Цветная глазурь на фасадах: от Вавилона до Гауди и дальше

Поливная керамика в архитектуре: древний, но по-прежнему актуальный материал.

21 Июля 2014
Партнерский материал
Компaния:
представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру
Контакты:
Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
0 Глазурь – пленка обожженного цветного или прозрачного стекла, – красивое и прочное украшение не только для вазы или камина, но и для фасада здания. За две с половинной тысячи лет истории ее использования в архитектуре цветную глазурь то забывали, то, напротив, делали ее основным приемом, покрывая поливным кирпичом или изразцами, как ковром, все стены – или же экономно инкрустируя здания притягательными полихромными деталями. Красивая и прочная, архитектурная глазурь была и, вероятно, всегда будет признаком особого ремесленного качества, почти фантастических возможностей «архитектурной картины», – и легкого консерватизма, что, впрочем, не мешает современным архитекторам использовать ее в своих экспериментах. 
***

Первый пример глазурованной керамики – фрагменты небесного свода, купола из поливных сине-голубых плиток, найдены в ступенчатой пирамиде Джоссера (построена около 2560 г. до н. э.). На фасадах же поливную глазурь начали использовать в Месопотамии, на две тысячи лет позднее. Знаменитые ворота Иштар и ведущие к ним стены Дороги процессий были покрыты синими глазурованными кирпичами и украшены цветными барельефами львов, быков и сиррушей – существ с головой змеи, ногами льва и грифона. Построенные в 575 году до н.э., в правление царя Навуходоносора II, они были найдены в начале XX века археологом Робертом Колдевеем и восстановлены в Пергамском музее в Берлине.

Технология производства вавилонских поливных кирпичей была такой: рельефы вырезали на кирпиче, который изготавливали, погружая глиняную массу в специальные деревянные формы. Подсушенные кирпичи покрывали жидкой глазурью и обжигали в печах. Синий, желтый и другие колеры получали добавлением в бесцветную глазурь различных металлов. Стекловидное покрытие было достаточно объемным – 10 мм и настолько прочным, что поверхность ворот сохранилась от повреждений и влаги на протяжении веков. К сожалению, легендарной Вавилонской башне повезло меньше, сырцовые кирпичи были размыты наводнениями и уничтожены временем. Однако по сохранившимся фрагментам святилища башни видно, что и оно было украшено небесно-голубой глазурованной керамикой.

Керамисты Ближнего Востока экспериментировали не только с оттенками, но и со способами нанесения узоров и глазури. В период Абассидов, второй династии арабских халифов (750-1258 гг.) стали появляться изделия с подглазурным орнаментом. Мастера прорезали узор сквозь тонкий слой жидкой глины – ангоб, который наносили до обжига. Другой способ украшения керамики – технику полихромной надглазурной люстровой росписи тоже придумали на Востоке, в Сирии, а рубеже 8-9 веков. Люстр – легкоплавкий красочный состав, обладающий металлическим золотистым или красноватым отблеском с эффектом иризации, стал любимым украшением фасадов дворцов и интерьеров резиденций арабских халифов.
Изразцовый декор был популярен в исламском искусстве: от Центральной Азии до Индии, от Ирана до Испании. Орнамент, смешиваясь с арабской вязью, покрывает стены, арки и купола сплошным тонким узорчатым ковром, дематериализуя здания и акцентируя их главную цель как носителей божественного слова и образа райского сада – не случайно был популярен бирюзовый цвет небесной глазури. Некрополь Шахи-Зинда в Самарканде создан художниками и архитекторами, которых знаменитый завоеватель Тамерлан собрал во время своих походов.
Долгое время основным типом декоративной архитектурной керамики был глазурованный лицевой глиняный кирпич. Но в XII веке появился так называемый фриттовый фарфор. Основой его состава была фритта – смесь песка, соды, поташа, селитры и кварца; глины добавляли на удивление мало, всего 10-20% общей массы. Такой тип глазурованной керамики был особенно распространен в Египте, Сирии, Ираке, Иране, Анатолии (позднее и в Европе). А широкую известность он получил благодаря художникам-керамистам из турецкого города Изник, которые создавали великолепный бело-синий, а затем и полихромный «изникский фарфор».
Впечатленным керамикой Востока, но не знавшим ее секрета европейцам пришлось создавать собственные способы производства. Так в XV веке появилась майолика (название которой происходит от острова Майорка, откуда к европейцам попадала керамика иранских мастеров). Итальянская майолика – это плитки из белой или серой глины, пористый черепок которых покрыт двумя слоями глазури. Первый слой, непрозрачный, с высоким содержанием олова, позволял расписывать поверхность яркими красками по его сырому фону. Затем наносили прозрачный слой свинцовой глазури и обжигали при тысячеградусной температуре. Технология была очень похожа на ту, которая применялась на Востоке при изготовлении фриттового фарфора, но все же была изобретена самостоятельно. Лучшие ее образцы – цветные рельефы флорентийца Лука дела Роббиа.
Русская архитектура начала знакомство с цветной глазурью с поливных плиток, которыми выстилали полы в храмах, и глазурованной «муравленой» (то есть зеленой, как трава для получения такого цвета использовались окислы меди) черепицы крыш. Первый пример цветных плиток на фасадах – Борисоглебская (Коложская) церковь конца XII века в Гродно (сейчас Белоруссия), остались редкостью, так как развитие поливного декора начинается только в период позднего средневековья – и не исключено, что любовь к декоративной керамике привили в XVI веке итальянские мастера. Так или иначе, фрагменты керамических декоративных карнизов с прозрачной золотистой глазурью и совершенно ренессансным североитальянским декором были найдены при исследовании великокняжеского дворца, построенного для Ивана III итальянцем Алоизио да Карезано. Поливными керамическими плитками и покрытыми глазурью керамическими шарами украшен собор Покрова на Рву (туристам более известный как «храм Василия Блаженного»); похожий декор встречаем на шатрах (несохранившейся) церкви Троицкого подворья в Кремле и церкви Покрова в Медведкове, построенной в вотчине освободителя Москвы князя Дмитрия Пожарского, в 1630-е годы. В остальном русские церкви первой половины XVII века украшали обильно, но – как правило печными изразцами, чья глубокая пустотелая румпа прекрасно встраивалась в массу кирпичной кладки. Муравленые, желтые, а также красные (без поливы) изразцы часто снабжали изображением двуглавого орла или цветочным орнаментом, но иногда – как например в церкви Зосимы и Савватия Троице-Сергиевой лавры, – там появляются сцены сражений, впрочем небольшие и не слишком умело исполненные.

Настоящий расцвет изразцового декора в русской архитектуре начинается с периодом патриаршества Никона, который призвал для реализации своих амбициозных, как сейчас бы сказали, проектов, польских и белорусских мастеров. В новых керамических мастерских на Валдае и Истре работали выходец из Литвы Петр Заборский и белорус Степан Иванов (Полубес). В Новом Иерусалиме они создали пять ордерных изразцовых иконостасов, наличники окон, керамические порталы, декоративные пояса, надписи. После низложения Никона, Петр Заборский продолжил работу в мастерской в Истре, а Иванов-Полубес и Максимов переехали в Москву, где с тех пор и до петровского времени полихромный изразцовый декор стал особенно популярен.
Крутицкий теремок – один из шедевров русского изразцового декора, полностью, включая стены, декоративные колонны, наличники окон, покрытый многоцветно керамикой, созданной в мастерской Степана Иванова. В общей сложности для «Теремка» (на самом деле это монастырские святые ворота) потребовалось около двух тысяч изразцов.

В XVIII веке фасадная керамика утрачивает популярность, но с триумфом возвращается через двести лет, чтобы стать одним из самых ярких приемов стиля модерн (арнуво, сецессион и пр. – любовь к майолике была свойственна разным его течениям практически во всех странах Европы). Модерн не ограничивается керамическими вставками, создавая гигантские цветные рельефные панно. В России эскизы для многих из них делал Михаил Врубель, он же экспериментировал с майоликой в своей мастерской в Абрамцево.
В Испании цветной фасадной керамикой увлекался, как известно, Антонио Гауди, который также использовал ее повсеместно, от фасада до скамейки. В знаменитом Доме Висенса (Casa Vicens) Гауди с помощью керамики «проявляет» рельефный узор, покрывающий постройку, как ажурная накидка (http://www.flickr.com/photos/ishot71/6279915944/). Используя плитку, архитектору удалось вдохнуть жизнь в самый банальный доходный дом (дом Бальо (1904-1906 гг.), который с помощью новой отделки превратился в «гигантского каменного дракона».
Помимо майолики в период модерна получает новую жизнь глазурованный кирпич и поливная плитка, – материал, ранее надолго забытый, а тут, в числе прочего и благодаря новым фабричным технологиям, – показавший все свои выгодные стороны. Именно глазурованная плитка снабдила многие здания начала XX века благородным глянцевитым блеском и продлила жизнь их фасадам, которые легко узнать на любой из европейских улиц.

Позднее, в XX веке технология производства глазурованного кирпича продолжала развиваться, хотя уступая в популярности модному металлу и бетону. Сейчас глазурованная керамика становится все более популярна – не только в свете тяготения современной нам архитектуры к облегченной версии сдержанного консерватизма, но и – благодаря новым возможностям для экспериментов с формой, которые открывает этот древний, надежный, но не устаревший декоративный материал.

Большой ассортимент современного глазурованного кирпича английского и европейского производства, в том числе и глазурованную кирпичную фасонку для сложных проектов, можно заказать в компании Кирилл на Беговой.

Поставщики, технологии

21 Июля 2014

comments powered by HyperComments
АО «Фирма «КИРИЛЛ»: другие статьи и новости
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Витальное плетение
Рядом с метро «Дубровка» бюро ADM спроектировало жилой комплекс Vitality с полихромной смесью клинкерного кирпича на рельефных фасадах.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Клинкер в XXI веке: устойчивость, традиция, идентичность
Лекторы московского семинара Hagemeister, нидерландские архитекторы Перо Пульиз и Ян-Виллем Байенсе (de Architecten CIE) и Тако Постма (INBO architecten) рассказали о том, как и почему они используют клинкер в своих крупных городских проектах.
Сергей Скуратов: «Клинкерная стена может заменить...
Архитектор Сергей Скуратов, один из организаторов московского семинара Hagemeister, рассказал о фактурности клинкера, его способности восстанавливать утраченные исторические связи, задавать зданию главную или фоновую роль.
Клинкерное семейство
Каждый корпус социального жилого комплекса Space-S в голландском Эйндховене получил фасад из своей сортировки клинкера Hagemeister – чтобы одновременно подчеркнуть различия и родство этих зданий. Выбирали клинкер сами жильцы.
Кубики для Гулливера
На бровке Крылатских холмов достраивается жилой комплекс, беспрецедентный по разнообразию архитектурных решений и вытекающей из него конструктивной сложности. Ответы на эти вызовы искали голландские архитекторы de Architekten Cie в партнерстве с российским бюро АПЕКС.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.