Цветная глазурь на фасадах: от Вавилона до Гауди и дальше

Поливная керамика в архитектуре: древний, но по-прежнему актуальный материал.

21 Июля 2014
mainImg

Компaния:

представительство компании АО «Фирма «КИРИЛЛ» на Архи.ру

Контакты:

Тел.(495) 737 80 80 Москва, 2-ой Хорошевский пр-д, д.9, корп.2, офис 113
Глазурь – пленка обожженного цветного или прозрачного стекла, – красивое и прочное украшение не только для вазы или камина, но и для фасада здания. За две с половинной тысячи лет истории ее использования в архитектуре цветную глазурь то забывали, то, напротив, делали ее основным приемом, покрывая поливным кирпичом или изразцами, как ковром, все стены – или же экономно инкрустируя здания притягательными полихромными деталями. Красивая и прочная, архитектурная глазурь была и, вероятно, всегда будет признаком особого ремесленного качества, почти фантастических возможностей «архитектурной картины», – и легкого консерватизма, что, впрочем, не мешает современным архитекторам использовать ее в своих экспериментах. 
***

Первый пример глазурованной керамики – фрагменты небесного свода, купола из поливных сине-голубых плиток, найдены в ступенчатой пирамиде Джоссера (построена около 2560 г. до н. э.). На фасадах же поливную глазурь начали использовать в Месопотамии, на две тысячи лет позднее. Знаменитые ворота Иштар и ведущие к ним стены Дороги процессий были покрыты синими глазурованными кирпичами и украшены цветными барельефами львов, быков и сиррушей – существ с головой змеи, ногами льва и грифона. Построенные в 575 году до н.э., в правление царя Навуходоносора II, они были найдены в начале XX века археологом Робертом Колдевеем и восстановлены в Пергамском музее в Берлине.

Технология производства вавилонских поливных кирпичей была такой: рельефы вырезали на кирпиче, который изготавливали, погружая глиняную массу в специальные деревянные формы. Подсушенные кирпичи покрывали жидкой глазурью и обжигали в печах. Синий, желтый и другие колеры получали добавлением в бесцветную глазурь различных металлов. Стекловидное покрытие было достаточно объемным – 10 мм и настолько прочным, что поверхность ворот сохранилась от повреждений и влаги на протяжении веков. К сожалению, легендарной Вавилонской башне повезло меньше, сырцовые кирпичи были размыты наводнениями и уничтожены временем. Однако по сохранившимся фрагментам святилища башни видно, что и оно было украшено небесно-голубой глазурованной керамикой.
zooming
Рельефы тигров на стене Дороги Процессий. Пергамский музей в Берлине. Фото с сайта artclassic.edu.ru.
zooming
Ворота богини Иштар в Пергамском музее Берлина. Фрагменты ворот были найдены в ходе археологических раскопок древнего Вавилона, инициированных ученым и архитектором Робертом Колдевеем в 1899-1914 гг. Фото с сайта dic.academic.ru
Керамисты Ближнего Востока экспериментировали не только с оттенками, но и со способами нанесения узоров и глазури. В период Абассидов, второй династии арабских халифов (750-1258 гг.) стали появляться изделия с подглазурным орнаментом. Мастера прорезали узор сквозь тонкий слой жидкой глины – ангоб, который наносили до обжига. Другой способ украшения керамики – технику полихромной надглазурной люстровой росписи тоже придумали на Востоке, в Сирии, а рубеже 8-9 веков. Люстр – легкоплавкий красочный состав, обладающий металлическим золотистым или красноватым отблеском с эффектом иризации, стал любимым украшением фасадов дворцов и интерьеров резиденций арабских халифов.
zooming
Голубая мечеть в Мазари-Шарифе, Афганистан. XII век. Фото с сайта www.voxpopuli.kz
Изразцовый декор был популярен в исламском искусстве: от Центральной Азии до Индии, от Ирана до Испании. Орнамент, смешиваясь с арабской вязью, покрывает стены, арки и купола сплошным тонким узорчатым ковром, дематериализуя здания и акцентируя их главную цель как носителей божественного слова и образа райского сада – не случайно был популярен бирюзовый цвет небесной глазури. Некрополь Шахи-Зинда в Самарканде создан художниками и архитекторами, которых знаменитый завоеватель Тамерлан собрал во время своих походов.
zooming
Мечеть шейха Лотфоллы, Исфахан, Иран. XI век. Фото с сайта www.allgranit.ru
Долгое время основным типом декоративной архитектурной керамики был глазурованный лицевой глиняный кирпич. Но в XII веке появился так называемый фриттовый фарфор. Основой его состава была фритта – смесь песка, соды, поташа, селитры и кварца; глины добавляли на удивление мало, всего 10-20% общей массы. Такой тип глазурованной керамики был особенно распространен в Египте, Сирии, Ираке, Иране, Анатолии (позднее и в Европе). А широкую известность он получил благодаря художникам-керамистам из турецкого города Изник, которые создавали великолепный бело-синий, а затем и полихромный «изникский фарфор».
zooming
«Изразцовый» павильон в Стамбуле. Построен в 1472 году. Фото с сайта www.mirbezviz.ru
Впечатленным керамикой Востока, но не знавшим ее секрета европейцам пришлось создавать собственные способы производства. Так в XV веке появилась майолика (название которой происходит от острова Майорка, откуда к европейцам попадала керамика иранских мастеров). Итальянская майолика – это плитки из белой или серой глины, пористый черепок которых покрыт двумя слоями глазури. Первый слой, непрозрачный, с высоким содержанием олова, позволял расписывать поверхность яркими красками по его сырому фону. Затем наносили прозрачный слой свинцовой глазури и обжигали при тысячеградусной температуре. Технология была очень похожа на ту, которая применялась на Востоке при изготовлении фриттового фарфора, но все же была изобретена самостоятельно. Лучшие ее образцы – цветные рельефы флорентийца Лука дела Роббиа.
zooming
Рельефный медальон работы Андреа дела Роббиа на фасаде Воспитательного дома во Флоренции (арх. Ф. Брунеллески). Фото с сайта www.paradoxplace.com
Русская архитектура начала знакомство с цветной глазурью с поливных плиток, которыми выстилали полы в храмах, и глазурованной «муравленой» (то есть зеленой, как трава для получения такого цвета использовались окислы меди) черепицы крыш. Первый пример цветных плиток на фасадах – Борисоглебская (Коложская) церковь конца XII века в Гродно (сейчас Белоруссия), остались редкостью, так как развитие поливного декора начинается только в период позднего средневековья – и не исключено, что любовь к декоративной керамике привили в XVI веке итальянские мастера. Так или иначе, фрагменты керамических декоративных карнизов с прозрачной золотистой глазурью и совершенно ренессансным североитальянским декором были найдены при исследовании великокняжеского дворца, построенного для Ивана III итальянцем Алоизио да Карезано. Поливными керамическими плитками и покрытыми глазурью керамическими шарами украшен собор Покрова на Рву (туристам более известный как «храм Василия Блаженного»); похожий декор встречаем на шатрах (несохранившейся) церкви Троицкого подворья в Кремле и церкви Покрова в Медведкове, построенной в вотчине освободителя Москвы князя Дмитрия Пожарского, в 1630-е годы. В остальном русские церкви первой половины XVII века украшали обильно, но – как правило печными изразцами, чья глубокая пустотелая румпа прекрасно встраивалась в массу кирпичной кладки. Муравленые, желтые, а также красные (без поливы) изразцы часто снабжали изображением двуглавого орла или цветочным орнаментом, но иногда – как например в церкви Зосимы и Савватия Троице-Сергиевой лавры, – там появляются сцены сражений, впрочем небольшие и не слишком умело исполненные.

Настоящий расцвет изразцового декора в русской архитектуре начинается с периодом патриаршества Никона, который призвал для реализации своих амбициозных, как сейчас бы сказали, проектов, польских и белорусских мастеров. В новых керамических мастерских на Валдае и Истре работали выходец из Литвы Петр Заборский и белорус Степан Иванов (Полубес). В Новом Иерусалиме они создали пять ордерных изразцовых иконостасов, наличники окон, керамические порталы, декоративные пояса, надписи. После низложения Никона, Петр Заборский продолжил работу в мастерской в Истре, а Иванов-Полубес и Максимов переехали в Москву, где с тех пор и до петровского времени полихромный изразцовый декор стал особенно популярен.
zooming
Керамический фриз «павлинье око» работы Степана Иванова (Полубес). Воскресенский собор в Новом Иерусалиме. Фото с сайта www.e-kopilka.narod.ru
zooming
Фото с сайта www.lipilin.ru а также http://www.temples.ru/show_picture.php?PictureID=5486
Крутицкий теремок – один из шедевров русского изразцового декора, полностью, включая стены, декоративные колонны, наличники окон, покрытый многоцветно керамикой, созданной в мастерской Степана Иванова. В общей сложности для «Теремка» (на самом деле это монастырские святые ворота) потребовалось около двух тысяч изразцов.

В XVIII веке фасадная керамика утрачивает популярность, но с триумфом возвращается через двести лет, чтобы стать одним из самых ярких приемов стиля модерн (арнуво, сецессион и пр. – любовь к майолике была свойственна разным его течениям практически во всех странах Европы). Модерн не ограничивается керамическими вставками, создавая гигантские цветные рельефные панно. В России эскизы для многих из них делал Михаил Врубель, он же экспериментировал с майоликой в своей мастерской в Абрамцево.
zooming
Майоликовое панно «Принцесса Греза» М. Врубеля на фасаде гостиницы «Метрополь». Выполнено в мастерской «Абрамцево». Фото с сайта homaaxel.livejournal.ru
В Испании цветной фасадной керамикой увлекался, как известно, Антонио Гауди, который также использовал ее повсеместно, от фасада до скамейки. В знаменитом Доме Висенса (Casa Vicens) Гауди с помощью керамики «проявляет» рельефный узор, покрывающий постройку, как ажурная накидка (http://www.flickr.com/photos/ishot71/6279915944/). Используя плитку, архитектору удалось вдохнуть жизнь в самый банальный доходный дом (дом Бальо (1904-1906 гг.), который с помощью новой отделки превратился в «гигантского каменного дракона».
zooming
Laurelton Hall – усадьба Луиса Комфорта Тиффани в Ойстер Бей
Антонио Гауди. Дом Висенса
Антонио Гауди. Дом Бальо
zooming
Центральная часть западного фасада московского подворья Саввино-Сторожевского монастыря.
Помимо майолики в период модерна получает новую жизнь глазурованный кирпич и поливная плитка, – материал, ранее надолго забытый, а тут, в числе прочего и благодаря новым фабричным технологиям, – показавший все свои выгодные стороны. Именно глазурованная плитка снабдила многие здания начала XX века благородным глянцевитым блеском и продлила жизнь их фасадам, которые легко узнать на любой из европейских улиц.

Позднее, в XX веке технология производства глазурованного кирпича продолжала развиваться, хотя уступая в популярности модному металлу и бетону. Сейчас глазурованная керамика становится все более популярна – не только в свете тяготения современной нам архитектуры к облегченной версии сдержанного консерватизма, но и – благодаря новым возможностям для экспериментов с формой, которые открывает этот древний, надежный, но не устаревший декоративный материал.
zooming
При помощи свободного крепления плиток в муниципальной библиотеке г. Нембро удалось создать впечатление подвижной поверхности, якобы «составленной из книг». http://cargocollective.com/klink/Municipal-Library-in-Nembro-Italy-by-Archea-Associat)
Облицовка Центра еврейской общины в Майнце подчеркнула брутальную тектонику объемов здания http://cargocollective.com/klink/Manuel-Herz).
zooming
Стандартный глазурованный кирпич разного цвета на здании государственной средней школы Фицрой в Мельбурне, архитектурное бюро Мак Брайд Чарлз Райн (McBride Charles Ryan. Фотография John Gollings, с сайта http://www.architecturenewsplus.com
Большой ассортимент современного глазурованного кирпича английского и европейского производства, в том числе и глазурованную кирпичную фасонку для сложных проектов, можно заказать в компании Кирилл на Беговой.

21 Июля 2014

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.