Зеленый офис в Милане

Goring & Straja Architects продолжили свою серию экологичных офисных зданий: проект Green Place получил золотой сертификат LEED.

Автор текста:
Павел Олигорский

13 Июля 2015
Эко Строительство Партнерский материал
mainImg
Мастерская:
Goring & Straja Architects (GaS)
Компaния:
представительство компании  Компания «ЦинКо РУС» («ZinCo») на Архи.ру
Новый офисный комплекс расположен на северо-западе Милана, на городской улице-бульваре Чертоза, ведущей от замка Сфорцеско к старому городскому кладбищу Cimitero Maggiore. Сейчас этот район, впрочем, больше знаменит близостью к выставочному центру Фьера, весной 2015 года дополненному всемирной выставкой Expo 2015. Итак, здесь, на пути к Экспо, на трапециевидном участке между Макдональдсом, украинским консульством и невысоким ангаром мьюзик-холла в 2014 году завершено строительство офисного комплекса Green Place. Он построен по заказу девелоперской компании Stam Europe и состоит из 7300 м2 подземной парковки и 11 255 мполезных площадей, предназначенных для «офисов и производственных лабораторий».

Авторы проекта, архитекторы Studio GaS (Goring & Straja Architects), сделали ставку на энергоэффективность, и комплекс получил золотой сертификат LEED (69 баллов из 110 возможных). До платинового варианта экологической устойчивости не хватило 11 очков. Высокие оценки получены в таких категориях, как «устойчивость среды» (22/28), «инновации» (4/6), «управление водой» (10/11), «материалы и ресурсы» (7/13). Подробнее можно узнать здесь. Надо сказать, что проектирование «зеленых» зданий – одна из фирменных особенностей студии GaS: Green Place – не первое эко-устойчивое здание, построенное этими архитекторами в Милане – подобными характеристиками обладают также спроектированные ими PalAxa на via Don Sturzo в районе Порта-Нуова, Affori Centre Milano на via Cialdini и офис Autodesk на via Tortona – последний сертифицирован как LEED Gold Interior.

Впрочем, процесс проектирования был непростым не только из-за стремления к эко-устойчивости: прямо перед началом строительства заказчик, недовольный всеми прежними вариантами, решился провести новый закрытый конкурс – за десять дней. Архитекторы GaS выиграли его, предложив вариант, оптимизированный как пространственно-композиционно, так и финансово – и, кроме того, вписались в сумму разрешений и ограничений, утвержденных для предшествующего, отвергнутого проекта. Ситуация, близкая сердцу российского архитектора, не правда ли? К слову, здание было построено, как сказали бы в Москве, «в режиме регенерации» – оно заменило собой часть существовавшей на этом месте застройки и на сайте архитекторов значится – внимание – как реновация.

Итак, возникшее в итоге здание состоит из двух пятиэтажных корпусов, соединенных третьим – двухэтажной перемычкой, предназначенной для лабораторий. В верхних этажах двух больших корпусов расположены офисы, на первом этаже – производственные помещения, а в запланированных 500 м2 шоу-рума уже разместился автосалон Рено. В сочетании с соседними постройками три корпуса образуют довольно обширный внутренний двор, которым архитекторы и застройщики очень гордятся, считая его парафразом компактных дворов этой части Милана. Архитектура комплекса – это осознанная интервенция квартальной планировки на границе между вполне городским бульваром Чертоза и его ближайшими окрестностями, разношерстными, невысокими и тяготеющими к субурбии. Сейчас бульвар, надо сказать, с трудом сопротивляется натиску не-городской среды: его трамвайные рельсы заржавели, красная линия прерывается, он едва противостоит атмосфере окраин – новый офисный комплекс оказывается едва ли не форпостом урбанизированной среды, усиливая на своем небольшом пятачке ощущение города. Авторы называют его комплексом-интровертом, подчеркивая замкнутость двора.
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане, построенный бюро Goring & Straja Architects в 2014 году. Фотография © Stefano Gusmeroli
План офисного комплекса Green Place на уровне земли © Goring & Straja Architects

Впрочем, архитектура здания в целом апеллирует к «интернациональному» послевоенному модернизму: лаконичная форма очерчена белой рамкой-«телевизором», много стекла, сетка тонких опор внутри – в нем можно многое найти из правил Ле Корбюзье. Поправкой на современные тенденции становятся слегка ломаные линии фасадов и уже упомянутые признаки подчеркнуто городской среды: от небольшой высоты до квартальной планировки с замкнутым двором.

Но главная особенность здания – стеклянно-бетонный фасад дополнен подвижными ламелями из клееного бамбука: в каждом из модулей, закрепленных на оцинкованном стальном каркасе, – по шесть бамбуковых стволов диаметром около 50 мм каждый. На западном фасаде, где площадь ламелей больше всего, и на коротком, обращенном к бульвару южном, ламели вращаются автоматизированно, в зависимости от положения солнца и необходимости в тени. На восточном, дворовом фасаде того же корпуса управление модулями механическое – их можно крутить вручную. Таким же ручным управлением наделены решетки перед фасадом двухэтажного корпуса со стороны двора, только там они – не вертикальные, а горизонтальные, и длинные: каждый модуль тянется по четыре метра вдоль фасада.

Максимальное затенение, которое могут обеспечить солцезащитные бамбуковые ламели – 70%: их прозрачная конструкция не закрывает солнце полностью, а «дробит» его, разрезает на полоски, создавая кружевную, неплотную тень. Впрочем, красивые полосатые тени на фотографиях сложно признать совершенным достоинством: полоски света все равно будут светит в глаза, так что ламели не исключают того, что в здании появятся внутренние жалюзи – но их хаотического нагромождения не будет слишком видно снаружи, что уже плюс.

В здании Green Place архитекторы GaS впервые в Италии использовали систему бамбуковых ламелей, но надо сказать, что использование для защиты от солнца не тентов и капитальных козырьков, а решеток – один из любимых приемов этого бюро. К примеру, в миланских комплексах Palazzo della VetraPerseo Expo District и Affori Centre они для той же цели использовали решетчатые навесы.
zooming
Западный фасад: в тени ламели раскрыты. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Западный фасад, освещенный солнцем: ламели закрыты. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Полосы света в интерьере. Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli

Внутренний двор – приватное пространство арендаторов, в него можно попасть с улицы через две невысокие арки, а также из каждого корпуса: одна из функций дворового пространства – связывать весь комплекс воедино. Сюда обращены стеклянные стены входных атриумов, в чьем светлом, высоком и цельном, лишенном горизонтальных перегородок пространстве помещены пластичные белые объемы лестниц – еще одна гордость архитекторов и еще один корбюзеанский (впрочем популярный у многих модернистов) мотив.
zooming
«Все в сад!» Внутренний двор – место встреч клерков в обеденный перерыв. Горизонтальные бамбуковые ламели отчетливо видны на фасаде двухэтажного здания (справа). Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli"
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli

Двор, предназначенный, помимо связи между корпусами, конечно же, для отдыха, общения и вечеринок, расположен на кровле подземной парковки (площадью около 7500 м2) и тщательно благоустроен. Вся его территория расчерчена на множество одинаковых небольших прямоугольников и напоминает игровую доску, где часть полей занята вымосткой из черной и белой гальки, вторая – расположенными в уровне мощения клумбами, третья – кадками с деревьями, в том числе эвкалиптами, широкие бордюры которых служат скамейками для отдыха. Рисунком этого мини-сада можно любоваться не только изнутри, но и сверху: со сквера-террасы, обустроенного на кровле двухэтажного корпуса-перемычки и также озелененного.
zooming
Благодаря утонченной системе освещения внутренний двор доступен в темное время суток. Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli
zooming
Атриум похож на клетчатый макет с разноцветными шашечками. Офисный комплекс Green Place в Милане. Фотография © Stefano Gusmeroli

Все озеленение – и двора, и террасы на крыше – выполнено с применением технологии Floradrain® FD 40-E от компании ZinCo. Размер элемента Floradrain- 40 и специальный субстрат- почва для зеленых кровель, позволяют корневым системам кустарников и деревьев получать оптимальное количество влаги. А газоны с седумами (Sedum Carpet) – с уже более тонким слоем почвы – созданы с применением системы Floradrain® FD 25-E. Согласно документации, под озеленение отданы 1 500 м2.
zooming
Технология Floradrain® FD 40-E, которая применялась при создании сада на крыше в здании Green Place в Милан. Фото с сайта zinco-greenroof.com

План офисного комплекса Green Place © Goring & Straja Architects
План офисного комплекса Green Place © Goring & Straja Architects
zooming
План офисного комплекса Green Place © Goring & Straja Architects
План офисного комплекса Green Place © Goring & Straja Architects

Кровли высоких, пятиэтажных корпусов тоже не пустуют: они заняты солнечными панелями общей площадью 1200 м2.

Игра стеклянных поверхностей, белых плоскостей и бамбуковых решеток усиливается с наступлением сумерек. Разнообразная подсветка раскрашивает комплекс, делая его еще более привлекательным. Жаль, что судя по решеткам, плотно окружившим территорию, эта красота доступна только для сотрудников компаний-арендаторов, а не для всех горожан.

И напоследок – рассказывающий о комплексе ролик с приятной музыкой: 
 

Один из руководителей GaS, архитектор Андре Страйа,
рассказывает о здании Green Place:
 

Материал предоставлен компанией «ЦинКо РУС»


Поставщики, технологии

Мастерская:
Goring & Straja Architects (GaS)

13 Июля 2015

Автор текста:

Павел Олигорский
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.