Парк Гарри

Сегодня, в четверг 10 ноября в Сиднейском районе Милсонс-поинт открывается новый городской парк Harry’s Park (Парк Гарри), который увековечит память выдающегося австралийского архитектора Гарри Сайдлера (1923-2006). Парк, разбитый рядом с тремя смежными офисными зданиями по проекту Сайдлера на Глен-стрит (1973, 1988 и 1994 годов) рядом с мостом Харбор-бридж и нависающими над парком развлечений “Луна-парк”, откроет его вдова Пенелопа Сайдлер. На территории, где открылся Парк Гарри, город планировал построить офисное здание. Однако госпожа Сайдлер выкупила этот участок. Новый парк – ее щедрый подарок Сиднею.

10 Ноября 2011
mainImg
Проект Парка Гарри осуществлен архитектором Джоном Курро, одним из ведущих партнеров бюро "Гарри Сайдлер энд Ассошиэйтс", расположенном в примыкающем к парку здании. В дизайне парка использованы элементы и материалы, характерные для архитектуры Сайдлера. В парке установлена скульптура из стальных трубок ярко голубого цвета по эскизам известного австралийского скульптора Роберта Овена. 
Парк Гарри, Сидней, Австралия, 2005-11 гг. Фото © Dirk Meinecke
Парк Гарри, Сидней, Австралия, 2005-11 гг. Фото © Dirk Meinecke
Парк Гарри, Сидней, Австралия, 2005-11 гг. Фото © Dirk Meinecke

 
Гарри Сайдлер родился в Вене в еврейской семье, его родители владели текстильной фабрикой. После аннексии Австрии гитлеровской Германией он,  будучи пятнадцатилетним подростком был вынужден уехать в Англию, где начал учиться в Политехническом колледже в Кембридже. В мае 1940 года Сайдлер был интернирован как гражданин враждебного государства. После скитаний по лагерям в Великобритании и Канаде Сайдлер был освобожден в октябре 1941 года и продолжил образование в университете Манитобы в Виннипеге, Канада. Он продолжил учебу в Гарварде (1944-46 гг.) у Уолтера Гропиуса, основателя школы "Баухауз", а затем год занимался в Black Mountain College в Северной Каролине у художника Джозефа Алберса, также профессора школы "Баухауз".
По окончании образования Сайдлер работал первым помощником в нью-йоркском офисе Марселя Бройера. В 1948 году родители Сайдлера, иммигрировавшие в Австралию после войны, заказали ему проект своего дома.
zooming
Дом Розы Сайдлер, Варунга, Сидней, Австралия, 1948-50 гг. Фото © Harry Seidler


Построенное в 1950 году здание, известное как дом Розы Сайдлер в Варунге, пригороде Сиднея, стало первым в Австралии модернистским сооружением, основанным на принципах "Баухауза". Родительский дом по проекту Сайдлера привлек огромное внимание международной прессы. Интерес к дому привлек большое количество новых заказов и предопределил место жительства и творчества Сайдлера на всю жизнь.
За почти 60-летнюю карьеру Гарри Сайдлер спроектировал 180 зданий, многие из которых были построены по всей Австралии, в Европе, Северной Америке и Азии. Наиболее известные сооружения архитектора в Сиднее – это цилиндрическая 50-этажная офисная башня Australia Square (1961-67 гг.); самый высокий небоскреб в городе, 67-этажный MLC-Центр (1972-75 гг.); 43-этажная высотка Horizon Apartments (1990-98 гг.); плавательный бассейн имени Иана Торпа (2001-07 гг.) и многочисленные частные резиденции.
zooming
Здание посольства Австралии, Париж, Франция, 1973-77 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates


Среди самых известных зданий за пределами Австралии: посольство Австралии в Париже (1973-77 гг.), элитарный Гонконг-Клуб (1980-84 гг.) в сердце Гонконга и жилищный комплекс Hochhaus Neue Donau в Вене (1996-2002 гг.).
Заслуги Сайдлера отмечены многими австралийскими и международными наградами, в том числе Золотой медалью Королевского австралийского института архитекторов, Золотой медалью Королевского института британских архитекторов и Золотой медалью города Вены. Сайдлер – почетный гражданин Австралии, Кавалер ордена Австралии и Офицер ордена Британской Империи.

Ниже – отрывок из моего интервью с Пенелопой Сайдлер, проведенном в одной из ключевых построек архитектора – в собственном доме супругов в Килларе (1966-67 гг.), пригороде Сиднея в марте этого года. (Полностью интервью опубликовано в журнале Татлин №3 за 2011 год).
zooming
Дом Пенелопы и Гарри Сайдлер со стороны террас верхних уровней Киллара, Сидней, Австралия, 1966-67 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates


Владимир Белоголовский: Для Гарри современное искусство и архитектура были своеобразным крестовым походом. Он постоянно изучал самые последние проекты, встречался с ведущими художниками, архитекторами, инженерами. Он непрерывно путешествовал, изучал здания в натуре и читал лекции. Что им двигало? 

Пенелопа Сайдлер: Все очень просто – Гарри следовал идеологии модернизма. А именно, хотел сделать наш мир лучше. Он всегда интересовался проектами социального жилья. Он считал, что многие здания слишком причудливы, безответственны, расточительны и непрактичны. Особенно в последние годы Гарри многое разочаровывало в современной архитектуре. Он был традиционным модернистом. Но он вовсе не следовал раз и навсегда замороженному стилю. Ведь модернизм – это философия. Этот дом – яркое тому подтверждение, как собственно, все его здания. Он создавал каждый свой проект как нечто целостное. Он всегда вначале осмысливал структуру здания и никогда не начинал проект с рисунка фасада. Это было бы немыслимо.

ВБ: Давайте поговорим о его сотрудничестве с художниками. Ведь вы были свидетелем многих интересных встреч.

ПС: В 1960 году Гарри получил свой первый значительный заказ на проект офисного комплекса Australia Square от голландского девелопера Герардуса Дюссельдорпа. Будучи оба иностранцами, они хорошо понимали друг друга. Гарри всегда говорил, что местный никогда не осмелился бы на такой грандиозный проект. У Гарри тогда еще не было достаточного опыта, поэтому девелопер хотел, чтобы он сотрудничал с известным в мире архитектором. Гарри обратился к И.М. Пейю, который был его сокурсником в Гарварде. И тогда мы вместе отправились в Нью-Йорк на встречу с ним. Однако позже Дюссельдорп решил, что Гарри сможет справиться сам. Он верил в его собственные силы. А когда построили первое низкое здание рядом с основной башней, Гарри не понравились его опоры. Он счел их несколько неуклюжими. Поэтому, когда пришло время строить башню, он предложил заказчику пригласить на проект знаменитого инженера Пьера Луиджи Нерви, чтобы сделать здание более органичным. Он написал Нерви письмо и поехал в Рим на шесть недель. Именно тогда он бродил по Риму и влюбился в архитектуру барокко. До этого он предпочитал готику. Гарри вернулся очень довольный и воодушевленный, и то, что предложил Нерви было красиво и практично. Его идея сужающихся к вершине внешних колонн по окружности  улучшила облик здания и, конечно же, его бетонные узорчатые потолки первых этажей были великолепны. С тех пор они сотрудничали над многими крупными проектами.

ВБ: А как выбирали скульптуру для этого проекта?

ПС: Это было другое путешествие. К тому времени я закончила университет и мы отправились в месячное кругосветное путешествие, чтобы найти мастера для главной скульптуры перед башней. В Англии мы встречались с Генри Муром, но он тогда сказал, что ему все равно где и как выставлены его произведения. Затем мы посетили мастерскую Александра Колдера во Франции и встречались с ним в Коннектикуте. Мы также рассматривали кандидатуру Исамы Нагучи, но не могли с ним никак пересечься из-за его частых поездок между Японией и Нью-Йорком. А на обратном пути домой мы остановились на Гавайях, чтобы повидаться с известным американским архитектором русского происхождения Владимиром Оссиповым. Мы сошли с трапа самолета и направились в прокатную контору, чтобы арендовать автомобиль. Когда подошла очередь впередистоящего, назвали его фамилию: "Мистер Нагучи". Вот так мы познакомились. Мы также встречались с американским скульптором Гарри Бертоя и другими.

ВБ: Но в итоге выбор пал на Колдера.

ПС: Да, он больше всех этого хотел, и ему было интересно работать с нами над целой серией вариантов. Он так никогда и не приехал в Австралию, но мы много переписывались, и он присылал нам свои рисунки и макеты. Колдер определил цветовое решение и форму стабиля, который он назвал "Перекрестие сдвигов", а Гарри выбрал масштаб и место. Но позвольте заметить, что все, чего мы удостоились в Австралии, это только критики за то, что мы не пригласили австралийского скульптора.

ВБ: И каков был ваш ответ?

ПС: Гарри всегда искал лучшие идеи. Ему было все равно, откуда они приходили.
Часто его не считали австралийцем. Его это не задевало, а меня еще как задевало.

ВБ: Всегда интересно узнать, как приходят те или иные заказы. Они часто полны самых разных счастливых совпадений. Расскажите о заказе на здание гонконгского клуба.
Здание Гонконг-Клуба, Гонконг, 1980-84 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates


ПС: Гарри пригласили принять участие в конкурсе на проектирование штаб-квартиры банка HSBC в Гонконге. Всего было шестеро претендентов. Среди них: Норман Фостер, Хью Стаббинс и "Скидмор, Оуингс энд Меррилл". Я помню, как победитель Норман Фостер был объявлен буквально на следующий день после даты окончания приема проектов. Естественно Гарри и Стаббинс пожаловались. Ведь у организаторов не было даже возможности развернуть рисунки так быстро. Каким образом они могли так быстро принять решение? Следовательно, все было решено заранее. Однако во время конкурса Гарри подружился с представителем банка. Он путешествовал по миру, посещая здания участников конкурса, и во время его пребывания в Сиднее мы принимали его в этом доме. Нас было всего трое. Вскоре после того, как Гарри проиграл конкурс, от него пришла телеграмма: "Прошу прощения за банк. Возможно, вам будет интересно спроектировать клуб?" Он был также председателем гонконгского клуба. Такая история. Здание клуба – это более или менее уменьшенная версия конкурсного проекта банка. Норман Фостер тогда позвонил Гарри и поздравил его с заказом… 

ВБ: А были интересные истории с проектами частных домов?
zooming
Дом Берманов, Джоаджа, Новый Южный Уэльс, Австралия, 1996-99 гг. Фото © Eric Sierins, Max Dupain & Associates


ПС: К примеру, дом Берманов на краю обрыва в городке Джоаджа в Новом Южном Уэльсе. Это здание было построено в 1999 году для издателя Питера Бермана. Однажды вечером Гарри выступал по телевидению и супруга Бермана смотрела эту программу. На следующий день он был у дантиста. Когда он возвращался домой прямо, прямо на улице к нему подошла госпожа Берман и сказала: "Я видела вас вчера по телевидению и хотела бы заказать вам свой дом". А несколько лет назад Питер потерял все свое состояние, включая тот самый дом. Я даже вынуждена была приютить его на время в своем пентхаусе в Сиднее. Теперь дом Бермана принадлежит новым хозяевам и больше известен как дом Гарри Сайдлера.

ВБ: Какой дом вам нравится больше всего?

ПС: Этот дом. Но с одной оговоркой. Если бы он проектировался на 30 лет позже, то наверняка был бы с изогнутой крышей. В последние годы Гарри увлекался изгибами. Он часто использовал их в форме балконов и крыш домов. Дом Коэна, построенный недалеко отсюда в 1994 году стал первым домом с изогнутой крышей. Это было время, когда Гарри почувствовал большую свободу в использовании изгибов. Он также много экспериментировал с композициями из сегментов круга.

ВБ: Каким он был человеком?

ПС: Тихим, скромным… Он совершенно не знал, чем заниматься на коктейльных вечеринках. Он всегда уединялся в углу с книжкой. Он обожал говорить об архитектуре. Гарри был перфекционистом. Он контролировал буквально все. Он знал, чего хотел…

ВБ: В чем главный урок Гарри Сайдлера?

ПС: Главное – это инициировать общественную дискуссию об архитектуре. Молодые архитекторы должны смело следовать своим мечтам о создании инновационных зданий. Архитектура – это благородная профессия. Гарри всегда хотел построить лучший мир. Многие мне говорят, что это благодаря Гарри Сайдлеру архитектура стала темой общественных дискуссий в Австралии. Он всегда критиковал нехватку здесь грамотного планирования. Его не хватает и сегодня, но постоянно ведется дискуссия, что само по себе важно. Гарри умер пять лет назад, и я уже чувствую, что люди относятся к нему с большим уважением, чем при жизни. Раньше против него было много выпадов. Печально, что он не дожил до этого времени. Мне оказывают всяческие почести, но всем этим я обязана ему. Он был настоящим бойцом. Вы должны были взять это интервью у него…


Пенелопа Сайдлер родилась в Сиднее в очень состоятельной семье известных адвокатов и политиков. Ее отец Клайв Эватт в разные годы был министром образования, туризма и строительства Нового Южного Уэльса. Дядя Герберт Эватт был министром иностранных дел Австралии, а старшая сестра, адвокат и судья Элизабет Эватт – первая женщина-судья в Федеральном суде Австралии. Пенелопа Сайдлер – член Международного совета Музея современного искусства в Нью-Йорке с 1973 года. Она входит в попечительские советы сиднейской и венецианской биеннале. В этом году госпожа Сайдлер стала кавалером Ордена почетного легиона Франции.

Владимир Белоголовский, куратор выставки об архитектуре Гарри Сайдлера, которая пройдет в Таллинне, Париже, Хьюстоне, Вашингтоне и Сиднее с 2012 по 2014 годы. Летом 2013 года будет опубликована его книга о Сайдлере в издательстве Rizzoli, Нью-Йорк, с предисловием Кеннета Фрамптона.


10 Ноября 2011

author pht

Автор текста:

Владимир Белоголовский
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.