«Диоген» - мини-дом по проекту Ренцо Пьяно и RPBW для Vitra

Ренцо Пьяно и его бюро RPBW построили мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra в Вайле-на Рейне.

Автор текста:
Губертус Адам

20 Июня 2013
mainImg
Компaния:
Vitra +
Контакты:
Vitra International AG, Klünenfeldstrasse 22, CH-4127 Birsfelden
В июне 2013 года Кампус Vitra пополнился новым архитектурным объектом. На холме между VitraHaus и Куполом Бакминстера-Фуллера итальянский архитектор Ренцо Пьяно и его бюро «Строительная Мастерская Ренцо Пьяно» (RPBW) создали постройку «Диоген», которая на настоящий момент является самым маленьким зданием на кампусе, но при этом, пожалуй, самым важным.

Создание «Диогена»
Архитектор Ренцо Пьяно в интервью рассказывает, что идею минималистической постройки он вынашивал еще со студенческой скамьи. Для него это как своего рода наваждение – в хорошем смысле слова. Жилое пространство размером 2х2 метра – ровно столько места, сколько нужно для одной кровати, стула и небольшого столика – то, о чем мечтают многие студенты-архитекторы. В то время у Ренцо Пьяно еще не было возможности воплотить эту идею в жизнь. Но в конце 1960-х, в годы преподавания в Архитектурной Ассоциации в Лондоне, он объединил усилия со своими студентами в строительстве домов мини-формата на лондонской площади Бедфорд-сквер. Помимо этого, он проектировал судна, автомобили и несколько лет назад – кельи монахинь-клариссинок в Роншане. Цель этого проекта также состояла в минимизации пространства, в котором живут монахини, но не ради экономической рентабельности, а как отказ от излишеств. Минималистический дом – концепт, не перестающий завораживать Пьяно. Особенно сейчас, когда его компания работает над крупными проектами, как, например, самое высокое здание в Европе на момент окончания его строительства в 2012 году – небоскреб “The Shard” в Лондоне.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Около 10 лет назад, по собственному желанию и, не имея конкретного заказчика, Ренцо Пьяно начал проектировать минималистический дом. В Генуе было разработано множество макетов – из фанеры, бетона, наконец, на деревянной основе. Окончательная версия проекта, которому Пьяно дал имя «Диоген», была опубликована осенью 2009 в монографическом буклете «Быть Ренцо Пьяно», изданном итальянским журналом Abitare: деревянный дом с двускатной крышей общей площадью 2,4х2,4 метра, высотой до конька крыши в 2,3 метра и весом в 1,2 тонны. Так, Пьяно представил свое видение публике, но в комментариях отметил, что для продолжения работы над «Диогеном» ему нужен заказчик.

Партнером итальянского архитектора стал Рольф Фельбаум, председатель совета директоров Vitra AG. Фельбаум прочитал тот выпуск Abitare и сразу заинтересовался идеями Ренцо Пьяно: Vitra не считает себя изготовителем отдельных дизайнерских предметов, а рассматривает мебель как важную часть среды, окружающей человека. Обратившись к истории мебельного дизайна, мы увидим, что основной целью дизайна всегда являлось переосмысление жизненного пространства человека; жилые ландшафты 1960-70-х годов служат тому примером.

В конце июня 2010 года состоялась встреча Ренцо Пьяно и Рольфа Фельбаума – оба тогда были членами жюри Притцкеровской премии, и было принято решение продолжать работать вместе над проектом «Диоген». После трех лет проектирования новый макет «Диогена» теперь представляют публике на кампусe Vitra на газоне напротив VitraHaus; презентация приурочена к открытию художественной выставки Art Basel 2013. Это не законченный проект, а экспериментальная композиция, позволяющая Vitra исследовать потенциал минималистического дома. В этом смысле Vitra является первопроходцем: в то время, как обычно публике представляется лишь уже готовая к серийному производству продукция, в этот раз, в связи со сложностью проекта, было решено позволить общественности принять участие в тестировании «Диогена». Вопрос о дальнейшей разработке этого проекта и о том, поступит ли он в серийное производство, будет решен позже.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Идея минималистического дома
Простой, вписанный в ландшафт дом, прообраз древних домов, который, основываясь на античных представлениях теоретика архитектуры Витрувия, стоит у истоков технологии и архитектуры, вызвал новую волну интереса в 18 веке. Об этом свидетельствует медная гравюра с изображением подлинной хижины Витрувия, включенная во второе издание «Эссе об архитектуре» Марка-Антуна Ложье в 1755. С тех пор идея минималистического дома вновь и вновь занимала умы архитекторов. Иногда упор делался на формальные составляющие, а иногда – на общественные обстоятельства, как, например, «квартира прожиточного минимума», которая стала предметом обсуждения в 1920-е и 1930-е годы. В 1960-е, прошедшие под знаменем архитектурного структурализма, минималистические ячейки были объединены в блоки. Не так давно предметом дискуссий стали передвижные жилые постройки, которые можно было бы использовать во время стихийных бедствий или в регионах, разрушенных войной.
«Диоген» – это не жилище на случай чрезвычайной ситуации, а сознательное место уединения. Предполагается, что, будучи самодостаточной, автономной системой, «Диоген» способен выполнять свое предназначение в любых климатических условиях и в независимости от имеющейся инфраструктуры. Необходимый запас воды собирается домом самостоятельно, очищается и используется повторно. Дом сам снабжает себя энергией при помощи минимального количества необходимых для того установок.

Мы живем в век, когда необходимость рационально относиться к природным ресурсам, задумываясь о судьбе следующих поколений, заставляет нас свести до минимума оставляемый нами «экологический след». Этот постулат идет вкупе с потребностью «сконцентрировать» непосредственную жилую среду до самых необходимых предметов.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

«Диоген», возможно, заставит некоторых из нас вспомнить Генри Дэвида Торо, написавшего в своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» в 1854: «Я ушел в лес, потому что хотел жить разумно, иметь дело лишь с важнейшими фактами жизни и попробовать чему-то от нее научиться». В том, что Пьяно также считает свой проект «достаточно романтическим» и придает особое значение той «духовной тишине», которую он передает, нет никакой случайности: ««Диоген» дает вам то, что вам действительно необходимо, и не более того».

В качестве архитектурных отсылок Ренцо Пьяно называет «Кабанон», хижину, построенную Ле Корбюзье в начале 1950-х годов в Кап-Мартен на Лазурном берегу, на сборные жилищные постройки Шарлотты Перрьян и «Капсульную башню Накагин», возведенную Кисё Курокавой в Токио в 1972 году. Конец 1960-х – начало 1970-х гг. были для Пьяно годами становления: в своем интервью он упоминает Седрика Прайса с его «Дворцом развлечений» и движение хиппи как оказавших на него особенно важное влияние в ту эпоху.
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano

«Диоген» и его устройство
«Диоген», получивший свое название по имени античного философа Диогена Синопского, который по преданию жил в бочке, потому что считал мирские блага излишествами, является минималистическим жилищем, существующим автономно, как абсолютно самодостаточная система, и независящим от окружающей среды. В полностью собранном и обставленном виде он занимает участок 2.5х3 метра – таким образом, его можно погрузить в грузовик и перемещать с места на место. Хотя внешний облик «Диогена» и напоминает простой дом, на самом деле это крайне сложный с технической точки зрения комплекс, оборудованный всевозможными установками и техническими системами, которые обеспечивают его автономность и независимость от местной инфраструктуры: фотогальванические элементы и солнечные модули, накопитель дождевой воды, биотуалет, естественная вентиляция, тройное остекление. Над поиском оптимального решения использования энергии в доме Ренцо Пьяно работает вместе с Маттиасом Шулером из известной компании Transsolar, а Маурицио Милан отвечает за статическое равновесие. «Диоген» оборудован всем, что необходимо для жизни.

Передняя часть служит гостиной: с одной стороны стоит раздвижной диван, с другой – складной столик у окна. За перегородкой находятся душ, туалет и кухня, в которой оставлено лишь самое необходимое. Дом и меблировка представляют собой единое целое. Всё сделано из дерева, которое сообщает интерьеру свой мягкий характер. Для защиты от атмосферных явлений снаружи дом облицован алюминиевыми панелями.
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

Общая форма и двускатная крыша напоминают архетипический образ дома, но скругленные углы и сплошная облицовка фасада создают впечатление современного объекта. Это не обыкновенный небольшой дом, а технически совершенное и эстетически привлекательное место уединения. Основная сложность состоит в том, что бы эта непростая разработка была пригодна и для серийного промышленного производства. «Этот маленький домик является итогом очень длинного пути, в который мы отправились, побуждаемые отчасти нашими стремлениями и мечтаниями, но также и технической стороной дела и научными принципами», – объясняет Ренцо Пьяно.
Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

У «Диогена» существует множество возможностей применения: он может служить и небольшим загородным домиком, и личным или служебным кабинетом. Его можно расположить прямо на природе, но и рядом с местом работы или даже – в упрощенном виде – посреди свободного офисного пространства свободного плана. С другой стороны, можно также возвести несколько групп таких домов и использовать их, например, в качестве неформального отеля или домика для гостей. «Диоген» настолько мал, что является идеальным местом уединения, но намеренно не обеспечивает все потребности в одинаковой степени. Коммуникация, например, должна осуществляться в другом месте – так «Диоген» предлагает вам также переосмыслить отношения, существующие между индивидуумом и обществом.


Автор текста, Губертус Адам (Hubertus Adam) – директор Швейцарского архитектурного музея (S AM) в Базеле, историк искусства и архитектуры, архитектурный критик.

Материалы предоставлены компанией Vitra.

Мини-дом «Диоген» на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Мини-дом «Диоген». Проект © Renzo Piano
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Вид посвященной «Диогену» экспозиции в куполе Бакминстера Фуллера на кампусе Vitra © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo
Ренцо Пьяно © Vitra (www.vitra.com). Фотограф Julien Lanoo

20 Июня 2013

Автор текста:

Губертус Адам
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.