Перпендикулярная реальность

Появление на карте столицы комплекса Москва-Сити заставляет задумываться о самых разных аспектах архитектурной типологии высотных зданий. О феномене «вертикального города» и сомасштабных ему архитектурных решениях мы поговорили с Сергеем Эстриным – автором ряда ярких проектов общественных и жилых интерьеров в московских высотках.

Беседовала:
Лилия Аронова

mainImg
Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Archi.ru:
– С вашей точки зрения, какое место ММДЦ «Москва-Сити» занял в городской структуре столицы?

Сергей Эстрин:
– Традиционный город, к каким, безусловно, относится и Москва, – это город горизонтальный. В нем есть исторический центр, торговые улицы, промышленные и спальные районы, могут быть, скажем, национальные кварталы или развлекательная часть. К такому городу мы привыкли, умеем в нём ориентироваться, знаем, что где искать. Но если в подобной парадигме вдруг возникает такое перпендикулярное образование, как комплекс небоскребов, то это явление, безусловно, чрезвычайно заметное – и в градостроительном плане, и с точки зрения мироощущения людей, которые в этих зданиях живут или работают. Это совершенно иная бизнес-модель: не просто новый квартал, а здание, заметное из любой части города; не просто дом и улица, а индивидуальный адрес – башня «Евразия», башня «Меркурий» и так далее. Что, конечно, заметно повышает популярность подобного жилья.

– То есть в первую очередь это новый уровень престижа?

– Это вообще новый городской формат, предлагающий, что очень важно, качественно иное эмоциональное насыщение. Головокружительные панорамы, восходы, закаты, плывущие под тобой облака, «пятый фасад» города, который иначе как с этой высоты не увидишь, а он ведь красив невероятно! А ночные виды? Даже банальные пробки, если смотреть на них с пятидесятого этажа, становятся арт-объектом: когда город расчерчен красными и жёлтыми светящимися прямыми, совсем по-иному воспринимаешь географию Москвы, её проспекты и магистрали. Кстати говоря, не каждому на этой высоте будет уютно, но если человек психологически к этому готов, то, однажды испытав этот адреналиновый восторг, он уже вряд ли от него откажется. Чего стоит одно сознание того, что башня постоянно чуть-чуть покачивается – полметра-метр может быть отклонение по верхней точке!

– Что ещё даёт этот формат, помимо эмоций?

– Небоскреб, как правило, здание многофункциональное, разделённое на зоны: офисы, жилье, торговля. Где-то добавляют спортивные клубы и бассейны, где-то зимние сады, кинотеатры, рестораны, художественные галереи. То есть, не выходя на улицу, ты можешь получить практически всё, чем богат современный мегаполис. И я думаю, суть даже не в том, что ты экономишь время на перемещение по городу: вряд ли человек реально неделями не будет выходить на улицу, этот ресторан и этот сад и эта галерея ему быстро надоедят. Но само ощущение, что ты находишься в такой уплотненной, насыщенной среде, словно целый город поставили на торец, – оно для многих очень привлекательно. Вот смотрите, есть загородное жильё – тишина, природа, небо, пейзажи. Есть город – вокруг кипит жизнь, драйв, мобильность, тонус. И теперь есть ещё и новый формат – когда ты вроде и в городе, но при этом в сотне метров над ним, и там та же тишина, панорамы, восходы, закаты, только не надо в пробках стоять на шоссе. Конечно, мы не говорим о тех людях, для которых это первое или единственное жильё, – они вряд ли выберут апартаменты в небоскребе. Но для тех, у кого, может быть, есть уже и городская квартира, и дом на природе, небоскрёб может стать интригующей альтернативой.

– Очевидно, новая городская среда предполагает и новые архитектурные решения, в том числе интерьерные?

– Безусловно. Можно, конечно, просто увеличить в соответствующем масштабе много раз отработанные приёмы, разогнать их метров на пять или десять в высоту, и готово. Многие так и делают, кстати. Результат выглядит довольно механистично. С моей точки зрения, сам по себе архитектурный приём должен быть сомасштабен тому объему, в котором он применяется. Входная группа, например, – очень ответственный элемент, с неё эта новая, свежая, исключительно привлекательная городская среда начинается. Она и снаружи должна соответствующим образом восприниматься, и внутри отвечать тем помещениям, которые за ней следуют, причем при всей масштабности обязательна тщательная разработка деталей, которые можно разглядывать в разных ракурсах, с разных точек зрения, так что они никогда не наскучат. Только такой подход позволит интерьеру жить долго и каждый раз настраивать входящего на определенный эмоциональный уровень, достойный того грандиозного здания, в которое он заходит.

Когда мы продумывали общественные пространства для башни «Евразия», лейтмотивом была выбрана так называемая «Лесная симфония». Входная группа в офисные помещения декорирована стилизованными тропическими деревьями – мощные стволы, широкие кроны. Но при этом, если всмотреться, очень много неповторяющихся деталей. Прорези в деревянных панелях-листьях – всевозможных конфигураций, шпон натуральный и тоже всё время разный, даже если покрывает стену длиной метров тридцать; «пятна света», просачивающиеся через листву, сложные светильники на месте стыка лепестков…
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

Для «Евразии» мы делали общественные интерьеры всех семидесяти этажей, начиная от подъема с подземного уровня, где уже должно создаться впечатление, что ты попадаешь в другой мир, до лифтовых холлов.

Вход на уровне земли в жилую часть тоже решён в «лесной» тематике, здесь опять присутствуют крупные элементы, но всё же не настолько крупные, как в офисной группе, – потому что и пространство холла само по себе меньше, и та часть, которая за ним, менее масштабна. Свет везде скрытый – нам было важно, чтобы он не был сконцентрирован на каких-то конкретных деталях, а шёл как бы ниоткуда, словно просачивающиеся через пышную листву солнечные лучи.
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Общественные зоны башни «Евразия» в комплексе «Москва-Сити». Реализация, 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Мы говорили о входных группах. А что по интерьерам на верхних этажах, в пентхаусах?

– Основная специфика тут в том, что панорама города за окном – настолько мощная штука, что конкурировать с ней невозможно, да и не нужно. Но надо, чтобы, даже отвернувшись от окон, человек увидел что-то достойное этих видов и этого пространства. Оформляя пентхаус на 76 этаже в одной из башен «Москва-Сити», мы очень долго работали над стеной гостиной, добиваясь определенного пропорционального соотношения с безумно красивым видом. Стену длиной метров двадцать решили как нагромождение кубов, покрытых сусальной медью, сквозь которую словно проступает обнаженная арматура, и пустили по ней скользящие лучи света – как в театре на занавесе.
Пентхаус в «Москва-Сити». Реализация, 2011 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Пентхаус в «Москва-Сити». Реализация, 2011 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Не очень похоже на жилое пространство в традиционном понимании…

– Я ведь и начал с того, что такой пентхаус – скорее всего, не единственное жильё. Тут, конечно, есть и удобные спальни, и кухня, и всё необходимое, но, действительно, сложно представить в таком интерьере семью с тремя детьми, которые носятся и которых надо оградить от травм. Но мы говорим о том, что если в Москве появилась принципиально новая пространственная среда, то она и выглядеть должна совсем иначе.

Скажем, в комплексе «Соколиное гнездо» мы «подвесили» на втором уровне пентхауса стеклянный остров, на который ведёт стеклянная же лестница, – полное ощущение, что ты паришь над городом.
Двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Соколиное Гнездо». Реализация, 2003 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Соколиное Гнездо». Реализация, 2003 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Соколиное Гнездо». Реализация, 2003 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Соколиное Гнездо». Реализация, 2003 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Соколиное Гнездо». Реализация, 2003 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

А в пентхаусе в одной из башен «Созвездие» на Шаболовке завели наверх изогнутые гипсовые панели, напоминающие облака, а ряд помещений решили в футуристическом, «космическом стиле».
Пентхаус на Шаболовке. Реализация, 2007 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Пентхаус на Шаболовке. Реализация, 2007 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

В квартире в башне «Москва» в «Москва-Сити» небесной тематики нет, здесь другой «ударный» элемент – огромная бирюзовая волна с кружевной каймой пены. Причем в этой квартире потолки не такие уж высокие, почти как в обычном доме, но обыкновенный интерьер, аккуратно отштукатуренный, с деревянными плинтусами и филёночками, на сороковом этаже с такими панорамами делать категорически нельзя!
zooming
Интерьеры пентхауза г-на Ш. в «Москва-Сити». Реализация, 2012 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
zooming
Интерьеры пентхауза г-на Ш. в «Москва-Сити». Реализация, 2012 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
zooming
Интерьеры пентхауза г-на Ш. в «Москва-Сити». Реализация, 2012 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Значит, вы считаете, что элементы классического интерьера в подобное пространство вписаться никак не могут?

– Опять же – если брать какой-то приём, то не буквально, а переосмыслив его применительно к ситуации. Такую вещь, как шторы, например, мы каждый раз изобретали заново. В данном случае они не выполняют своей обычной утилитарной функции – закрывать окно (понятно, что с такими панорамами занавески не задергивают), – и нужны скорее для того, чтобы композиционно соединить пол и потолок. На Шаболовке, скажем, каждая штора – это по сути арт-объект, сделанный из нескольких километров вертикальных жалюзи и с включенной нижней подсветкой выглядящий как деревянная скульптура. Это как раз один из примеров крупных решений, которые пришлось долго искать, потому что традиционные приёмы и материалы решительно не подходили.
Пентхаус на Шаболовке. Реализация, 2007 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Пентхаус на Шаболовке. Реализация, 2007 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

Свет тоже имеет свою специфику. Вообще-то чаще всего его хочется просто выключить, так что акцента на светильниках делать не стоит. При этом должно быть достаточно точечных источников, разнообразные световые сценарии. Например, в Сити мы спрятали свет в колонны с лазерной резкой – они и структурируют пространство, и сами по себе очень декоративны. А на Шаболовке убрали за «облака» под потолком, получился естественный свет, такой же, как за окнами.
Пентхаус на Шаболовке. Реализация, 2007 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

А что до собственно классики… Ну конечно, в таком пространстве не пустишь по карнизу лепнину и не расставишь колонны из каталога готовых гипсовых изделий. Но если взять, скажем, базу какой-нибудь классической колонны, а ствол упереть в потолок – мол, целиком не влезла, капитель где-то на сотом этаже, – то это будет очень сильно. И опять же это будет решение нового уровня, соответствующего и сомасштабного новой пространственной парадигме.

Архитектор:
Сергей Эстрин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

14 Сентября 2016

Беседовала:

Лилия Аронова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.