Дом Бурова на Ленинградском проспекте

Крупноблочный жилой дом по проекту А.К. Бурова в Москве – в фотографиях Дениса Есакова с комментарием архитектора и урбаниста Бориса Кондакова.

mainImg
Продолжаем серию публикаций фотографий Дениса Есакова.

Крупноблочный жилой дом, известный как Дом Бурова, «Ажурный дом», «Кружевной дом».
Ленинградский проспект, д.27, стр.1
1939–1940
Авторы: архитекторы А. К. Буров и Б. Н. Блохин, инженеры А. И. Кучеров и Г. Б. Карманов, художник В. А. Фаворский.

 
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков



Борис Кондаков, архитектор, урбанист:

«Перед нами пример здания эпохи «освоения классического наследия с человеческим лицом», образец советского ар деко. В эпоху, когда на фасадах зачастую требовалось слепо воспроизводить образцы античной классики (что не исключает блистательных примеров и в этом жанре), Андрей Константинович Буров пошел своим путем, руководствуясь принципом «лучшее, в чем нужно подражать древним, – это не подражать им»: эти слова П.А. Вяземского Буров процитировал в своем труде «Об архитектуре».

Этот дом, предвестник массового жилого строительства в СССР 2-й половины XX века, имеет мало общего с тем, что создавалось в последующую эпоху, когда архитектура отступила даже не на вторые, а на третьи позиции. Здесь удалось соединить несовместимые, казалось бы, вещи – дешевизну индустриального производства и высокохудожественный подход «штучной» архитектуры.

Фасад дома олицетворяет поиск новой тектоники (по Бурову – пластически разработанной, художественно осмысленной конструкции) здания, созвучного времени, здания, которое должно было собираться, как самолет, из произведенных индустриальным способом крупных элементов, а никак не из кирпича. Буров нащупывает в этом произведении новый пропорциональный ритм современных строительных материалов. Здесь впервые была осмыслена технологическая особенность строительства из крупных блоков: швы не маскировались, а, наоборот, акцентировались.

«Попытка навязать неорганическому, кристаллическому строю повторов (например, одинаковых квартир, выраженных на фасаде) динамический строй золотого сечения, спрятать их под него, – искажает и задачу, и ее решение. Архитектура превращается в фальсификацию,» – рассуждал Буров. Уместна и еще одна цитата мастера – того времени, когда он уже окончательно утвердился в мысли, что за индустриальными материалами – будущее. Здесь он критикует, по всей видимости, собственный жилой дом Наркомлеса (Тверская улица, д.25), первая очередь которого была закончена несколькими годами ранее дома на Ленинградке: «Так мы вгоняем восьмиэтажный дом с повтором одинаковых квартир в фасад трехэтажного итальянского палаццо (где в первом этаже жили конюхи и охрана, во втором – сеньор, а в третьем – челядь), и тогда восьмиэтажный дом приобретает вид трехэтажного. И я тоже был повинен в подобных фальсификациях.»

Можно представить себе, как в некоей параллельной реальности из подобных постройке на Ленинградском проспекте домов создавались бы целые города. Их описание есть у Андрея Константиновича. «Здесь будут и выстланный мрамором пол центральной площади с фонтанами, окруженной зеркальной стеной магазинных витрин, оправленных в позолоченную сталь переплетов, – площади-зала, перекрытой небом и вписанной в зелень жилых районов… и торжественный центр, современный, такой же красивый и современный, как был красив и современен Акрополь для его создателей».

Но, как мы знаем, история сложилась иначе, дом так и остался штучным прототипом. Между тем, дом этот удивительно современен, он сочетает в себе те качества единицы городской застройки, которые кажутся нам сейчас наиболее важными: общественный первый этаж с кафе и детским садом – активный фасад; богатая и вариативная пластика фасада при индустриальном подходе к его созданию, полностью раскрывающаяся при близком, «тактильном» контакте человека с архитектурой – вместо нарочитой монументальности; жилье типа апартаментов – решение, основанное на личных впечатлениях Бурова от американских отелей.»


zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков
zooming
Крупноблочный жилой дом на Ленинградском проспекте © Денис Есаков


21 Января 2016

author pht

Авторы текста:

Борис Кондаков, Денис Есаков
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.