English version

Дэвид Левенталь. Kohn Pedersen Fox Associates (KPF). Интервью и текст Владимира Белоголовского

KPF – еще один участник экспозиции российского павильона на XI биеннале архитектуры в Венеции

28 Июля 2008
mainImg
Мастерская:
KPF - Kohn Pedersen Fox
0

Компания Kohn Pedersen Fox Associates (KPF) была основана в 1976 году в Нью-Йорке. Фирма насчитывает более 500 архитекторов в Нью-Йорке, Лондоне и Шанхае с диверсифицированным портфелем проектов: небоскребы, музеи, университеты, банки, отели, выставочные комплексы и аэропорты по всему миру. Дэвид Левенталь пришел в KPF в 1979 году. Вместе с Ли Полисано, теперешним президентом компании, в 1989 году Дэвид основал лондонский офис KPF. Дэвид Левенталь создал ряд проектов, отмеченных международными наградами: учебные корпуса в Оксфордском университете и Лондонской школе экономики, Национальный морской музей в Гринвиче, здание Парламента и Национальный театр на Кипре, а также небоскребы в Северной Америке, Европе и на Ближнем Востоке. Эти проекты – пример экономичного использования энергоресурсов и стремления компании создавать экологичную архитектуру.
Сейчас KPF работает над тремя крупными проектами в Москве. В 2006 году компанию пригласили участвовать в конкурсе на проект нового административного комплекса Газпрома в Санкт-Петербурге. Однако идея строительства 400-метровой вертикали недалеко от исторического центра города встретила недоумение у Дэвида и его коллег. Отказ от участия в конкурсе на проектирование небоскреба там, где ему не место, стал вопросом морали и принципа для партнеров KPF. Наше интервью с Дэвидом состоялось в многоэтажном офисе компании в историческом здании Экономист-билдинг, штаб-квартире одноименного журнала на 57-й стрит на Манхэттене.

Вы поступили в Гарвардскую школу искусств, а закончили архитектурную. Что определило ваш выбор?

Я родился и вырос в Бостоне, а если вы живете в Бостоне, то от вас все ожидают поступления именно в Гарвард. На первых курсах я не мог определиться – учиться на музейного куратора или архитектора. Получив степень бакалавра, я решил попробовать себя и так, и этак. Отправившись в Нью-Йорк, я сперва определился в музей Метрополитен, а потом в офис Пьетро Белуши, известного американского архитектора итальянского происхождения. Выбрав архитектуру, я вернулся в Гарвард. Лучшим профессором для меня был Майкл МакКиннелл, фантастический учитель и автор Сити-Холла в Бостоне, которое я считаю лучшим зданием XX века в городе.

Как вы прослышали про KPF?

Я защитил диплом в 1978 году и опять поехал в Нью-Йорк, где натолкнулся на оригинальное новое здание телецентра компании ABC на 67-й улице. Я выяснил, что его автором была совсем тогда еще молодая фирма KPF. На собеседовании меня приняли основатели компании Юджин Кон и Уильям Педерсен. Им понравились мои работы и мы увлеченно обсуждали архитектуру Алвара Аалто. Но в то время компания не нанимала людей, и мне предложили наведаться еще раз через некоторое время. Девять месяцев я проработал в другой фирме. Там хранились уникальные рисунки-оригиналы Чарльза МакКима, одного из самых выдающихся американских архитекторов XIX века. Однажды профессор Колумбийского университета, прослышав про эти рисунки, попросил партнеров отдать их ему. Что они и сделали, показав свое равнодушие к архитектуре как искусству. Это был сигнал к моему уходу. Я позвонил в KPF и вот уже 30 лет спустя я все еще здесь.

Вам когда-нибудь хотелось основать свою собственную компанию?

Никогда! С самого начала в KPF я был окружен людьми с близкими мне взглядами. Мой голос был услышан, с моим мнением считались, и всегда, когда я оказываюсь один на один с клиентом, то могу говорить от лица компании. Я всегда мог сказать – “мы” и это для меня главное.

Давайте поговорим о небоскребах. Они по-прежнему остаются главным направлением компании?

Они лишь одно из наших направлений. Мы продолжаем работать над очень высокими и потрясающими небоскребами. К примеру, Всемирный финансовый центр в Шанхае в 101 этаж. Его основную форму образует пересечение квадратного в плане объема с двумя протяженными арками, сходящимися на самом верху в одну линию. Верхушка небоскреба выделяется огромным квадратным сквозным проемом для облегчения ветряных нагрузок. Здание уже близко к завершению и скоро станет новым образом в небе над Шанхаем. С другой стороны, мы не только проектируем башни-символы, а прежде всего создаем органичную городскую среду. Конечно же, небоскребы составляют большую часть этой среды. Для нас важно сознавать, какое влияние оказывают наши здания на городскую жизнь и особенно, каково жить и работать людям внутри этих зданий.

Над какими проектами вы работаете в России?

У нас три крупных проекта в Москве. Два объекта нам заказали и один проект делового комплекса мы выиграли в результате конкурса. Первый проект мы делаем для девелоперской компании Horus Capital. Второй называется – “Park-City” на огромной площади в 15 гектаров на берегу Москвы-реки рядом с гостиницей Украина. Мы разрабатываем генплан и несколько новых зданий. В обоих случаях нас пригласил американский концерн по развитию недвижимости Hines. Третий проект образуют несколько высотных офисных зданий вдоль Кутузовского проспекта для Альфа Банка и ЗАО «Интеко».

Что это за проекты?

Проект для компании Horus находится на Садовом кольце. Сперва мы спроектировали высотку, а когда мы ее представили, оказалось, что наш участок не предполагает высотное здание. Пришлось все начинать с нуля. Снаружи наш комплекс имеет строгий вид, а внутри кроется органичное пространство, напоминающее оазис. Динамично изогнутые стеклянные панели создают впечатление мощного энергетического взрыва. Холл комплекса открыт для посещения ресторанов и магазинов. Мы сотрудничаем в этом проекте с дизайнером Роном Арадом, который работает с нами над очень экспрессивной скульптурой, призванной объединить многие архитектурные элементы внутри.
В проекте “Park-City” мы предложили два основных организующих урбанистических жеста – новый бульвар параллельно Кутузовскому проспекту и диагональную ось, подхватывающую угол исторического здания Бадаевского пивоваренного завода. Ось-диагональ пересекает береговую линию над автотрассой и зависает очень драматичной 35-метровой консолью. Эта динамичная конструкция будет окружена ресторанами, променадами и смотровыми площадками с великолепными видами на город и реку.
Офисный комплекс на Кутузовском проспекте возле Парка Победы являет собой композицию органических башен с вьющимися у их оснований террасами. Их объединяет единый ландшафт с общественным пространством и подземным торговым пассажем с выходом в метро.

Какие еще архитекторы сотрудничают с вами над проектом “Park-City”?

Рафаэль Виньоли работает над тремя жилыми башнями вдоль реки. Другие здания проектируют архитектор из Бейрута Набил Голам и молодой архитектор из Лондона Брисак Гонзалес, который много лет назад стажировался в нашей лондонской студии.

Многие крупные проекты ведутся в России западными архитекторами. Какие у вас преимущества перед местными архитекторами?

Я могу говорить только о KPF. Мы с большим почтением относимся к местной культуре. Но главное, мы знаем как интерпретировать местные условия на основе нашего огромного международного опыта. Портфолио сотен успешных проектов нашей компании по всему миру – наглядное тому подтверждение.

Как часто вы бываете в России?

Я очень много и непосредственно работаю с Horus, и мы приступаем к сотрудничеству еще над несколькими проектами. Я бываю в Москве минимум раз в месяц и был там около десяти раз. В каждый приезд я пытаюсь посмотреть какой-нибудь район, музей, вокзал, памятник. Наш заказчик влюблен в архитектуру и пытается использовать любой удобный случай, даже в коротких перерывах между заседаниями, чтобы дать нам возможность посмотреть что-то интересное.

Вы можете назвать постройки последних лет, которые вам приглянулись?

Там много чего строится, но по правде сказать, то, что я видел не очень привлекательно. Я подозреваю, что там есть много интересного, но этого не видно, когда едешь по городу. Меня больше привлекают строения конструктивистов. Больше всего мне нравится Мельников – его частный дом и клубы. Они сделаны с чувством фантастического воображения и желанием взять существующую программу и изобрести что-то особенное. Здесь в Нью-Йорке я несколько раз был на выставке фотографий Ричарда Пэйра в МоМА. Я составил целый список любопытных зданий. Каждый раз, бывая в Москве, я пытаюсь обязательно посетить что-то новое.

Сложно работать в Москве?

Главная особенность Москвы в том, что там все время все меняется. Даже строительные нормы меняются. Понятие, что такое высотное здание, непрерывно пересматривается. Что такое атриум в высотных зданиях до сих пор не определено. Нормы пожарной безопасности неоправданно консервативны, потому что в городе нет прецедентов многих видов строительства. Даже при нашем обширном международном опыте, нам приходится непрерывно доказывать, что наши решения безопасны. Часто нам просто не верят и не дают возможности доказать обратное.

А как бы вы сравнили условия работы в России, Китае или на Ближнем востоке?

Каждое место отличается условиями работы и зависит от уровня развития каждой страны. На Ближнем Востоке такие города как Абу-Даби или Катар значительно опережают Россию. Китай следует сразу за Ближним Востоком. А Россия идет за Китаем. Недавно эти страны пересмотрели свои строительные нормы и теперь, к примеру, работают по конкретным строительным нормативам для высотного строительства. В России мы все еще сталкиваемся с вопросами, на которые никто не может дать ответ.

Наблюдаете ли вы определенные сдвиги в требовании ваших клиентов создавать инновационную архитектуру?

Любопытно, что самые передовые наши заказчики находятся в странах Ближнего Востока. К примеру, заказчик штаб-квартиры ADIA в Абу-Даби потребовал от нас создать для своей компании лучшие в мире условия труда, и чтобы людям хотелось работать вместе. Каждый этаж отличает открытая планировка и интерактивные зоны для встреч внутри многоэтажного атриума с висячими садами. Мы также постарались максимально сблизить это высотное здание с местным контекстом. Текучие формы башни – ответ на ее близость к заливу. Офисные этажи связаны между собой внутренней экспрессивной лестницей, которая снаружи представлена в виде выразительной стеклянной башни. Это весьма успешно уменьшает массивность здания и пропорционально навевает абстрактный образ часто встречающихся в городе минаретов. А ленточная поверхностью двойного стеклянного фасада с горизонтальными солнцезащитными жалюзи не только весьма экономична, но и красива.

Ожидают ли нас значительные перемены в том, как будут использоваться небоскребы в будущем?

Самые густонаселенные города мира, такие как Нью-Йорк, Токио или Гонконг – наиболее экономичны с точки зрения потребления энергоресурсов. Даже если исходить лишь из экологических соображений, нам необходимо жить плотно. Все чаще высотные здания имеют различные назначения, когда отель, квартиры, офисы и коммерческие структуры занимают разные этажи или части одного здания. Это наиболее экономичный способ использования конкретного участка. Такая стратегия ведет к значительным сокращениям в потреблении энергии и более рациональному ее распределению между съемщиками внутри здания. Высотные здания создают новые общественные места, такие как пересадочные этажи или висячие сады. Многие города на Ближнем Востоке очень растянуты, и именно высокие здания создают ощущение активной городской среды. Они идентифицируются с прогрессом и престижем, и люди готовы платить очень высокую цену за то, чтобы в них жить и работать.

Другими словами, города будут расти ввысь и Москва – не исключение.

Конечно. Высотные здания выгодны экономически. Когда небоскребы сгруппированы вместе и дополнены развитой инфраструктурой и особенно общественным транспортом, они образуют очень захватывающие компактные зоны, типичные для многих современных городов мира. Поэтому Москве необходимо расти вверх, но конечно же, каждое здание должно быть чутким к своему окружению. И еще необходимо отметить следующее. Цель небоскреба – в стремлении соединить землю и небо, это новое измерение городов нашего молодого века.

Офис Kohn Pedersen Fox Associates, KPF в Нью-Йорке
111 Уэст 57-я стрит, Манхэттен
26 февраля 2008 года

Учебные корпуса в Оксфордском университете. KPF
Лондонская школа экономики. KPF
Парлемент на Кипре. KPF
Национальный театр на Кипре. KPF
zooming
Бишопгейтс Тауэр. KPF
Штаб-квартира ADIA (ADIC)
Мастерская:
KPF - Kohn Pedersen Fox

28 Июля 2008

Владимир Белоголовский

Автор текста:

Владимир Белоголовский
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.