Б. Михайлов

Автор текста:
Б. Михайлов

Критерии "церковности" в храмовом зодчестве

Впервые статья опубликована в сборнике «Храмостроительство в России. Традиции и современность» – РААСН, М., 1996.

1. Внешнее понимание церковности основано на профессиональном подходе и формальном следовании канонам культовой архитектуры. Как явление в архитектурной практике России, он связано со стремлением в XIX веке вернуться к подлинным основам православного зодчества и, в частности, с конкурсом строительство Храма Христа Спасителя в Чертолье. Это архитекторы А.Кутепов, 1831 г., И.Шарлеман 1831 г. и, конечно, сам К.Тон, 1832 г.

2. Артистическое понимание церковности связано с эстетизмом, мощной идейной установкой на гений художника-творца которому покорны и мастерство, и стили, и сама Красота. В России его первое предвестие - "нарышкинское барокко", затем - как тенденция - весь XVIII век, новый всплеск - эпоха модерна (Шехтель, Суслов, Щусев - в данном случае модерн понимается шире, чем просто стиль, шире, чем образное единство определенных формальных признаков. Модерн - это "ар нуво", новое искусство, новая жизнь, ее новое качество).

3. Третье понимание церковности связано с определенными идейными установками. Что это такое, дает яркий пример: " Проект для сооружения в Москве храма во имя Христа Спасителя, составленный митрополитом Московским Филаретом. Марта 1837г."

Храм не должен быть просто огромным зданием. "Умудряющий слепцов внушил и мне, не сушу архитектору, мысль - составить план храму, совершенно в новых значениях, основанных на символах видения св. Иоанна Богослова", - писал святитель нашей Церкви, недавно причисленный к лику святых. Вот этот план в кратком изложении:

Внутри по обыкновению три раздела: трапеза, символизирующая Ветхий Завет, сама церковь - Новый Завет, алтарь - Св. Святых. Семь престолов по числу семи церквей, упомянутых -в Апокалипсисе (Ал. 1, 12, 16, 20). Два престола в трапезе - посвящены св. праотцам и св. Иоанну Предтече. Пять в церкви - посвящены Благовещению, Рождеству Христову, Богоявлению, Преображению, Воскресению. Служение у каждого престола поочередное, по дням седмицы, воскресенье и праздники - в последнем алтаре, Воскресенском. Четыре столпа, по мысли митрополита Филарета, олицетворяют четыре природные стихии и четырех Евангелистов, второе значение их - утверждение Вселенной и проповедь истинной религии. Верхняя часть храма являет собой престол Всевышнего и Сионскую гору, в ней изображается всевидящее Око. Вместо окон - семь прорезов со стеклами и подобие семи светильников пред Господом (Ал. 1,12, 20). В верхней же части -четыре дуги из семицветных стекол, изображающих радугу, символ примирения Бога с человеком.

Снаружи основанием храма является терраса, она же возвышенная земная поверхность или воздух, в коем обитает и славословит Господа вся тварь. Самый храм - небо, верхняя его часть, как уже сказано, - престол Всевышнего, купол - Сионская гора и Агнец на ней (Ал. 5, 6; 14,1) с крестом и книгою семи печатей (Ал. 5,1 - 8; 6). По стене вокруг верхней части писаны 24 престола и 24 старца с золотыми венцами на них, арфами хваления и фиалами возношения Господу (Ал. 4,4; 5, 8). На четырех сторонах наружного престола - подобия четырех животных о 6 крыльях каждый (Ал. 4,6 -8).

Далее митрополит Филарет излагает функциональные особенности сооружения, но для нашей темы сказанного достаточно.

Казалось бы, проект основан на священном Писании, исходит от одного из первых иерархов Православной Церкви, однако нецерковность его очевидна. Проект был оставлен "без действия" (ГИМ ОПИ ф. 402 д. 130 л. 22-27).

Где-то близко к этому проекту, как продукту отвлеченной мысли, располагаются храм Василия Блаженного, Ново-Иерусалимский монастырь и, конечно, проект А.Витберга.

4. Что же такое церковность в храмовом зодчестве? Очевидно, мы должны дать церковное определение этого понятия. Для этого обратимся к слову современного святителя нашей Церкви митрополиту Сурожскому Антонию (Блум), который окормляет православные приходы в Англии: Это один из самых авторитетных епископов нашего времени, и вот в слове "О вере" он говорит: "Часто, особенно на Западе, в протестантском мире говорят о христианах как о народе Божием. Народ Божий - это тот народ, который имеет в руках Священное Писание Ветхого и Нового Завета, который это Священное Писание знает, который старается по нему жить. Так ли это? Можно ли сказать, что этим исчерпывается определение народа Божия? Мне думается, что нет; недостаточно иметь в руках Священное Писание; недостаточно его изучать, знать; недостаточно даже жить по нему, если та община, которая так живет, не укоренена в Боге, не пронизана присутствием Святого Духа так, как та ветхозаветная и новозаветная община, в которой Священное Писание родилось. Народ Божий -это не тот народ, у которого по наследству есть Священное Писание. Народ Божий, в полном смысле этого слова, - это тот народ, который может это Священное Писание провозгласить и написать—Я не хочу сказать, что Духом Святым мы можем воспроизвести дословно то, что написано в четырех Евангелиях и в апостольских посланиях, тем более в Ветхом Завете; но то же самое бяаговестие о Том же Самом Боге, лично нам известном, близком, родном, сделавшим нас членами Своего Тела, храмами Своего Духа, детьми вечного Отца, мы должны быть способны принести, сказать об этом живое, из недр церковного сознания и личного церковного опыта" (Митрополит Сурожский Антоний. Беседы о вере и Церкви. Спб-Интербук-Москва, 1991. - С. 77-79).

Итак, если храмовая архитектура на своем языке и своими средствами произносит это живое слово о Боге, она церковна. Пусть - воспользуемся мы примером Владыки - церковная архитектура погибла, погибла и память о ней. Церковь из своих недр износит некое новое строение. Люди видят и признают: да, это о Христе.

5. Сейчас же возникает вопрос: какие это люди могут и будут выносить суждение о церковности архитектуры? Кто определяет церковность творчества? Кто свидетельствует о веянии Духа Святого, Духа любви в данном сооружении или же о том, что перед нами плод творчества индивидуума с его эгоцентрическими установками и проявлениями? - Конечно, суждение могут высказать разные люди: священноначалие, профессионалы, критики, простаки. Но рецепцию (приятие) производит соборне народ Божий, община, и жернова истории - этот процесс сам по себе и непростой, и длительный.

6. Кто может браться за церковное творчество? Только человек укорененный в Церкви, живущий полной литургической жизнью в Боге. Живущий в общине. И от этой полноты, от личного церковного опыта, обретенного в любви, человек по дару Божию творит и обличает Невидимое, т.е. воплощает то, что за порогом простой видимости. Его творчество соборно.

Вот чего совсем не было на выставке проектов храма на Поклонной горе, которая происходила в этих залах несколько лет тому назад. Там было мастерство, изобретательность, было много "я" и совсем не было церковности.

7. Как возникает церковная архитектура? Достаточно ли здесь инициативы, скажем градоначальника, выбора вкуса, общественной поддержки, непрерывного финансирования? - Да, все это возможные и необходимые слагаемые, внешние приложения и силы. Однако, самая суть дела формируется в общине, в служении слова, благодарения и любви, недаром Церковь зовет свое искусство литургическим.  

Мы затрудняемся привести пример какого-либо современного заново сооруженного храма, который бы отвечал критериям церковности, но примеры восстановленных церквей перед глазами. Это подворье Оптиной пустыни в Троицкой церкви в Останкине, храм св. Николая в Клепниках, храм в честь иконы Божией Матери Живоносный Источник в Царицыне и много других. В них все - от самих объемов до малой архитектуры и так называемых мелочей вроде покровов, завес и т.д. - свидетельствует о Любви, Чистоте, Мире, Благодати, а это все - Имена Божий.

8. Мы живем в своеобразное время: искусственный перерыв в храмовом строительстве привел к утрате и навыков и преемственности и чувства живой традиции. Поэтому мы сейчас находимся в поисках церковности, мы ее соборне определяем. И очевидно проступает тенденция - через голову XIX и XVIII веков - в средневековье.

Аналогичный процесс происходит в церковном пении: там тоже "засилие принципа концерта в современной церковнопевческой практике" преодолевается "через стяжание внутреннего духовного благозвучия и обретение пением полноты трисоставности, при которой физически слышимое пение становится производной функцией аскетического подвига" (В.И.Мартынов. История богослужебного пения. РИО ФА Москва, 1994. - С. 112). "Физически слышимое церковное пение, - продолжает автор, - есть лишь следствие правильно организованной церковноуставной жизни, а церковноуставная жизнь есть одна из практических реализации аскетической монашеской жизни. Вот почему само существование церковного пения неразрывно связано с существованием монашеского подвига, в нем зарождается и через него осуществляется" (с. 103). Здесь только следует отметить, что монашеский подвиг есть наиболее полное выражение святой аскетической жизни, проводимой людьми Церкви и в миру (см. также: Протоирей Борис Николаев. Знаменный распев и крюковая нотация как основа русского православного церковного пения. Иосифо-Волоцкий монастырь, 1955).

9. Критическое осмысление с церковных позиций истории развития в России церковной архитектуры и искусства началось еще до революции трудами, прежде всего, кн. Е.Н.Трубецкого; продолжилось в эмиграции: прот. С.Булгаков. Икона и иконопочитание (1930 г.). М., 1996; Л-А.Успенский Богословие иконы Православной Церкви. Париж, 1989; некоторые труды прот. А.Шмемана; и в наши дни - наиболее ярким представителем этого направления является архимандрит Зинон, см. его "Беседы иконописца", Рига, 1992.

15 Марта 2012

Б. Михайлов

Автор текста:

Б. Михайлов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.