English version

Октябрьские итоги: в гостях у Минотавра

Продолжаем резюмировать архитектурные события за месяц. Октябрь показался прошедшим под знаком лабиринта – немного запутанным, а также погруженным в тему реставрации и реконструкции

Автор текста:
Ирина Фильченкова

06 Ноября 2006
mainImg
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн
0 Как известно, первый всем известный лабиринт построил зодчий Дедал для царя Миноса, и в нем жил сын этого царя Минотавр. Вот уже пять лет Союз архитекторов России, на своем ежегодном фестивале «Зодчество» присуждает премию имени строителя того легендарного лабиринта – «Хрустального Дедала».

Экспозиции «Зодчества» всегда были сложными для восприятия – потому что состояли, за редким исключением, из стендов с множеством картинок, и некоторой запутанностью коридоров, в которые эти стенды выстраивались. Однако в этом году обычная запутанность усилилась, давая основания предполагать, что к ней стремились как к осознанному эффекту. Это во-первых, а во-вторых, в октябре был устроен не один, а два лабиринта, один там, где все привыкли, на «Зодчестве», а другой неделей раньше в ЦДХ на интерьерной выставке Lifestyle – 2006, где был лабиринт концептуальный, весь красный – специально для развески ядра некоммерческой экспозиции, выставки избранных интерьеров. Как известно, на «Зодчестве» интерьеров почти нет, не соответствуют масштабу. Получилось так, что две выставки в какой-то мере дополнили друг друга, показав разную архитектуру (хотя и не всю), в формате лабиринта. Подозрения приобретают устойчивость, когда мы узнаем, что дизайн обеих выставок делали одни и те же люди – архитекторы Влад Савинкин и Владимир Кузьмин, выступив таким образом в роли мифологического Дедала. Осталось найти Минотавра, иными словами – кто живет в лабиринте?

В лабиринте живет кто получится. На «Зодчестве» все меньше московских архитекторов. Среди претендентов на Присутствовали Андрей Боков, Павел Андреев, Александр Асадов, Дмитрий Александров, мастерская Гинзбурга; Моспроект-2, очень много. Остальных не было, возможно потому, что многие из них вошли в жюри, но состав жюри точно не известен. Как всегда держит планку Нижний Новгород, довольно-таки много петербуржцев.

Любопытным получился список награжденных. Прошлогодним лауреатом стал ГЦСИ Михаила Хазанова, что было дружно оценено как очень положительный сдвиг в позиции жюри. Кажется что в нынешнем 2006 году «Зодчество» продолжило свою эволюцию дальше, обратившись к самой благородной отрасли архитектурного проектирования, а именно, к реставрации. Главный приз, «Дедала», дали за реставрацию Александринского театра, среди «Золотых дипломов» – реставрация нижнего яруса кремлевского дворца патриарха Никона и Орловской богадельни.

Как мы знаем, реставраторы в их лучшей ипостаси не строят ничего нового, а консервируют и сохраняют существующее, а также – раскапывают в недрах кладки удивительно интересные вещи. Все это стоит больших денег заказчика и большой его же образованности, что в современной российской действительности встречается не так часто, как хотелось бы. Поэтому наградить хорошие реставрации, привлечь к ним, насколько это возможно, внимание – очень необходимо в надежде, что ситуация изменится, в России перестанут ломать и переделывать памятники, а начнут их сохранять. Хотя одного награждения на «Зодчестве» для этого, увы, недостаточно.

Так или иначе, видеть реставраторов в верхней части списка награжденных – очень и очень радостно. Надо сказать, что выбор из этих проектов кажется более сложным, чем обычно – надо знать, как именно все сделано «внутри», чего полностью на стенде не покажешь. Ведь не дали же Царицыну, которое было подано в ужасающих масштабах, попавильонно, значит, знали, что к чему. От этого выданная в октябре награда выступает как-то очень профессионально – отобранной по профессиональным критериям, для которых недостаточно одного взгляда на планшет. Как этого недостаточно и для того, чтобы выбрать из градостроительных проектов (здесь золотой диплом получил проект Ростова-на-Дону).

Отмеченные «Зодчеством» постройки и проекты поддерживают впечатление выбора профессионалами профессионалов. Это очень сдержанные, спокойные решения, которые с первого раза даже непросто найти в общей чехарде изгибающихся, вздувающихся, накреняющихся форм. Создается ощущение, что их и отбирали по такому принципу – чистоты и неамбициозности подхода. Немного особняком – дом на Шпалерной, очевидная, но по-питерски благородная стилизация под северный модерн, под Лидваля.

В итоге выбор «Зодчества» оказывается проникнут каким-то редкостным смиренным благородством. В некоторое смущение только приводит вот что. Главный диплом за реставрацию можно понять двояко: с одной стороны, приятно, что поддержали реставрацию как отрасль, с другой – эта отрасль очень специфичная, замкнутая в себе, во всяком случае не имеющая отношения к образованию современных форм. Может показаться, что современной архитектуры как бы нет, награждать нечего, вот и дали реставраторам. Конечно же, жюри ничего такого в виду не имело, жюри имело в виду отметить год реставрации, о чем и было вскользь сказано на церемонии. Однако же того, что современная архитектура на «Зодчестве» была очевидно не вся, тоже сложно не заметить. Вот если бы награждали по номинациям – лучшая реставрация, лучший градостроительный проект, было бы яснее. А так получается, что наградили не проект, а в каком-то смысле всю отрасль. Возможно, поэтому впечатление от «Зодчества» вышло несколько, в унисон лабиринтообразности его зала, запутанным.

Пока наши блуждали по лабиринтам, активизировались иностранцы. Начали улаживаться дела с Мариинкой Доминика Перро, московский градсовет утвердил проект двух башен Захи Хадид для Москва-сити, Лужков попросил только переставить их местами. Труднее всего пришлось английскому лорду Норману Фостеру, проекты которого для Новой Голландии и Зарядья согласовались, но с большим скрипом. На питерском градсовете сетовали, что конкурсное задание оказалось слишком мягким, и теперь не спасти застройку, которая не имеет статуса памятника. В Москве, наоборот, заметили, что в проекте Фостера не соблюдены условия задания – повышена (с 5-ти до 8-ми) этажность застройки, не восстанавливается трассировка улиц. Казалось бы, зачем ее восстанавливать, чтобы провести улицу к заделанным Константино-Еленинским воротам? Не исключено, здесь дело в том, что снос долгие годы ненавистной, а теперь – опять любимой гостиницы «Россия» стал знаковым актом, из разряда расставания с прошлым. Эта идейная знаковость тянет за собой желание увидеть нечто столь же принципиальное на этом месте. Например, восстановить Зарядье на XVI век в виде потемкинской деревни и населить экскурсоводами. В Музее архитектуры хранится много рисунков с гипотетическими реконструкциями такого рода – собрать их все вместе и сделать все заново… Но тогда все полезные площади придется закопать под землю.

За обсуждением планов по реконструкции безвозвратно утраченных сорок лет назад уличных трасс продолжают исчезать настоящие памятники. 14 октября, сославшись на противопожарную безопасность, в Оружейном переулке снесли кузницу XVIII века. 31-го завели уголовное дело, что возможно и станет шагом вперед в деле защите памятников, но вряд ли вернет подлинное здание.

После октябрьской триады реставрация – реконструкция – снос в ноябре, возможно, вновь оживет современность. Грядет несколько звучных награждений: в Москве все ждут результатов ARX award –  новой, но уже изрядно нашумевшей архитектурной премии, фонд имени Чернихова планирует торжественно вручить свою международную премию, будет вручена интерьерная премия «Архип», также должно стать известно, кому из иностранцев достанется скандальный питерский небоскреб. В ноябре же завершается венецианская Биеннале, на которой также должен быть объявлен список лауреатов – как мы помним, в этом году всех, кроме «Золотого льва», врученного Ричарду Роджерсу, назовут перед закрытием выставки. 
вход на основную часть «Зодчества»
лабиринт Lifestyl-a. В. Савинкин и В. Кузьмин
zooming
стенд, представляющий работы по реконструкции и реставрации Александринского театра на «Зодчестве». Лауреат «Хрустального Дедала»
Проект гостиницы арх. З. Хадид
zooming
проект реконструкции Новой Голландии, мастерская Нормана Фостера
zooming
проект Зарядья, мастерская Нормана Фостера. фото: AFP
zooming
руины в Оружейном переулке. фото: photoexpress
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн

06 Ноября 2006

Автор текста:

Ирина Фильченкова
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Просвещение в горах
Центр просвещения Luminary в горном селе сам по себе является познавательным объектом: традиционная архитектура Дагестана сочетается с модернизмом, фонтан во дворе питает ветряк, а собственную обсерваторию дополняют солнечные батаери, которые обеспечивают бесперебойный интернет.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.