«Диоген» - мини-дом по проекту Ренцо Пьяно и RPBW для Vitra

Ренцо Пьяно и его бюро RPBW построили мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra в Вайле-на Рейне.

Автор текста:
Губертус Адам

mainImg
0 В июне 2013 года Кампус Vitra пополнился новым архитектурным объектом. На холме между VitraHaus и Куполом Бакминстера-Фуллера итальянский архитектор Ренцо Пьяно и его бюро «Строительная Мастерская Ренцо Пьяно» (RPBW) создали постройку «Диоген», которая на настоящий момент является самым маленьким зданием на кампусе, но при этом, пожалуй, самым важным.

Создание «Диогена»
Архитектор Ренцо Пьяно в интервью рассказывает, что идею минималистической постройки он вынашивал еще со студенческой скамьи. Для него это как своего рода наваждение – в хорошем смысле слова. Жилое пространство размером 2х2 метра – ровно столько места, сколько нужно для одной кровати, стула и небольшого столика – то, о чем мечтают многие студенты-архитекторы. В то время у Ренцо Пьяно еще не было возможности воплотить эту идею в жизнь. Но в конце 1960-х, в годы преподавания в Архитектурной Ассоциации в Лондоне, он объединил усилия со своими студентами в строительстве домов мини-формата на лондонской площади Бедфорд-сквер. Помимо этого, он проектировал судна, автомобили и несколько лет назад – кельи монахинь-клариссинок в Роншане. Цель этого проекта также состояла в минимизации пространства, в котором живут монахини, но не ради экономической рентабельности, а как отказ от излишеств. Минималистический дом – концепт, не перестающий завораживать Пьяно. Особенно сейчас, когда его компания работает над крупными проектами, как, например, самое высокое здание в Европе на момент окончания его строительства в 2012 году – небоскреб “The Shard” в Лондоне.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Около 10 лет назад, по собственному желанию и, не имея конкретного заказчика, Ренцо Пьяно начал проектировать минималистический дом. В Генуе было разработано множество макетов – из фанеры, бетона, наконец, на деревянной основе. Окончательная версия проекта, которому Пьяно дал имя «Диоген», была опубликована осенью 2009 в монографическом буклете «Быть Ренцо Пьяно», изданном итальянским журналом Abitare: деревянный дом с двускатной крышей общей площадью 2,4х2,4 метра, высотой до конька крыши в 2,3 метра и весом в 1,2 тонны. Так, Пьяно представил свое видение публике, но в комментариях отметил, что для продолжения работы над «Диогеном» ему нужен заказчик.

Партнером итальянского архитектора стал Рольф Фельбаум, председатель совета директоров Vitra AG. Фельбаум прочитал тот выпуск Abitare и сразу заинтересовался идеями Ренцо Пьяно: Vitra не считает себя изготовителем отдельных дизайнерских предметов, а рассматривает мебель как важную часть среды, окружающей человека. Обратившись к истории мебельного дизайна, мы увидим, что основной целью дизайна всегда являлось переосмысление жизненного пространства человека; жилые ландшафты 1960-70-х годов служат тому примером.

В конце июня 2010 года состоялась встреча Ренцо Пьяно и Рольфа Фельбаума – оба тогда были членами жюри Притцкеровской премии, и было принято решение продолжать работать вместе над проектом «Диоген». После трех лет проектирования новый макет «Диогена» теперь представляют публике на кампусe Vitra на газоне напротив VitraHaus; презентация приурочена к открытию художественной выставки Art Basel 2013. Это не законченный проект, а экспериментальная композиция, позволяющая Vitra исследовать потенциал минималистического дома. В этом смысле Vitra является первопроходцем: в то время, как обычно публике представляется лишь уже готовая к серийному производству продукция, в этот раз, в связи со сложностью проекта, было решено позволить общественности принять участие в тестировании «Диогена». Вопрос о дальнейшей разработке этого проекта и о том, поступит ли он в серийное производство, будет решен позже.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Идея минималистического дома
Простой, вписанный в ландшафт дом, прообраз древних домов, который, основываясь на античных представлениях теоретика архитектуры Витрувия, стоит у истоков технологии и архитектуры, вызвал новую волну интереса в 18 веке. Об этом свидетельствует медная гравюра с изображением подлинной хижины Витрувия, включенная во второе издание «Эссе об архитектуре» Марка-Антуна Ложье в 1755. С тех пор идея минималистического дома вновь и вновь занимала умы архитекторов. Иногда упор делался на формальные составляющие, а иногда – на общественные обстоятельства, как, например, «квартира прожиточного минимума», которая стала предметом обсуждения в 1920-е и 1930-е годы. В 1960-е, прошедшие под знаменем архитектурного структурализма, минималистические ячейки были объединены в блоки. Не так давно предметом дискуссий стали передвижные жилые постройки, которые можно было бы использовать во время стихийных бедствий или в регионах, разрушенных войной.
«Диоген» – это не жилище на случай чрезвычайной ситуации, а сознательное место уединения. Предполагается, что, будучи самодостаточной, автономной системой, «Диоген» способен выполнять свое предназначение в любых климатических условиях и в независимости от имеющейся инфраструктуры. Необходимый запас воды собирается домом самостоятельно, очищается и используется повторно. Дом сам снабжает себя энергией при помощи минимального количества необходимых для того установок.

Мы живем в век, когда необходимость рационально относиться к природным ресурсам, задумываясь о судьбе следующих поколений, заставляет нас свести до минимума оставляемый нами «экологический след». Этот постулат идет вкупе с потребностью «сконцентрировать» непосредственную жилую среду до самых необходимых предметов.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

«Диоген», возможно, заставит некоторых из нас вспомнить Генри Дэвида Торо, написавшего в своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» в 1854: «Я ушел в лес, потому что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться». В том, что Пьяно также считает свой проект «достаточно романтическим» и придает особое значение той «духовной тишине», которую он передает, нет никакой случайности: ««Диоген» дает вам то, что вам действительно необходимо, и не более того».

В качестве архитектурных отсылок Ренцо Пьяно называет «Кабанон», хижину, построенную Ле Корбюзье в начале 1950-х годов в Кап-Мартен на Лазурном берегу, на сборные жилищные постройки Шарлотты Перрьян и «Капсульную башню Накагин», возведенную Кисё Курокавой в Токио в 1972 году. Конец 1960-х – начало 1970-х гг. были для Пьяно годами становления: в своем интервью он упоминает Седрика Прайса с его «Дворцом развлечений» и движение хиппи как оказавших на него особенно важное влияние в ту эпоху.
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano

«Диоген» и его устройство
«Диоген», получивший свое название по имени античного философа Диогена Синопского, который по преданию жил в бочке, потому что считал мирские блага излишествами, является минималистическим жилищем, существующим автономно, как абсолютно самодостаточная система, и независящим от окружающей среды. В полностью собранном и обставленном виде он занимает участок 2.5х3 метра – таким образом, его можно погрузить в грузовик и перемещать с места на место. Хотя внешний облик «Диогена» и напоминает простой дом, на самом деле это крайне сложный с технической точки зрения комплекс, оборудованный всевозможными установками и техническими системами, которые обеспечивают его автономность и независимость от местной инфраструктуры: фотогальванические элементы и солнечные модули, накопитель дождевой воды, биотуалет, естественная вентиляция, тройное остекление. Над поиском оптимального решения использования энергии в доме Ренцо Пьяно работает вместе с Маттиасом Шулером из известной компании Transsolar, а Маурицио Милан отвечает за статическое равновесие. «Диоген» оборудован всем, что необходимо для жизни.

Передняя часть служит гостиной: с одной стороны стоит раздвижной диван, с другой – складной столик у окна. За перегородкой находятся душ, туалет и кухня, в которой оставлено лишь самое необходимое. Дом и меблировка представляют собой единое целое. Всё сделано из дерева, которое сообщает интерьеру свой мягкий характер. Для защиты от атмосферных явлений снаружи дом облицован алюминиевыми панелями.
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Общая форма и двускатная крыша напоминают архетипический образ дома, но скругленные углы и сплошная облицовка фасада создают впечатление современного объекта. Это не обыкновенный небольшой дом, а технически совершенное и эстетически привлекательное место уединения. Основная сложность состоит в том, что бы эта непростая разработка была пригодна и для серийного промышленного производства. «Этот маленький домик является итогом очень длинного пути, в который мы отправились, побуждаемые отчасти нашими стремлениями и мечтаниями, но также и технической стороной дела и научными принципами», – объясняет Ренцо Пьяно.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

У «Диогена» существует множество возможностей применения: он может служить и небольшим загородным домиком, и личным или служебным кабинетом. Его можно расположить прямо на природе, но и рядом с местом работы или даже – в упрощенном виде – посреди свободного офисного пространства свободного плана. С другой стороны, можно также возвести несколько групп таких домов и использовать их, например, в качестве неформального отеля или домика для гостей. «Диоген» настолько мал, что является идеальным местом уединения, но намеренно не обеспечивает все потребности в одинаковой степени. Коммуникация, например, должна осуществляться в другом месте – так «Диоген» предлагает вам также переосмыслить отношения, существующие между индивидуумом и обществом.


Автор текста, Губертус Адам (Hubertus Adam) – директор Швейцарского архитектурного музея (S AM) в Базеле, историк искусства и архитектуры, архитектурный критик.

Материалы предоставлены компанией Vitra.

Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Ренцо Пьяно © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Поставщики, технологии

Vitra +

20 Июня 2013

Автор текста:

Губертус Адам
Похожие статьи
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Задел на будущее
Реконструкция стадиона Drusus в Южном Тироле по проекту gmp и Dejaco + Partner рассчитана на будущие успехи команды-хозяйки F.C. Südtirol в новой для нее серии B чемпионата Италии по футболу.
Стримлайн для «городских каньонов»
Степан Липгарт спроектировал два дома для небольших участков в интенсивно застраиваемых новым жильем окрестностях Варшавского вокзала. Расположенные не рядом, но поблизости, различны, но подобны: тема одна, а трактовка разная. Рассматриваем и сравниваем оба проекта.
Теллурические ясли
Бюро Régis Roudil architectes встроило в исторический комплекс Дворца Альма в Париже вытянутый объем детских ясель. В качестве основных строительных материалов архитекторы несколько неожиданно выбрали дерево и… землю.
Восточные пределы
«Восточная дуга» – один из главных земельных резервов развития Казани, при этом сосредоточенный в руках одного владельца. Институт Генплана Москвы разработал концепцию комплексного освоения этой территории, основанную на аналитической транспортной модели, которая позволит создавать комфортную жилую среду, новые центры притяжения и рабочие места.
Художественная инъекция
Китайское бюро Studio Zhu Pei реконструировало часть заброшенных корпусов бывшего военного завода на северо-востоке Пекина, при этом внедрив туда новые выставочные пространства. В результате возникла территория абсолютной творческой свободы.
Красная ротонда
Входной павильон в художественном музее Цюйцзян в Сиане по проекту архитекторов Neri&Hu получил облицовку из красного травертина.
Вертикальная коммуникация
Бюро LMN Architects завершило работу над новым конференц-центром в Сиэтле. Оно стало первым в Северной Америке объектом подобной типологии, в котором все функциональные зоны организованы не горизонтально, а вертикально.
Рынок в ландшафте
Пригородный овощной рынок по проекту MVRDV на Тайване получил зеленую кровлю для прогулок и любования ландшафтом, а также для устройства грядок.
С видом на замок
Бюро Zaha Hadid Architects и литовский девелопер Hanner получили разрешение властей Вильнюса на строительство делового комплекса Business Stadium Central. Работы планируется начать уже во 2-м квартале 2023-го.
Школа нашего времени
В преддверии презентации новой книги бюро ATRIUM, посвященной проектированию школ и других образовательных пространств, основанной на собственном – немалом – опыте архитекторов, а также экспертных суждениях, – рассказываем о здании школы Quantum STEM, реализованной по их проекту в Астане. Планируется, что это первое здание целой серии. В нем многое по современным правилам, но есть и отступления, подтверждающие и развивающие правила. Например, амфитеатров в атриуме два, а во дворе насыпан искусственный холм – ради усложнения плоского рельефа казахской степи.
Космический пух
Проектируя пассажирский терминал аэропорта в Оренбурге, АБ ASADOV продолжает работать с темой космоса, начатой в уже построенных аэропортах Саратова и Кемерова. При этом архитекторы вновь соединяют глобальное с локальным, отражая темы, навеянные местным смысловым контекстом. В данном случае здание «накрыто» оренбургским платком – аналогия узнаваемая, но не буквальная; кто-то узнает отсылку, кто-то нет.
Перо из веера
Бюро MAD выиграло международный конкурс на проект нового терминала в аэропорту Чанчуня: в качестве визуальных образов архитекторы выбрали веер и перо.
Белый ФОК
Физкультурно-оздоровительный комплекс, построенный по проекту Futura Architects на въезде в микрорайон – ЖК New Питер, обеспечивает развивающейся застройке не только функциональное, но и пластическое разнообразие, оживляя и освежая строй кирпичных кварталов белизной бесшовных фасадов, консолями и динамикой наклонных линий.
Музей для города
OMA выиграли конкурс на проект реконструкции Египетского музея в Турине – самого старого в мире из посвященных культуре Страны пирамид.
I да офис!
Нидерландское бюро KAAN Arсhitecten завершило свой второй проект в Германии. Три корпуса офисного комплекса iCampus в Мюнхене получили жесткую сетку бетонных фасадов и впечатляющие 25-метровые атриумы.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Звездчатый полиэдр
В пригороде Парижа открылся новый корпус медицинского факультета Университетского госпиталя Кремлен-Бисетр. Архитектор Жан-Филипп Паргад выбрал для здания необычную многогранную форму и ленточные фасады из белого алюминия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Архсовет Москвы – 79
Архсовет Москвы поддержал проект ЖК «Обручев» от группы KAMEN Ивана Грекова. Две жилые башни высотой 159.3 и 199.3 м, общей площадью 127 978.5 м2 и расчетным числом жителей порядка 2000 человек, расположены на юго-западе Москвы между метро Беляево и Новаторской, по адресу Обручева, 30А. Заказчик – Группа ЛСР.
Концептуальный максимализм
Спортивный клуб Gympa создавался по заветам lagom и agile, то есть он минималистичный и гибкий, но в то же время уютный и эффективный. Главная изюминка места – зал с кварцевым песком и освещением, настроенным под циркадные ритмы.
Алмазный палимпсест
Римское бюро Labics завершило реконструкцию значимого ренессансного памятника Палаццо деи-Диаманти в Ферраре. Дворец получил удобные, современные выставочные пространства, комфортные общественные зоны и четко организованную структуру.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.