А.Г. Раппапорт

Автор текста:
А.Г. Раппапорт

Марат Невлютов. Три статьи и их программный смысл

0 Рецензия на серию статей М.Р. Невлютова

Молодой аспирант НИИТИАГ Марат Невлютов обратил на себя внимание, с первых же выступлений, обозначив проблему своего исследования словами «подлинность архитектуры». Значение категории «подлинность» в контексте теоретических исследований тут не сводится к области реставрации или реконструкции восстановленных зданий. Эта категория в новом контексте призвана подчеркнуть действительную меру человеческой значимости архитектурного сооружении и ее свободу от нарочитого символического смысла или симулякра.

Само появление такой категории на горизонте архитектурной мысли было подготовлено чередой разочарований в модернизме и постмодернизме второй половины 20 века. В качестве опоры в такого рода исследованиях в конце 20 века на первый план стали выходить представления философской антропологии и феноменологии, которые, в отличие от социально-критической стратегии постструктурализма уже не ограничивались критикой языка и научно-технического дискурса. Языковые и технические практики в архитектуре к этому времени достаточно хорошо зарекомендовали себя в критическом дискурсе, но сами стали жертвой симуляции и излишней доверчивости к частным приемам семантизации форм, что в случае тиражирования такой стратегии формообразования,  разоблачало ее упрощенный характер.

Критика такого рода упрощений показала, что «масштаб имеет значение» и не всякая удачная идея способна сохранить свою ценность в случае тиражирования. Этот принцип отдаленно напоминает догадку Вальтера Беньямина о тиражировании как утрате «ауры» художественного произведения. Его догадка вела к культу уникальных творческих актов и к размыванию их конструктивных оснований. И, следовательно, подтачивала основы той мощной традиции, которая видела твердую опору развития в конструктивном применении любых знаний, как научно-технических, так и философских и гуманитарных.

Ясно, что свернуть с этой наезженной дороги рационализации творчества нелегко и первые попытки вылились не столько в теоретические декларации, сколько в демонстрации индивидуального художественного опыта.
 
Невлютов выбирает трех архитекторов, в творчестве которых эти попытки были признаны и высоко оценены профессиональным сообществом – Жана Нувеля, Питера Цумтора и бюро Херцога и Де Мерона. Представленные автором статьи, однако, имеют двойной смысл. Для широкой аудитории они дают неплохой, хотя и конспективный синтез их творческих целей и методов. А для самого Невлютова – оказываются первыми эмпирическими проработками того, что и было изначально в основе его теоретических интересов.

Требовать от автора на этом этапе работы более глубокой критики рассмотренных творческих методов было бы совершенно непродуктивно. Для такого критического взгляда нужно ведь не только знать, что имели в виду их авторы, но и располагать какой-то теоретической и критической платформой их оценки.

Но сегодня такой критической отвлеченности от непосредственных продуктов творчества этих архитектурных групп нет, и это отсутствие само по себе в высшей степени симптоматично.

Начинать работу приходится в темноте, на ощупь и наиболее естественный ход – просто реконструировать их опыт, не придавая ему ни нормативного, ни апологетического ни универсального значения. Единственной точкой принятия тут выступает не просто сочувственное благожелательство и живой интерес, а предчувствие скрытых оснований, которые пока что не выявлены самими авторами.

Для архитектора-практика здесь обычно в игру вступает либо энтузиазм и желание подражать, либо осторожное остранение и вопрошание. И то и другое не закрыто и для теоретика, но теоретик стремится идти дальше. В особенности, если он ищет подлинности, ибо всякое подражание автоматически поставит крест на самой подлинности и уникальности найденного.
 
Тогда перед теоретиком возникает совершенно иная задача – найти нечто, лежащее за пониманием предложенных творческих методов и сведение их к общей для них исторической ситуации – а именно к усталости от общих теоретических принципов и бесплодности попыток их редукции к чему-то, лежащему в теоретических началах. Приписывать этим принципам некую тайну или магию – само по себе не продуктивно, хотя и полезно, так как удерживает от преждевременных обобщений и редукций.

Но и отказаться от попыток обнаружения таких корней значило бы – просто снять себя бремя исследовательского поиска.

Здесь я не могу сделать ничего кроме этой констатации и своего рода выдвижения догадки, которая мне кажется перспективной.

Догадка эта состоит в том, чтобы выйти за рамки нормативно-конструктивного дискурса, непригодного для феноменологического и интуитивного опыта и перейти к онтологии мира, в которую – так или иначе – то ли вписаны, то ли ищут способов вписаться эти идеи.

Таким общим основанием я считаю онтологию, то есть картину мира, в которую вписывает себя архитектурная и проектная интуиция.
Эта онтология представляется мне в качестве земного ландшафта, связанного, но не сводимого ни к техническому миру или миру науки, ни к социальному миру, ни к миру экономики и культуры.
 
Нынешние интуиции в работах трех избранных Невлютовым архитекторов работают как связки или склейки, при расширении их появляется онтология ландшафтных ситуаций, с ее небесами, рельефом, сезонами, погодой, возрастами и историческими обстоятельствами.

Но это не финал – эти онтологии распределяются по типам и жанрам, образуя некую структуру мира, в его антропо-ландшафтном измерении, и эта онтология постепенно начинает играть роль, ранее принадлежавшую функциональным и тектоническим типологиям.

Такого рода ландшафтная онтология была уже в классицизме, у прерафаэлитов, символистов и в петербургском мире искусства.
 
Но чтобы стать надежным связующим звеном проектного воображения ее еще необходимо развернуть в разных направлениях и снабдить относительно автономной конструктивностью. Она имеет много общего с архитектурными и литературными утопиями, миром фантазии и гротеска, инфантильного и старческого сознания и памяти.

Здесь стоило бы вспомнить и подзабытую со времен И. Иоффе теорию синтетического искусства, которую Иоффе связывал с кинематографом, но которая с успехом бы подошла к новой архитектурно-средовой онтологии, а участие кинематографа в проектном мышлении утратило бы свой вспомогательный характер и вылилось бы в масштабный синтез сценарных и монтажных приемов. Естественно, и вся работа ОПОЯЗА, и теории Эйзенштейна оказались бы в центре внимания.

Показать здесь векторы такого развертывания, значило бы окончательно потерять жанр рецензии, но без предположения такой перспективы я не вижу смысла в рецензировании этой работы.

В любом случае масштабы этой задачи грандиозны и превосходит все ранее имевшиеся образцы. Кого-нибудь это может отпугнуть. Мне же кажется, что только гипермасштабность теоретических амбиций может вывести из тупика оскудевшую и утратившую свой предмет архитектуру и ее теорию. Начало 3-его тысячелетия – хороший повод задуматься.

10 Февраля 2015

А.Г. Раппапорт

Автор текста:

А.Г. Раппапорт
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.