Изгибы творчества Оскара Нимейера

В Музее архитектуры им. А.В. Щусева открылась выставка «Поэзия формы», посвященная 100-летнему юбилею знаменитого бразильского архитектора

17 Декабря 2007
mainImg

С российской стороны совместно с музеем выставку подготовил Фонд «Русский Авангард», с бразильской – мастерская Нимейера, его фонд, а также Посольство Бразилии в РФ. Это совместное российско-бразильское мероприятие призвано вновь привлечь внимание к неординарной личности патриарха архитектуры XX века и к его творчеству.

Выставка посвящена 100-летнему юбилею архитектора, который в своем почтенном возрасте продолжает проектировать и даже – были такие слухи – подумывал о том, чтобы приехать на юбилей в Москву. Визит не состоялся – и архитектор, празднуя сотый день рождения на построенной по собственному проекту вилле casa de Canoes, выслушал московские поздравления по телефону. Зато на открытии присутствовал внук Нимейера Каду, который, собственно, и звонил поздравлять дедушку. Многие пришли на вернисаж специально для того, чтобы присутствовать при этом действе. Правда, голос знаменитости никто не услышал, зато все получили возможность лично поздравить Нимейера, хором крикнув «ура» в телефонную трубку.

Парадокс в том, что Оскар Нимейер – последний представитель «героического модернизма», практикующий в наши дни, убежденный «твердокаменный» коммунист, в России не построил ничего, кроме небольшого монумента в 2004 году. После того, как в Бразилии пришла к власти военная диктатура, Нимейер жил во Франции и много работал для французской компартии, а несколько позднее – для кубинской. В СССР же архитектор не работал, хотя ему и присудили в 1963 г. Ленинскую премию – вручив удаленно, в Бразилии. Зато в советской архитектуре 1970-х многое заимствовано от Нимейера – массивные изгибы, бетонные купола и обширные бетонные площади, посреди которых так холодно зимой.

Выставка, открывшаяся в анфиладе музея архитектуры, столь же эмоционально-поэтична, как и само творчество великого бразильского модерниста. На ней показано 40 избранных работ, как построек, так и проектов – наиболее значимых по убеждению куратора выставки бразильского историка архитектуры Маркуш де Лонтра Кошта. Немалая часть экспозиции относится к 2000-м годам – с целью показать, что и сейчас Оскар Нимейер активно работает над проектами для Бразилии и других стран: только в этом году было закончено строительство нескольких его новых зданий в Бразилиа и Нитерое.

Архитектура показана большими цветными картинками, фотографиями построек и визуализациями проектов, которые чередуются с совершенно белыми лапидарными макетами. Даты проектирования каждого сооружения не подписаны – что усиливает и без того присущий архитектуре Нимейера вневременной эффект, однако экспозиция разбита по хронологии на 5 этапов и щедро разбавлена текстами – из Нимейера и про Нимейера, а также выдерживающими любое увеличенные линейными в духе Матисса рисунками архитектора, главных героев которых – человеческие руки и женские тела – можно при желании разглядеть в почти любом из показанных здесь зданий и проектов.

Среди текстов немало посвящено социально-политическим проблемам: убежденный коммунист Оскар Нимейер, друг Фиделя Кастро и Уго Чавеса, с одинаковой горячностью призывает молодых архитекторов к творческому самовыражению и к борьбе с социальным неравенством, «империей Буша» и прочими проявлениями несправедливости и империализма. Его социальные высказывания преисполнены искренности и убеждения, архитектор на мыслит своего творчества без борьбы, отчего творчество Нимейера начинает казаться неразделяемым сплавом из латиноамериканской чувственности, левого пафоса и лаконичной «скульптурной» архитектуры – одно без другого здесь невозможно, что, собственно и утверждает знаменитый бразильский модернист в своих высказываниях разного времени. К выставке издан объемный каталог, практически полностью отображающий ее содержание.

Как любая монографическая выставка, «Поэзия формы» заставляет задуматься о той роли, которую Нимейер сыграл в развитии мировой архитектуры. Экспозиция в МУАРе начинается с комплекса в Пампулье начала 1940-х, и за скобками остается здание Министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро, над проектом которого молодой Нимейер работал вместе с Ле Корбюзье в 1930-е гг., а ведь именно оно связывает его с «современным движением» европейской архитектуры. В результате на выставке бразильский архитектор предстает как сформировавшийся самостоятельно, без внешнего влияния и раннего периода развития.

Большинство работ архитектора демонстрируют различные варианты использования криволинейных форм – это основа личного вклада Нимейера в современную архитектуру. Необыкновенная пластичность его построек, роднящая их с произведениями скульптуры, очень привлекательна: ведь архитектор сам называет красоту целью своего творчества. Также он говорит о роли поэзии, эмоций в архитектурном проектировании. Его музеи в Нитерое, Бразилиа, Куритибе,  общественные здания в Сан-Паулу, Гавре, Константине, той же Бразилиа – выглядят украшениями городов, где они находятся. Нимейер даже призывает с осторожностью относиться к ландшафтной архитектуре и озеленению вообще: ведь его собственные здания лучше всего смотрятся посреди огромных залитых асфальтом или выложенных бетонными плитами площадей, на фоне яркого южного неба.

Но их подчеркнуто лаконичные формы, с почти полным отсутствием деталей, которые позволили бы человеку соотнести себя с этими удивительными зданиями и оценить их действительный размер нередко делают их похожими огромные макеты. Висящие на выставке рядом фотографии и трехмерные визуализации проектов Нимейера очень схожи – даже слишком схожи для реальной и воображаемой архитектуры.

Определяющее значение свободы творчества для художника, о котором часто говорит архитектор, наталкивает на мысль: Нимейер, начинавший свое обучение как художник, работает в категориях изобразительного искусства, а не архитектуры. Его игра с криволинейными формами и геометрическими объемами часто выливается в противоречие между внешним видом и решением внутреннего пространства постройки – а иногда и ее функциональностью. Например, эффектная полусфера Музея Республики (2004-2007) в Бразилиа плохо приспособлена для экспозиции живописи или графики: мягко изгибающиеся стены ее интерьера вынуждают кураторов изобретать особые варианты развески произведений. Так Нимейер неожиданно предстает первым из когорты архитекторов-художников, для которых формальный эксперимент играет главную роль в творчестве, а функциональность и ориентация на будущего «пользователя» здания имеют лишь ограниченное значение. Иногда Оскара Нимейера добавляют четвертым к «триаде» гениев архитектуры XX века: Ле Корбюзье, Людвига Мис ван дер Роэ и Алвара Аалто. Но кажется более справедливым его связать с чередой младших современников, из которых можно назвать Фрэнка Гери или Даниэля Либескинда, также увлеченных поиском новых, пластичных и эффектных форм в ущерб утилитарному назначению здания. Если принять такой ход рассуждений, то великий бразильский старец архитектор Оскар Нимейер – дедушка современной криволинейности, в столетнем возрасте бодро не выпускающий из рук карандаша – более чем достоин своих почестей, он и правда живая легенда.

zooming
Самый изящный из залов музея архитектуры приютил макет гигантской руки - Мемориала Латинской Америки в Сан-Паулу (1987)
zooming
Оскар Нимейер. Casa de Canoes. Фотографии предоставлены организаторами выставки
zooming
Оскар Нимейер. Кафедральный собор города Бразилиа
Оскар Нимейер. Кафедральный собор города Бразилиа
zooming
Оскар Нимейер. Дворец Алворада, резиденция президента Бразилии в городе Бразилиа
zooming
Оскар Нимейер. Резиденция Французской коммунистической партии. Париж, 1967
zooming
Важнейшие проекты Оскара Нимейера представлены на выставке всесторонне - в виде фотографий, набросков, текстов и лаконичных макетов. Не хватает разве что видеороликов
zooming
Оскар Нимейер. Музей Куритиба, 2001


17 Декабря 2007

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.