Расселение и экономика: четыре позиции

Рассказываем о четырех докладах семинара, посвященного влиянию системы расселения на экономику России.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg
Влияние системы расселения России на ее экономику стало темой семинара, проведенного 15 ноября по инициативе НИЦ «Неокономика» и при поддержке АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». С докладами выступили экономист Олег Григорьев, историк архитектуры Дмитрий Фесенко, градостроитель Максим Перов и архитектор Кирилл Гладкий. 
***

Пространственное устройство нашей страны – тема вроде бы важная (вряд ли кто-то возьмет на себя смелость утверждать обратное), но сейчас она, на самом деле, находится на периферии общественного внимания. О расселении вспоминают лишь при возникновении какой-либо резонансной чрезвычайной ситуации, как, например, в случае Пикалёво, когда все узнали о проблемах моногородов, или Крымске, когда неожиданно выяснилось, что в зоне подтопления расположены сотни населенных пунктов. Но как только пожар удается потушить, тема впадает в анабиоз – до следующей крупной беды.

Cистема расселения России в весьма значительной мере – наследие ныне несуществующей страны, СССР. Множество городов своим возникновением обязано индустриализации, пик которой пришелся на середину ХХ века. Однако у сверхскоростного, форсированного промышленного развития была и обратная сторона – так называемая «ложная урбанизация»: сотни новых городов, строившихся для обслуживания производственных объектов, не стали подлинными, настоящими городами, а остались фабричными слободами, подчас гипертрофированных размеров. По известным причинам в них так и не сформировалось полноценных городских сообществ (примечание: об этом много и подробно писал В.Л.Глазычев. См., например, «Слободизация страны Гардарики»).

Одновременно с ускоренным ростом городского населения происходило обескровливание деревни, как в хозяйственном, так и культурном плане. К тому же индустриальная эра оказалась невечной – ее закат начался уже в 1960-е годы, и хотя экономическая автаркия Советского Союза отсрочила конец, предотвратить его она была не в силах. Уже к началу 1990-х годов картина глубокого урбанистического кризиса в России проступила со всей очевидностью. Промышленные и малые города (особенно монопрофильные) оказались не просто невостребованными в новых экономических условиях, но и, по сути, лишенными возможностей адаптироваться к ним. Заложниками строительства Советской империи оказались не только миллионы людей, но и вся система территориального устройства, которая не может ограничиваться лишь крупными городами, более устойчивыми к смене хозяйственных укладов.

Проблему организма, многие части которого находятся в коматозном состоянии, надо решать, но как? За 25 лет этот вопрос так и не получил мало-мальски вразумительного ответа. Задача сложная, комплексная, требующая совместной работы множества специалистов в разных сферах. При этом господствующая в России (и большей части мира) политика неолиберализма никак не способствует поискам решений. Забота о пространственном устройстве и развитии – функция государства по определению, тогда как после распада СССР оно демонстрирует совершенно иные приоритеты. В данных обстоятельствах роль первой скрипки в обсуждении моделей выхода из кризиса и дальнейших действий отдана экономистам, причем либерально-монетаристского толка. Единственная идея, предъявленная обществу властью, – концентрация ресурсов в 10-20 крупных центрах и «агломерировании» их с тем, чтобы они могли стать контрмагнитами – противовесами, то есть привлекательной альтернативой Москве и Санкт-Петербургу (примечание: эта концепция была вновь озвучена на недавнем Общероссийском гражданском форуме в дискуссии С.Собянина и А.Кудрина). Остальные модели если и обсуждаются, то, как правило, в гораздо более узкоспециализированных аудиториях.

Можно считать совпадением (а может, и закономерностью) то, что инициаторами проведения цикла просветительских семинаров, посвящённых пространственному устройству России, выступили именно экономисты – сотрудники Научно-исследовательского центра «Неокономика», также архитекторы из АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». Соответственно, темой первой встречи, модератором которой выступил экономист Александр Шарыгин, сотрудник НИЦ «Неокономика», был выбран экономический аспект расселения – точнее, влияние пространственного устройства страны на ее хозяйственное развитие. Цель этого и последующих мероприятий – максимальное разъяснение различных профессиональных позиций в отношении ситуации с системой расселения и, по возможности, поиск путей разрешения проблем. Помимо приглашающей стороны, представленной руководителем центра Олегом Григорьевым, с докладами выступили гости: градостроитель Максим Перов, историк архитектуры Дмитрий Фесенко и архитектор Кирилл Гладкий. Несмотря на разный профессиональный бэкграунд участников, многие позиции совпадали.

Тема расселения исторически связана с экономической наукой © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»
***

Олег Григорьев: России нужны глобальные города
Олег Григорьев оказался наибольшим пессимистом из всех участников. По его мнению, экономическая ситуация в России хуже, чем нам кажется. В отличие от благодушной официальной точки зрения, согласно которой наша страна – развитая, испытывающая некоторые трудности перехода к постиндустриальному обществу, Россия в реальности – развивающаяся страна, которая находится на периферии мировой системы разделения труда. В силу этого факта выбор возможных моделей её развития сужается до трех, каждая из которых предполагает взаимодействие с развитыми странами: монокультурной – сырьевой), рентной: существование на доходы от транзита международных товарных потоков, и инвестиционной: обеспечение мировых товаропроизводителей дешёвой рабочей силой. Ни одна из них не является привлекательной, обрекая существующую систему расселения на дальнейшую деградацию. Пребывание на экономической периферии мира делит российские территории на так называемые «локальные воспроизводственные контуры» – территории, ведущие замкнутое хозяйство, близкое к натуральному, с низким уровнем разделения труда и кооперации, и «хосписы» (метафора В.Глазычева – территории, на которых когда-то велась активная экономическая деятельность, но сейчас она либо уже прекратилась совсем, либо поддерживается в полуживом состоянии).
Модели развития развивающихся стран. © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»

По мнению Григорьева, у нашей страны уже не осталось других путей для экономического роста, кроме создания конкурентоспособных на мировом рынке кластеров и изменения структуры расселения. В качестве одного из решений проблемы Григорьев предлагает строительство города с 3-5-миллионным населением, которое могло бы стать стимулом экономического роста, а также шансом для встраивания России в мировую систему разделения труда. Размер 3-5 миллионов получен в результате анализа системы расселения на основе известного . правила Ципфа. Эта закономерность, также известная как правило «ранг-размер», предполагает, что население каждого города в реальных, не административных границах стремится быть равным (не меньше) численности населения самого крупного в стране, деленной на порядковый номер данного города в ранжированном ряду. То есть в идеале население второго по численности города страны должно быть вдвое меньше крупнейшего, третьего – втрое и так далее. Если применить это правило к России, то обнаружится следующее. После распада СССР образовался колоссальный демографический разрыв между столицами и крупнейшими миллионниками (хотя на самом деле разрыв существует и между самими столичными агломерациями). Иными словами при 18-20-миллионном населении Большой Москвы и 6-миллионном Санкт-Петербурга нам не хватает 9-10-миллионника, тогда как следующий за Петербургом, четвертый по величине, город должен иметь население не менее 4,5 млн жителей (ни Новосибирск, ни Екатеринбург до этих размеров сильно не дотягивают).
Крупнейшие города Российской империи, СССР, РФ и США. Сопоставление относительных показателей численности населения. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
Правило Ципфа применительно к системе расселения Российской империи, РФ и США. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
***

Максим Перов: тренды надо регулировать
Градостроитель Максим Перов, заместитель директора ИТП «Урбаника», дал определение системы расселения как пространственного выражения цивилизационного процесса. Экономика – лишь один из трех основных факторов ее формирования, наряду с социальным – созданием градостроительных предпосылок для развития общества, и экологическим – выживанием человека как биологического вида. У расселения много общего с биологическими системами: ему присущи такие свойства, как инерционность – стремление сохранить элементы структуры, устойчивость – сопротивляемость глобальным или революционным изменениям и «субъектность» – наличие внутреннего механизма развития. Однако пространственное устройство «мутирует» под влиянием «тектонических» факторов – таких как стадии развития общества, смена технологических укладов и экономических моделей. Именно с этим связаны нынешние тренды российской системы расселения: массовый, хотя и не тотальный, упадок малых и монопрофильных городов, лишившихся мест приложения труда, перетекание экономически активного населения в крупные города – туда, где есть работа, перегрузка их инфраструктур вследствие этих миграций и так далее. По мнению Перова, данные тенденции устойчивы и вряд ли изменятся в обозримом будущем. Поэтому задача сегодня состоит не в их изменении, а поиске возможностей регулирования, для чего, помимо прочего, необходимы масштабные исследования как российской ситуации, так и международного опыта.
Россия после коллапса советской индустриальной модели. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
Агломерации РФ (по населению). © М.Перов / ИТП «Урбаника»
***

Дмитрий Фесенко: интегративные мегапроекты на смену точечным
Дмитрий Фесенко, главный редактор журнала «Архитектурный Вестник», говорил о разбалансированности российской системы расселения. Эта оценка также основана на правиле Ципфа, согласно которому у нас имеется провал не только в когорте крупнейших городов, но и малых: за последние 25 лет прекратили существование около 25 тысяч поселений разной величины, а еще около 10 тысяч лишились объектов инфраструктуры. Возможно, массовое вымирание небольших городов и сел – еще более опасный симптом. Если сравнить систему расселения с кровеносной, то мы фактически наблюдаем некроз капиллярной сети, обескровливание огромных территорий, как не слишком благоприятных для проживания (размещение промышленности в советское время не слишком считалось с климатом), так и исторически заселенных, вроде Тверской или Псковской областей.
Мёртвые города России. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
В этих условиях господствующая сегодня доктрина «управляемого сжатия» и «поляризованного роста», то есть ставка на крупные города в ущерб остальным, «неперспективным» поселениям – должна быть пересмотрена в пользу укрепления исторически сложившегося каркаса расселения, развития сети средних и малых городов и поселений. Это необходимое условие выживания страны. Понятно, что прерогатива решения этой задачи принадлежит государству, так как никто другой поднять этот груз не в состоянии в принципе, которому следует перейти от мегапроектов дисперсного типа, воздействующих на локальные территории с ожиданием дальнейшего волнового эффекта (АТЭС, Сочи-2014, ЧМ-2018) к интегративным мегапроектам (наподобие Транссиба или рузвельтовского New Deal).
Дисперсные и интегративные мегапроекты. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
Дисперсные мегапроекты vs размеры РФ. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
***

Кирилл Гладкий: архитектор в пространственном планировании
В отличие от преимущественно теоретических рассуждений предыдущих участников семинара, выступление Кирилла Гладкого, главного архитектора проектов АБ «Остоженка», было посвящено более практическим материям – стратегиям пространственного развития территорий, их целям, принципам, алгоритмам, результатам, оценкам эффективности внедрения, благо в этой сфере коллективом накоплен значительный и разнообразный опыт. Система расселения может быть объектом проектирования с разным «фокусным расстоянием» (S – квартал, M – микрорайон, L – малый город или район большого города, XL – крупный город, XXL – агломерация и т.д.). В портфолио бюро представлен внушительный список градостроительных проектов, охватывающих большую часть таксономической цепочки планирования: от «S» – группы кварталов (микрорайон Остоженка, «стратегия бесконфликтной реконструкции» в Самаре) до «XL» – крупного города (Южно-Сахалинск, Иркутск). К слову, многие из них (например, Кировск-2042) были разработаны совместно с ИТП «Урбаника», который на семинаре представлял Максим Перов. Интерес «Остоженки» к градостроительству неслучаен – с него, собственно, и началась деятельность бюро, не говоря уже о том, что его руководитель Александр Скокан был участником группы НЭР, в 1960-е годы разработавшей утопический (или визионерский – зависит от точки зрения) проект системы расселения в масштабе СССР.
Градостроительные проекты АБ «Остоженка» охватывают широкий спектр масштабов – от от «S» – группы кварталов до «XL» – крупного города. © АБ «Остоженка»
Принципы реконструкции микрорайона Остоженка. 1989 г. © АБ «Остоженка»
Методика бесконфликтной реконструкции квартала на примере Самары. 2010 г. © АБ «Остоженка»
Южно-Сахалинск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»
Иркутск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»

Так получилось, что, с содержательной точки зрения, выступление Кирилла Гладкого несколько отличалось от трех других: если экономист, географ и историк архитектуры говорили о системе расселения в целом, то архитектор – об отдельных ее элементах в гораздо более локальных масштабах. С одной стороны, это можно объяснить тем, что градостроительство как род деятельности имеет свои границы, по преодолении которых задачи усложняются на порядок. С другой – современная российская практика планирования ограничена горизонтом агломерации, хотя на серьезные проекты в данном масштабе средства также изыскиваются нечасто, тогда как уровни локальной и тем более национальной системы расселения уже выходят за рамки понимания потенциальных заказчиков подобных работ. Отсутствие спроса в этой сфере означает отсутствие предложения. Это уже привело к тому, что тема расселения давно перетекла из практической плоскости в теоретическую. Вместо того, чтобы на практике применять свои компетенции для решения известных проблем, профессионалы, за редкими счастливым исключениями, вынуждены довольствоваться отстраненным наблюдением за ходом естественных процессов. Однако теория без практики долго существовать не может – она выхолащивается и деградирует.

Расселение – по определению междисциплинарная тема, в силу широты не вписывающаяся в рамки одной профессии. Правда, примеров реальной междисциплинарности у нас крайне мало – на нее нет платежеспособного спроса. В результате носители той или иной области знания начинают говорить на разных языках, все менее понятных друг другу и еще меньше – широкой аудитории. С этой точки зрения ноябрьский семинар был удачной попыткой не просто представить профессиональные позиции, но и найти необходимые понятийные «интерфейсы».
 
 
 


26 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.