Вчера и сегодня

Майкл Грин покоряет США: в Миннеаполисе построено первое в стране высотное офисное здание с несущими конструкциями из инженерной древесины.

Автор текста:
Екатерина Ровнова

mainImg
Говорят, век стали и бетона сменяется веком древесины: первое в США деревянное многоэтажное офисное здание Т3 – «Timber, Technology, Transit» – реализовано канадским бюро Michael Green Architecture в сотрудничестве с местными архитекторами из DLR Group, инженерами из Magnusson Klemencic Associates и специалистами по конструктивной древесине Structure Craft.
 
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter

Заказчик – девелоперская компания Hines – хотел создать уникальный офис, который привлёк бы внимание компаний креативного и высокотехнологичного секторов. По мысли создателей, здание должно было совмещать «надёжность», характерную для исторических строений, с инновационностью, экологичностью, устойчивостью, светлыми опен-спейсами и общими пространствами для резидентов. Поэтому, в отличие от претендующих на вау-эффект современных зданий из древесины (предыдущей офисной постройки Майкла Грина в Ванкувере или, например, штаб-квартиры Sky в Лондоне), на фасадах Т3 нет пресловутых «окон в разбежку» или больших остеклённых поверхностей, только строгая геометрия, копирующая привычные для американской архитектуры XIX – первой половины ХХ века формы. Время иронично переставляет местами слагаемые: древнегреческий эксперимент по отражению былой деревянной конструкции в каменной декорации отзывается эхом в попытке деревянных конструкций XXI века имитировать визуальный ряд, свойственный традиционным материалам прошлых столетий.
 
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter

Здание площадью 20 810 кв. м было возведено в рекордно короткие сроки со скоростью около 2780 кв. м площади в неделю. 16 720 кв. м несущего каркаса были собраны за 9,5 недель усилиями Structure Craft, отвечавших за разработку деревянных конструкций, их производство и установку на строительном участке (анимированный процесс строительства – здесь).
 
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter

Стоечно-балочный каркас с сеткой клеёных еловых колонн 6х7 опирается на железобетонные конструкции первого этажа, а вышележащие перекрытия собраны из NLT-панелей (вот так шёл процесс сборки). Выбор пал на NLT (Nail Laminated Tiber) – панели из клеёных брусьев, соединённых между собой металлическими нагелями – из-за меньшей стоимости их производства и, как ни странно, «традиционности». Существующие строительные кодексы как США, так и Канады (IBC 602.4.6.1 и NBCC 3.1.4.6 4b/6b) разрешают использование этого материала для перекрытий, тогда как для строений из CLT чиновники пока не переписали свои требования, и для строительства очередного высотного здания каждый раз делают специальное исключение из правил.
 
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter

Общий вес получившейся конструкции оказался на 30% меньше альтернативной стальной системы и на 60% – железобетонной: эта разница не только увеличила скорость возведения и упростила процесс сборки (не нужны мощные башенные краны), но и уменьшила объём фундаментной части, что значительно сэкономило средства. По стоимости этот деревянный каркас близок к стальному, но при этом не требует дополнительной противопожарной защиты: огнестойкость здания составляет более трех часов благодаря свойству деревянных изделий большого сечения не терять несущую способность продолжительное время после возгорания.
 
Офисное здание T3 © Ema Peter
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Ema Peter
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter

В интерьерах шести офисных этажей деревянные конструкции сияют светлыми поверхностями: по замыслу авторов, сквозь бурые фасады кортеновской стали прямоугольники окон должны светиться как городской маяк, а внутреннее пространство, из-за отсутствия обработки, – быть тёплым, «своим». Бруски NLT-панелей изготовлены из деревьев, погибших от поражения горным сосновым лубоедом – эпидемии, изменяющей ландшафт североамериканских лесов. Поражённая этим жуком древесина местами покрывается голубой плесенью, которая хоть и является одной из причин смерти растения, не оказывает влияния на технико-эксплуатационные характеристики вовремя собранного и высушенного материала и не опасна для человека. Эти несовершенства, так присущие естественности, придают особый характер пространству, говорят архитекторы проекта.
 
zooming
Офисное здание T3 © Ema Peter
Офисное здание T3 © Michael Green Architecture
Офисное здание T3 © Michael Green Architecture
Офисное здание T3 © Michael Green Architecture
Офисное здание T3 © Michael Green Architecture
Офисное здание T3 © Michael Green Architecture



В Michael Green Architecture заявляют, что Т3 – первое возведённое в США за последние сто лет высотное строение из древесины, но не стоит забывать о чуть более ранней истории. Буквально на соседней улице расположился офисный корпус Butler Square Building. Это 9-этажное здание площадью 46 450 кв. м было построено в 1906 как склад, и за его тяжёлым кирпичным фасадом скрывается мощный деревянный стоечно-балочный каркас с сеткой 4х5. Этому остову из массива древесины дугласовой пихты как раз перевалило за сотню лет.

Т3, делая реверанс в сторону местного исторического наследия и локальных традиций, вливается в сложившуюся застройку, не подавая вида, что он таки из непредсказуемого будущего. Задача производить впечатление «надёжности» решена. Well done, Mr. Tall Wood.
zooming
Историческое здание на деревянном каркасе Butler Square Building. 1906. Фото с сайта www.mnpreservation.org
zooming
Историческое здание на деревянном каркасе Butler Square Building. 1906. Фото с сайта butlersquare.com
zooming
Историческое здание на деревянном каркасе Butler Square Building. 1906. Фото с сайта butlersquare.com
zooming
Историческое здание на деревянном каркасе Butler Square Building. 1906. Фото: McGhiever via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International


19 Декабря 2016

Автор текста:

Екатерина Ровнова
comments powered by HyperComments
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.