«Диоген» - мини-дом по проекту Ренцо Пьяно и RPBW для Vitra

Ренцо Пьяно и его бюро RPBW построили мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra в Вайле-на Рейне.

Автор текста:
Губертус Адам

mainImg
В июне 2013 года Кампус Vitra пополнился новым архитектурным объектом. На холме между VitraHaus и Куполом Бакминстера-Фуллера итальянский архитектор Ренцо Пьяно и его бюро «Строительная Мастерская Ренцо Пьяно» (RPBW) создали постройку «Диоген», которая на настоящий момент является самым маленьким зданием на кампусе, но при этом, пожалуй, самым важным.

Создание «Диогена»
Архитектор Ренцо Пьяно в интервью рассказывает, что идею минималистической постройки он вынашивал еще со студенческой скамьи. Для него это как своего рода наваждение – в хорошем смысле слова. Жилое пространство размером 2х2 метра – ровно столько места, сколько нужно для одной кровати, стула и небольшого столика – то, о чем мечтают многие студенты-архитекторы. В то время у Ренцо Пьяно еще не было возможности воплотить эту идею в жизнь. Но в конце 1960-х, в годы преподавания в Архитектурной Ассоциации в Лондоне, он объединил усилия со своими студентами в строительстве домов мини-формата на лондонской площади Бедфорд-сквер. Помимо этого, он проектировал судна, автомобили и несколько лет назад – кельи монахинь-клариссинок в Роншане. Цель этого проекта также состояла в минимизации пространства, в котором живут монахини, но не ради экономической рентабельности, а как отказ от излишеств. Минималистический дом – концепт, не перестающий завораживать Пьяно. Особенно сейчас, когда его компания работает над крупными проектами, как, например, самое высокое здание в Европе на момент окончания его строительства в 2012 году – небоскреб “The Shard” в Лондоне.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Около 10 лет назад, по собственному желанию и, не имея конкретного заказчика, Ренцо Пьяно начал проектировать минималистический дом. В Генуе было разработано множество макетов – из фанеры, бетона, наконец, на деревянной основе. Окончательная версия проекта, которому Пьяно дал имя «Диоген», была опубликована осенью 2009 в монографическом буклете «Быть Ренцо Пьяно», изданном итальянским журналом Abitare: деревянный дом с двускатной крышей общей площадью 2,4х2,4 метра, высотой до конька крыши в 2,3 метра и весом в 1,2 тонны. Так, Пьяно представил свое видение публике, но в комментариях отметил, что для продолжения работы над «Диогеном» ему нужен заказчик.

Партнером итальянского архитектора стал Рольф Фельбаум, председатель совета директоров Vitra AG. Фельбаум прочитал тот выпуск Abitare и сразу заинтересовался идеями Ренцо Пьяно: Vitra не считает себя изготовителем отдельных дизайнерских предметов, а рассматривает мебель как важную часть среды, окружающей человека. Обратившись к истории мебельного дизайна, мы увидим, что основной целью дизайна всегда являлось переосмысление жизненного пространства человека; жилые ландшафты 1960-70-х годов служат тому примером.

В конце июня 2010 года состоялась встреча Ренцо Пьяно и Рольфа Фельбаума – оба тогда были членами жюри Притцкеровской премии, и было принято решение продолжать работать вместе над проектом «Диоген». После трех лет проектирования новый макет «Диогена» теперь представляют публике на кампусe Vitra на газоне напротив VitraHaus; презентация приурочена к открытию художественной выставки Art Basel 2013. Это не законченный проект, а экспериментальная композиция, позволяющая Vitra исследовать потенциал минималистического дома. В этом смысле Vitra является первопроходцем: в то время, как обычно публике представляется лишь уже готовая к серийному производству продукция, в этот раз, в связи со сложностью проекта, было решено позволить общественности принять участие в тестировании «Диогена». Вопрос о дальнейшей разработке этого проекта и о том, поступит ли он в серийное производство, будет решен позже.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Идея минималистического дома
Простой, вписанный в ландшафт дом, прообраз древних домов, который, основываясь на античных представлениях теоретика архитектуры Витрувия, стоит у истоков технологии и архитектуры, вызвал новую волну интереса в 18 веке. Об этом свидетельствует медная гравюра с изображением подлинной хижины Витрувия, включенная во второе издание «Эссе об архитектуре» Марка-Антуна Ложье в 1755. С тех пор идея минималистического дома вновь и вновь занимала умы архитекторов. Иногда упор делался на формальные составляющие, а иногда – на общественные обстоятельства, как, например, «квартира прожиточного минимума», которая стала предметом обсуждения в 1920-е и 1930-е годы. В 1960-е, прошедшие под знаменем архитектурного структурализма, минималистические ячейки были объединены в блоки. Не так давно предметом дискуссий стали передвижные жилые постройки, которые можно было бы использовать во время стихийных бедствий или в регионах, разрушенных войной.
«Диоген» – это не жилище на случай чрезвычайной ситуации, а сознательное место уединения. Предполагается, что, будучи самодостаточной, автономной системой, «Диоген» способен выполнять свое предназначение в любых климатических условиях и в независимости от имеющейся инфраструктуры. Необходимый запас воды собирается домом самостоятельно, очищается и используется повторно. Дом сам снабжает себя энергией при помощи минимального количества необходимых для того установок.

Мы живем в век, когда необходимость рационально относиться к природным ресурсам, задумываясь о судьбе следующих поколений, заставляет нас свести до минимума оставляемый нами «экологический след». Этот постулат идет вкупе с потребностью «сконцентрировать» непосредственную жилую среду до самых необходимых предметов.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

«Диоген», возможно, заставит некоторых из нас вспомнить Генри Дэвида Торо, написавшего в своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» в 1854: «Я ушел в лес, потому что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться». В том, что Пьяно также считает свой проект «достаточно романтическим» и придает особое значение той «духовной тишине», которую он передает, нет никакой случайности: ««Диоген» дает вам то, что вам действительно необходимо, и не более того».

В качестве архитектурных отсылок Ренцо Пьяно называет «Кабанон», хижину, построенную Ле Корбюзье в начале 1950-х годов в Кап-Мартен на Лазурном берегу, на сборные жилищные постройки Шарлотты Перрьян и «Капсульную башню Накагин», возведенную Кисё Курокавой в Токио в 1972 году. Конец 1960-х – начало 1970-х гг. были для Пьяно годами становления: в своем интервью он упоминает Седрика Прайса с его «Дворцом развлечений» и движение хиппи как оказавших на него особенно важное влияние в ту эпоху.
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano

«Диоген» и его устройство
«Диоген», получивший свое название по имени античного философа Диогена Синопского, который по преданию жил в бочке, потому что считал мирские блага излишествами, является минималистическим жилищем, существующим автономно, как абсолютно самодостаточная система, и независящим от окружающей среды. В полностью собранном и обставленном виде он занимает участок 2.5х3 метра – таким образом, его можно погрузить в грузовик и перемещать с места на место. Хотя внешний облик «Диогена» и напоминает простой дом, на самом деле это крайне сложный с технической точки зрения комплекс, оборудованный всевозможными установками и техническими системами, которые обеспечивают его автономность и независимость от местной инфраструктуры: фотогальванические элементы и солнечные модули, накопитель дождевой воды, биотуалет, естественная вентиляция, тройное остекление. Над поиском оптимального решения использования энергии в доме Ренцо Пьяно работает вместе с Маттиасом Шулером из известной компании Transsolar, а Маурицио Милан отвечает за статическое равновесие. «Диоген» оборудован всем, что необходимо для жизни.

Передняя часть служит гостиной: с одной стороны стоит раздвижной диван, с другой – складной столик у окна. За перегородкой находятся душ, туалет и кухня, в которой оставлено лишь самое необходимое. Дом и меблировка представляют собой единое целое. Всё сделано из дерева, которое сообщает интерьеру свой мягкий характер. Для защиты от атмосферных явлений снаружи дом облицован алюминиевыми панелями.
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Общая форма и двускатная крыша напоминают архетипический образ дома, но скругленные углы и сплошная облицовка фасада создают впечатление современного объекта. Это не обыкновенный небольшой дом, а технически совершенное и эстетически привлекательное место уединения. Основная сложность состоит в том, что бы эта непростая разработка была пригодна и для серийного промышленного производства. «Этот маленький домик является итогом очень длинного пути, в который мы отправились, побуждаемые отчасти нашими стремлениями и мечтаниями, но также и технической стороной дела и научными принципами», – объясняет Ренцо Пьяно.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

У «Диогена» существует множество возможностей применения: он может служить и небольшим загородным домиком, и личным или служебным кабинетом. Его можно расположить прямо на природе, но и рядом с местом работы или даже – в упрощенном виде – посреди свободного офисного пространства свободного плана. С другой стороны, можно также возвести несколько групп таких домов и использовать их, например, в качестве неформального отеля или домика для гостей. «Диоген» настолько мал, что является идеальным местом уединения, но намеренно не обеспечивает все потребности в одинаковой степени. Коммуникация, например, должна осуществляться в другом месте – так «Диоген» предлагает вам также переосмыслить отношения, существующие между индивидуумом и обществом.


Автор текста, Губертус Адам (Hubertus Adam) – директор Швейцарского архитектурного музея (S AM) в Базеле, историк искусства и архитектуры, архитектурный критик.

Материалы предоставлены компанией Vitra.

Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Ренцо Пьяно © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

20 Июня 2013

Автор текста:

Губертус Адам
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.