М.Г. Меерович

Автор текста:
М.Г. Меерович

Градостроительство как средство обеспечения национальных программ пространственного развития страны

Российским реформам всего чего-то недоставало. То ресурсов и времени, то соседи мешали, то не было опоры в обществе. Но пространственная организация России, всегда была для власти предметом серьезного осмысления и сферой целенаправленной деятельности, изменявшей естественный и направлявший искусственный ход расселения. Переселенческая политика Российской империи и советский способ освоения отдаленных регионов СССР сформировали специфические формы освоения территорий Сибири, Дальнего Востока, Юга, северных морских побережий, в которых соседствовали самосознание «хозяина новых территорий», «нового жителя», ответственного за гармоничность своего пребывания в обживаемом мире и менталитет «первопроходца», «временщика», выражавшийся в потребительском отношении к природному окружению, забвению необходимости рукотворного создания искусственной среды собственного обитания.

Современная Россия вплотную стоит перед необходимостью государственного решения глобальной задачи – определить способ «удержания» пространства страны в рамках разумного и рачительного использования ресурсов. Не только природных, но и технических, технологических, человеческих и т.д.

При этом заимствование и перенос в Россию западных образцов административно-управленческих, организационных, экономических и, в конечном счете, градостроительных решений всегда оказываются малоэффективными в силу целого спектра фундаментальных особенностей страны (социально-психологических, культурных, финансовых, религиозных, моральных, духовных, технических и пр.). Сегодняшняя ситуация характеризуется рядом черт, сильно отличающих Россию от других стран – иная, нежели на Западе «классовая» и образовательная структура общества; иной социальный статус основных «производителей» материальных и культурных ценностей; усиление территориальной изоляции города от деревни, сужение горизонтов социального общения; рост однообразия в труде и жизни; тенденции возвращения к общинным формам сосуществования для одних социальных слоев населения и стремление к предельной обособленности для других; неуправляемая миграция населения из отдаленных районов в места с благоприятными условиями жизни; сокращение официальной плотности населения в Сибири, на Дальнем Востоке и рост числа неофициальных мигрантов и т.п. И, что наиболее значимо – отсутствие общенациональных идей, способных обеспечивать поддержку общегосударственным программам и др.

Понимание причин подобного положения вещей, в какой-то мере, сокрыто в истории расселенческого освоения окраинных территорий России и способе «погружения» в глубь континента, осуществлявшегося государством и в дореволюционный, и послереволюционный периоды. Оно сокрыто и в истории градостроительного развития страны, тем более, что градостроительство в СССР рассматривалось и использовалось как средство решения социально-организационных, социально-управленческих, производственно-экономических задач и было всецело подчинено стратегическим планам власти.
Сегодняшнее территориально-административное деление страны корнями уходит в первые дни существования советской власти, когда был поставлен вопрос о формировании структуры управления территориями, соответствующей природе пролетарского государства. Он вызвал к жизни разработку концепции партийно-государственного управления административными единицами (концепцию соцрасселения) и сопутствующей концепции населенных мест нового типа («соцгородов», представляющих собой градообразующее промышленное предприятие и поселение работающих на нем). На новых территориях эти новые населенные места создавались как центры административно-территориальных образований, из которых «очерчивались» границы ареалов военно- и трудо-мобилизационного членения территории.

Концепция соцрасселения в своей основе содержала представление о структуре валового национального продукта в соответствии с которым рассматривала размещение промышленности по территории страны, как развертывание единого процесса производства и распределения продукции. Концепция соцрасселения основывалась на районировании промышленности, как главном моменте, определяющем направление и характер путей сообщения, объемы перемещения трудовых ресурсов и места сосредоточение их в строго определенных районах. Она предписывала производить территориальное деление так, чтобы формировать целостные хозяйственно-про¬изводственные единицы, включающие в себя: а) промыш¬ленное «ядро» с соответствующей партийно-хозяйственной управленческой надстройкой, обеспечивающей руководство производственным процессом, б) все «объекты», данный процесс обеспечивающие – сырьевые регионы; транспортные структуры; ареалы притяжения к индустриальному производству окружающего сельскохозяйственного населения; в) зону распределительной системы и т.п.

К середине 1920-х гг. стратегия административно-территориального деления страны окончательно основывается на требовании располагать административные центры в тех местах, где существует или искусственно создается максимальная концентрация пролетариата. Пролетарские центры, объединяемые производственно-хозяйственными связями в единые территориально-производственные системы, вместе с прилегающими к ним «непролетарскими» зонами, определяют ареалы мобилизационно-политического членения территории. Поскольку в ряде случаев размещение центров власти (губернских, уездных и проч.) не совпадает с местами наибольшей концентрации пролетарского населения, постольку начинает осуществляться перекраивание старого районирования и создание нового – в целях увязки административных фокусов власти с местами фактического сосредоточения пролетариата.

Поскольку не пролетариат сам по себе является «организующим началом», а иерархически выстроенная система партийных организаций, постольку главной и первостепенной задачей власти является формирование партийно-государственной структуры, способной концентрировать финансовые, материальные, человеческие и прочие средства для достижения производственных целей сверхбыстрыми темпами. В итоге, объект партийного руководства оказывается первичен по отношению к экономическому и градостроительному объектам – осуществляющееся территориальное районирование хоть и называется «экономическим» (и осуществляется планировочными средствами), на деле является «управленческим».

В конце 1920-х гг. градостроительная политика проводится властью в контексте программы индустриализации и неразрывно связанной с ней коллективизации, осуществляющей отрыв масс крестьянства от земли и перемещение их в существующие города, используемые как базовые центры для принятия значительные массы «раскрестьяненного крестьянства» (трудовые ресурсы) и опролетаривания его благодаря включению в трудо-бытовые коллективы. Затем сформированные трудовые ресурсы организованно (и добровольно, и принудительно) направляются к местам расположения новых промышленных предприятий – в центры зон индустриального освоения территорий – соцгорода. Соцгорода целенаправленно создаются как элементы общегосударственной системы перераспределения рабочей силы, обеспечивающие ее прикрепление к месту работы (за счет привязки к распределительной системе, наделения жилищем из общественных фондов, прописки, выдачи продовольственных карточек, и т.п.).

Последовательность постановки и решения задач административно-территориального районирования СССР в 1920-1930-е гг. в контексте индустриального развития страны, была тесно связана с формированием военно-промышленного комплекса (ВПК) и привела к созданию единой технологической сети производств, способной оптимальным способом осваивать природные запасы сырья и быть предельно неуязвимой в случае возможных боевых действий[1].

Начиная с конца 1920-х гг. в рамках промышленных наркоматов[2], отвечающих за формирование ВПК, формируются не только специализированные военные кадровые научно-исследовательские институты, технические конструкторские бюро и лаборатории, но и архитектурные проектные организации, обеспечивающие разработку гражданской проектной документации для поселений при военных предприятиях. В соответствии с этим, происходит реструктурация всего архитектурно-градостроительного проектного комплекса страны – постановление правительства[3] законодательно переводит жилищное гражданское строительство, а также возведение объектов коммунального и бытового обслуживания в рабочих поселках-новостройках (а позднее, и в городах-новостройках) в разряд «промышленного строительства». Теперь гражданское строительство включается в производственно-финансовые планы промышленного строительства ВСНХ; проектируется силами организаций, занимающихся промышленным строительством; проходит экспертизу и утверждается  ВСНХ и т. д. Таким образом, власть законодательно ликвидирует самостоятельный статус и самоценность жилищного гражданского строительства и объектов коммунального и бытового обслуживания, законодательно закрепляя их в подчиненной, обслуживающей роли. В соответствии с этим постановлением, военно-промышленные ведомства становится, фактически, главными распорядителями нового жилищного строительства при новой промышленности[4].

В период 1929-1932 гг. градостроительство уже практически неразрывно смыкается с деятельностью военно-промышленного комплекса, так как основным «заказчиком» нового гражданского строительства выступают ведомства, ведущие строительство промышленных объектов ВПК. Включение промышленных предприятий гражданского профиля в систему военно-промышленного комплекса определяет градостроительную политику и, соответственно, государственную организацию архитектурно-градостроительной деятельности и, в результате, приводит к еще большему поглощению задач развития городов задачами развития производства, в результате чего город начинает рассматриваться как поселение при производстве, не обладающее самостоятельной финансово-экономической и социокультурной значимостью.

Как бы ни оценивались сегодня, сформированные и практически реализуемые с конца 1920-х - начала 1930-х гг.: а) концепция социалистического расселения, б) концепция соцпоселений в) концепция соцжилища; нельзя не признать одного – это были общегосударственные программы сначала умозрительно придуманные, а затем неуклонно и последовательно материально воплощенные. И, что особенно важно – теория размещения социалистической промышленности, концепция социалистического расселения, идея соцгорода существуют и сегодня. Конечно, сегодня они так уже не называются, но сознательной и целенаправленной альтернативы им до сих пор не выработано и, в результате, сегодняшний характер территориальной организации общества, стратегия освоения сырьевых районов, механизмы функционирования существующих городов, характер внутреннего административно-территориального членения поселений, а также сам тип размещения новых поселений на новых территориях – подле добывающих и перерабатывающих предприятий; концептуально, мало чем отличаются от постулатов, определявших практику территориального освоения 1930-х гг. и послевоенного периода. И сегодня, как следствие, эти постулаты продолжают определять характер формирования и существования городской  (и как следствие, производственной) культуры, межличностных и групповых отношений; степень проявления сознательности населения в отношении к среде своего обитания; состояние общественных инициатив по повышению качества жизни и уровня городской среды и, возможно, будут определять еще долгое время, так как поселения создают и сохраняют свою жизнетворную энергетику в гораздо большем масштабе времени, нежели человеческая жизнь.

Подавляющая часть этих постулатов, а также обеспечивающих их воплощение градостроительных, планировочных, расселенческих мероприятий, никогда не являлась предметом обсуждения, анализа и критики, никогда даже не попадала на страницы каких-либо официальных профессиональных изданий, не выступала материалом научных исследований. Хотя знание об этом, в полной мере уникальном, организационно-управленческом опыте и осмысленное использование его при разработке перспективных программ развития регионов и планов деятельности государственных экстерриториальных промышленных отраслевых объединений, способно в немалой степени обеспечить безошибочность современных стратегических решений. Безусловно, не для того, чтобы воспроизводить принимавшиеся когда-то решения, но для того, чтобы сегодня не повторять пройденные пути и ошибки прошлых лет.

Также практически не используемым, но крайне актуальным для сегодняшнего стратегического планирования является опыт формирования общегосударственной системы архитектурно-градостроительного проектирования в СССР, специально создававшейся для реализации государственной жилищной и градостроительной политики. Он позволяет оценивать положительные и учитывать отрицательные результаты одного из самых загадочных (несмотря на, казалось бы, широкую освещенность) феноменов отечественной истории – государственную организацию массового проектного дела и, реализуемый через нее, комплекс мер градостроительно-архитектурного обеспечения государственных планов распределения промышленности и населения по территории СССР.

В советский период власть совершенно осмысленно и целенаправленно воздействовала на профессию архитектора, трансформируя ее содержание, способы самоопределения, цели и смыслы творчества, превращая ее в машинообразно устроенное «производство проектной документации» Целенаправленно изменяла не только содержательные основы градостроительной проектной деятельности, но и ее организационные структуры: 1) индивидуальное архитектурное творчество заменялось деятельностью в составе проектных коллективов; 2) идеология архитектора как частного предпринимателя замещалась положением государственного служащего; 3) проектный процесс лишался уникальности творческого отождествления с проектируемым объектом и превращался в поточно-конвейерный способ чертежно-сметного воспроизведения типологически дифференцированных объектов; 4) осуществлялось институциональное оформление архитектурно-градостроительного проектирования как деятельности преимущественно производственного типа; 5) формировалась система органов планирования и управления проектным производством; 6) отрабатывались процессы управления проектной деятельностью внутри проектных учреждений, а также состав проектных организаций и формы их кооперации; 7) укреплялась нормативная база проектирования, опирающаяся на постулаты концепций соцрасселения и соцгорода и, в неявной форме, побуждавшая архитекторов воплощать содержащиеся в ней принципы проектных решений и т.п.

Нормирование, базирующееся на поточно-конвейерном способе градостроительного проектирования, приводило к формированию такого подхода в градоформировании, который, основываясь на директивных показателях, вынужден был игнорировать учет ресурсов места, конкретику окружающей среды, потенциал культуры населения и иные особенности ситуации и независимо от желаний проектировщиков приводил к тому, что «поселковость», как тип организации жизни городского населения (и, соответственно, городской среды), возникала и сохранялась, как сущностная черта новых городов.

Не следует думать, что идея наличия государственной системы проектного дела осталась лишь в прошлом. Государство сегодня стоит перед необходимостью сформировать свое отношение к  проектному комплексу, хотя бы в той его части, которая выполняет (и будет исполнять во все более расширяющемся масштабе) государственные заказы. Ситуация сегодня такова, что вне зависимости от того нравится нам это или нет, формирование организационно-управленческой структуры, подобной по своим задачам советской общегосударственной системе проектного дела (т.е. способной, для воплощения общенациональных программ, координировать и объединять усилия проектных структур сегодняшних государственных экстерриториальных производственных «ведомств» между собой и с местными региональными проектными организациями) станет в ближайшем будущем неизбежным, так как без этого окажется невозможным осуществление практических мер государственного протекционизма определенным видам расселенческих структур, типам планировочной организации поселений, типологии жилищ, инфраструктуры и проч. Всего того проектного обеспечения, без которого невозможна реализация общенациональных программ.

21 октября 2005 г. согласно Указа Президента России, создан Совет по реализации приоритетных национальных проектов. В составе этого органа, призванного формировать общенациональные программы и разрабатывать стратегии их воплощения[5] , нет ни одного представителя архитектурной профессии. Если архитектурное сообщество не будет сегодня ставить и решать на государственном уровне вопросы о целесообразности формирования в современных условиях тех или иных типов пространственно-планировочных структур, видов жилищ и сооружений инфраструктуры, и, что самое главное, не будет само определять устройство общегосударственной системы проектного дела (или предлагать разумные ей альтернативы); то завтра оно рискует вновь оказаться лишь в роли послушного исполнителя, утратив возможность влияния на подобные организационные решения. Возможно, в этом случае, возникшая система вновь утеряет всякое гуманитарное содержание своих действий и дух созидательного творчества.

Использование понимания постулатов и принципов, которыми полстолетия назад руководствовалась советская власть, позволяет уяснить причины современных тенденций уменьшения населения «окраинных» территорий, смещения его к крупным городам, основным транспортным узлам и базовым руслам расселения. Зависимость нынешнего состояния от предыдущего, проявляющегося в инерционности форм сознания, вялой самодеятельности, пассивности общественных инициатив и др. очевидна. Сопоставление естественных и искусственных компонент позволит определить меру совмещения «воли» и «естества», наметить цели и теоретическое основания разработки современных доктрин пространственного (градостроительного) освоения и «переосвоения» территории страны.

Позволит, в конечном счете, наметить новые фокусы узловой концентрации населения, стратегии распределения инвестиций, приоритетные действия по размещению транспортных коммуникаций и инженерной инфраструктуры; определить новые принципы расселения и создать механизмы придания осмысленности, самоидентификации и жизненной наполненности среде обитания не только в отдаленных и мелких поселениях, но и в крупных провинциальных городах, также нуждающихся в этом.

Знание о постулатах концепции соцгорода и соцжилища, а также понимание механизмов их формирования и функционирования способно увеличить точность построения программ сегодняшних действий по переустройству жизни и деятельности. Знание о государственной организации профессиональной архитектурно-градостроительной деятельности, призванной квалифицированно обеспечивать планирование, прогнозирование, проектирование в рамках государственных программ, позволяет ставить вопрос о целесообразности наличия или отказа от подобных образований, об оптимальных подходах к нормированию и к формам градорегулирования.

Понятно, что не только военно-промышленное развитие является сегодня приоритетным направлением развертывания стратегических программ государства. Но иные общегосударственные программы, способные превратить уникальные ресурсы и интеллектуальный потенциал страны в импульс ее развития, могущества и мирового господства, несмотря на их острую востребованность, пока отсутствуют[6]. Министерства, призванные разрабатывать общегосударственные программы, осуществляют это сегодня путем «сбора предложений с мест», от региональных управленческих структур[7] , не имеющих ни государственного масштаба мышления, ни должной степени ответственности за целое. Или от сферы научного знания, ориентированной, прежде всего, на теоретизирование и лишенной других компонент, необходимых для подобной работы –проблематизации, прогнозирования, организационно-управленческого проектирования, менеджмента, межведомственной кооперации, свободы в формировании междисциплинарных коллективов и др. Для формирования стратегических общегосударственных планов и общенациональных программ необходим совершенно иной способ «сборки» интеллектуального потенциала страны и использование инновационных организационных форм осуществления проектно-реализационных работ.

Среда обитания способна формировать тип личности человека, одинаково проявляющийся не только в отношении к состоянию естественного и рукотворного окружения, но также и в технологической культуре на производстве, и в типах повседневного поведения в быту. Старая градостроительная доктрина (и связанная с ней среда обитания), а также формы организации проектной деятельности не имеют права возрождаться, рядясь в новые одежды. Идея историчности требует не начинать в очередной раз все переделывать заново и, тем самым, откатываться назад, а использовать понимание и уникальный отечественный опыт общественного переустройства для осуществления будущих шагов в развитии России.

________________

[1] Стратегия создания зон военных предприятий, отнесенных вглубь страны, основывалась на идее расположения их в зонах, недоступных (на тот период) для воздушных ударов авиацией любого из вероятных противников, так как возможности самых дальних бомбардировщиков не позволяли осуществлять перелеты до места размещения объектов советского ВПК и возвращаться без дозаправки на аэродромы базирования.

[2]   Объединенных с 1932 г. в составе Наркомтяжпрома.

[3]   СЗ СССР. 1927. № 66. ст. 672.

[4]  В результате, безусловные приоритеты производства перед всеми прочими и реальная практика освоения территорий, осуществлявшаяся в соответствии с концепцией соцрасселения (принудительные миграции и, как следствие, временный, исключавший ответственность за место обитания, независимый от конкретного человека характер обустройства селитьбы и инфраструктуры), приводили к  тому, что «отчужденость», как тип организации городской среды возникает и сохраняется, как сущностная черта новых городов.

[5]   В частности, одной из первоочередных названа программа создания доступного жилища.

[6]   Имеется в наличии лишь одна – развития энергетики (до 2020 г.).

[7]   А те, в свою очередь, формируют свои предложения на основе таких же «пожеланий» с подчиненных им территорий.

14 Марта 2007

М.Г. Меерович

Автор текста:

М.Г. Меерович
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.