствуют масштабу. Получилось так, что две выставки в какой-то мере дополнили друг друга, показав разную архитектуру (хотя и не всю), в формате лабиринта. Подозрения приобретают устойчивость, когда мы узнаем, что дизайн обеих выставок делали одни и те же люди – архитекторы Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, выступив таким образом в роли мифологического Дедала. Осталось найти Минотавра, иными словами – кто живет в лабиринте?

В лабиринте живет кто получится. На «Зодчестве» все меньше московских архитекторов. Среди претендентов на Присутствовали Андрей Боков, Павел Андреев, Александр Асадов, Дмитрий Александров, мастерская Гинзбурга; Моспроект-2, очень много. Остальных не было, возможно потому, что многие из них вошли в жюри, но состав жюри точно не известен. Как всегда держит планку Нижний Новгород, довольно-таки много петербуржцев.

Любопытным получился список награжденных. Прошлогодним лауреатом стал ГЦСИ Михаила Хазанова, что было дружно оценено как очень положительный сдвиг в позиции жюри. Кажется что в нынешнем 2006 году «Зодчество» продолжило свою эволюцию дальше, обратившись к самой благородной отрасли архитектурного проектирования, а именно, к реставрации. Главный приз, «Дедала», дали за реставрацию Александринского театра, среди «Золотых дипломов» – реставрация нижнего яруса кремлевского дворца патриарха Никона и Орловской богадельни.

Как мы знаем, реставраторы в их лучшей ипостаси не строят ничего нового, а консервируют и сохраняют существующее, а также – раскапывают в недрах кладки удивительно интересные вещи. Все это стоит больших денег заказчика и большой его же образованности, что в современной российской действительности встречается не так часто, как хотелось бы. Поэтому наградить хорошие реставрации, привлечь к ним, насколько это возможно, внимание – очень необходимо в надежде, что ситуация изменится, в России перестанут ломать и переделывать памятники, а начнут их сохранять. Хотя одного награждения на «Зодчестве» для этого, увы, недостаточно.

Так или иначе, видеть реставраторов в верхней части списка награжденных – очень и очень радостно. Надо сказать, что выбор из этих проектов кажется более сложным, чем обычно – надо знать, как именно все сделано «внутри», чего полностью на стенде не покажешь. Ведь не дали же Царицыну, которое было подано в ужасающих масштабах, попавильонно, значит, знали, что к чему. От этого выданная в октябре награда выступает как-то очень профессионально – отобранной по профессиональным критериям, для которых недостаточно одного взгляда на планшет. Как этого недостаточно и для того, чтобы выбрать из градостроительных проектов (здесь золотой диплом получил проект Ростова-на-Дону).

Отмеченные «Зодчеством» постройки и проекты поддерживают впечатление выбора профессионалами профессионалов. Это очень сдержанные, спокойные решения, которые с первого раза даже непросто найти в общей чехарде изгибающихся, вздувающихся, накреняющихся форм. Создается ощущение, что их и отбирали по такому принципу – чистоты и неамбициозности подхода. Немного особняком – дом на Шпалерной, очевидная, но по-питерски благородная стилизация под северный модерн, под Лидваля.

В итоге выбор «Зодчества» оказывается проникнут каким-то редкостным смиренным благородством. В некоторое смущение только приводит вот что. Главный диплом за реставрацию можно понять двояко: с одной стороны, приятно, что поддержали реставрацию как отрасль, с другой – эта отрасль очень специфичная, замкнутая в себе, во всяком случае не имеющая отношения к образованию современных форм. Может показаться, что современной архитектуры как бы нет, награждать нечего, вот и дали реставраторам. Конечно же, жюри ничего такого в виду не имело, жюри имело в виду отметить год реставрации, о чем и было вскользь сказано на церемонии. Однако же того, что современная архитектура на «Зодчестве» была очевидно не вся, тоже сложно не заметить. Вот если бы награждали по номинациям – лучшая реставрация, лучший градостроительный проект, было бы яснее. А так получается, что наградили не проект, а в каком-то смысле всю отрасль. Возможно, поэтому впечатление от «Зодчества» вышло несколько, в унисон лабиринтообразности его зала, запутанным.

Пока наши блуждали по лабиринтам, активизировались иностранцы. Начали улаживаться дела с Мариинкой Доминика Перро, московский градсовет утвердил проект двух башен Захи Хадид для Москва-сити, Лужков попросил только переставить их местами. Труднее всего пришлось английскому лорду Норману Фостеру, проекты которого для Новой Голландии и Зарядья согласовались, но с большим скрипом. На питерском градсовете сетовали, что конкурсное задание оказалось слишком мягким, и теперь не спасти застройку, которая не имеет статуса памятника. В Москве, наоборот, заметили, что в проекте Фостера не соблюдены условия задания – повышена (с 5-ти до 8-ми) этажность застройки, не восстанавливается трассировка улиц. Казалось бы, зачем ее восстанавливать, чтобы провести улицу к заделанным Константино-Еленинским воротам? Не исключено, здесь дело в том, что снос долгие годы ненавистной, а теперь – опять любимой гостиницы «Россия» стал знаковым актом, из разряда расставания с прошлым. Эта идейная знаковость тянет за собой желание увидеть нечто столь же принципиальное на этом месте. Например, восстановить Зарядье на XVI век в виде потемкинской деревни и населить экскурсоводами. В Музее архитектуры хранится много рисунков с гипотетическими реконструкциями такого рода – собрать их все вместе и сделать все заново… Но тогда все полезные площади придется закопать под землю.

За обсуждением планов по реконструкции безвозвратно утраченных сорок лет назад уличных трасс продолжают исчезать настоящие памятники. 14 октября, сославшись на противопожарную безопасность, в Оружейном переулке снесли кузницу XVIII века. 31-го завели уголовное дело, что возможно и станет шагом вперед в деле защите памятников, но вряд ли вернет подлинное здание.

После октябрьской триады реставрация – реконструкция – снос в ноябре, возможно, вновь оживет современность. Грядет несколько звучных награждений: в Москве все ждут результатов ARX award –  новой, но уже изрядно нашумевшей архитектурной премии, фонд имени Чернихова планирует торжественно вручить свою международную премию, будет вручена интерьерная премия «Архип», также должно стать известно, кому из иностранцев достанется скандальный питерский небоскреб. В ноябре же завершается венецианская Биеннале, на которой также должен быть объявлен список лауреатов – как мы помним, в этом году всех, кроме «Золотого льва», врученного Ричарду Роджерсу, назовут перед закрытием выставки. 
вход на основную часть «Зодчества»
лабиринт Lifestyl-a. В. Савинкин и В. Кузьмин
zooming
стенд, представляющий работы по реконструкции и реставрации Александринского театра на «Зодчестве». Лауреат «Хрустального Дедала»
Проект гостиницы арх. З. Хадид
zooming
проект реконструкции Новой Голландии, мастерская Нормана Фостера
zooming
проект Зарядья, мастерская Нормана Фостера. фото: AFP
zooming
руины в Оружейном переулке. фото: photoexpress


Мастерская:

Проектная группа Поле-Дизайн

06 Ноября 2006

Автор текста:

Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.

Сейчас на главной

Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Город за рекой
Концепция крупного ЖК на 20 гектарах у реки в Тюмени делает ставку на общественное пространство городского бульвара, который авторы выстраивают вдоль набережной, и на образность «разновременного» города, что позволяет им смело стилизовать в рамках намеренной эклектичности.