Городские сады

В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Каким должен быть современный город? Этот вопрос как никогда актуален для крупнейших российских городов. Коммерческая застройка не смогла предложить адекватной замены критически устаревшему формату советских микрорайонов. Удачные эксперименты по разработке проектов планировки для крупных многофункциональных комплексов, в том числе на месте бывших промзон, такие как проект ЗИЛАРТ и «Символ», показали, что необходимо полностью пересмотреть подходы к структуре и форматам городской ткани. Необходимы комплексные решения, отвечающие не только современным требованиям, но и учитывающие перспективное планирование. Поиск этих решений стал предметом нескольких громких конкурсов. В этом году на первой российской молодежной архитектурной биеннале свое видение комфортной городской застройки представили молодые архитекторы. Теперь пришел черед «тяжелой артиллерии» – в конкурсе на градостроительные концепции реновации пятиэтажного жилого фонда в Москве участвуют ведущие российские и мировые бюро.
Конкурс на реновацию районов «пятиэтажек» можно назвать «творческим» достаточно условно. Конкурсанты работали с массивами данных, функциональным зонированием, нормативными требованиями и программированием развития территории, в том числе увязывая ее с экономикой и графиком волнового переселения. Результатом конкурса должны стать ПЗЗ* для стартовых районов программы реновации, на основе которых будут определяться ГПЗУ и затем разрабатываться проекты отдельных зданий и комплексов с участием различных архитектурных бюро.

Для конкурса было разработано более чем подробное задание, в котором определялись основные параметры и принципы застройки. Доскональная проработка и конкретизация ожидаемых решений автоматически, гарантировала сходность получаемых решений. Вариабельность и авторское видение предполагалось лишь в отдельных аспектах проекта, таких как: расстановка композиционных акцентов при помощи повышения этажности или включения в застройку оригинальных общественных сооружений; выстраивание пространственных связей с теми или иными объектами, расположенными по соседству и добавление к программе каких-то «бонусов» для придания застройке индивидуальности.

Представленные на конкурс проекты интересны своими нюансами и акцентами, на которые решили сделать ставку авторы, а также тем набором оригинальных решений, которые каждая команда сумела встроить в жестко регламентированную систему конкурсного задания.

Одним из наглядных примеров симбиоза регламента и творчества, математики и эмоций может служить проект консорциума под руководством бюро UNK project. Для того, чтобы разобраться в его особенностях, мы попросили главного архитектора бюро Юлия Борисова прокомментировать проект и сам конкурс.
 
Фрагмент новой «зеленой оси», связывающей основные центры притяжения в единую коммуникационную систему. © UNK project
zooming

Юлий Борисов,
соучредитель и главный архитектор бюро UNK project:
 
«Есть конкурсы творческие, где нужен полет фантазии, а есть конкурсы, ориентированные, скорее, на технический результат. И в данном случае, я думаю, это именно второй тип конкурса. Была поставлена четкая задача, во многом определявшая результат и не предполагавшая каких-то радикальных открытий. Но было очень интересно посмотреть, какие методы, какие приемы возобладают. Как сработают наши вечные качели. Где мы? Одной ногой в Европе, другой – в Азии. И конкурс явно показал, что мы не совсем Европа, но мы и точно не Азия. Нагляднее всего это проявилось в заданных показателях высотности застройки. Выше чем в старой доброй Европе, но значительно ниже застройки азиатских мегаполисов.

Так же произошло и со вторым ключевым аспектом программы. Есть мнение, что Москва – это деревня с точки зрения архитектуры. Потому что у нас все домики ставятся в окружении палисадников. Такое деревенское строительство. А Санкт-Петербург – это Европа, потому что там изначально дома ставились по европейскому образу, вдоль красных линий и так далее. И вот этот баланс между усадебной застройкой и регулярной европейской, он тоже прослеживается в работах».
***

Территория
Консорциум в составе российского бюро UNK project, японской компании Nikkei Sekkei Ltd., а также Drees&Sommer и Sinergy project, разработал проект для района Хорошево-Мневники. Это активно развивающийся район города, на территории которого уже есть примеры нового строительства на месте старых пятиэтажек. Здесь активно возводятся новые дома, что говорит о популярности этой части города, что не удивительно. Здесь развита социальная инфраструктура, есть большая зеленая зона вдоль Карамышевской набережной, требующая благоустройства, неплохо развит общественный транспорт. Местным жителям не хватает парковок, рекреационной инфраструктуры и дополнительных пешеходных связей с окрестными точками притяжения. Кроме того, практически отсутствует общественная функция, и почти нет рабочих мест в самом районе. Есть проблемы связности одного из фрагментов застройки, района №77, образующего треугольный клин, ограниченный улицами Мневники, Демьяна Бедного и внутриквартальным проездом, который, словно барьер, отделяет северную часть района от южной, граничащей с прибрежной зоной отдыха.
Существующее положение территории. Связи. © UNK project
Существующее положение территории. Монофункция. © UNK project


Концептуальный подход. «Мини-Москва»
Среди характеристик, заданных конкурсным ТЗ – одно из базовых, кроме квартальной системы – многофункциональность создаваемой застройки. Этот принцип – создание рабочих мест на периферии для снижения нагрузки на транспортную инфраструктуру – применяется сейчас во всех проектах комплексной застройки. Помимо нежилых первых этажей, приветствовалось создание общественных центров, включающих деловую, торговую и культурную функцию. Все конкурсанты учли это правило. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, кому-то общественные и деловые функции помогают решать композиционную и планировочную задачи, кто-то находит для них более концептуальное или литературное обоснование.

Юлий Борисов:
«Наш проект базируется на следующем принципе: мы считаем, что в Москве эволюционно сформировалась своя структура или каноническая схема, своего рода пространственная ДНК, в которой вокруг главного общественного центра – «Красной Площади», формируются остальные функциональные зоны: деловой центр – «Сити», зоны отдыха – парки и жилые кварталы. И мы считаем, что это самая естественная и эффективная система для развития города – использовать ту же структуру, ту же ДНК, но в меньшем масштабе в периферийных районах. Это одновременно и математический, и биологический подход. Мы повторяем эту схему в нашем районе, создавая в нем центр, природную зону, свой Сити и так далее. Мы постарались в радиусе пешеходной доступности вокруг проектируемой станции метро «Хорошевская» сделать такие мини-Москвы, небольшие, но насыщенные разными функциями центры».
Принцип принцип подобия, повторяющий в меньшем масштабе композиционное и функциональное построение характерное для всей Москвы © UNK project


Мини-Сити
Общественный центр расположен в треугольнике рядом с метро, раньше разделявшем территорию – в своем новом качестве он способен, наоборот, стать шарниром, узлом, объединяющим северную и южную часть застройки и местом, где сходятся главные коммуникационные каналы. В общественном центре, ядре новой «Мини-Москвы», будет расположен транспортный хаб, деловой центр, состоящий из нескольких башен, стилобат и нижние этажи которых отданы под бизнес-центры, а верхние уровни – под жилье, а также учебный центр со спортивными учреждениями.
Формирование новой коммуникационной оси © UNK project

Один из новых коммуникационных каналов пересекает северную часть и ведет, через систему пешеходных бульваров, в направлении Серебряного Бора. Второй, также следующий от одной зеленой зоны к другой, вытянулся на юг, к Карамышевской набережной и дальше, через Москва-реку, через которую, по мнению авторов, в этом месте необходимо построить подвесной мост, соединяющий Мневники с районом Фили.
Создание «зеленой улицы» – пешеходного крытого моста с развитой сервисной и торговой функциями © UNK project

Часть Г-образной оси решена как пешеходный мост с развитой коммерческой функцией. Этот пешеходный променад связывает две части района, предоставляя возможность жителям проделать часть пути от метро до дома в комфорте и с пользой благодаря многочисленным магазинам и кафе.
Зона в радиусе 500 метров от новой станции метро станет главным общественным центром территории © UNK project


Система площадей
Вдоль коммуникационной Г-образной оси выстроилась система из нескольких общественных пространств – площадей, бульваров и зон отдыха и общения, для которых авторы проекта придумали свои уникальные функции. Такая дифференциация позволит жителям района использовать их специфику в зависимости от своих увлечений и способов времяпрепровождения, избегая концентрации в одной единственной рекреационной зоне. Система городских площадей состоит из «Площади семьи», «Площади сакуры» с декоративным садом, центральной площади для городских мероприятий круглогодичного использования, «Зеленой площади» – пространства для игр и активного отдыха, «Площади на воде», соединенной с благоустроенной набережной и зоной отдыха вдоль Москвы-реки.
Центральная площадь – место проведения городских мероприятий круглогодичного использования. © UNK project
«Зеленая площадь» – место для игр и активного отдыха. © UNK project
«Площадь на воде» соединена с благоустроенной набережной и зоной отдыха вдоль Москва-реки. © UNK project


Цветущие сады 
Реконструируемые районы «пятиэтажек» любимы многими их обитателями в первую очередь за большое количество зелени. За прошедшее с середины прошлого века время во дворах выросли деревья, посаженные еще первыми новоселами. Для жителей этих районов обилие растительности – необходимость и важный элемент комфортной городской среды. Другое дело, что большая часть зеленых насаждений во дворах никак не обслуживается. Без надлежащего ухода скверы превращаются в запущенные пространства с вытоптанной землей и чахлой растительностью. Жители хотят сохранить зелень, но она должна быть качественно иной. Проектировщики предложили сократить площади зеленых зон, но за счет дополнительного финансирования повысить качество благоустройства, превратив их в настоящие ландшафтные достопримечательности района.
Одна из новых площадей – «Площадь сакуры» с декоративным садом. © UNK project


Юлий Борисов:
«Для нас было крайне важно включить в проект эмоциональную составляющую. Градостроительство – жесткая наука, но как люди творческие мы решили внести в математику поэзию и чувства. Вместе с нашими японскими партнерами, мы решили использовать сады и различные цветущие деревья для придания нашим кварталам индивидуальности за счет запахов и цвета. Те, кто живет в районе МГУ, знают, как по-разному цветут плодовые деревья: яблони, вишни, груши и черешни. Высаживая разные по составу деревьев сады, мы программируем самобытность каждого дома или каждого блока. Прекрасно, если будущие жители смогут говорить «я живу в вишневом саду» или «в яблоневом», или «в черешневом».

Площадь семьи
Согласно правилам программы реновации, сносу подлежат далеко не все здания, расположенные в пределах отведенной для реконструкции территории. Как быть с остающимися зданиями – отдельный вопрос, решение которого также давало возможность конкурсантам проявить свое авторское видение. И в некоторых случаях проблемные объекты давали повод для нетривиального и яркого развития проекта.
Например, в данном случае, в северо-западном районе, на первых этажах двух девятиэтажных башен расположен ЗАГС. Вместо тихого двора обитатели этих башен живут в состоянии хаоса: праздничные автомобили паркуются как придется и шумят. Убрать ЗАГС нельзя, да и для жителей всего района он стал достопримечательностью, ведь многие оформляли брак именно здесь. Решать проблему пришлось градостроительными методами.
«Площадь семьи» – подарок архитекторов жителям района и дань уважения их традициям. © UNK project


Юлий Борисов:
«Мы решили не разрушать сложившуюся традицию, а улучшить ситуацию вокруг ЗАГСа. Увеличили площадь, сделали там специальную системы заезда и парковки свадебных кортежей, чтобы они меньше беспокоили жителей. Затем добавили ресторан, чтобы желающие могли здесь же отметить это знаменательное событие».

Жилая застройка
Жилая застройка разрабатывалась на основе заданного конкурсным ТЗ квартального принципа. В некоторых случаях закладывались замкнутые кварталы, в некоторых – незамкнутые. Отдельно команда подготовила несколько вариантов для интеграции сохраняемых зданий в систему квартальной застройки для того, чтобы обеспечить единую систему деления на приватные и общественные пространства, при возможности использовать старые дома для формирования новых урбан-блоков, а также создания более плотной градостроительной структуры.
Концепция реновации района Хорошево-Мневники © UNK project


Юлий Борисов:
«Мы сделали ставку на разнообразие типологий жилой застройки. Если человек хочет жить хорошо в Мневниках, он может жить либо в сохраняющихся девятиэтажках, может жить в башнях: рядом есть как советские, так и новые коммерческие комплексы, а может жить в наших кварталах. Пропорция получается примерно равная. В этом есть гармоничность. Люди смогут выбирать, где и как они хотят жить. Я уверен, что программа реновации – это не кабала. Человек может получить одну квартиру, потом поменять ее на другую. Важно, чтобы был выбор типов жилья».
Один из вариантов интеграции новой застройки с сохраняемыми жилыми домами. © UNK project

Планировочные и архитектурные решения квартальной застройки максимально эффективны и лаконичны. Более подробно здания будут разрабатываться на следующих этапах программы реновации, вероятнее всего, с участием других проектных компаний. В конкурсном проекте проработана последовательность строительства и сноса жилых зданий на территории района.

Юлий Борисов:
«Одна из важнейших наших задач – оптимизировать график реновации и систему переселения людей. По базовым прикидкам получалось, что понадобится не меньше двух десятков лет на то, чтобы построить новое жилье и переселить всех жителей сносимых пятиэтажек. Только представьте, что за 20 лет вырастет поколение детей, которые будут жить в стройке, в окружении заборов, котлованов, теплотрасс... Это крайне некомфортно. Мы постарались организовать наше проектное предложение таким образом, чтобы каждый блок был независимым и самодостаточным, позволяя вносить в проект корректировки, после реализации каждого отдельного этапа в зависимости от развития экономической ситуации. Это гарантирует устойчивость проекта».

Новое качество среды
Конкурс на концепции реновации ставил перед собой цель – выявить новые методы и форматы создания комфортной и эстетичной городской среды, определить, каким может быть город, чтобы в нем было максимально удобно и приятно жить. Но речь не идет об идеальных фантазийных городах, как их представляют в утопических романах и фильмах. Все намного приземленнее и прагматичнее. И это скорее плюс программы, чем ее недостаток. Люди будут жить в многоквартирных домах, по улицам будут ездить автомобили, в парках и скверах будут отдыхать родители с детьми. Набор составных элементов останется прежним, да и облик их не изменится кардинально в течение ближайших лет пятидесяти как минимум. Так за счет чего может и должна изменится городская среда? Что и почему придет на смену нашим пресловутым спальным микрорайонам? Ответы можно найти в каждом конкурсном проекте.

Юлий Борисов:
«Качество городской среды в новых проектах возрастает, в первую очередь, за счет правильной структуризации пространства. На первый взгляд может показаться, что ничего нового в проектах нет. Те же дома, улицы, площади и скверы. Набор элементов не меняется. Меняется соотношение пространств и взаимосвязь между ними. В микрорайонах все пространство было открыто для использования. Любой человек мог ходить, где хотел. Любой алкаш мог сидеть на детской площадке. Парковаться можно было, где придется. Эта ситуация не устраивала людей и началось огораживание. Зеленые дворы, за которыми никто не ухаживал, вырождались. Поэтому вроде все было хорошо, а на самом деле – плохо. Мы используем все те же приемы. Те же «кирпичики», только мы их ставим в другом порядке, в соответствии с изменившейся, как нам кажется, жизнью людей. Четкое деление на публичные и приватные пространства сделают дворы безопасными, подземные парковки и дворы без машин уберут машины с пешеходных проходов, парки станут меньше, но их качество и уход за ними станут лучше. Мы меняем пространство, используя простые, понятные и доступные, в плане экономики, способы, помня о том, что финансируется программа реновации из бюджета города, а значит и из наших с вами денег».
 
В расчете на увеличившееся количество жителей запроектированы новые школы и детские сады. Причем согласно графику реализации проекта, сначала должны строиться соц. объекты, а потом жилые дома. © UNK project
Организация подземных паркингов и свободных от автомобилей дворов. © UNK project


19 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.