«Сценарий для конкретного места»

Среди центров ТУМО в разных городах Армении, а также в Париже, Москве, Берлине филиал в Гюмри выделяется своей неординарной, смелой архитектурой. Редкий для страны пример реконструкции был реализован по проекту ливанского архитектора Бернара Хури.

mainImg
Первый раз звучащую как кредо фразу Бернара Хури о «конкретном нарративе, сценарии для конкретного места» я услышал в youtube-записи его лекции в Американском университете Бейрута, во второй раз – в нашем интервью, когда Хури подробно рассказал мне о «сценарии», задуманном им для образовательного центра ТУМО в Гюмри, втором по величине городе Армении. Это сценарий сформировался при первом же визите ливанского архитектора на участок, что заставляет вспомнить другую его мысль: «Самые лучшие произведения создаются молниеносно». Именно так, на месте, несмотря на сомнения директора ТУМО, Хури твердо решил взяться за проект и изложил свои идеи касательно будущего здания. Его замысел органично вписывался в философию центров ТУМО, которые внедряют новую, творческую жизнь в ценные с архитектурной точки зрения здания, сохраняющие в себе городскую память, но лишенные в текущий момент своего первоначального потенциала.
 
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan

Как с улыбкой вспоминает эту встречу директор ТУМО Мари Лу Папазян, «Бернар своеобразно выделялся на фоне зимнего, холодного Гюмри своим кинематографическим, характерным байкерским образом. Он очень инициативно отнесся к идее реконструкции. Его желанием было, чтобы здание имело позитивное влияние на людей».
 
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan

Появление Хури в Гюмри, на первый взгляд, можно считать вполне логичным, учитывая его опыт работы со сложным контекстом, в частности, в его родном Бейруте. Конечно, травм, полученных Бейрутом в результате долгих лет гражданской войны, в Гюмри нет. Но в тоже время Гюмри окончательно не исцелился после землетрясения 1988 года – сильнейшего потрясения, во многом разделившего историю города на «до» и «после». Отчасти проект гюмрийского ТУМО можно рассматривать в контексте первых бейрутских работ Хури: ночного клуба B018, бара «Сентраль» и японского ресторана «Ябани», где на контрасте со сложным контекстом он сделал «инъекцию» активной жизни в травмированные зоны. Но эти «уколы» не всегда сказывались на прилегающей территории, и за стенами спроектированных Хури заведений шла совершенно другая жизнь. Проект для ТУМО должен был стать принципиально иным – энергично влияющим на окружение.
 
* * *
В Гюмри центр ТУМO расположился в историческом Народном доме, датируемом серединой XIX века. Однако его строительство фактически продолжалось вплоть до 1960-х: в разные времена были возведены зал, входная зона и т.д. За свою долгую жизнь это прекрасное здание многократно меняло назначение – от рабочего клуба до телецентра. Самым значимым историческим событием здесь была первая постановка оперы «Ануш» композитора Армена Тиграняна в 1912.
 
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan

До новейшей реконструкции здание находилось в удручающем состоянии, которое ставило под вопрос саму возможность его дальнейшего использования. Только положительный результат проведенного обследования показал реалистичность идеи реновации этой постройки.
 
Вид Народного дома в Гюмри до реконструкции для центра ТУМО
Вид Народного дома в Гюмри до реконструкции для центра ТУМО

(фото до реконструкции)
Народный дом находился на балансе Министерства культуры, однако памятником архитектуры считались только главный фасад и сцена. Соответственно, лишь их сохранение при перестройке было требованием государственных инстанций.
 
Вид Народного дома в Гюмри до реконструкции для центра ТУМО
Вид Народного дома в Гюмри до реконструкции для центра ТУМО


 
Выбор именно этого сооружения неслучаен и продиктован прежде всего политикой центра. По словам директора ТУМО Мари Лу Папазян, «были рассмотрены и иные варианты, в процессе поиска я советовалась в том числе и с местными архитекторами. Основополагающими для выбора этого здания явились его историческая ценность, центральное расположение в городе и фактор парка. Мы всегда стремимся, чтобы центры находились рядом с парками, чтобы кроме компьютеров, студенты имели также доступ к зеленым зонам».
 
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan

Для ТУМО также важно, чтобы будущие ученики ощущали связь с историей и стали частью пространства, где они будут обучаться, чтобы здание с исторической ценностью было сохранено не только как объект памяти, но и стало частью «живого организма».
 
«Мы изобретаем свой инструмент для каждого ТУМО»
(здесь и далее названия разделов – цитаты Бернара Хури)
 
Сотрудничество Бернара Хури и ТУМО восходит к 2006, поэтому можно сказать, что он стоял у истоков системы этих центров. Он разработал дизайн интерьеров для парижского и ереванского филиалов, а также проекты центров для села Кохб и города Масис. Несмотря на узнаваемые, характерные для Хури смелые стилевые приемы во всех этих проектах, архитектуру он рассматривает как уникальный инструмент для конструирования конкретного нарратива – для конкретного центра. «Инструменты архитектуры должны быть изобретены в соответствии с формулой ТУМО», – отмечает он.
 
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan

Для открывшегося в 2020 гюмрийского центра он создал своеобразный диалог нарратива ТУМО с контекстом. Основополагающим для него стали ощущения архитектора при первом посещении участка. По воспоминаниям Бернара Хури, он увидел холодный, пассивный город. «На улицах было малолюдно, почти не было молодежи. Город нуждался в энергии!» – вспоминает Хури. Этот эмоциональный фон он воспринял как возможность для резких изменений – переломить увиденную ситуацию, создав яркую, динамичную структуру. Этим он объясняет применение неожиданного для контекста красного цвета как основного – цвета энергии, драйва и молодежи, который способен побудить людей к действиям.
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
«Против фальсификации истории»
 
Проект реконструкции реализован в пределах существующего контура здания. Все исторические несущие и наружные стены сохранены. Фасады оставлены в неизменном виде, лишь отреставрированы по первоначальным технологиям специально приглашенными итальянскими специалистами. Эти фасады образуют некую базу из вертикальных поверхностей, поддерживающую автономно развивающуюся новую динамичную композицию. Минималистские объемы и плоскости новой композиции, отчасти напоминающие работы Луиса Баррагана, объединены единым красным цветом, что создает визуальную целостность композиции и смягчает контрасты форм. Колорит в качестве объединяющего фактора коснулся также и интерьеров. Эта яркая слитность подчеркивается четкой границей между новым и старым, что акцентирует нетронутость наследия и самодостаточность нового. Важным жестом стало и сохранение советской металлической вывески клуба, которая теперь помещена в вестибюле центра.
Вид фасада Народного дома до реконструкции с вывеской советского времени
Образовательный центр ТУМО в Гюмри. Вестибюль с вывеской советского времени
Фото © Sona Manukyan
«Доступ к историческому содержанию»
 
Здание расположено на перепаде рельефа и потому доступно с двух уровней. Главный вход находится со стороны исторического фасада: здесь, на первом этаже расположены основные помещения центра – вестибюль, лаборатории, классы для воркшопов, платформы для самообразования, залы для представлений и концертов, кафе, а также аудитория-амфитеатр, которая удачно вписана в старый зрительный зал.
Второй вход организован с заднего фасада – в новом прямоугольном объеме вровень с перекрытиями первого этажа. На втором этаже разместились помещения администрации и кабинеты преподавателей. Этот вход ведет и на третий этаж – в кинозал, контур которого тонко выделен в новом объеме.
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
«Одна большая игровая площадка»
 
С заднего фасада помещена пологая асимметричная лестница, ведущая на многоуровневую кровлю. Динамика углов и плоскостей превращает крышу в полноценное, яркое общественное пространство. Динамичный эффект усиливается устроенным над ней Г-образным в плане навесом, опирающимся на две рамы. Его плоскость выступает в качестве главного акцента и композиционного стержня нового объема. С внутренней стороны он облицован зеркальными металлическими листами, что усиливает воздействие окружения на облик здания и визуально расширяет пространство под крышей.
Тема крыши, связывающей интерьер с небом, характерна для работ Бернара Хури. В ТУМО Гюмри он тоже применил формат необычной кровли, но, в отличие от В018 и «Сентраль», она лишена механических модификаций и отражает диалог перекрытого пространства с окружением, а не с небом.
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
«Готовность взглянуть на историю под другим углом»
 
Переосмыслив для местного контекста метод сохранения наследия и его интеграции в общественное пространство и в сообщество, реконструкция не уничтожила существующий памятник ни функцией, ни формой, причем история представлена не как руина и не как фон. Напротив, в проекте ТУМО есть поэтизация возрождения истории и памяти в виде функции здания, которая аналогична былой.
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Sona Manukyan


Чертежи здания опубликованы на сайте Бернара Хури.
 
  • zooming
    1 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    2 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    3 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    4 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    5 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    6 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
  • zooming
    7 / 7
    Образовательный центр ТУМО в Гюмри
    Фото © Hacob Mansuryan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Hacob Mansuryan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Hacob Mansuryan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Hacob Mansuryan
Образовательный центр ТУМО в Гюмри
Фото © Hacob Mansuryan

04 Февраля 2022

Похожие статьи
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Технологии и материалы
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Сейчас на главной
NEXT 2024: новая десятка
Спецпроект АРХ Москвы для молодых архитекторов NEXT пройдет уже в 15-й раз. Организаторы, во главе с куратором этого года, основателем бюро p.m. (personal message) Пабло Джонаттаном Пухно Бермео привнесли изменения: участников выбирали с помощью всероссийского конкурса, благодаря «Архитайлу» появился призовой фонд, а половина участников – не москвичи. Рассказываем, почему NEXT обязательно стоит посетить.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.