«Диоген» - мини-дом по проекту Ренцо Пьяно и RPBW для Vitra

Ренцо Пьяно и его бюро RPBW построили мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra в Вайле-на Рейне.

Автор текста:
Губертус Адам

mainImg
В июне 2013 года Кампус Vitra пополнился новым архитектурным объектом. На холме между VitraHaus и Куполом Бакминстера-Фуллера итальянский архитектор Ренцо Пьяно и его бюро «Строительная Мастерская Ренцо Пьяно» (RPBW) создали постройку «Диоген», которая на настоящий момент является самым маленьким зданием на кампусе, но при этом, пожалуй, самым важным.

Создание «Диогена»
Архитектор Ренцо Пьяно в интервью рассказывает, что идею минималистической постройки он вынашивал еще со студенческой скамьи. Для него это как своего рода наваждение – в хорошем смысле слова. Жилое пространство размером 2х2 метра – ровно столько места, сколько нужно для одной кровати, стула и небольшого столика – то, о чем мечтают многие студенты-архитекторы. В то время у Ренцо Пьяно еще не было возможности воплотить эту идею в жизнь. Но в конце 1960-х, в годы преподавания в Архитектурной Ассоциации в Лондоне, он объединил усилия со своими студентами в строительстве домов мини-формата на лондонской площади Бедфорд-сквер. Помимо этого, он проектировал судна, автомобили и несколько лет назад – кельи монахинь-клариссинок в Роншане. Цель этого проекта также состояла в минимизации пространства, в котором живут монахини, но не ради экономической рентабельности, а как отказ от излишеств. Минималистический дом – концепт, не перестающий завораживать Пьяно. Особенно сейчас, когда его компания работает над крупными проектами, как, например, самое высокое здание в Европе на момент окончания его строительства в 2012 году – небоскреб “The Shard” в Лондоне.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Около 10 лет назад, по собственному желанию и, не имея конкретного заказчика, Ренцо Пьяно начал проектировать минималистический дом. В Генуе было разработано множество макетов – из фанеры, бетона, наконец, на деревянной основе. Окончательная версия проекта, которому Пьяно дал имя «Диоген», была опубликована осенью 2009 в монографическом буклете «Быть Ренцо Пьяно», изданном итальянским журналом Abitare: деревянный дом с двускатной крышей общей площадью 2,4х2,4 метра, высотой до конька крыши в 2,3 метра и весом в 1,2 тонны. Так, Пьяно представил свое видение публике, но в комментариях отметил, что для продолжения работы над «Диогеном» ему нужен заказчик.

Партнером итальянского архитектора стал Рольф Фельбаум, председатель совета директоров Vitra AG. Фельбаум прочитал тот выпуск Abitare и сразу заинтересовался идеями Ренцо Пьяно: Vitra не считает себя изготовителем отдельных дизайнерских предметов, а рассматривает мебель как важную часть среды, окружающей человека. Обратившись к истории мебельного дизайна, мы увидим, что основной целью дизайна всегда являлось переосмысление жизненного пространства человека; жилые ландшафты 1960-70-х годов служат тому примером.

В конце июня 2010 года состоялась встреча Ренцо Пьяно и Рольфа Фельбаума – оба тогда были членами жюри Притцкеровской премии, и было принято решение продолжать работать вместе над проектом «Диоген». После трех лет проектирования новый макет «Диогена» теперь представляют публике на кампусe Vitra на газоне напротив VitraHaus; презентация приурочена к открытию художественной выставки Art Basel 2013. Это не законченный проект, а экспериментальная композиция, позволяющая Vitra исследовать потенциал минималистического дома. В этом смысле Vitra является первопроходцем: в то время, как обычно публике представляется лишь уже готовая к серийному производству продукция, в этот раз, в связи со сложностью проекта, было решено позволить общественности принять участие в тестировании «Диогена». Вопрос о дальнейшей разработке этого проекта и о том, поступит ли он в серийное производство, будет решен позже.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Идея минималистического дома
Простой, вписанный в ландшафт дом, прообраз древних домов, который, основываясь на античных представлениях теоретика архитектуры Витрувия, стоит у истоков технологии и архитектуры, вызвал новую волну интереса в 18 веке. Об этом свидетельствует медная гравюра с изображением подлинной хижины Витрувия, включенная во второе издание «Эссе об архитектуре» Марка-Антуна Ложье в 1755. С тех пор идея минималистического дома вновь и вновь занимала умы архитекторов. Иногда упор делался на формальные составляющие, а иногда – на общественные обстоятельства, как, например, «квартира прожиточного минимума», которая стала предметом обсуждения в 1920-е и 1930-е годы. В 1960-е, прошедшие под знаменем архитектурного структурализма, минималистические ячейки были объединены в блоки. Не так давно предметом дискуссий стали передвижные жилые постройки, которые можно было бы использовать во время стихийных бедствий или в регионах, разрушенных войной.
«Диоген» – это не жилище на случай чрезвычайной ситуации, а сознательное место уединения. Предполагается, что, будучи самодостаточной, автономной системой, «Диоген» способен выполнять свое предназначение в любых климатических условиях и в независимости от имеющейся инфраструктуры. Необходимый запас воды собирается домом самостоятельно, очищается и используется повторно. Дом сам снабжает себя энергией при помощи минимального количества необходимых для того установок.

Мы живем в век, когда необходимость рационально относиться к природным ресурсам, задумываясь о судьбе следующих поколений, заставляет нас свести до минимума оставляемый нами «экологический след». Этот постулат идет вкупе с потребностью «сконцентрировать» непосредственную жилую среду до самых необходимых предметов.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

«Диоген», возможно, заставит некоторых из нас вспомнить Генри Дэвида Торо, написавшего в своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» в 1854: «Я ушел в лес, потому что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться». В том, что Пьяно также считает свой проект «достаточно романтическим» и придает особое значение той «духовной тишине», которую он передает, нет никакой случайности: ««Диоген» дает вам то, что вам действительно необходимо, и не более того».

В качестве архитектурных отсылок Ренцо Пьяно называет «Кабанон», хижину, построенную Ле Корбюзье в начале 1950-х годов в Кап-Мартен на Лазурном берегу, на сборные жилищные постройки Шарлотты Перрьян и «Капсульную башню Накагин», возведенную Кисё Курокавой в Токио в 1972 году. Конец 1960-х – начало 1970-х гг. были для Пьяно годами становления: в своем интервью он упоминает Седрика Прайса с его «Дворцом развлечений» и движение хиппи как оказавших на него особенно важное влияние в ту эпоху.
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano

«Диоген» и его устройство
«Диоген», получивший свое название по имени античного философа Диогена Синопского, который по преданию жил в бочке, потому что считал мирские блага излишествами, является минималистическим жилищем, существующим автономно, как абсолютно самодостаточная система, и независящим от окружающей среды. В полностью собранном и обставленном виде он занимает участок 2.5х3 метра – таким образом, его можно погрузить в грузовик и перемещать с места на место. Хотя внешний облик «Диогена» и напоминает простой дом, на самом деле это крайне сложный с технической точки зрения комплекс, оборудованный всевозможными установками и техническими системами, которые обеспечивают его автономность и независимость от местной инфраструктуры: фотогальванические элементы и солнечные модули, накопитель дождевой воды, биотуалет, естественная вентиляция, тройное остекление. Над поиском оптимального решения использования энергии в доме Ренцо Пьяно работает вместе с Маттиасом Шулером из известной компании Transsolar, а Маурицио Милан отвечает за статическое равновесие. «Диоген» оборудован всем, что необходимо для жизни.

Передняя часть служит гостиной: с одной стороны стоит раздвижной диван, с другой – складной столик у окна. За перегородкой находятся душ, туалет и кухня, в которой оставлено лишь самое необходимое. Дом и меблировка представляют собой единое целое. Всё сделано из дерева, которое сообщает интерьеру свой мягкий характер. Для защиты от атмосферных явлений снаружи дом облицован алюминиевыми панелями.
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Общая форма и двускатная крыша напоминают архетипический образ дома, но скругленные углы и сплошная облицовка фасада создают впечатление современного объекта. Это не обыкновенный небольшой дом, а технически совершенное и эстетически привлекательное место уединения. Основная сложность состоит в том, что бы эта непростая разработка была пригодна и для серийного промышленного производства. «Этот маленький домик является итогом очень длинного пути, в который мы отправились, побуждаемые отчасти нашими стремлениями и мечтаниями, но также и технической стороной дела и научными принципами», – объясняет Ренцо Пьяно.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

У «Диогена» существует множество возможностей применения: он может служить и небольшим загородным домиком, и личным или служебным кабинетом. Его можно расположить прямо на природе, но и рядом с местом работы или даже – в упрощенном виде – посреди свободного офисного пространства свободного плана. С другой стороны, можно также возвести несколько групп таких домов и использовать их, например, в качестве неформального отеля или домика для гостей. «Диоген» настолько мал, что является идеальным местом уединения, но намеренно не обеспечивает все потребности в одинаковой степени. Коммуникация, например, должна осуществляться в другом месте – так «Диоген» предлагает вам также переосмыслить отношения, существующие между индивидуумом и обществом.


Автор текста, Губертус Адам (Hubertus Adam) – директор Швейцарского архитектурного музея (S AM) в Базеле, историк искусства и архитектуры, архитектурный критик.

Материалы предоставлены компанией Vitra.

Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Ренцо Пьяно © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo


Поставщики, технологии

Vitra +

20 Июня 2013

Автор текста:

Губертус Адам
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.