Память рисунка

Объясняем, почему монографическая выставка Казакова – must see, несмотря на хрестоматийность.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Января 2019
mainImg
Архитектор Матвей Федорович Казаков умер после того, как ему сообщили о пожаре Москвы 1812 года. В тот момент многое из построенного им погибло. Построенного было много и еще больше зданий, чьи проекты были подписаны – утверждены Казаковым как начальником Экспедиции кремлевских строений, фактически главным архитектором Москвы. Не все здания из так называемых Альбомов Казакова им полностью спроектированы, и все же архитектура зрелого московского классицизма – это именно Казаков, а не утонченный капризный Баженов, его учитель, мастер французского классицизма и сложной масонской псевдоготики. Казаков – внук крепостного, построивший или утвердивший на рубеже XVIII-XIX веков множество дворцов и особняков старой столицы, уверенный профессионал без баженовских излишеств. Такие мастера утверждают свое влияние прочно и столь же надежно закрепляют – на раз-два – выбранную стилистику, делают ее правилом и законом, а следовательно, определяют эпоху. Казаков был мастером екатерининского в основе своей французского, классицизма, и псевдоготики. Для Москвы он – лицо двух главных направлений архитектуры конца XVIII века. Такому мастеру совершенно необходимо посвящать книги (их несколько) и монографические выставки.

Нынешняя выставка именно такая, крупная, основательная, «плановая» к 280-летию со дня рождения. С момента основания музея это четвертая монографическая выставка Казакова – поясняют кураторы. И разместилась она в анфиладе дома Талызиных, главного здания музея архитектуры в начале Воздвиженки – здания из альбомов Казакова. Кураторов три: историк архитектуры, давний сотрудник музея, автор публикаций о Львове и Баженове Зоя Золотницкая, Татьяна Иванова, хранитель фонда графики XVIII-XIX веков, материал которого составил большую часть экспозиции, и Владимир Седов, глава кафедры Отечественного искусства МГУ.

Выставка разделена по темам, один зал анфилады – одна тема. Дизайнер экспозиции Агния Стерлигова присвоила каждому залу свой цвет, обозначив его выпуклой конструкцией на стене слева, вдоль которой выстроена анфилада, и продолжив цветными плашками подписей. Тот же цвет принимают помосты в пространстве залов, несущие дополнительные экспонаты – скажем так, оживляж, не всегда прямо связанный с Казаковым, а представляющий эпоху. Мы же говорим о допожарной Москве, так здесь возникает мебель классицизма из фондов музея, фрагменты позолоченных деревянных колонн иконостасов и почему-то пара пробковых макетов Антонио Кики, непонятно как связанных с героем, но демонстрирующих интерес века Просвещения к изучению античных образцов. Прямо на них, в окружении частей деревянных иконостасов, как классицистических, и так и виноградных «нарышкинских», с миниатюрного овального портрета смотрит сам Казаков.
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Все эти стулья, с одной стороны, нужны для придания выставке разнообразия – не так просто подать экспозицию, состоящую из одной, пусть даже отменной, графики; но и со своей ролью погружения в эпоху, представления от том, чем были наполнены интерьеры времени Матвея Федоровича, справляются. На цветных, вырастающих из стендов столиках, лежат то книги (довольно своеобразный, но распространенный способ показать книгу на выставке в витрине, полистать-то ее нельзя, но зато он убеждает в ее существовании и напоминает о ней), то гипсовые или деревянные фрагменты – они кажутся, а может быть и служат, доказательствами материальности архитектуры, показанной в основном графикой планов, фасадов, видовых акварелей. Позволяют нам переключиться от абстракции изображения к абстракции исключенной из контекста здания и помещенной в витрину детали. И перевести взгляд на интерьеры анфилады дома Талызиных, она здесь тоже экспонат, с колоннами, искусственным мрамором и рельефами in situ. ​В бывшей парадной опочивальне, зале, перегороженном вдоль рядом колонн, в закутке за углом показывают интерьеры «Золотых комнат» дома Демидова в Гороховском переулке, одного из сохранившихся и замечательных произведений Казакова.
Фрагмент иконостаса северного придела церкви святителя Григория Неокесарийского в Дербеницах в Москве. Конец XVIII – начало XIX века. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Разноцветные стенды тоже поддерживают зрителя в тонусе, поскольку тот или иной шарфик посетительницы нет-нет да и попадет в тон, включившись в экспозиционную игру. Расцветки – из любимых оттенков фасадов классицизма, разве что может быть чуть ярче: золотистый, голубой, зеленый, розовый, псевдоготический красный – вторгаются в интерьеры залов объемами, напоминающими граненый алмазный руст первого яруса Большого Кремлевского дворца. Вспоминаем: дом-то Талызиных на изображениях желтый, а после последнего ремонта по воле тогдашнего директора Давида Саркисяна остался серым, и сейчас этот цвет внутри как будто говорит: «покрась меня», выбери уже колер.
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Большой Кремлевский дворец. Копия с чертежа В.И. Баженова, М.Ф. Казаков, 1772. Фрагмент. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Большой Кремлевский дворец. Модель В.И. Баженова, постоянная экспозиция Музея архитектуры. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Дополнения, связанные с Казаковым более прямо и непосредственно – макет усадьбы Петровское-Княжищево, более известной как Петровское-Алабино, расположенной в районе Апрелевки по Киевскому шоссе справа, если ехать из Москвы. Ее главный дом – палладианская «вилла-Ротонда» с четырьмя портиками, скругленными углами и купольным залом в центре. Сейчас в середине дома огромная яма, когда-то нам рассказывали, что во время войны в купол попала бомба, а позже оказалось, что он просто обрушился от небрежения, провалился в подвал. Но колонны дома и сейчас выглядят очень внушительно, пиранезиански, как фрагмент «русской античности», по отношению к которой авторы макета 1958 года выступают как Антонио Кики по отношению к храму в Пестуме. И совершенно неясно, что лучше, восстановить дом или оставить романтической руиной. Но ведь упадет же.
Петровское-Алабино, церковь. Макет 1958. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Петровское-Алабино, дом. Макет 1958. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

К выставке подключается часть постоянной экспозиции музея – макет Большого Кремлевского дворца Баженова, над которым Казаков работал, еще учась. В зал с макетом, который всегда стоит увидеть еще раз, можно забрести случайно с выставки, дверь открыта и макет оказывается более чем к месту.

Напротив, совсем современные дополнения – два экрана с реконструкциями Кремля и Тверской улицы на момент, когда они были полностью отстроены под наблюдением Казакова. Трехмерные модели-реконструкции выполнены группами студентов МАРХИ под руководством Юлии Клименко. Моделям недостает всплывающих подписей, расшифровок, да и в целом, но нашим временам, интерактивности, поскольку их крутят как ролики на экранах, а современному человеку подавай уже тач-пад. Кремль получился несколько условным, а вот реконструкция Тверской улицы выглядит увлекательно и поучительно, коротко скажу – вереница самых дорогих в городе дворцов вовсе не похожа на нынешнюю Тверскую, ну то есть совсем, разве что бывший Музей революции, он же бывшее Дворянское собрание, может дать нам сейчас какое-то представление. Напротив – рисованная реконструкция Тверской по Альбомам Казакова, чертеж В.В. Кузнецова по материалам Е.А. Белецкой, 1952-1953 годы. Тут-то мы и понимаем, что пришли не просто еще раз изучить творчество Казакова, но увидеть город, в котором он работал, и понять, что получилось, что изменилось в этом городе, как это множество дворцов проросло среди сотен монастырей и колоколен. Город становится и последним акцентом – своего рода апофеозом: последний зал овальный, в торце карта Москвы, по стенам акварели Кваренги и Казакова.
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Научная (цифровая) реконструкция застройки Тверской улицы в Белом городе по материалам альбомов М.Ф. Казакова. Студенты 3 курса МАРХИ. Руководитель Ю.Г. Клименко. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

Между тем самое важное на выставке, конечно, не антураж из стульев и макетов, хотя он необходим, а то главное, что хранит Музей архитектуры – подлинная графика Казакова и его современников из фондов музея. Именно ее необходимо разглядывать и в нее «погружаться»: деталей масса, исполнение великолепное, рисунку Казакова посвящен даже отдельный блок кураторских комментариев: «…наибольший интерес вызывают работы, выполненные в яркой штриховой манере – карандашом и тушью». Действительно, местами рисунки настолько похожи на гравюру на меди, что даже не верится, что это именно перо, а не резец. Но если перо – значит вещь уникальная, не тиражная. Хотя и офорты здесь тоже есть – в частости, по оформлению Ходынского поля. И отличить их от рисунка пером непросто.
М.Ф. Казаков. Вид на Петровский путевой дворец в Москве во время строительства. 1778. Фрагмент. Выставка «Матвей Казаков и допожарная Москва», Музей архитектуры. Фотография: Юлия Тарабарина, Архи.ру

В наше время обострения противоречий между компьютерной и ручной графикой выставка, наполненная подлинниками отличного рисовальщика – сама по себе событие, даже если бы это не был Казаков. Но так – можно связать неизбежно пребывающее на слуху имя мастера (а кто его не знает) с какими-то новыми индивидуальными, прежде не замеченными деталями.

Так что на выставку надо идти: знакомиться с Казаковым, запоминать: Сенат, Петровский подъездной дворец, дом Демидова, Петровское-Алабино, Царицыно, французский классицизм от архитектора, не бывшего во Франции, неоготика отвергнутая и реконструированная частично по второму нереализованному проекту (оба проекта показаны рядом). Москва сильно изменилась с тех пор, у нее шестой или седьмой период обновления уже после Казакова – и разглядывание пласта столь давно утраченного, может быть, позволит взглянуть на процесс чуть более философски. А может быть и нет.

Каталога выставки пока нет, но музей обещает его выпустить.

Выставка продлится до 10 марта.

14 Января 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни