Расселение и экономика: четыре позиции

Рассказываем о четырех докладах семинара, посвященного влиянию системы расселения на экономику России.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg
Влияние системы расселения России на ее экономику стало темой семинара, проведенного 15 ноября по инициативе НИЦ «Неокономика» и при поддержке АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». С докладами выступили экономист Олег Григорьев, историк архитектуры Дмитрий Фесенко, градостроитель Максим Перов и архитектор Кирилл Гладкий. 
***

Пространственное устройство нашей страны – тема вроде бы важная (вряд ли кто-то возьмет на себя смелость утверждать обратное), но сейчас она, на самом деле, находится на периферии общественного внимания. О расселении вспоминают лишь при возникновении какой-либо резонансной чрезвычайной ситуации, как, например, в случае Пикалёво, когда все узнали о проблемах моногородов, или Крымске, когда неожиданно выяснилось, что в зоне подтопления расположены сотни населенных пунктов. Но как только пожар удается потушить, тема впадает в анабиоз – до следующей крупной беды.

Cистема расселения России в весьма значительной мере – наследие ныне несуществующей страны, СССР. Множество городов своим возникновением обязано индустриализации, пик которой пришелся на середину ХХ века. Однако у сверхскоростного, форсированного промышленного развития была и обратная сторона – так называемая «ложная урбанизация»: сотни новых городов, строившихся для обслуживания производственных объектов, не стали подлинными, настоящими городами, а остались фабричными слободами, подчас гипертрофированных размеров. По известным причинам в них так и не сформировалось полноценных городских сообществ (примечание: об этом много и подробно писал В.Л.Глазычев. См., например, «Слободизация страны Гардарики»).

Одновременно с ускоренным ростом городского населения происходило обескровливание деревни, как в хозяйственном, так и культурном плане. К тому же индустриальная эра оказалась невечной – ее закат начался уже в 1960-е годы, и хотя экономическая автаркия Советского Союза отсрочила конец, предотвратить его она была не в силах. Уже к началу 1990-х годов картина глубокого урбанистического кризиса в России проступила со всей очевидностью. Промышленные и малые города (особенно монопрофильные) оказались не просто невостребованными в новых экономических условиях, но и, по сути, лишенными возможностей адаптироваться к ним. Заложниками строительства Советской империи оказались не только миллионы людей, но и вся система территориального устройства, которая не может ограничиваться лишь крупными городами, более устойчивыми к смене хозяйственных укладов.

Проблему организма, многие части которого находятся в коматозном состоянии, надо решать, но как? За 25 лет этот вопрос так и не получил мало-мальски вразумительного ответа. Задача сложная, комплексная, требующая совместной работы множества специалистов в разных сферах. При этом господствующая в России (и большей части мира) политика неолиберализма никак не способствует поискам решений. Забота о пространственном устройстве и развитии – функция государства по определению, тогда как после распада СССР оно демонстрирует совершенно иные приоритеты. В данных обстоятельствах роль первой скрипки в обсуждении моделей выхода из кризиса и дальнейших действий отдана экономистам, причем либерально-монетаристского толка. Единственная идея, предъявленная обществу властью, – концентрация ресурсов в 10-20 крупных центрах и «агломерировании» их с тем, чтобы они могли стать контрмагнитами – противовесами, то есть привлекательной альтернативой Москве и Санкт-Петербургу (примечание: эта концепция была вновь озвучена на недавнем Общероссийском гражданском форуме в дискуссии С.Собянина и А.Кудрина). Остальные модели если и обсуждаются, то, как правило, в гораздо более узкоспециализированных аудиториях.

Можно считать совпадением (а может, и закономерностью) то, что инициаторами проведения цикла просветительских семинаров, посвящённых пространственному устройству России, выступили именно экономисты – сотрудники Научно-исследовательского центра «Неокономика», также архитекторы из АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». Соответственно, темой первой встречи, модератором которой выступил экономист Александр Шарыгин, сотрудник НИЦ «Неокономика», был выбран экономический аспект расселения – точнее, влияние пространственного устройства страны на ее хозяйственное развитие. Цель этого и последующих мероприятий – максимальное разъяснение различных профессиональных позиций в отношении ситуации с системой расселения и, по возможности, поиск путей разрешения проблем. Помимо приглашающей стороны, представленной руководителем центра Олегом Григорьевым, с докладами выступили гости: градостроитель Максим Перов, историк архитектуры Дмитрий Фесенко и архитектор Кирилл Гладкий. Несмотря на разный профессиональный бэкграунд участников, многие позиции совпадали.

Тема расселения исторически связана с экономической наукой © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»
***

Олег Григорьев: России нужны глобальные города
Олег Григорьев оказался наибольшим пессимистом из всех участников. По его мнению, экономическая ситуация в России хуже, чем нам кажется. В отличие от благодушной официальной точки зрения, согласно которой наша страна – развитая, испытывающая некоторые трудности перехода к постиндустриальному обществу, Россия в реальности – развивающаяся страна, которая находится на периферии мировой системы разделения труда. В силу этого факта выбор возможных моделей её развития сужается до трех, каждая из которых предполагает взаимодействие с развитыми странами: монокультурной – сырьевой), рентной: существование на доходы от транзита международных товарных потоков, и инвестиционной: обеспечение мировых товаропроизводителей дешёвой рабочей силой. Ни одна из них не является привлекательной, обрекая существующую систему расселения на дальнейшую деградацию. Пребывание на экономической периферии мира делит российские территории на так называемые «локальные воспроизводственные контуры» – территории, ведущие замкнутое хозяйство, близкое к натуральному, с низким уровнем разделения труда и кооперации, и «хосписы» (метафора В.Глазычева – территории, на которых когда-то велась активная экономическая деятельность, но сейчас она либо уже прекратилась совсем, либо поддерживается в полуживом состоянии).
Модели развития развивающихся стран. © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»

По мнению Григорьева, у нашей страны уже не осталось других путей для экономического роста, кроме создания конкурентоспособных на мировом рынке кластеров и изменения структуры расселения. В качестве одного из решений проблемы Григорьев предлагает строительство города с 3-5-миллионным населением, которое могло бы стать стимулом экономического роста, а также шансом для встраивания России в мировую систему разделения труда. Размер 3-5 миллионов получен в результате анализа системы расселения на основе известного . правила Ципфа. Эта закономерность, также известная как правило «ранг-размер», предполагает, что население каждого города в реальных, не административных границах стремится быть равным (не меньше) численности населения самого крупного в стране, деленной на порядковый номер данного города в ранжированном ряду. То есть в идеале население второго по численности города страны должно быть вдвое меньше крупнейшего, третьего – втрое и так далее. Если применить это правило к России, то обнаружится следующее. После распада СССР образовался колоссальный демографический разрыв между столицами и крупнейшими миллионниками (хотя на самом деле разрыв существует и между самими столичными агломерациями). Иными словами при 18-20-миллионном населении Большой Москвы и 6-миллионном Санкт-Петербурга нам не хватает 9-10-миллионника, тогда как следующий за Петербургом, четвертый по величине, город должен иметь население не менее 4,5 млн жителей (ни Новосибирск, ни Екатеринбург до этих размеров сильно не дотягивают).
Крупнейшие города Российской империи, СССР, РФ и США. Сопоставление относительных показателей численности населения. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
Правило Ципфа применительно к системе расселения Российской империи, РФ и США. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
***

Максим Перов: тренды надо регулировать
Градостроитель Максим Перов, заместитель директора ИТП «Урбаника», дал определение системы расселения как пространственного выражения цивилизационного процесса. Экономика – лишь один из трех основных факторов ее формирования, наряду с социальным – созданием градостроительных предпосылок для развития общества, и экологическим – выживанием человека как биологического вида. У расселения много общего с биологическими системами: ему присущи такие свойства, как инерционность – стремление сохранить элементы структуры, устойчивость – сопротивляемость глобальным или революционным изменениям и «субъектность» – наличие внутреннего механизма развития. Однако пространственное устройство «мутирует» под влиянием «тектонических» факторов – таких как стадии развития общества, смена технологических укладов и экономических моделей. Именно с этим связаны нынешние тренды российской системы расселения: массовый, хотя и не тотальный, упадок малых и монопрофильных городов, лишившихся мест приложения труда, перетекание экономически активного населения в крупные города – туда, где есть работа, перегрузка их инфраструктур вследствие этих миграций и так далее. По мнению Перова, данные тенденции устойчивы и вряд ли изменятся в обозримом будущем. Поэтому задача сегодня состоит не в их изменении, а поиске возможностей регулирования, для чего, помимо прочего, необходимы масштабные исследования как российской ситуации, так и международного опыта.
Россия после коллапса советской индустриальной модели. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
Агломерации РФ (по населению). © М.Перов / ИТП «Урбаника»
***

Дмитрий Фесенко: интегративные мегапроекты на смену точечным
Дмитрий Фесенко, главный редактор журнала «Архитектурный Вестник», говорил о разбалансированности российской системы расселения. Эта оценка также основана на правиле Ципфа, согласно которому у нас имеется провал не только в когорте крупнейших городов, но и малых: за последние 25 лет прекратили существование около 25 тысяч поселений разной величины, а еще около 10 тысяч лишились объектов инфраструктуры. Возможно, массовое вымирание небольших городов и сел – еще более опасный симптом. Если сравнить систему расселения с кровеносной, то мы фактически наблюдаем некроз капиллярной сети, обескровливание огромных территорий, как не слишком благоприятных для проживания (размещение промышленности в советское время не слишком считалось с климатом), так и исторически заселенных, вроде Тверской или Псковской областей.
Мёртвые города России. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
В этих условиях господствующая сегодня доктрина «управляемого сжатия» и «поляризованного роста», то есть ставка на крупные города в ущерб остальным, «неперспективным» поселениям – должна быть пересмотрена в пользу укрепления исторически сложившегося каркаса расселения, развития сети средних и малых городов и поселений. Это необходимое условие выживания страны. Понятно, что прерогатива решения этой задачи принадлежит государству, так как никто другой поднять этот груз не в состоянии в принципе, которому следует перейти от мегапроектов дисперсного типа, воздействующих на локальные территории с ожиданием дальнейшего волнового эффекта (АТЭС, Сочи-2014, ЧМ-2018) к интегративным мегапроектам (наподобие Транссиба или рузвельтовского New Deal).
Дисперсные и интегративные мегапроекты. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
Дисперсные мегапроекты vs размеры РФ. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
***

Кирилл Гладкий: архитектор в пространственном планировании
В отличие от преимущественно теоретических рассуждений предыдущих участников семинара, выступление Кирилла Гладкого, главного архитектора проектов АБ «Остоженка», было посвящено более практическим материям – стратегиям пространственного развития территорий, их целям, принципам, алгоритмам, результатам, оценкам эффективности внедрения, благо в этой сфере коллективом накоплен значительный и разнообразный опыт. Система расселения может быть объектом проектирования с разным «фокусным расстоянием» (S – квартал, M – микрорайон, L – малый город или район большого города, XL – крупный город, XXL – агломерация и т.д.). В портфолио бюро представлен внушительный список градостроительных проектов, охватывающих большую часть таксономической цепочки планирования: от «S» – группы кварталов (микрорайон Остоженка, «стратегия бесконфликтной реконструкции» в Самаре) до «XL» – крупного города (Южно-Сахалинск, Иркутск). К слову, многие из них (например, Кировск-2042) были разработаны совместно с ИТП «Урбаника», который на семинаре представлял Максим Перов. Интерес «Остоженки» к градостроительству неслучаен – с него, собственно, и началась деятельность бюро, не говоря уже о том, что его руководитель Александр Скокан был участником группы НЭР, в 1960-е годы разработавшей утопический (или визионерский – зависит от точки зрения) проект системы расселения в масштабе СССР.
Градостроительные проекты АБ «Остоженка» охватывают широкий спектр масштабов – от от «S» – группы кварталов до «XL» – крупного города. © АБ «Остоженка»
Принципы реконструкции микрорайона Остоженка. 1989 г. © АБ «Остоженка»
Методика бесконфликтной реконструкции квартала на примере Самары. 2010 г. © АБ «Остоженка»
Южно-Сахалинск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»
Иркутск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»

Так получилось, что, с содержательной точки зрения, выступление Кирилла Гладкого несколько отличалось от трех других: если экономист, географ и историк архитектуры говорили о системе расселения в целом, то архитектор – об отдельных ее элементах в гораздо более локальных масштабах. С одной стороны, это можно объяснить тем, что градостроительство как род деятельности имеет свои границы, по преодолении которых задачи усложняются на порядок. С другой – современная российская практика планирования ограничена горизонтом агломерации, хотя на серьезные проекты в данном масштабе средства также изыскиваются нечасто, тогда как уровни локальной и тем более национальной системы расселения уже выходят за рамки понимания потенциальных заказчиков подобных работ. Отсутствие спроса в этой сфере означает отсутствие предложения. Это уже привело к тому, что тема расселения давно перетекла из практической плоскости в теоретическую. Вместо того, чтобы на практике применять свои компетенции для решения известных проблем, профессионалы, за редкими счастливым исключениями, вынуждены довольствоваться отстраненным наблюдением за ходом естественных процессов. Однако теория без практики долго существовать не может – она выхолащивается и деградирует.

Расселение – по определению междисциплинарная тема, в силу широты не вписывающаяся в рамки одной профессии. Правда, примеров реальной междисциплинарности у нас крайне мало – на нее нет платежеспособного спроса. В результате носители той или иной области знания начинают говорить на разных языках, все менее понятных друг другу и еще меньше – широкой аудитории. С этой точки зрения ноябрьский семинар был удачной попыткой не просто представить профессиональные позиции, но и найти необходимые понятийные «интерфейсы».
 
 
 


0

26 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.