Эдуард Кубенский: «Меня давно напрягает словечко «дизайн»

Один из выставочных проектов «Зодчества» будет посвящён «Сенежской студии» Евгения Розенблюма и масштабному изданию о ней выпущенному TATLIN PUBLISHER в этом году.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

21 Сентября 2016
mainImg
– История Сенежской студии сейчас не то чтобы на слуху, хотя о ней есть статьи, к примеру вот это ретроспективное воспоминание Вячеслава Глазычева. Почему Вы выбрали эту тему сейчас?

– Тему предложил в 2007 году Андрей Владимирович Боков. Хотя до этого я конечно же был знаком с деятельностью Сенежской студии по публикациям в журнале «Декоративное искусство», подписчиком которого был ещё мой педагог в художественной школе, а позже я сам. Журнал «Техническая эстетика» тоже был у меня обязательным к прочтению. Наверное, отчасти, они и определили мой выбор профессии, ведь сначала я поступал в Свердловский архитектурный институт (сегодня УГАХУ – прим. ред.) на «Дизайн», но не набрав нужное количество баллов пересдал экзамены на «Архитектуру». Конечно, тогда школьником, а позднее студентом я не представлял всей масштабности замысла, как и не отражал основных имен этого проекта, но позже я собрал почти полную коллекцию вышеперечисленных журналов. В 2007 году Андрей Владимирович познакомил меня с Игорем Прокопенко который представил нашему вниманию довольно большой архив материалов по сенежским семинарам: слайды, рукописи, видео и аудио записи. Тогда и возникла идея издания книги. Сначала мы хотели управиться с этой задачей в течение двух лет и параллельно запустили в журнале TATLIN NEWS самостоятельную рубрику, где публиковали статьи Розенблюма, но сначала один кризис (2008 – прим. ред.), а потом другой (2014 – прим. ред.) скорректировали наши планы, и проект был отложен. Сегодня, в канун пятнадцатилетия издательства, мы решили довести дело до конца. Поразительно, но как мне кажется, именно сегодня опыт Сенежской студии актуален как никогда. Ведь именно там родились такие понятия как «среда», «городской дизайн», «сценарный план» и многие другие, ставшие модными веяниями современной урбанистики. Люди, сегодня определяющие тренды современного городского планирования в России, когда-то были так или иначе причастны к деятельности студии и многие считают себя учениками Евгения Розенблюма. Ну и, наконец, я просто влюбился в тот материал, который оказался у меня в руках. Шикарные цветные иллюстрации проектов, выполненных на семинарах, увлекательные архивные фотоснимки, невероятно выдержанные и целостные тексты самого Розенблюма. Это нельзя хранить в шкафу, во-первых, потому что всё это может вот-вот рассыпаться, во-вторых это эгоистично и, наконец, в третьих, я во многом не согласен с тем, что современная урбанистика является чем-то новым. Надо показать откуда ноги растут! – решили мы с коллегами и собрали почти 300-страничное издание.

– Мы начали говорить о выставке на «Зодчестве», а пришли к книге. Когда она вышла из печати? Её впервые покажут на выставке?

– Да.
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin

– Расскажите подробнее об истории студии, вернее так: что зацепило в этой истории именно Вас, что в ней, по-вашему, важно?

– Меня давно напрягает это словечко «дизайн» ! Сегодня его употребляют все кому не лень. Любая домохозяйка может пройти краткосрочные курсы в каком-нибудь «кружке по интересам» и после этого называть себя «дизайнером», рассуждать на по истине космические темы с космической же глупостью. Розенблюм со своим Сенежем был вне моды и возможно вне окружавшего его на то время контекста, несмотря на то, что проектные семинары разбирали реальные задачи. Для него «дизайн» не какой-нибудь обмылок очередного гаджета или случайно напряженная линия штампованной детали автомобиля или чайника. Дизайн для Розенблюма – осмысление бытия, художественное конструирование мира! В этом смысле он продолжатель идей Владимира Татлина, пытавшегося «…создавать искусство с помощью машины, а не механизировать искусство». Это самое важное!
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin

Как Вы сами понимаете принципы студии: почему основа – изобразительное искусство, но проектирование при этом родственно неизобразительному театральному творчеству? Что это за «бесхозная земля между архитектурой и традиционным дизайном»?

–Середина 1960-х годов, когда появилась студия, это по сути период зарождения дизайна в том качестве, в каком мы знаем его сейчас. По крайней мере именно тогда люди, занимавшиеся проектированием промышленных образцов, обрели свое современное имя – дизайнер. До этого подобную работу вели исключительно архитекторы (Корбюзье, Гропиус, Роэ, позже Имзы, Коломбо, Пантон и другие) или художники, каковыми были, например, Владимир Татлин, Александр Родченко и Варвара Степанова. То, что мы сегодня называем дизайном, было когда-то нащупано между архитектурой и изобразительным искусством. На мой взгляд, при всей широте интерпретации термина «дизайн» в русском языке, «художественное конструирование» в большей степени отражает глубину данного процесса. В нём содержится не только объяснение сути занятия (конструирование), но и его философское осмысление (художественное). Сегодня так называемая «бесхозная земля между архитектурой и дизайном» суть двух этих занятий, магическая составляющая профессий, объясняющая высшие цели архитектуры и дизайна в современном мире.

Принцип «открытой формы» выглядит родственным архитектуре метаболизма. Это так?


–Думаю, да! Только если метаболизм – это набор химических реакций, которые возникают в живом организме для поддержания жизни, «открытая форма», возможно, способна изменить саму форму жизни. Только не спрашивайте меня как, иначе наш разговор уйдет в дебри нанотехнологий…

В своем манифесте Вы говорите о влиянии Сенежской студии на проектирование городской среды, была ли связь между Сенежем и «Новым элементом расселения» Алексея Гутнова и Ильи Лежавы?

–Это влияние прослеживается как в советский, так и в постсоветский периоды. В моём родном Екатеринбурге, тогда Свердловске, в 1980-е годы был реализован проект «Литературного квартала». Он, по сути, на практике реализовывал разработки семинаристов Сенежа для города Тихвин 1973 года, переосмыслив хаотичную историческую застройку в новом сценарном плане музея писателей Урала. И сегодня знаменитый 130 квартал Иркутска реализован в той же программе, только с преобладанием торговой функции. Некогда деградирующая территория с деревянной застройкой после проведённой реконструкции фактически стала новым центром Иркутска. Конечно, сегодня трудно сказать были ли эти проекты реализованы семинаристами студии или их авторы читали статьи Розенблюма, в любом случае можно с уверенностью сказать, что заданные Сенежскими семинарами тренды востребованы на современном этапе урбанистики. Новый элемент расселения это всё же другой масштаб, но, уверен, информационный обмен в той или иной форме происходил в обоих случаях.

Какие примеры работ студии или её влияния на городскую среду и музейное проектирование Вы бы сочли наиболее интересными?

–Меня лично вдохновляют проекты семинаристов, разрабатывавших Красноярские темы. Похоже они именно сейчас находят свое воплощение. Сегодня в Красноярске на уровне руководства города обсуждаются такие темы как «экологический каркас города», «тактильный контакт городской среды», «актуализация исторического наследия» и многие другие, бывшие темами дискуссии выездных семинаров Студии на Енисее. Конечно, за сорок лет изменились условия, но, как заметил на недавно устроенном мэром Красноярска круглом столе на тему пространственной стратегии города, президент Союза архитекторов России Андрей Владимирович Боков, бывший в прошлом руководителем одного из таких семинаров – «Красноярск сохранил возможность реализации заложенных в проектах семинаристов идей и сегодня имеет все возможности к их воплощению».
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin
Макет планшета выставки, посвященной Сенежской студии. Зодчество 2016 © Tatlin

Если говорить о городской среде: что из наследия студии актуально, на ваш взгляд, для современной урбанистической моды?


–Думаю, весь архив проектов Сенежской студии так или иначе актуален сегодня. Городская среда, музейные экспозиции, навигации и даже наглядная агитация востребованы сегодня чуть ли не в каждом российском городе. Конечно изменились технологии, материалы, экономика, но все заявленные на Сенеже темы сегодня разрабатываются практически в любом проекте. Возьмите, например, аэропорты, активно строящиеся сегодня в России, там есть всё из перечисленного, включая музейные экспозиции. Да-да редкий аэропорт сегодня обходится без музея, а уж о навигации, среде и агитации – и говорить нечего.

Насколько подробна ваша экспозиция, как она будет выглядеть?

–Мы и не ставили перед собой цели подробно рассказать о студии. Выставка скорее представляет собой попытку воссоздать атмосферу некоего воображаемого семинара. В ней есть фрагменты проектов, цитаты из текстов Розенблюма, фотохроника, высказывания учеников. Всего 50 двусторонних пластиковых планшетов. Каждый из них подвешен за на леске за одну точку, что позволяет им свободно крутится вокруг своей оси, приглашая зрителя к контакту с изображением, иллюстрируя тем самым основную идею «открытой формы» – незавершенность и творческое соучастие потребителя. Основная информация, конечно, находится в книге, которая является частью проекта. В ней более подробно представлены 30 семинаров, проходивших в период с 1973 по 1991 годы, опубликовано 30 статей Евгения Абрамовича, хронология и библиография студии, биография самого Розенблюма. Многие статьи главного героя распознаны нами из рукописей и опубликованы впервые. Вступительные и заключительные слова принадлежат таким людям, как Андрей Боков, Евгений Асс, Алексей Тарханов, Милена Орлова, Наталья Рубинштейн и другим. Также впервые опубликованы воспоминания Вячеслава Глазычева, записанные им в 2001 году на аудио. Короче, крутяк! 

21 Сентября 2016

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»
Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.
Пресса: Проект МГСУ по благоустройству Яузы получил награду...
Проект благоустройства Яузы, разработанный студентами Московского государственного строительного университета (МГСУ) и НПО "Вектор", отмечен "Золотым знаком" на международном архитектурном фестивале "Зодчество", сообщил корреспондент РИА Новости
Эволюция на Зодчестве
Пётр Виноградов – о работе проектов «Продвижение», «Погружение», школе «Эволюция» и о выставке, запланированной для фестиваля «Зодчество».
Евгений Богомазов: «Уже ведём переговоры»
Ещё один материал вдогонку «Зодчеству»: о перспективах реализации концепций воркшопа школы «Эволюция» и развития городского поселения Шексна, и об отношениях отношениях между главой администрации и главным архитектором района.
Входы для Трёхгорки
Публикуем результаты воркшопа, проведенного архитектурным бюро «Рождественка» совместно с «Трёхгорной мануфактурой» на фестивале Зодчество 2016 и посвящённого разработке входных групп будущего кластера.
Поле зрения
Новое здание музея «Куликово поле» на территории Тульской области – далеко не первая «волна» мемориализации места знаменитого сражения. Однако же и самая «ударная», вобравшая в себя силу всех предыдущих. Заставляющая по-новому взглянуть на то, каким вообще может быть военный музей. Рассказываем о здании, получившем «Хрустальный Дедал» 2016 года.
Успех архитектора
Видео-запись и стенограмма дискуссии «Архитектурный бизнес. Стратегии успеха», организованной Архи.ру и СМА на фестивале «Зодчество».
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.