Тень Арки

Публике представлен проект Кристиана де Портзампарка, победивший в международном конкурсе на здание «Арены-92», большого стадиона, который в Париже собираются построить прямо за аркой Дефанса.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Февраля 2011
mainImg
Парижский квартал небоскребов Дефанс, как известно, это очень большой бульвар, густо засаженный зеленью, современной скульптурой и фонтанами разных мастей, и окруженный офисными высотками, которые, правда, не так уж и видно за деревьями. Кульминация «бульвара» – квадратная Арка Дефанса, замыкающая его перспективу. За аркой квартал белых воротничков заканчивается приятным, по-французски стриженым парком с цветами; однако за стеной этого парка лоск исчезает совершенно внезапно, и турист (если ему взбредет в голову сюда добраться) оказывается в самом настоящем предместье: железная дорога, автодорога, помойки, пустыри, кладбище… К стене парка-за-аркой примыкает большое футбольное поле, которое называется стадион Буветов (Stade des Bouvets). Вот на месте этого поля владелец клуба регби Racing-Métro 92 Жак Лоренцетти и решил построить гигантскую «Арену 92».
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc
zooming
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc

Архитектурный конкурс был объявлен в апреле 2010, в июле жюри определило шорт-лист из четырех архитекторов, которым далее было предложено участвовать в так называемом диалоге-соревновании (dialogue compétitif). На этой второй стадии от каждого архитектора требовалось не только доработать проект, но и представить команду из профессионалов разного профиля, включая подрядчика, и доказать, что эта команда способна выполнить заказ. В феврале победителем второго этапа был объявлен притцкеровский лауреат 1994 года Кристиан де Портзампарк, объединившийся в качестве подрядчика с GTM-Vinci.
zooming
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc

По словам самого архитектора, он сделал стадион похожим «на бетонную прядь, развевающуюся над землей». Бетонную «прядь» или даже «корону» поддерживает ожерелье стеклянно-металлических «чешуек», свободно пропускающих внутрь свет. Надо сказать, что это описание более чем исчерпывающе: форма, предложенная для арены-гиганта притцкеровским лауреатом, очень проста и вызывает в памяти стадионы 1980-х – во всяком случае, если мы ее сравним со множеством стадионов 2000-х годов: еще недавно спортивные арены то покрывались орнаментами, то раздувались, как пузыри.
zooming
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc

Арена Портзампарка – прямоугольник со скругленными углами, который должен занять все пятно существующего поля. Объем накрыт бетонной «шапкой», похожей на берет, заломленный слегка, не так, как у художника с Монмартра, а как у клерка из Дефанса. Скромный такой, хотя и большой, берет. Еще похоже на подушку; на прядь не очень похоже, а если прядь, то тоже не романтического юноши, а менеджера в пиджаке и при галстуке. Бетонная «шапка» очевидным и предсказуемым образом перекликается с белой перспективной рамой Арки Дефанса – как будто бы арку положили, прижали к земле, и она от этого немного припухла и округлилась.
zooming
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc

Сходство с аркой поддержано тем, что крыша арены будет (это требуется по конкурсному заданию) раздвижной, автоматической. Как раз для соревнований по регби ее предполагается раздвигать, открывая поле; в этом случае внутри уместится 32 000 зрителей. Если кровлю закрыть совсем, тогда получится концертный зал, и в нем уместится уже 40 000 человек. Вероятно, припухлости бетонной крыши объясняются необходимостью уместить внутри механику подвижной кровли большого размера.
Арена 92 © Atelier Christian de Portzamparc

Совмещение стадиона и гигантского концертного зала, многофункциональность – главная «фишка» новой Арены. Это типичный многофункциональный комплекс со стадионом – говоря сленгом современной русской архитектуры. В нижних этажах, помимо кафе-магазинов, планируется 30 тыс. метров офисов. Идя навстречу пожеланиям о многофункциональности, архитектор заявил, что фасады стадиона будут решены по-разному: южный фасад в «концертном» стиле, северный в «офисном», западный, судя по всему, в «спортивном» стиле. Правда, пока что на визуализациях разница стилей не очень заметна – все поглощают вертикальные «чешуйки» (лично мне они напоминают постройки Олимпийского проспекта в Москве; эти чешуйки, безусловно, намного лучше и прогрессивнее, но все равно похожи).

Инициатором строительства (и проведения конкурса) стал Жак Лоренцетти, президент клуба, а также основатель группы компаний Foncia. Он финансирует (кредитует) строительство на 70%, остальные 30% тоже дают частные инвесторы. Всего предполагается вложить 320 млн евро, это примерно 440 млн долларов. Для сравнения: московский «ВТБ Арена Парк» вместит немногим больше зрителей (в Париже 40 тыс., в Москве 45 тыс. зрителей), а стоить будет в три с лишним раза дороже – 1,4 млрд. долларов. Так что стоимость французского стадиона на русский взгляд совсем не большая.

За эти деньги мастер недвижимости и любитель регби Лоренцетти обещает построить в Нантерре (на территории этого города, а вовсе не Парижа, который заканчивается на берегу Сены, находится застраиваемое футбольное поле) – самую большую и самую современную в Европе многофункциональную (спортивно-культурную) арену. Не просто большую, а самую большую. С самой современной шумозащитой и очень большим экраном. Разумеется, все экологические обязательности: сбор дождевой воды, солнечные батареи и геотермальная система – здесь тоже предусмотрены. Транспортная доступность уже есть: рядом метро RER, и для парковок места хватит. Местные власти (и мэр Нантерра, и председатель Общественной организации по обустройству района Сены-Дефанса) довольны проектом – во-первых, его не надо финансировать, во-вторых, он создаст 100 000 рабочих часов (именно так!) для местных жителей, и привлечет туристов на 23 млн евро (это, конечно, раз в 10-15 меньше вложенной суммы, но тоже приятно). И, наконец, строительство стадиона должно превратить Нантерр «наконец-то в город», придав ему значение большее, чем просто пригород роскошного Дефанса.

Действительно, к Арене со стороны Нантерра ведет уже почти построенная улица жилых домов. И – чу! – если мы посмотрим на макет проекта, то обнаружим вокруг нового стадиона пару башен (видимо, для того, чтобы подхватить масштаб Дефанса) и змейку домов пониже. Об этих зданиях во французской прессе ничего не говорится – внимание сосредоточено на стадионе, но если учесть, что строительство финансируется группой компаний, занимающихся недвижимостью – то все это очень похоже на «инвестиционное строительство», столь распространенное в Москве: знаковое культурное сооружение, будь то театр, музей или стадион, и N-ное количество полезных метров в придачу.

«…Теперь, когда проект выбран – пишет Le Moniteur, внимательно следивший за конкурсом, – необходимо откорректировать PLU (то есть местный нантеррский ПЗЗ) для данного места…». Как же все это что-то напоминает! Тот же Le Moniteur несколько растерянно рассуждает: что же могло заинтересовать здесь такого притцкеровского лауреата, как Портзампарк? – Наверное, «страстное увлечение» Лоренцетти… Да, вероятно, именно оно. Впрочем, как мы видим, Арена не так дорога, как аналогичные (самые-самые) российские проекты – а во Франции она действительно может получится экологичной, сделать Нантерр настоящим городом, и дать его жителям целых 100 000 рабочих часов. Да и работники красивых офисных башен смогут послушать оперу или рок-концерт в обществе сорока тысяч себе подобных.

26 Февраля 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.

Сейчас на главной

Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.