English version

Всех накормить

На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.

mainImg
Архитектор:
Владислав Андреев
Мастерская:
DBA-GROUP https://dba-group.ru/
Проект:
Дом российской кухни: интерьер
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива В.В. Андреев; ведущий дизайнер В.В. Лебедева; архитектор Я.В. Корнева; 3D-рендеринг М.Н. Хушмамедов; комплектация Н.В. Севастьянова

6.2023 / 10.2023

Заказчик: КРОСТ; А-Проект.К
Ресторатор: RESTART VASILCHUK BROTHERS
Дом российской кухни
Россия, Москва, проспект Мира, 119с66А

4.2023 / 6.2023 — 10.2023
Сейчас на ВДНХ проходит выставка-форум «Россия». Открылась в начале ноября, закончится в апреле; и она очень большая. На территории появилось несколько новых больших павильонов, часть из них, вероятно, временные; также выставка поселилась и в старых павильонах, и в новом капитальном, только что открывшемся, Атоме. Она показывает достижения народного хозяйства громко и ярко, местами ярмарочно, в духе ВДНХ прошлых лет, но с акцентом на новые технологии и медийность. Все светится, сверкает и переливается. На территории много людей, посетителей, групп. 

Всех их надо кормить. 

К открытию выставки Концерн КРОСТ построил, по заказу московского правительства, павильон – ресторанный дворик. Он называется «Дом российской кухни», расположен посередине центральной аллеи, рассчитан на почти 800 посетителей одновременно (482 + 316 на террасе). Построили и спроектировали павильон в рекордные сроки – за 5 месяцев с июня до октября, со всей начинкой, декором, и заселением. Ну, и еще одна цифра – авторы проекта выпустили 300 листов документации за один месяц. 
  • zooming
    Дом российский кухни на ВДНХ: здание, 01.2024
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российский кухни на ВДНХ: здание / проект
    © А-Проект.К
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография: предоставлена А-Проект.К
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    План 1 этажа. Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    План 2 этажа. Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP

Пожалуй, на такое способна только компания КРОСТ, ранее показавшая рекорды скоростного проектирования и строительства в парке Зарядье, и кроме того реализовавшая дом-трубу Сергея Кузнецова в Никола-Ленивце с ее непростой консолью быстро, целиком и к сроку. 

«Благодаря развитию промышленно-строительного комплекса России мы сегодня имеем уникальную возможность продолжить традиции великих зодчих СССР, дополняя архитектурный ансамбль таких знаковых мест нашей страны как ВДНХ, – отмечает генеральный директор концерна «КРОСТ» Алексей Добашин, – это большое профессиональное счастье, – работать над такими проектами. Весь наш коллектив – строители, которые день и ночь трудились на стройке, заводчане, которые производили индустриальные изделия, и, конечно, архитекторы и дизайнеры – бесконечно благодарны за оказанное нам доверие».

Проектировали «Дом русской кухни» два бюро: за собственно здание отвечает дочернее бюро КРОСТа А-Проект.К, а над интерьером работали архитекторы DBA-GROUP Владислава Андреева – уверенные профессионалы в области общественных интерьеров, в том числе кафе и ресторанов, – в частности, они работали для сети «Чайхана №1» братьев Васильчуков, чья компания Restart Vasilchuk Brothers занималась функциональным наполнением нового фудкорта на центральной аллее. 

Над интерьером первого рестромаркета ВДНХ, в здании, спроектированном Ареснием Леоновичем, тоже работали DBA-GROUP. «Дом русской кухни» – следующий шаг по пути развития гастрономической части выставки. Он несколько крупнее, двухъярусный, и сейчас в нем целенаправленно собраны локальные кухни разных мест, будь то Татарстан, Якутия или, скажем, Тула.
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Чем-то это напоминает всемирные выставки ЭКСПО – в миниатюре, конечно, и тем не менее, там тоже частенько предлагают именно национальные кухни. Помимо того, что на первом этаже собрана коллекция локальных кухонь, в центре установлена сцена, на которой, практически в режиме нон-стоп, сейчас идут презентации разных культур и мест, как правило с песнями и плясками, что шумно, но насыщенно и весело. 

Можно было бы ожидать, что и оформление такого рода гастро-действа, сочетающего перекус с культурно-образовательной программой, будет как у фонтана «Дружба народов» Топуридзе / Константиновского, с символами городов или областей. Но нет – авторов попросили вспомнить о модернистском ВДНХ. А цель попадания в исторический контекст соседних зданий-памятников они себе поставили сами. 
Мы видели свою задачу как двоякую: во-первых, надо было создать универсальное пространство, которое работало бы независимо от смены наполнения после завершения выставки или просто по необходимости. Во-вторых, нам хотелось, чтобы интерьер не был похож на другие фудкорты-«лофты», чья образность и типология весьма узнаваема. Хотелось, чтобы павильон производил какое-то иное впечатление, отличался, чтобы ощущалась его принадлежность ВДНХ как уникальному, во многих отношениях, месту. Ну и наконец, мы совершенно не стремились конкурировать с мастерами старых павильонов ВДНХ. Старались откликнуться, но ни в коем случае не «перекрикивать» – прежде всего, конечно, павильон «Узбекистан», расположенный по соседству.

В сумме, в том числе по результатам всех изменений, произошедших по ходу реализации по объективным и вкусовым причинам, получилось довольно любопытно. Павильон откликается на эклектичность всей ВДНХ в целом, с орнаментами и арками снаружи, жизнерадостным виноградом на пилонах вдоль аллеи и не менее радостными мозаиками в плафонах внутри. 
  • zooming
    Дом российский кухни на ВДНХ: здание
    Фотография: предоставлена А-Проект.К
  • zooming
    Дом российской кухни: фрагмент плафона центральной части
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но чем глубже мы погружаемся в интерьер, тем больше ощущается исполнение того самого «заказа на модернизм», образность советских кафе 1960-х, таких, условно говоря, в которых Никулин мог бы спеть песню про зайцев. Одно нанизывается на другое и сосуществуют они дружелюбно. 

Тут мне бы хотелось начать с самых дальних углов второго яруса, где приютились круглые столы для больших компаний, каждый в окружении довольно внушительного «зимнего сада» из взрослых тропических растений в кадках. 
Дом российской кухни: интерьер, угловая часть
Фотография: предоставлена А-Проект.К
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В той же стилистике шестидесятых решены стулья по эскизам DBA-GROUP, прямоугольные колонны со ступенчато-волнистым рельефом, которые на периферии пространства преобладают, и особенно – потолок второго яруса, составленный из характерных прямоугольных «ванночек» с лампами в центре – очень похожие можно увидеть, к примеру, в здании ТАСС на Никитском бульваре. 
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA Group
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Тут, на верхнем ярусе, зелено и несколько тише, чем внизу, тут можно прогуливаться, поглядывая вниз с балкона, а живые растения и терраццо, из которого сделаны и полы, и столы, и кадки для растений, как-то освежают все. Если добавить к этому, что со второго яруса летом можно будет выйти на террасу – там определенно хорошо. И эффект стилизации шестидесятых вполне ощутим, как будто мы в кино, таком, цветном, но еще не очень ярком. 
  • zooming
    1 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    2 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    3 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    4 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    5 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    6 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    7 / 7
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP

Идею подхватывает еще одна форма – прямоугольника со скругленными торцами, этакого «телевизора», или даже, скорее, радиоприемника: они здесь и в виде рельефа на всех парапетах, и на дверях санузлов – последние, как давно и прочно принято в интерьерах HoReCa, прорисованы тщательно и реализованы старательно. Белая вертикальная плитка, ряды серых раковин, тоже напоминающих терраццо, деревянные двери с ритмичными округлыми проемами. 
  • zooming
    Дом российский кухни на ВДНХ
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российский кухни на ВДНХ
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP

Впрочем авторы интерьера подчеркивают, что в качестве основной объединяющей формы задуман абстрактный фриз над прилавками первого этажа: все они решены в одном ключе, и обведены яркой лентой композиции почти кубистической, вполне в духе 1960-х – 1970-х. Ей вторят мозаики: входного объема, и на стене второго этажа, решенные в том же духе; тему подхватывают рельефы по соседству и даже окрашенные стекла внутренних витражей. 
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

К этой же группе высказываний принадлежат открытые двухмаршевые лестницы с деревянными перилами и ритмичными пятнами «космических» круглых светильников, как будто маркирующих объемы неким шифром. Они хорошо работают в пространстве, балансируя между симметрией расположения и энергией поворота объемов, сложенных почти как оригами из рамок белых стен. 
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер, лестница
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер, лестница
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Дом российской кухни: интерьер / проект
© DBA-GROUP

Другое дело центральная часть. Она оказывается внезапно очень стилизаторской. Две лотосовидные колонны – практически как в Луксоре – авторы, по их словам, «подсмотрели» в интерьере какого-то из советских санаториев, но сделали тоньше и стройнее, а потом в процессе реализации верхний пучок сошелся кверху еще плотнее. 

Так в двусветной высокой центральной части появилось «двустолпное» пространство, оно же «зрительный зал» перед сценой; поначалу кажется, что оно было придумано специально для размещения двух колонн. К слову, если не знать о Луксоре, в колоннах в духе выставки можно увидеть какие-нибудь гигантские колосья, обобщенный знак плодородия. 
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография: предоставлена А-Проект.К
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP

Что это может нам сказать? К примеру, что архитектура советских санаториев, как и архитектура ВДНХ, была довольно лабильной и нередко отступала от чистоты форм в пользу некоего развлекательного элемента, в санатории и ресторане вполне уместного. Или еще – что мы имеем дело с двойным копированием, колонны взяты из уже освоенного контекста, а не напрямую из Египта.

С другой стороны, для авторов интерьера главным здесь было не сходство с Луксором, оно как будто даже прошло мимо и было осознано как неважное, – а попытка сделать колонны стройными и, как следствие, созвучными тонким, чтобы не сказать тончайшим, колоннам перголы павильона Узбекистан. Если мы посмотрим на карту, то увидим, что две колонны «Дома российской кухни» и передние опоры «Узбекистана» выстроены по одной оси. Нельзя сказать, чтобы это было очевидно изнутри, но, как раз-таки находясь на втором этаже, ось можно выстроить, как минимум взглянув в нужном ракурсе в окно и в атриум павильона. 
Пергола павильона «Узбекистан»
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Признаем, данное построение не лишено умозрительности. Заметнее другое: лотосовидные колонны в павильоне фудкорта выглядят такими же неожиданно-удивительными, как и пергола перед павильоном Узбекистана. Но в обоих случаях это такие не лишенные театральности жесты, которые уместны именно на территории ВДНХ. Ее можно определить как WOW-место, рассчитанное на удивление как самоценность, место-аттракцион. Подразумевающее, а может быть даже требующее немотивированного жеста.

Как следствие, и сюжеты могут, будучи однажды заявлены, в этом месте развиваться по внеположным законам. К примеру, плафоны центральной части были первоначально задуманы авторами более похожими на Дейнеку на Маяковской, только с сюжетами из архитектуры Москвы. А стали академическими картинами на темы цветов и птиц, очень яркими и вполне «ВДНХашными», местными по духу. Авторы критически относятся к изменениям – а мне вот, наоборот, нравится: элементы попали в своего рода пластический резонанс, ядро стало более цельным и оно более отчетливо противостоит как «модернистской» периферии верхнего этажа, так и уверенно-современному контуру первого этажа с его яркой лентой. Перепад впечатлений становится более ощутимым. Они такие разные и в то же время родственные. 
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Дом российской кухни: интерьер
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Внешний вид здания, симметричного с орнаментами из просечного металла и золотистым оформлением созвучен нашему времени и в то же время смыкается с эклектичным характером ВДНХ. Получается, что современная интерпретация модернистского интерьера взята в контур арочных окон и в то же время обступает лотосовидные колонны с напоминающими о метро мозаичными плафонами. Павильон как будто впитал не только ярмарочный характер выставки, но и послойное чередование ее истории. Как губка.

Что в данной задаче и при данных обстоятельствах надо признать уместным. 
  • zooming
    1 / 4
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    2 / 4
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    3 / 4
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
  • zooming
    4 / 4
    Дом российской кухни: интерьер / проект
    © DBA-GROUP
Архитектор:
Владислав Андреев
Мастерская:
DBA-GROUP https://dba-group.ru/
Проект:
Дом российской кухни: интерьер
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива В.В. Андреев; ведущий дизайнер В.В. Лебедева; архитектор Я.В. Корнева; 3D-рендеринг М.Н. Хушмамедов; комплектация Н.В. Севастьянова

6.2023 / 10.2023

Заказчик: КРОСТ; А-Проект.К
Ресторатор: RESTART VASILCHUK BROTHERS
Дом российской кухни
Россия, Москва, проспект Мира, 119с66А

4.2023 / 6.2023 — 10.2023

19 Февраля 2024

DBA-GROUP, А-Проект.К: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Школа жизни
В Петербурге объявили победителей первой российской премии в области архитектуры и дизайна образовательных пространств. Главный вывод экспертов Martela EdDesign Awards – премия возникла очень вовремя: наконец-то и у нас есть кого награждать.
Простор для обучения
Новое здание частной гимназии в Хорошево-Мневниках – пример архитектуры, ориентированной на новейшие тенденции проектирования школьных зданий. К тому же некоторые технические приемы здесь использованы впервые в России.
Похожие статьи
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.