Расселение и экономика: четыре позиции

Рассказываем о четырех докладах семинара, посвященного влиянию системы расселения на экономику России.

author pht

Автор текста:
Василий Бабуров

mainImg
Влияние системы расселения России на ее экономику стало темой семинара, проведенного 15 ноября по инициативе НИЦ «Неокономика» и при поддержке АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». С докладами выступили экономист Олег Григорьев, историк архитектуры Дмитрий Фесенко, градостроитель Максим Перов и архитектор Кирилл Гладкий. 
***

Пространственное устройство нашей страны – тема вроде бы важная (вряд ли кто-то возьмет на себя смелость утверждать обратное), но сейчас она, на самом деле, находится на периферии общественного внимания. О расселении вспоминают лишь при возникновении какой-либо резонансной чрезвычайной ситуации, как, например, в случае Пикалёво, когда все узнали о проблемах моногородов, или Крымске, когда неожиданно выяснилось, что в зоне подтопления расположены сотни населенных пунктов. Но как только пожар удается потушить, тема впадает в анабиоз – до следующей крупной беды.

Cистема расселения России в весьма значительной мере – наследие ныне несуществующей страны, СССР. Множество городов своим возникновением обязано индустриализации, пик которой пришелся на середину ХХ века. Однако у сверхскоростного, форсированного промышленного развития была и обратная сторона – так называемая «ложная урбанизация»: сотни новых городов, строившихся для обслуживания производственных объектов, не стали подлинными, настоящими городами, а остались фабричными слободами, подчас гипертрофированных размеров. По известным причинам в них так и не сформировалось полноценных городских сообществ (примечание: об этом много и подробно писал В.Л.Глазычев. См., например, «Слободизация страны Гардарики»).

Одновременно с ускоренным ростом городского населения происходило обескровливание деревни, как в хозяйственном, так и культурном плане. К тому же индустриальная эра оказалась невечной – ее закат начался уже в 1960-е годы, и хотя экономическая автаркия Советского Союза отсрочила конец, предотвратить его она была не в силах. Уже к началу 1990-х годов картина глубокого урбанистического кризиса в России проступила со всей очевидностью. Промышленные и малые города (особенно монопрофильные) оказались не просто невостребованными в новых экономических условиях, но и, по сути, лишенными возможностей адаптироваться к ним. Заложниками строительства Советской империи оказались не только миллионы людей, но и вся система территориального устройства, которая не может ограничиваться лишь крупными городами, более устойчивыми к смене хозяйственных укладов.

Проблему организма, многие части которого находятся в коматозном состоянии, надо решать, но как? За 25 лет этот вопрос так и не получил мало-мальски вразумительного ответа. Задача сложная, комплексная, требующая совместной работы множества специалистов в разных сферах. При этом господствующая в России (и большей части мира) политика неолиберализма никак не способствует поискам решений. Забота о пространственном устройстве и развитии – функция государства по определению, тогда как после распада СССР оно демонстрирует совершенно иные приоритеты. В данных обстоятельствах роль первой скрипки в обсуждении моделей выхода из кризиса и дальнейших действий отдана экономистам, причем либерально-монетаристского толка. Единственная идея, предъявленная обществу властью, – концентрация ресурсов в 10-20 крупных центрах и «агломерировании» их с тем, чтобы они могли стать контрмагнитами – противовесами, то есть привлекательной альтернативой Москве и Санкт-Петербургу (примечание: эта концепция была вновь озвучена на недавнем Общероссийском гражданском форуме в дискуссии С.Собянина и А.Кудрина). Остальные модели если и обсуждаются, то, как правило, в гораздо более узкоспециализированных аудиториях.

Можно считать совпадением (а может, и закономерностью) то, что инициаторами проведения цикла просветительских семинаров, посвящённых пространственному устройству России, выступили именно экономисты – сотрудники Научно-исследовательского центра «Неокономика», также архитекторы из АБ «Остоженка» и ИТП «Урбаника». Соответственно, темой первой встречи, модератором которой выступил экономист Александр Шарыгин, сотрудник НИЦ «Неокономика», был выбран экономический аспект расселения – точнее, влияние пространственного устройства страны на ее хозяйственное развитие. Цель этого и последующих мероприятий – максимальное разъяснение различных профессиональных позиций в отношении ситуации с системой расселения и, по возможности, поиск путей разрешения проблем. Помимо приглашающей стороны, представленной руководителем центра Олегом Григорьевым, с докладами выступили гости: градостроитель Максим Перов, историк архитектуры Дмитрий Фесенко и архитектор Кирилл Гладкий. Несмотря на разный профессиональный бэкграунд участников, многие позиции совпадали.
Тема расселения исторически связана с экономической наукой © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»
***

Олег Григорьев: России нужны глобальные города
Олег Григорьев оказался наибольшим пессимистом из всех участников. По его мнению, экономическая ситуация в России хуже, чем нам кажется. В отличие от благодушной официальной точки зрения, согласно которой наша страна – развитая, испытывающая некоторые трудности перехода к постиндустриальному обществу, Россия в реальности – развивающаяся страна, которая находится на периферии мировой системы разделения труда. В силу этого факта выбор возможных моделей её развития сужается до трех, каждая из которых предполагает взаимодействие с развитыми странами: монокультурной – сырьевой), рентной: существование на доходы от транзита международных товарных потоков, и инвестиционной: обеспечение мировых товаропроизводителей дешёвой рабочей силой. Ни одна из них не является привлекательной, обрекая существующую систему расселения на дальнейшую деградацию. Пребывание на экономической периферии мира делит российские территории на так называемые «локальные воспроизводственные контуры» – территории, ведущие замкнутое хозяйство, близкое к натуральному, с низким уровнем разделения труда и кооперации, и «хосписы» (метафора В.Глазычева – территории, на которых когда-то велась активная экономическая деятельность, но сейчас она либо уже прекратилась совсем, либо поддерживается в полуживом состоянии).
Модели развития развивающихся стран. © О.Григорьев / НИЦ «Неокономика»
По мнению Григорьева, у нашей страны уже не осталось других путей для экономического роста, кроме создания конкурентоспособных на мировом рынке кластеров и изменения структуры расселения. В качестве одного из решений проблемы Григорьев предлагает строительство города с 3-5-миллионным населением, которое могло бы стать стимулом экономического роста, а также шансом для встраивания России в мировую систему разделения труда. Размер 3-5 миллионов получен в результате анализа системы расселения на основе известного . правила Ципфа. Эта закономерность, также известная как правило «ранг-размер», предполагает, что население каждого города в реальных, не административных границах стремится быть равным (не меньше) численности населения самого крупного в стране, деленной на порядковый номер данного города в ранжированном ряду. То есть в идеале население второго по численности города страны должно быть вдвое меньше крупнейшего, третьего – втрое и так далее. Если применить это правило к России, то обнаружится следующее. После распада СССР образовался колоссальный демографический разрыв между столицами и крупнейшими миллионниками (хотя на самом деле разрыв существует и между самими столичными агломерациями). Иными словами при 18-20-миллионном населении Большой Москвы и 6-миллионном Санкт-Петербурга нам не хватает 9-10-миллионника, тогда как следующий за Петербургом, четвертый по величине, город должен иметь население не менее 4,5 млн жителей (ни Новосибирск, ни Екатеринбург до этих размеров сильно не дотягивают).
Крупнейшие города Российской империи, СССР, РФ и США. Сопоставление относительных показателей численности населения. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
Правило Ципфа применительно к системе расселения Российской империи, РФ и США. © Василий Бабуров / Лаборатория градостроительных исследований ULAB
***

Максим Перов: тренды надо регулировать
Градостроитель Максим Перов, заместитель директора ИТП «Урбаника», дал определение системы расселения как пространственного выражения цивилизационного процесса. Экономика – лишь один из трех основных факторов ее формирования, наряду с социальным – созданием градостроительных предпосылок для развития общества, и экологическим – выживанием человека как биологического вида. У расселения много общего с биологическими системами: ему присущи такие свойства, как инерционность – стремление сохранить элементы структуры, устойчивость – сопротивляемость глобальным или революционным изменениям и «субъектность» – наличие внутреннего механизма развития. Однако пространственное устройство «мутирует» под влиянием «тектонических» факторов – таких как стадии развития общества, смена технологических укладов и экономических моделей. Именно с этим связаны нынешние тренды российской системы расселения: массовый, хотя и не тотальный, упадок малых и монопрофильных городов, лишившихся мест приложения труда, перетекание экономически активного населения в крупные города – туда, где есть работа, перегрузка их инфраструктур вследствие этих миграций и так далее. По мнению Перова, данные тенденции устойчивы и вряд ли изменятся в обозримом будущем. Поэтому задача сегодня состоит не в их изменении, а поиске возможностей регулирования, для чего, помимо прочего, необходимы масштабные исследования как российской ситуации, так и международного опыта.
Россия после коллапса советской индустриальной модели. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
Агломерации РФ (по населению). © М.Перов / ИТП «Урбаника»
***

Дмитрий Фесенко: интегративные мегапроекты на смену точечным
Дмитрий Фесенко, главный редактор журнала «Архитектурный Вестник», говорил о разбалансированности российской системы расселения. Эта оценка также основана на правиле Ципфа, согласно которому у нас имеется провал не только в когорте крупнейших городов, но и малых: за последние 25 лет прекратили существование около 25 тысяч поселений разной величины, а еще около 10 тысяч лишились объектов инфраструктуры. Возможно, массовое вымирание небольших городов и сел – еще более опасный симптом. Если сравнить систему расселения с кровеносной, то мы фактически наблюдаем некроз капиллярной сети, обескровливание огромных территорий, как не слишком благоприятных для проживания (размещение промышленности в советское время не слишком считалось с климатом), так и исторически заселенных, вроде Тверской или Псковской областей.
Мёртвые города России. © М.Перов / ИТП «Урбаника»
В этих условиях господствующая сегодня доктрина «управляемого сжатия» и «поляризованного роста», то есть ставка на крупные города в ущерб остальным, «неперспективным» поселениям – должна быть пересмотрена в пользу укрепления исторически сложившегося каркаса расселения, развития сети средних и малых городов и поселений. Это необходимое условие выживания страны. Понятно, что прерогатива решения этой задачи принадлежит государству, так как никто другой поднять этот груз не в состоянии в принципе, которому следует перейти от мегапроектов дисперсного типа, воздействующих на локальные территории с ожиданием дальнейшего волнового эффекта (АТЭС, Сочи-2014, ЧМ-2018) к интегративным мегапроектам (наподобие Транссиба или рузвельтовского New Deal).
Дисперсные и интегративные мегапроекты. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
Дисперсные мегапроекты vs размеры РФ. © Д.Фесенко / «Архитектурный вестник»
***

Кирилл Гладкий: архитектор в пространственном планировании
В отличие от преимущественно теоретических рассуждений предыдущих участников семинара, выступление Кирилла Гладкого, главного архитектора проектов АБ «Остоженка», было посвящено более практическим материям – стратегиям пространственного развития территорий, их целям, принципам, алгоритмам, результатам, оценкам эффективности внедрения, благо в этой сфере коллективом накоплен значительный и разнообразный опыт. Система расселения может быть объектом проектирования с разным «фокусным расстоянием» (S – квартал, M – микрорайон, L – малый город или район большого города, XL – крупный город, XXL – агломерация и т.д.). В портфолио бюро представлен внушительный список градостроительных проектов, охватывающих большую часть таксономической цепочки планирования: от «S» – группы кварталов (микрорайон Остоженка, «стратегия бесконфликтной реконструкции» в Самаре) до «XL» – крупного города (Южно-Сахалинск, Иркутск). К слову, многие из них (например, Кировск-2042) были разработаны совместно с ИТП «Урбаника», который на семинаре представлял Максим Перов. Интерес «Остоженки» к градостроительству неслучаен – с него, собственно, и началась деятельность бюро, не говоря уже о том, что его руководитель Александр Скокан был участником группы НЭР, в 1960-е годы разработавшей утопический (или визионерский – зависит от точки зрения) проект системы расселения в масштабе СССР.
Градостроительные проекты АБ «Остоженка» охватывают широкий спектр масштабов – от от «S» – группы кварталов до «XL» – крупного города. © АБ «Остоженка»
Принципы реконструкции микрорайона Остоженка. 1989 г. © АБ «Остоженка»
Методика бесконфликтной реконструкции квартала на примере Самары. 2010 г. © АБ «Остоженка»
Южно-Сахалинск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»
Иркутск. Принципы стратегии пространственного развития. 2016 г. © АБ «Остоженка»
Так получилось, что, с содержательной точки зрения, выступление Кирилла Гладкого несколько отличалось от трех других: если экономист, географ и историк архитектуры говорили о системе расселения в целом, то архитектор – об отдельных ее элементах в гораздо более локальных масштабах. С одной стороны, это можно объяснить тем, что градостроительство как род деятельности имеет свои границы, по преодолении которых задачи усложняются на порядок. С другой – современная российская практика планирования ограничена горизонтом агломерации, хотя на серьезные проекты в данном масштабе средства также изыскиваются нечасто, тогда как уровни локальной и тем более национальной системы расселения уже выходят за рамки понимания потенциальных заказчиков подобных работ. Отсутствие спроса в этой сфере означает отсутствие предложения. Это уже привело к тому, что тема расселения давно перетекла из практической плоскости в теоретическую. Вместо того, чтобы на практике применять свои компетенции для решения известных проблем, профессионалы, за редкими счастливым исключениями, вынуждены довольствоваться отстраненным наблюдением за ходом естественных процессов. Однако теория без практики долго существовать не может – она выхолащивается и деградирует.

Расселение – по определению междисциплинарная тема, в силу широты не вписывающаяся в рамки одной профессии. Правда, примеров реальной междисциплинарности у нас крайне мало – на нее нет платежеспособного спроса. В результате носители той или иной области знания начинают говорить на разных языках, все менее понятных друг другу и еще меньше – широкой аудитории. С этой точки зрения ноябрьский семинар был удачной попыткой не просто представить профессиональные позиции, но и найти необходимые понятийные «интерфейсы».
 
 
 


26 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Василий Бабуров
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.