«Диоген» - мини-дом по проекту Ренцо Пьяно и RPBW для Vitra

Ренцо Пьяно и его бюро RPBW построили мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra в Вайле-на Рейне.

Автор текста:
Губертус Адам

mainImg
В июне 2013 года Кампус Vitra пополнился новым архитектурным объектом. На холме между VitraHaus и Куполом Бакминстера-Фуллера итальянский архитектор Ренцо Пьяно и его бюро «Строительная Мастерская Ренцо Пьяно» (RPBW) создали постройку «Диоген», которая на настоящий момент является самым маленьким зданием на кампусе, но при этом, пожалуй, самым важным.

Создание «Диогена»
Архитектор Ренцо Пьяно в интервью рассказывает, что идею минималистической постройки он вынашивал еще со студенческой скамьи. Для него это как своего рода наваждение – в хорошем смысле слова. Жилое пространство размером 2х2 метра – ровно столько места, сколько нужно для одной кровати, стула и небольшого столика – то, о чем мечтают многие студенты-архитекторы. В то время у Ренцо Пьяно еще не было возможности воплотить эту идею в жизнь. Но в конце 1960-х, в годы преподавания в Архитектурной Ассоциации в Лондоне, он объединил усилия со своими студентами в строительстве домов мини-формата на лондонской площади Бедфорд-сквер. Помимо этого, он проектировал судна, автомобили и несколько лет назад – кельи монахинь-клариссинок в Роншане. Цель этого проекта также состояла в минимизации пространства, в котором живут монахини, но не ради экономической рентабельности, а как отказ от излишеств. Минималистический дом – концепт, не перестающий завораживать Пьяно. Особенно сейчас, когда его компания работает над крупными проектами, как, например, самое высокое здание в Европе на момент окончания его строительства в 2012 году – небоскреб “The Shard” в Лондоне.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Около 10 лет назад, по собственному желанию и, не имея конкретного заказчика, Ренцо Пьяно начал проектировать минималистический дом. В Генуе было разработано множество макетов – из фанеры, бетона, наконец, на деревянной основе. Окончательная версия проекта, которому Пьяно дал имя «Диоген», была опубликована осенью 2009 в монографическом буклете «Быть Ренцо Пьяно», изданном итальянским журналом Abitare: деревянный дом с двускатной крышей общей площадью 2,4х2,4 метра, высотой до конька крыши в 2,3 метра и весом в 1,2 тонны. Так, Пьяно представил свое видение публике, но в комментариях отметил, что для продолжения работы над «Диогеном» ему нужен заказчик.

Партнером итальянского архитектора стал Рольф Фельбаум, председатель совета директоров Vitra AG. Фельбаум прочитал тот выпуск Abitare и сразу заинтересовался идеями Ренцо Пьяно: Vitra не считает себя изготовителем отдельных дизайнерских предметов, а рассматривает мебель как важную часть среды, окружающей человека. Обратившись к истории мебельного дизайна, мы увидим, что основной целью дизайна всегда являлось переосмысление жизненного пространства человека; жилые ландшафты 1960-70-х годов служат тому примером.

В конце июня 2010 года состоялась встреча Ренцо Пьяно и Рольфа Фельбаума – оба тогда были членами жюри Притцкеровской премии, и было принято решение продолжать работать вместе над проектом «Диоген». После трех лет проектирования новый макет «Диогена» теперь представляют публике на кампусe Vitra на газоне напротив VitraHaus; презентация приурочена к открытию художественной выставки Art Basel 2013. Это не законченный проект, а экспериментальная композиция, позволяющая Vitra исследовать потенциал минималистического дома. В этом смысле Vitra является первопроходцем: в то время, как обычно публике представляется лишь уже готовая к серийному производству продукция, в этот раз, в связи со сложностью проекта, было решено позволить общественности принять участие в тестировании «Диогена». Вопрос о дальнейшей разработке этого проекта и о том, поступит ли он в серийное производство, будет решен позже.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Идея минималистического дома
Простой, вписанный в ландшафт дом, прообраз древних домов, который, основываясь на античных представлениях теоретика архитектуры Витрувия, стоит у истоков технологии и архитектуры, вызвал новую волну интереса в 18 веке. Об этом свидетельствует медная гравюра с изображением подлинной хижины Витрувия, включенная во второе издание «Эссе об архитектуре» Марка-Антуна Ложье в 1755. С тех пор идея минималистического дома вновь и вновь занимала умы архитекторов. Иногда упор делался на формальные составляющие, а иногда – на общественные обстоятельства, как, например, «квартира прожиточного минимума», которая стала предметом обсуждения в 1920-е и 1930-е годы. В 1960-е, прошедшие под знаменем архитектурного структурализма, минималистические ячейки были объединены в блоки. Не так давно предметом дискуссий стали передвижные жилые постройки, которые можно было бы использовать во время стихийных бедствий или в регионах, разрушенных войной.
«Диоген» – это не жилище на случай чрезвычайной ситуации, а сознательное место уединения. Предполагается, что, будучи самодостаточной, автономной системой, «Диоген» способен выполнять свое предназначение в любых климатических условиях и в независимости от имеющейся инфраструктуры. Необходимый запас воды собирается домом самостоятельно, очищается и используется повторно. Дом сам снабжает себя энергией при помощи минимального количества необходимых для того установок.

Мы живем в век, когда необходимость рационально относиться к природным ресурсам, задумываясь о судьбе следующих поколений, заставляет нас свести до минимума оставляемый нами «экологический след». Этот постулат идет вкупе с потребностью «сконцентрировать» непосредственную жилую среду до самых необходимых предметов.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

«Диоген», возможно, заставит некоторых из нас вспомнить Генри Дэвида Торо, написавшего в своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» в 1854: «Я ушел в лес, потому что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться». В том, что Пьяно также считает свой проект «достаточно романтическим» и придает особое значение той «духовной тишине», которую он передает, нет никакой случайности: ««Диоген» дает вам то, что вам действительно необходимо, и не более того».

В качестве архитектурных отсылок Ренцо Пьяно называет «Кабанон», хижину, построенную Ле Корбюзье в начале 1950-х годов в Кап-Мартен на Лазурном берегу, на сборные жилищные постройки Шарлотты Перрьян и «Капсульную башню Накагин», возведенную Кисё Курокавой в Токио в 1972 году. Конец 1960-х – начало 1970-х гг. были для Пьяно годами становления: в своем интервью он упоминает Седрика Прайса с его «Дворцом развлечений» и движение хиппи как оказавших на него особенно важное влияние в ту эпоху.
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano

«Диоген» и его устройство
«Диоген», получивший свое название по имени античного философа Диогена Синопского, который по преданию жил в бочке, потому что считал мирские блага излишествами, является минималистическим жилищем, существующим автономно, как абсолютно самодостаточная система, и независящим от окружающей среды. В полностью собранном и обставленном виде он занимает участок 2.5х3 метра – таким образом, его можно погрузить в грузовик и перемещать с места на место. Хотя внешний облик «Диогена» и напоминает простой дом, на самом деле это крайне сложный с технической точки зрения комплекс, оборудованный всевозможными установками и техническими системами, которые обеспечивают его автономность и независимость от местной инфраструктуры: фотогальванические элементы и солнечные модули, накопитель дождевой воды, биотуалет, естественная вентиляция, тройное остекление. Над поиском оптимального решения использования энергии в доме Ренцо Пьяно работает вместе с Маттиасом Шулером из известной компании Transsolar, а Маурицио Милан отвечает за статическое равновесие. «Диоген» оборудован всем, что необходимо для жизни.

Передняя часть служит гостиной: с одной стороны стоит раздвижной диван, с другой – складной столик у окна. За перегородкой находятся душ, туалет и кухня, в которой оставлено лишь самое необходимое. Дом и меблировка представляют собой единое целое. Всё сделано из дерева, которое сообщает интерьеру свой мягкий характер. Для защиты от атмосферных явлений снаружи дом облицован алюминиевыми панелями.
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Общая форма и двускатная крыша напоминают архетипический образ дома, но скругленные углы и сплошная облицовка фасада создают впечатление современного объекта. Это не обыкновенный небольшой дом, а технически совершенное и эстетически привлекательное место уединения. Основная сложность состоит в том, что бы эта непростая разработка была пригодна и для серийного промышленного производства. «Этот маленький домик является итогом очень длинного пути, в который мы отправились, побуждаемые отчасти нашими стремлениями и мечтаниями, но также и технической стороной дела и научными принципами», – объясняет Ренцо Пьяно.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

У «Диогена» существует множество возможностей применения: он может служить и небольшим загородным домиком, и личным или служебным кабинетом. Его можно расположить прямо на природе, но и рядом с местом работы или даже – в упрощенном виде – посреди свободного офисного пространства свободного плана. С другой стороны, можно также возвести несколько групп таких домов и использовать их, например, в качестве неформального отеля или домика для гостей. «Диоген» настолько мал, что является идеальным местом уединения, но намеренно не обеспечивает все потребности в одинаковой степени. Коммуникация, например, должна осуществляться в другом месте – так «Диоген» предлагает вам также переосмыслить отношения, существующие между индивидуумом и обществом.


Автор текста, Губертус Адам (Hubertus Adam) – директор Швейцарского архитектурного музея (S AM) в Базеле, историк искусства и архитектуры, архитектурный критик.

Материалы предоставлены компанией Vitra.

Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Ренцо Пьяно © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo


20 Июня 2013

Автор текста:

Губертус Адам

Поставщики, технологии

Vitra +
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.