English version

Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин. Интервью Анатолия Белова

Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин – авторы дизайна экспозиции российского павильона на XI венецианской биеннале

Автор текста:
Анатолий Белов

06 Августа 2008
mainImg
Архитектор:
Владимир Кузьмин
Владислав Савинкин
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн
0

Вы – дизайнеры российской экспозиции на биеннале, но и очень известные московские архитекторы. И сначала вопрос к архитекторам. Среди ваших проектов немало таких, которые достаточно буквальны, однозначны по образности – прямо, как дом-бинокль Фрэнка Гери. Взять хотя бы ваш дом-рыбу или интерьер клуба «Кокон». В то время, как большинство архитекторов старается делать максимально бесформенную, абстрактную архитектуру, вы делаете такой вот «буквализм». Чем это обусловлено? Это такой сознательный эпатаж?

Владимир Кузьмин: Черт возьми, впервые за несколько лет я слышу вопрос, на который мне хочется ответить! Да, конечно, это абсолютно сознательные действия. И объяснение этим действиям вы уже сами дали. Дело в том, что один из наших с Владом любимых архитекторов – это Фрэнк Гери. Думаю, не преувеличу, если скажу, что это наша путеводная звезда – мы даже специально изучаем его со своими студентами в Архитектурном институте. Знакомство с творчеством этого человека стало переломным моментом в нашей профессиональной жизни. Он, по сути, олицетворяет собой то, что мы с Владом пытаемся пропагандировать – синтез современной архитектуры и современного искусства.

А что для вас современное искусство? И как оно может трансформироваться в архитектуру? У меня это просто как-то в голове не укладывается.

Владислав Савинкин: Для нас современное искусство – это в первую очередь ироничная рефлексия  по поводу наиболее острых проблем сегодняшнего дня. И для нас важно то, что современное искусство использует максимальное количество художественных средств для выражения этой рефлексии – начиная от коллажа и кончая каким-нибудь видеорядом. Мы, в свою очередь, хотим, чтобы и архитектура стала одним из этих средств, чтобы она стала своего рода проводником современного искусства. Грубо говоря, мы представители проектного направления современного искусства, как Дональд Джадд, Клаус Ольденбург, который, кстати, соавтор дома-бинокля.

В. К: Однако, ориентируемся мы не только на упомянутых персонажей. В списке наших авторитетов присутствует еще n-ное количество людей, связанных с русской традицией, с фольклором, с народным творчеством. Но и у народного творчества, и современного – актуального, если угодно – искусства есть одна общая черта. Вы ее назвали «буквализмом», и это, по-моему, очень точное определение. И вот этот «буквализм» нас как раз привлекает. Наша идея заключается в том, чтобы обратить внимание обывателей на какие-то бытовые, обыденные вещи, которые им уже примелькались и которые они поэтоиу не замечают. С этого начинался поп-арт. Люди, обитающие в мегаполисе, ничего не видят кроме своих проблем, или не хотят видеть: деревья, рыбы, птицы – это для них пустой звук. А мы хотим заставить их это увидеть.

Раздув рыбу до размеров двухэтажного дома?

В. К: Именно. Ставя перед человеком дома в виде рыб, змей, и главное, называя эти объекты по аналогии с их прототипами – «дом-рыба», «дом-змея», мы обращаем его внимание на то, что помимо работы есть еще куча приятных мелочей, мы как бы на секунду возвращаем его в мир детства. Мы пытаемся создать некую знаковую систему, где знак действительно означает то, что он означает. Без всяких вторых, третьих, пятых смыслов. Наша продукция лишена каких-либо подтекстов. В нашем представлении, такая вот детская непосредственность, связанная с желанием все потрогать, везде полазить, основанная на чистом инстинкте, может лежать в основе концепции архитектурного пространства.

В. С: Поэтому для нас важнее всего художественная сторона проектирования. То есть у нас получается как бы архитектурная среда, но при этом импульсом к ее созданию служит некая система художественных образов, частично позаимствованных из изобразительного искусства, частично из наших воспоминаний.

Раз уж речь зашла о связи архитектуры и искусства… Мне известно, что в Архитектурном Институте вашим преподавателем был известный художник и дизайнер Александр Ермолаев. Скажите, учеба у него как-то сказалась на вашем творческом развитии?

В. С: Я из-за него никак жениться не могу…

В. К: А я именно благодаря ему женился. Причем еще пятнадцать лет назад. На его студентке. Если серьезно, Александру Павловичу мы обязаны без малого всем. Мы переняли у него его творческий метод, его мировоззрение. Он открыл для нас современное искусство, в конце концов, познакомил нас с творчеством людей, на которых мы равняемся  до сих пор.

В. С: Александр Павлович – это тот человек, который всегда поддерживал нас в трудную минуту, не ленился выслушивать наши жалобы на жизнь. Мы настолько привыкли во всем к нему прислушиваться, что, когда у нас возникают какие-то проблемы или когда мы переживаем творческие неудачи, кризис, мы уже заранее знаем, что бы на этот счет сказал Александр Павлович. Сейчас мы, к сожалению, встречаемся с ним лишь изредка.

В. К: И что еще немаловажно – мы сейчас преподаем в Архитектурном институте на той же кафедре, что и Александр Ермолаев. То есть мы сначала были как бы его послушниками, а теперь уже стали его идеологическими сподвижниками и популяризаторами его идей.

Изучая ваши работы, я обнаружил в вашем творчестве три совершенно разные эстетические линии. Первая линия – это постмодернизм в духе раннего Гери, вторая – такой китч а-ля Филипп Старк, третья – минимализм. Какая линия является для вас основной?

В. К: Вы правильно заметили, что в нашем творчестве есть несколько линий. Только вместо Старка я бы назвал Соттсаса. Что же до минимализма, то чистым минимализмом мы никогда не увлекались. Некоторые наши интерьеры хоть и лаконичные, но все же не настолько.

В. С: Мы никогда не ставили перед собой задачи выделить для себя какую-то одну эстетическую линию, чтобы потом ей неизменно соответствовать.

Иными словами, вам нравится быть разными.

В. С: Нам нравится быть разными как мир, как наши заказчики. Заказчики ведь тоже все очень разные. Нам нравится быть разными, как наши студенты.

В. К: Главное, чему нас учил Ермолаев, это не привязываться к национальному, а реагировать на природу, любить ее.

В. С: Поэтому мы и занимаемся какой-нибудь природной скульптурой типа инсталляции «Николино ухо» для «Архстояния».

К слову об инсталляциях. У вас ведь достаточно большой опыт в этом деле. Скажите, вы этот свой опыт как-нибудь применили в работе над оформлением экспозиции русского павильона для Венецианской биеннале 2008?

В. С: Экспозиционным дизайном мы занимаемся с 1992 года. И если суммировать все, что мы за это время успели сделать в данном направлении, думаю, количество таких вот инсталляций за полсотни точно перевалит. Нам было очень приятно, что этот наш потенциал оказался востребован кураторами Венецианской биеннале. Но мы осознаем, что мы здесь всего лишь исполнители воли кураторов, мы занимаемся, по сути, технической реализацией их идей. Вместе с тем, кураторы к нам прислушиваются – работа идет отнюдь не в одностороннем порядке. К примеру, первоначально было предложено четыре варианта, которые если и не были встречены «на ура», то, по крайней мере, вызвали бурные обсуждения. Со стороны кураторов также поступало несколько любопытных предложений, которые касались не только идеологии выставки, но и насыщения ее дизайнерской атрибутикой.

В. С: У нас нет претензий на то, чтобы быть идеологами. Вернее, дело даже не в претензиях, а в элементарной нехватке времени. Мы практикующие архитекторы. Хотя, как практикующие архитекторы мы как раз согласны с тем, что ситуация с иностранцами, захватывающими наш рынок, имеет место. Так что мы принимаем эту идеологию. И даже больше. Мы хотим в нее погрузиться, хотим ее понять, хотим ей соответствовать.

В. К: Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, какую роль мы будем играть в этой экспозиции. Мы – руки, головы не мы. Мы те, кто реализует кураторский замысел.

В. С: В начале апреля мы ездили в Венецию. Там мы просто ходили по русскому павильону из зала в зал и буквально проектировали вместе с кураторами на ходу. Все-таки это вот ощущение коллективного труда очень приятное. Проводятся совместные обсуждения, все дают друг другу советы, и при этом каждый знаток своего дела.

А как вам кажется, как иностранцы воспримут концепцию русского павильона? Все-таки такая тема. Игра на владение русским архитектурным рынком. Иностранцы-то считают, что они нам помогают, учат нас уму-разуму.

В. К: Кто кому помогает, еще очень большой вопрос. Вы думаете, они из чистого альтруизма сюда к нам едут? В качестве миссионеров? Они к нам ездят зарабатывать деньги. И речь, как правило, идет об очень больших деньгах. Они выступают на конкретном поле с конкретными целями. А раз так, получается, идеология выставки вполне правомерна. Все это, кто бы что ни говорил, самая настоящая битва за рынок сбыта продукции. Это своего рода Крестовый поход, только не в смысле религии или привнесения в русскую культуру каких-то новых стандартов. Все, что нам надо, мы и так у них благополучно переймем. Им для этого к нам приезжать не обязательно. Как никак, в информационную эру живем. От Крестового похода тут осталась лишь идея наживы. А так, пускай идею русского павильона каждый интерпретирует, как хочет: кто-то увидит в этом некий позитив, мол, русские европеизируются хотя бы в культурной плоскости, а кто-то согласится с тем, что наплыв иностранцев в Россию носит захватнический, оккупационный характер. Нам, авторам экспозиции, по большому счету, должно быть все равно, кто в этом что узрит, понравится иностранцам наша концепция или нет.
На самом деле, вопрос, на кого ориентирована эта экспозиция, достаточно туманный.  Ведь кто приезжает на эту Биеннале? Кто главный в этой игре? Пытаться просчитать, как кто-то – кураторы, иностранные архитекторы, пресса, при нынешней политической ситуации –  будет оценивать русский павильон – мне кажется,  впустую тратить нервы.
Что самое-то важное во всей этой истории? Впервые за долгие-долгие годы в русском павильоне будут экспонироваться не один и не два архитектора, а больше тридцати. Впервые в русском павильоне будет демонстрироваться не деятельность одного человека, а реальная ситуация в архитектуре нашей страны. Все, что в русском павильоне происходило до этого, было скорее художественным жестом, нежели разговором об архитектуре. И уже одно это должно заинтересовать.

Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин. Арх-Москва-2006. Фотография Натальи Вышинской
Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин на стенде Арх-Москвы-2008
Савинкин/Кузьмин. Стенд «Кориана». Арх-Москва-2008. Фотография Юлии Тарабариной
Савинкин/Кузьмин. Пенопластовая Москва на Арх-Москве-2007. Фотография Юлии Тарабариной
zooming
Савинкин/Кузьмин. Развлекательный комплекс «Рыба-кит». 2005. http://www.poledesign.ru/
zooming
Савинкин/Кузьмин. Клуб Кокон. 2002. http://www.poledesign.ru/
zooming
Савинкин/Кузьмин. Облако (Арх-Москва). http://www.poledesign.ru/
zooming
Савинкин/Кузьмин. Плавучий комплекс. http://www.poledesign.ru/
Архитектор:
Владимир Кузьмин
Владислав Савинкин
Мастерская:
Проектная группа Поле-Дизайн

06 Августа 2008

Автор текста:

Анатолий Белов
Похожие статьи
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Жизнь в трещинах асфальта
В рамках программы «Сказки о золотых яблоках» в Альметьевске открылся Индустриальный сквер – общественное пространство рядом с действующей котельной, над которым работала команда из архитекторов, антропологов, культурологов и ботаников. Результат – многослойное пространство, выросшее из семян татарской земли.
Архсовет Москвы – 77
Совет поддержал проект башни, завершающей ансамбль ВТБ Арена Парка с северной стороны. Авторы проекта – UNK – предложили увеличить ее высоту со 100 до 150 м для лучших пропорций. В ходе обсуждения возникли предложения увеличить высоту сильнее, сделать башню стройнее и сдвинуть с оси ТТК, что она не замыкала его перспективу от Беговой.
Три «зеленых» истории
Рассматриваем городские экологические проекты, представленные Институтом Генплана на Зодчестве. Они очень разного масштаба: от сбора информации и пожеланий жителей в масштабе города до выращивания луговых растений между домами и картин, которые, как оказалось, лечат деревья, помогают затягивать раны в коре. + перечень естественных для Москвы видов в помощь девелоперу.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Градсовет Петербурга 24.08.2022
Второй вариант ЖК «Морская Резиденция», в котором восстанавливается недавно снесенное здание Давида Бурышкина, а также дом рядом с Мурино, который похож на общежитие.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».
Устоять на трех китах
В Гостином дворе открылась Арх Москва. Ее тема – «Устойчивость», но только редкие участники исследуют известные темы sustainability. Больше внимания уделено разного рода балансу и постоянству творческих поисков. Много разных и качественных арт-объектов, да и сама экспозиция тонко сбалансирована.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Технологии и материалы
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Сейчас на главной
WAF Inside 2022: идти на свет
Премия WAF Inside отмечает интерьеры, способные менять общество. В этом году гран-при взял проект детской библиотеки в китайской деревушке – жюри оценило возрождение плотницких техник и объединяющий характер этой работы.
Критерии доступности
Организаторы конференции «Комфортный город», которая прошла на прошлой неделе в Москве, поделились с нами стенограммой мероприятия – публикуем.
«Иллюминаторы» в окружающий мир
Zaha Hadid Architects представили проект нового здания Научного центра в Сингапуре: музея, знакомящего детей и взрослых с основами точных и естественных наук, а также с принципами устойчивого развития.
WAF 2022: строить мосты
Всемирный фестиваль архитектуры подвел итоги. Выбор жюри указывает на важность взаимодействия людей друг с другом и опытом прошлого: победила реконструкция офисной башни, маршрут-мост и программа восстановления традиционного ландшафта. Рассказываем о проектах, взявших гран-при, а также приводим комментарии очевидцев, добравшихся до фестиваля.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.