Каким будет павильон России на биеннале Колхаса?

Григорий Ревзин, комиссар российского павильона венецианской биеннале, рассказал Архи.ру о концепции ее куратора Рема Колхаса, а также о том, кого он позвал представлять Россию на биеннале 2014 года.

30 Января 2013
mainImg
Публикуем видеозапись разговора; ниже можно почитать его расшифровку.



расшифровка интервью:

Архи.ру:
Рем Колхас объявил новую тему и концепцию венецианской биеннале. Как Вы можете это прокомментировать?

Григорий Ревзин:
Была встреча с Колхасом в пятницу в Венеции. Вы знаете, это была очень сильная его лекция, довольно увлекательная; интересно там присутствовать. Так вышло, что я был на собраниях кураторов пять раз и, пожалуй, это было самое яркое. Колхаса много раз приглашали туда [куратором на биеннале – Архи.ру], но он каждый раз хотел больше времени. Ему не давали. А сейчас в первый раз дали. У него идея реформирования биеннале. Он считает, что архитектурная биеннале должна отличаться от художественной, потому что если она сделана по тому же принципу, то мы получаем просто инсталляции от архитекторов, что не очень интересно. А он хочет вместо этого в большей степени ориентироваться на исследования, а не на художественное самовыражение архитектора.

В качестве основной темы он видит не архитекторов, а архитектуру. Это что-то похожее на биеннале без имен, без звезд. Есть, конечно, вопрос кому это интересно, и удастся ли биеннале собрать порядка 150–180 тысяч зрителей, как они собирают обычно. В частности поэтому он надеется на студентов. Активное привлечение студентов – это часть концепции Колхаса.
 
Он достаточно сильно реформирует всю биеннале. В частности Арсенал, если все будет развиваться так, как обозначено, можно сказать, выпадает из биеннале, потому что тема Арсенала – Италия. Идея в том, что Колхас «вытягивает» Арсенал в одну линию и Италию в одну линию, и получается так, что можно в одном Арсенале расположить всю Италию. Мы будем входить со стороны севера, где-то через Милан, дальше через Триест, а в конце, там где был павильон Китая, будет крайний юг – Калабрия, Бари и так далее. Пройдем по Арсеналу – пройдем по Италии. Трудно сказать, как это будет выглядеть и понятно, что это немножко нехарактерная для биеннале тема.

В основном павильоне, бывшем итальянском, будет располагаться выставка самого Колхаса, которая называется «Элементы». Это словарь того, из чего состоит архитектура – стены, потолки, полы, крыши, двери, окна, проходы – в общем, архитектурный вокабуляр [словарь – Архи.ру] во всех возможных его измерениях и осмыслениях.

Национальным павильонам он предлагает всем сделать одну тему – абсорбция современности. Про то как современность пришла в мир. Тема ограничена хронологически: с 1914-го по 2014 годы, т.е. по сегодняшний день. Он показывал презентацию: мир 1914 года, где Москва, Шанхай, Париж, Лондон очень сильно отличаются друг от друга, совсем разные виды. Когда же мы сегодня смотрим на эти города (он показывал в основном бизнес-центры), кажется, что это одно сплошное Сити, все одно и то же. Вопрос в том, каким образом эта современность захватила весь мир.
Каждому павильону предлагается рассказать свою историю на эту тему.

Это замысел. Конечно, он не является стопроцентно жестким. Те павильоны, которые не хотят этого делать, не делают. Тем не менее, он это предложил. В Венеции были представители 41 страны, и возражений не последовало. Наоборот, представители разных павильонов. Надо понимать, что до биеннале чуть меньше двух лет, поэтому где-то были комиссары, где-то комиссары и потенциальные кураторы, как у нас, где-то представители посольств, как в Украине – в целом все это приняли. Ты можешь, конечно, и не принимать, но будешь странно выглядеть, белой вороной. Таким образом, биеннале, по крайней мере, в разделе Джардини, «в садах», превращается в развернутую на 40 павильонов историю архитектуры XX века, где мы видим разные измерения, этапы, влияния. Например, Германии, когда Баухауз распространился на весь мир, потом Японии и ее метаболизма, Америки – как то эти волны друг с другом пересекаются.

Боюсь, что самым интересным в этой биеннале окажется каталог, а не сами павильоны. Для профессионалов, конечно, очень интересно смотреть эти выставки, а просто для публики – не факт. Хотя с другой стороны, Колхас получит биеннале – итог XX века. Это значительно, это так или иначе останется в истории. Тут его можно понять. Это что касается биеннале вообще.

Архи.ру:
А что Вы предложили как комиссар российского павильона?

Григорий Ревзин:
Предложил это сильно сказано, до биеннале, повторяю, два года. Но исходя из входящих обстоятельств: имеется Колхас в качестве главного куратора и есть просьба ориентироваться на студентов, я принял решение предложить «Стрелке» выставиться в российском павильоне в 2014 году. Надо понимать, что когда создавалась «Стрелка», то Колхас создавал «Стрелки», он делал там много разных исследований и продолжает их. Такая связь между национальным павильоном и куратором довольно полезна для продвижения страны и весьма продуктивна. Исходя из этих соображений, мне кажется, что «Стрелка» может удачно это сделать.

Что именно это будет? Функция комиссара – выбрать, а предложения по программе – это функция куратора. «Стрелка» пока еще куратора не определила. Мы ездили в Венецию вместе с Варварой Мельниковой, директором «Стрелки». Я не уверен, что она будет куратором, по крайней мере, она не говорила, что собирается им быть. Это вопрос, который будет решаться внутри «Стрелки».

Мне здесь важнее структура, потому что, повторяю, речь идет о студентах. Понятно, что на «Стрелке» должны быть запущены исследования, каким-то образом нужно понять материал:  что такое модернизм для России, что такое модерн, современность для России? И как это происходило в XX веке. С одной стороны, есть разнообразные попытки привить России современный стиль в архитектуре – в начале XX века мы его начинали, в 1960-е перенимали, в 1990-е опять перенимали и создали некие образцы.

Есть другая, большая, тема модернизации России. Я бы сказал, что на архитектуру с этой точки зрения, с позиции модернизации на русский XX век еще никто не смотрел. Все смотрели на то, как у нас утверждается авангард, это интересная и известная история, которая вошла во все учебники. А совсем другая тема – это попытки сделать из России современное государство. Это тема, которая, я бы сказал, более актуальна сегодня, чем история и историография. С этой точки зрения никто на Россию не смотрел. Соединить эти две темы было бы интересно. «Стрелка» имеет для этого некоторые основания. Участвовали в конкурсе на концепцию Большой Москвы. И там, как раз, с одной стороны, был Рем Колхас, а с другой стороны – Александр Александрович Аузан, глава институциональных экономистов, декан экономического факультета МГУ, который именно так и повернул эту тему. Мне кажется, здесь есть о чем поразмышлять.

Другой вопрос, как все это представлять? Понятно, что если все павильоны превращаются в каталоги истории архитектуры, то это скучновато, хотя, конечно, это «Стрелке» решать. Но поскольку времени еще много, еще возможность подумать о том, как это вообще можно представить так, чтобы это было зрелищно, интересно, понятно и завлекательно.

беседовала Юлия Тарабарина, расшифровка Аллы Павликовой
zooming
Григорий Ревзин, кадр из интервью

30 Января 2013

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.