English version

Цвет памяти

Дизайн пространства выставки Яна Ванрита «Теряя лицо» создали архитекторы Сергей Чобан и Агния Стерлигова.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

09 Февраля 2015
mainImg
Выставка, открытая с 27 января в Еврейском музее и центре толерантности, проходит в рамках проекта «Человек и катастрофа», приуроченного к семидесятилетию со дня освобождения узников концентрационного лагеря Освенцим. Для одного из самых известных художников современной Бельгии Яна Ванрита эта тема является глубоко личной: многие члены его семьи пережили репрессии. В частности, родные мать и дядя художника, как участники движения Сопротивления, прошли через лагеря. И если молодой девушке удалось выжить, то ее брат-близнец вскоре после освобождения из концлагеря скончался: на память о нем осталось несколько фотографий и семейная легенда о том, как мальчиком он обожал играть на аккордеоне. Для художника образ маминого брата навсегда слился с этим музыкальным инструментом – одной из самых известных картин Ванрита является «Портрет дяди», где вместо лица изображен аккордеон. В его растянутые меха «вмонтированы» безликие барачные окна, лестница, истоптанная тысячами ног, и труба, густой дым из которой не оставляет надежд. Сейчас это полотно можно увидеть в Москве, а для авторов экспозиции – архитекторов Сергея Чобана и Агнии Стерлиговой – оно стало отправной точкой при разработке дизайна выставки.
 
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов

Сорок живописных портретов – часть грандиозной серии «Теряя лицо», созданной Ванритом по черно-белым протокольным снимкам узников, – размещены в глухом интровертном объеме, внутренние стены которого выкрашены в темно-серый цвет, а внешние испещрены именами жертв казармы Доссин. Основной массив имен нанесен светло-серой краской, и лишь единицы выделены более темным шрифтом – смысл этого послания архитекторов очевиден: в Катастрофе сгинули миллионы, и только о некоторых из жертв сохранились хоть какие-то сведения.
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов

В плане экспозиционное пространство представляет собой трапецию – ее боковые стороны собраны гармошкой, «складки» которой стягиваются к узкому торцу с «Портретом дяди», делая это полотно смысловым эпицентром всей экспозиции. Впрочем, был у подобного композиционного решения и другой, не менее важный прообраз: «План самого Бахметьевского гаража, в котором расположен Еврейский музей, основан на схожем принципе гребенки, и для нас было очень важно отдать своим проектом дань архитектуре Константина Мельникова», – говорит Сергей Чобан.
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов

«Кроме того, подобная форма – идеальное средство усиления перспективы и невероятно интересный прием для экспонирования картин, – продолжает архитектор. – Заходя на выставку, посетитель сначала невольно полностью заинтригован именно центральным полотном, а расположенные по бокам лица видит лишь частично и как бы мельком. Однако по мере продвижения вдоль стен портреты постепенно раскрываются, и когда ты оказываешься внутри инсталляции, все эти лица смотрят на тебя, рассказывая каждое свою трагическую историю». Оптимально найдена авторами экспозиции и высота стен – четырехметровые ограждения визуально полностью изолируют выставку от пространства музея, многократно усиливая эффект погружения в историю, рассказываемую Ванритом.
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов

Заключительным и, пожалуй, самым сокрушительным в смысле эмоционального воздействия аккордом становятся два детских портрета, которые архитекторы разместили на заднем торце созданного ими зала. Это гораздо более масштабные полотна (1х2 метра, тогда как все взрослые портреты выполнены в формате 40х50 см), и над экспозицией в прямом смысле доминируют. И если все лица взрослых узников – это, по большому счету, воплощенные в цвете шаблонные снимки «голова на белом фоне», то здесь запечатлены два мальчика в полный рост. Один из них – Херманн, которому от силы пять лет, – нарядный ребенок, которого привели в фотоателье, посадили на стул, дали игрушку. Лишь отсутствие вокруг него взрослых (а на полотне безошибочно угадывается, что на фотографии они изначально были) способно заронить в эту идиллическую картину нотку тревоги. Второй – его ровесник Самуил, – и его портрет также написан с фото из повседневной жизни, только изображен на нем маленький узник концлагеря. Разницу между двумя детьми посетитель улавливает с первого взгляда, буквально за долю секунды, и в этом мгновении – пропасть, отделяющая жизнь от жизни в шаге от смерти.

Выставка «Теряя лицо» продлится до 1 марта 2015 года.
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов
Выставка Яна Ванрита «Теряя лицо». Фото: Данила Ремизов


09 Февраля 2015

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО