А.Н. Селиванова

Автор текста:
А.Н. Селиванова

Поиск образа советского кинотеатра: от опытов ВХУТЕМАСа к типовым проектам 1960-х годов

В последние десятилетия можно наблюдать, как все больше советские кинотеатры оттесняются за рамки культурной жизни городов, превращаясь в маргинальные, полузаброшенные остовы. Построенные когда-то по первому слову техники, теперь они уже не могут функционально соответствовать новым требованиям. Ценность архитектурного решения кинотеатров 1930-1960-х годов зачастую общественностью не воспринимается, в отличие, к примеру, от театров и концертных залов того же периода. Во многом такое отношение связано с узко практическим подходом к зрелищным сооружениям этого типа, с повседневной, не элитарной ролью кинематографа в современной культуре. Кинотеатры приспосабливают для новых нужд, перестраивают, сносят, хотя многие из них являются яркими образцами новаторской, экспериментальной архитектуры своего времени. Охранный статус получили единицы из них. В первую очередь к ним относятся крупные кинотеатры 1920-х - 1930-х годов, к примеру, кинотеатр «Родина» (1934-1938, арх. Я.А.Корнфельд, В.П.Калмыков), причисленный к «вновь выявленным объектам культурного наследия». Доказать ценность кинотеатров 1960-х пока что гораздо труднее, хотя между первыми и вторыми прослеживается явная связь.

Кинотеатр как новый тип сооружения, посвященный «важнейшему из искусств», с середины 20-х годов занял в советской архитектуре одно их ключевых мест. Связь динамичного, экспериментального, активно развивающегося киноискусства, современной техники и еще мало изученной типологии делала проектирование кинотеатров притягательным для новой авангардной архитектуры. В первую очередь, конечно же, работа над новым типом зрелищного сооружения началась в наиболее подвижной архитектурной среде – ВХУТЕМАСе. Еще в 1924 году в мастерской И.Голосова студентами разрабатывался абсолютно новый тип здания – гигантское кафе-кино. Затем, в 1926 году, кинотеатр на 2000 мест проектировали в мастерской Н.Ладовского, параллельно над подобным заданием работали студенты Ленинградской Академии Художеств (в 1926 и 1932 годах). В мастерских ВХУТЕИНа в конце 1920-х были сделаны проекты трехзальных и четырехзальных кинотеатров . Один из авторов – Виктор Калмыков (1908-1981), после окончания института в 1930-м году, продолжал последовательно разрабатывать типовые проекты кинотеатров, со временем став основным автором и теоретиком советского «киностроения».

Если в 1920-х роль универсального культурно-просветительского сооружения, заменявшего отдельный кинотеатр, исполнял клуб, то к середине 1930-х типовые кинотеатры становятся архитектурными центрами кварталов в крупных городах и неотъемлемой частью главных площадей в провинции. Сложение образа советского кинотеатра шло постепенно; большое значение придавалось анализу зарубежного опыта на страницах журналов. В отличие от примеров из английской, французской, американской практик, подчеркивалась уникальная роль советского кинотеатра, который должен был выступать в роли общественного и культурного центра (отсюда - потребность в развитом, большом фойе для общения, в отличие от западных планировок). Тем не менее, в проектах 1930-х годов можно найти много общего с фасадами итальянских, французских, английских, американских кинотеатров стиля ар деко. Их симметричная, стремящаяся к квадрату форма, с непременной ступенчатой рамой-экраном (-порталом) в центре, заполненной декоративными вставками, либо превращенной в нишу, варьировалась многократно. Включение в архитектуру живописи (фрески, сграффито), скульптуры (круглой, рельефов, барельефов), майолики, витражей, элементов рекламы, контрастного выразительного освещения при общей лапидарности, простоте форм, станет базой и для проектов второй половины 1950-х - 1960-х годов.

А пока что, за 5-6 лет, с 1935 года, были спроектированы и построены тысячи кинотеатров по всей стране, от Якутска до Черкесска. В 1935 году только что созданным Управлением кинофикации был проведен конкурс на решения типовых кинотеатров. В результате было выбрано несколько проектов однозальных (на 300-500 мест) и двухзальных (на 600-800 мест) кинотеатров. Авторами большинства строившихся зданий стали Я. Корнфельд, В.Калмыков, Т.Заикин, З.Брод, М.Рославлев. Несмотря на ориентированность на удешевление и упрощение строительства, эти проекты в большинстве случаев были крайне изобретательны и часто интерпретировали местные архитектурные мотивы. 

Тем не менее, тогда строились и крупные многозальные кинотеатры по индивидуальным проектам. К таким относится уже упомянутая выше «Родина» в Москве, кинотеатры «Гигант» и «Москва» в Ленинграде. Двухзальный кинотеатр «Родина», рассчитанный на 1300 мест, в основе своей был спроектирован и построен Я.Корнфельдом в 1934 году в формах, близких конструктивизму, а затем, уже в 1938 году оформлен В.Калмыковым. В итоге брутальный, массивный объем здания с четырехугольной глубокой нишей в центре фасада был дополнен упрощенными и свободно трактованными пилястрами, карнизами, кронштейнами. Особенностью этого кинотеатра было устройство плоской эксплуатируемой кровли, которая в летний период использовалась как сад-фойе, танцевальная площадка и буфет. Стремление расширить, разнообразить функциональное наполнение кинотеатра, свойственное проектам 1930-х годов, сохранялось и в послевоенной архитектуре. 

Постепенно проявлялась тенденция к укрупнению объема кинотеатра, превращению его в дворец кинематографа, а затем и в дворец культуры. Вместе с функциональным «утяжелением», образ здания становился все более массивным и традиционным. Ярким примером этого процесса можно считать однозальный «Гигант» на 1400 мест в Ленинграде, выстроенный в 1935 году. В проекте А.Гегелло и Д.Кричевского еще сохранялась ранняя структура фасада: квадратный «экран» в раме (на витраж в нем предполагалось изнутри проецировать кинорекламу), по сторонам его в верхней части объема – крупный, утрированных форм руст. Однако здание приобрело уже совсем иной, традиционный для театра характер, с классическими членениями, с портиком и венчающим карнизом . Оставался один шаг до появления фронтона и ордера. И этот шаг был сделан в 1936 году, когда были опубликованы результаты конкурса на проект Большого академического кинотеатра в Москве. За модуль большинством авторов были взяты колонны Большого театра. В целом проекты В.Щуко, Д.Чечулина, А.Душкина демонстрировали монументальные, «одинаково парадные фасады», которые скорее даже скрывали новаторскую «начинку», имитируя театр или дворец культуры. Характерно описание проекта А.Душкиным: «Новизна применяемых материалов (предполагалось майоликовое рельефное панно с инкрустацией из самоцветных подсвеченных камней – А.С.) должна подчеркнуть современный характер кино. В своих исходных классических формах здание увязано с архитектурным окружением» . Можно сказать, что со второй половины 1930-х годов, почти на 20 лет поиски новаторского образа кинотеатра как специфического типа зрелищных сооружений прекратились, хотя в области планировочных решений, функционального устройства продолжались эксперименты.

После проведения еще одного конкурса на проекты типовых кинотеатров в 1939 году, как результат десятилетней работы была опубликована книга В.Калмыкова «Архитектура и проектирование кинотеатров» (Москва, 1941 г.). Эта книга стала первой систематизированной публикацией в СССР, посвященной нормам и принципам проектирования такого вида зрелищных зданий; по сути, в ней подводились итоги активного сооружения кинотеатров по всей стране за 5 лет. 

К началу 1940-х годов, в контексте активно вводимого ансамблевого принципа строительства, малоэтажные отдельно стоящие кинотеатры стали проигрывать встраиваемым в крупные жилые дома. Кинотеатры не могли выполнять роль доминант и стали «пропадать» на фоне репрезентативной новой высокой застройки. После войны практику встраивания в жилые дома предложили заменить строительством так называемых «кооперированных кинотеатров», где укрупнение объема здания достигалось путем вплавления в его структуру кафе, магазинов, выставочных залов, ателье, концертных залов, аудиторий . Грань между функцией кинотеатра и дома культуры постепенно начинала стираться.

После архитектурно-строительных реформ середины 1950-х годов значение кинотеатра, как особого экспериментального и важного типа общественного сооружения выросло вновь. Активно стали разрабатываться экономичные типовые проекты кинотеатров. Именно тогда и вернулись к опыту проектирования кинотеатров в конце 1920-х - первой половине 1930-х годов. Ранние проекты привлекали своей простотой, выразительностью массивных гладких поверхностей и объемов, гармоничным введением в архитектуру элементов декоративно-прикладного искусства, скульптуры. Некоторые из проектов конца 1950-х годов явно продолжают пластические находки 1930-х. К таким кинотеатрам можно отнести, к примеру, однозальный широкоэкранный «Прогресс» 1958 года. Приземистые пропорции, массивные плоскости стен и объемов, покрытые диагональной сеткой желто-красного облицовочного кирпича, «экран» для кинорекламы на фасаде, окна-люкарны – все эти элементы неоднократно встречались в проектах кинотеатров середины 1930-х, став даже «визитной карточкой» «переходного» стиля. По этому проекту архитекторов Е.Гельмана, Ф.Новикова, И.Покровского в Москве были построены еще (с небольшими изменениями) кинотеатры «Ленинград» и «Рассвет». «Прогресс» пока что только занесен в список «зданий, представляющих историко-культурную и архитектурную ценность». 

К середине 1960-х , оттолкнувшись от экспериментов 1920-1930-х годов и проанализировав современную зарубежную практику, советские архитекторы приступили к проектированию новых типовых кинотеатров (чаще всего – двухзальных, с различной вместимостью залов). Предложенный в начале 1940-х тип «кооперированного» кинотеатра, с функционирующими отдельно кафе, танцзалами, комнатами игр и отдыха, стал снова актуальным. Первый такой кинотеатр был спроектирован для Минска в 1959 году. Параллельно со ставшими уже традиционными ассиметричными кинотеатрами, вытянутыми на одном уровне, появляется новый тип планировки, получивший название «балкон на помещениях». В этом случае застекленные фойе и вестибюль располагались под верхними ярусами зрительного зала и кинопроекционной будкой . Консольный диагональный вынос объема зрительного зала, покоящийся на эфемерном стеклянном объеме напоминает решение зала К.Мельникова в клубе им. Русакова (1927-1929). Естественно, что возникший интерес к наследию архитектуры советского авангарда и ее «реабилитация» в 1960-е годы оставили значительный след в новых проектах. Первым кинотеатром с таким «консольным» выносом зала стала «Россия» на Пушкинской площади в Москве (1961 г., Ю. Шевердяев, Д. Солопов и др.)

Еще одну линию архитектуры 1920-х развивает Всесоюзный киноцентр на Красной Пресне, спроектированный в 1970-1971 годах. Не случайно, что один из авторов его – В. Гинзбург. Врезанные друг в друга тянутые прямоугольные объемы, расчлененные щелями–окнами, нишами и консольными плитами ассоциируется с пропедевтическими проектами ВХУТЕМАСа и проектами общественных зданий второй половины 1920-х годов. В здании проектировались научно-теоретический центр, музей киноискусства, библиотека, лекторий, кинозалы . Так, наряду с «кооперативными» кинотеатрами, несущими в большей степени рекреационную, развлекательную функции, возник и совершенно новый тип сооружения, ориентированный на научную, просветительскую работу в области кинематографии.

В 1960-е годы меняется не только функциональное наполнение кинотеатра, меняется и его социальная роль. Огромные стеклянные поверхности вестибюлей и фойе новых кинотеатров становятся своего рода витриной нового стиля жизни. Ощущение максимальной открытости, прозрачности кинотеатра становится характерной чертой проектов 1960-х годов. Поддерживает эту атмосферу и новое кино эпохи «оттепели», и Московский международный кинофестиваль. Сверкающие мозаикой и стеклом многочисленные кинотеатры становятся окнами в мир. 

По контрасту с остеклением выступают массивные глухие стены, берущие на себя основную роль в формировании пластики здания. И здесь на первый план выходит декоративно-прикладное искусство. Активно использовавшиеся в 1930-е годы витражи, скульптурные вставки, мозаика теперь выходят за пределы очерченных «рамками» ниш и плоскостей, занимая целиком поверхности стен, из декора превращаясь в ведущий архитектурный мотив, часто раскрывающий поэтическое название кинотеатра. Так решен, к примеру, киноконцертный зал «Октябрь» на Новом Арбате (1967 г., архитекторы М.Посохин, А.Мндоянц и др.). Он расчленен на три яруса, отличных по степени «открытости» к проспекту. Если нижний отделен от тротуара только рядом колонн (объем со входами заглублен), средний отгорожен лишь условно призрачным сплошным остеклением, превращая фойе и кафе по вечерам в светящийся «аквариум», то верхний глухой ярус сплошь покрыт красным мозаичным панно на тему событий 1917 года. В широкоэкранном кинотеатре «Волга», выстроенном в 1969 году Д.Солоповым, В.Поповым и В.Керкуловой на основе типового проекта в Дегунине, мозаика используется несколько иначе. Серо-голубое панно в 24 метра длиной из больших фактурных кусков смальты с крупным рисунком должно восприниматься издалека, сквозь стеклянную стену фойе. По проекту, эта мерцающая полоса с силуэтами городов на берегу Волги, кораблями и плотинами, должна была вывести фойе на улицу, растворить границу между интерьером и экстерьером. Этому способствовал и единый уровень пола внутри и снаружи, и «уличный» фонтан в кафе, и холодная подсветка фойе. Верхний массивный объем кинотеатра расчленен только прорезями с окнами по бокам и небольшими ассиметричными нишами для рекламы . В 1960-е годы подобные декоративные приемы, игра с интерьером, инверсия «внутреннего» и «внешнего», нюансы освещения и подбор отделочных материалов становятся излюбленными инструментами архитекторов, пытавшихся обогатить типовые пространственные решения и фасады кинотеатров.

Проектирование кинотеатров, начиная с 1920-х годов, в советской архитектуре было нацелено в первую очередь на функциональное, образное, социально-общественное решение абсолютно нового типа здания. За исключением конца 1930-х - начала 1950-х годов, когда кинотеатр стал неотличим от театров, домов и дворцов культуры, все остальное время велись новаторские поиски. Кинотеатр должен был соответствовать новизне и технологизму кино как нового жанра искусства. Если в области пространственных, пластических разработок связь между опытами 1920-х годов и реализациями 1960-х прослежена и изучена, то развитие приемов и решений середины 1930-х в архитектуре позднего времени не так очевидна. И развитие формальных объемно-пространственных опытов1920-х, выведение их на новый уровень, и осмысление образно-поэтической, синтетической, контекстуальной роли архитектуры, идущей от проектов 1930-х годов, можно обнаружить в сооружениях 1960-х годов. Осознание этой связности, цельности архитектурных процессов, заставляет совсем по-новому взглянуть на наследие последних 40 лет. Этот взгляд особенно важен теперь, когда архитектура 1960-х, в частности, типовые кинотеатры, так нуждаются в выработке принципов анализа и критериев оценки и включения в список охраняемых памятников.

29 Февраля 2012

А.Н. Селиванова

Автор текста:

А.Н. Селиванова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Руины Лондона. Часть I
Архитектор и историк Александр Можаев – о лондонской практике сохранения и экспонирования археологического наследия в свете недавнего открытия музея храма Митры. В сравнении с московскими утратами выглядит особенно остро.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.