О дружбе и сотрудничестве

13 марта в Центральном доме архитектора состоялась пресс-конференция, посвященная подписанию соглашения о сотрудничестве между Росохранкультурой и союзом архитекторов России. Соглашение было подписано сразу по окончании пресс-конференции.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

15 Марта 2009
mainImg
0

Эта пресс-конференция, созванная для объявления о соглашении между двумя организациями – едва ли не первое публичное действие, совершенное Андреем Боковым после его избрания президентом союза архитекторов России. Любопытно, что оно оказалась связанным с охраной памятников.

В качестве вступления Андрей Боков выразил свою приверженность принципам Венецианской хартии – в частности, тому, что старые части здания и новые добавления должны различаться между собой (принцип, выдвинутый еще в конце XIX века Камилло Бойто). В свою очередь глава Росохранкультуры Александр Кибовский выразил надежду на то, что соглашение поможет преодолеть разобщенность между архитекторами и «сообществом охраны культурного наследия». По словам Александра Кибовского, настоящий архитектор-профессионал всегда будет с уважением относиться к работе своих предшественников.

Подписанное соглашение было разработано комиссией союза архитекторов России по сохранению архитектурного и градостроительного наследия (И.А. Маркина, И.К. Заика) и К.Е. Зайцевым и А.А. Никифоровым – со стороны Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия. Это документ очень общего характера, похожий на договор о намерениях, а еще больше – на соглашение о дружбе и сотрудничестве. Союз архитекторов будет участвовать в разработке подзаконных актов по охране наследия, в аттестации архитекторов-реставраторов и в рассмотрении проектной документации – Росохранкультура предполагает привлекать специалистов союза в качестве экспертов для всех трех случаев. Союз, в свою очередь, будет привлекать специалистов федеральной службы для «участия в комиссиях по квалификационному отбору архитекторов при предоставлении права на архитектурное и градостроительное проектирование».

Последняя фраза нуждается в расшифровке. В сущности, здесь речь идет о том, что должно к 2010 году заменить лицензии на архитектурное проектирование. Как известно, лицензии больше не выдаются и в конце текущего года потеряют силу. Архитекторы должны объединиться в саморегулируемые организации (СРО), которые будут выдавать вместо лицензий – допуски. Таких организаций создано уже несколько, при союзе архитекторов недавно учреждена ассоциация СРО. Чтобы стать членом СРО, надо быть в союзе архитекторов, и более того – получение допуска на архитектурную деятельность увязано с персональной аттестацией архитекторов в союзе. Так формально допуски выдает СРО – мастерским, но фактически для этого необходимо получить то самое «право на проектирование» от комиссии союза архитекторов. К процессу выдачи этих «прав» союза и планирует привлекать Росохранкультуру.

В сущности, обозначенная 13 марта попытка взаимодействия между союзом архитекторов и федеральной службой охраны наследия должна быть явлением положительным. Если она повлечет за собой развитию более ответственного отношения архитекторов к памятникам и исторической среде. Единственное, хотя и крупное «но» – недостаток конкретики.

Очевидно, что Росохранкультура заинтересована в профессиональных экспертах, источником которых в данном случае полагается союз. Здесь возникает вопрос – кто именно будут эти эксперты, которым предстоит участвовать в доработке законодательства, аттестовать реставраторов и оценивать проекты реставрации?
Известно, что профессии архитектора и реставратора – достаточно сильно различаются между собой, хотя тех и других обучают в МАрхИ, но на разных кафедрах и фактически они получают разное образование. По идее реставраторов надо бы аттестовать реставраторам. Архитектор же – профессия с большим творческим размахом, и далеко не всегда оный творческий размах удачно совмещается с пониманием принципов Итальянской, Афинской и Венецианской хартий. Мне однажды, еще в студенческие времена, довелось побывать в новгородской студии Грекова, где по миниатюрным кусочкам собирали фрески, обсыпавшиеся в войну со стен Спаса на Ковалеве. Работы там много, и для менее квалифицированных операций привлекали добровольцев. Так вот, там нам сказали интересную вещь: можно на эту работу брать кого угодно, физиков, математиков, но только (!) не художников. Художники все время норовят что-нибудь домыслить, дорисовать и уярчить, потому что натура у них творческая, а это научной реставрации как правило противопоказано.

С архитекторами примерно то же самое – к сожалению, высказанная Александром Кибовским надежда на уважение профессионалом работы прежнего профессионала серьезной критики не выдерживает. Был ведь архитектор Баженов профессионалом? А разобрал Кремлевскую стену? Уважения как будто бы больше оказалось даже у Екатерины II, которая попросила вернуть все на место. С другой стороны, проникнется творческий архитектор уважением – подумает, что проник в замысел предшественника – и достроит что-нибудь по-своему.

В этом смысле делать архитекторов экспертами в области реставрации и сохранения – это простите, равноценно тому, чтобы звать волка сторожить овец.
Помимо чисто творческих порывов есть проблема иного свойства. Памятники уничтожаются и фальсифируются в наше время не столько волей архитекторов, сколько заказчиков. А если архитектор не идет на поводу у воли заказчика – он теряет заказы. Вот знаменитый архитектор Илья Уткин, лауреат венецианского «Золотого льва» подписал коллективное письмо об охране московских памятников – и тотчас же лишился заказов. Потому остальные и не подписывают, кто не хочет лишиться заказов. Так что разобщенность между архитекторами и охранителями не вполне искусственная, скорее наоборот – она сущностная и имманентная, вполне естественная и существовала всегда. Поэтому вполне логично, что при работе с памятниками архитекторы привлекают реставраторов – архитекторы делают себе новое, реставраторы же заботятся о старом.

С другой стороны, любой образованный человек сейчас, наверное должен заботиться о памятниках, и прежде всего архитектор, которому (в отличие от многих) так просто этот памятник разрушить. Это, как справедливо сказал Андрей Боков, вопрос этики, о которой союз вполне в состоянии заботиться. Исключать например из союза тех, кто строит муляжи, способствует исчезновению памятников и не давать им «права» и «допуски». Было бы неплохо, например, исключить архитектора Денисова, который строит несогласованные (с той же Росохранкультурой) муляжи, но одновременно умудряется выступать экспертом, критикуя реставрацию Большого театра. Тут уж либо одно, либо другое. Либо самому нарушать все мыслимые нормы, либо критиковать других. Надо выбирать.

Несколько сомнительно в этом контексте прозвучала позиция Александра Кибовского по отношению к общественным движениям в защиту памятников, которые глава Росохранкультуры охарактеризовал как не вполне конструктивные и не уважающие 73 федеральный закон. Очевидно, что союз архитекторов интересует федеральную службу не как общественная организация, а как группа экспертов. Но ведь надо признать, что именно общественности удавалось привлекать внимание к самым скандальным проектам, особенно в тех случаях, когда голос экспертов по тем или иным причинам был почти не слышен…

Сложно не заметить, что соглашение было заключено в тот момент, когда у общественности имеются претензии к проекту «Геликон-оперы» президента союза архитекторов Андрея Бокова. На просьбу прокомментировать сложившуюся ситуацию Андрей Боков ответил: что проект полностью согласован; что его цель – сделать памятник живым и помочь развитию театра, который тоже является объектом культуры; что он лично считает его достаточно деликатным; что принцип различия старых и новых частей в нем соблюден. Ситуация действительно непростая. Правда, что проект согласован самим Алексеем Комечем. С другой стороны, правда и то, что памятник в значительной степени разрушается и трансформируется. Кто здесь неправ? То ли защитники старины слишком строги, то ли заказчик (и архитекторы) подошли к задаче очень уж творчески?

Даже этот пример показывает, насколько запутаны отношения между архитекторами и памятниками. Их определенно надо распутывать. Сам факт заключения соглашения позволяет надеяться на то, что, как сказал на пресс-конференции Андрей Боков, «кризис позволит взять паузу и разобраться в ситуации». Вот – кризис, денег и заказов нет, работы нет, можно и о памятниках подумать. Русские крестьяне так занимались ремеслом зимой, когда нельзя заниматься сельским хозяйством. Вот только потом начиналась весна, они бросали ремесло и принимались пахать землю…

На пресс-конференции Александр Кибовский признался, что его самое – самое маленькое из федеральных ведомств и его возможности ограничены. Союз архитекторов на настоящий момент, признаться, тоже не самая могущественная организация. Судя по всему, две организации стремятся усилить свои позиции. Если это подействует на пользу памятникам – что ж, вероятно, все к лучшему. Но хотелось бы, чтобы в этой работе принимала участие и общественность, заинтересованная в сохранении наследия – в конце концов, со статуса союз архитекторов это тоже общественная организация. И еще хотелось бы, чтобы эксперты были действительно специалистами в своей области, чтобы имена из были известны, а слово – весомо.

Текст соглашения между Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия и Общероссийской общественной организацией "Союз архитекторов России"

Пресс-конференция в ЦДА. Фотографии Ю. Тарабариной
Президент союза архитекторов России Андрей Боков
Руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультуры) Александр Кибовский
Руководитель комиссии союза архитекторов России по сохранению архитектурного и градостроительного наследия Ирина Маркина
Андрей Никифоров, начальник отдела регулирования градостроительной деятельности Росохранкультуры

15 Марта 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Пресса: Мы на пути к гражданскому обществу
3 марта в Белой гостиной ЦДА состоялась пресс-конференция. Поводом послужило заключение соглашения о взаимодействии и сотрудничестве между Союзом архитекторов и Росохранкультурой. Документ подписывался в присутствии собравшихся журналистов и представителей общественности. Это один их первых знаковых публичных шагов нового президента Союза Андрея Бокова.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.