Современное временное

Выставка «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана» красиво обосновывает появление в Парке «Гаража» – нового местоблюстителя авангардных традиций территории. Но, кроме истории, выставка вписана и в текущий процесс: один из ее разделов – «Современное временное» – посвящен новым постройкам русских архитекторов. Эту часть выставки сделала команда АРХИWOOD, а в преддверии круглого стола «Архитектура рядом», который состоится в «Гараже» завтра, о жгучей актуальности временного размышляет куратор экспозиции Николай Малинин.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

21 Ноября 2012
mainImg
«Нет ничего более постоянного, чем временное!» – вздыхала мама, переезжая в очередную съемную квартиру или подкладывая под ножку стола сложенную картонку. Для советского человека «временное» было страшным проклятием. Оно обозначало «некачественное», «ненастоящее», «бесперспективное». Жизнь все время приходилось откладывать на будущее. И пусть не у нас! – но у наших детей! – в этом светлом будущем все должно было получиться. В настоящем надлежало лишь «перекантоваться». И еще была фраза: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи». Дорогие надо было покупать, не потому что они красивы, а именно потому, что прослужат долго.

На наших глазах всё переменилось. Актуальными стали совсем иные ценности: гибкость, легкость, подвижность, мобильность, ликвидность. Архитектуре трудно угнаться за ними: она, конечно, музыка, но все-таки застывшая.

Но в ней есть один жанр, где появляется категория времени – причем не как интерпретация, а как условие существования. Это «временная архитектура»: выставочные сооружения, парковые павильоны, летние кафе, беседки. Или, выражаясь строго, «род некапитальных сооружений, рассчитанных на временное использование, имеющих, как правило, облегченную конструкцию, небольшой размер, скромный бюджет и ограниченный функционал: репрезентация, питание, общение, развлечение».
zooming
ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ ЦСК «ГАРАЖ» Москва, Парк культуры Архитекторы: Максим Спиваков, Леонид Слонимский, Артем Китаев, Николай Мартынов, Артем Стаборовский Фото: Юрий Пальмин 2012
zooming
ХРАМ В АНТАХ. Тульская область, Заокский район, «АрхФерма». XIII архитектурный фестиваль «Города» Команда «ЛЕСОСПЛАВ» (Санкт-Петербург). Архитекторы: Андрей Воронов, Александр Берзинг, Женя Новосадюк, Георгий Смежкин, Иннокентий Падалко, Дмитрий Богачев

Но можно ли – при всем при этом – четко определить границы этого понятия? Ведь есть архитектура, строившаяся на время, но пережившая свой срок: Эйфелева башня, «Атомиум», хрущёвки. Есть временная архитектура, сохраняющая образ, но меняющая материал или место: Хрустальный дворец, Мавзолей Ленина, павильон Миса в Барселоне. А есть архитектура, которая строилась «навсегда», но оказалась «временной» по различным причинам: войны, землетрясения, пожары и т.д.

Вывод очевиден: понятие «временная архитектура» достаточно условно. В общем-то, всякая архитектура временна. Как и человеческая жизнь. Но мы почему-то не называем свою жизнь «временной». Отчасти потому, что она имеет свойство перевоплощаться в пароходы, строчки и другие долгие дела. Архитектура же кажется самым проторенным путем в бессмертие. Но именно этот пафос загромождает наш мир нелепо монументальными сооружениями. Они так обеспокоены прописаться в вечности, что мало заботятся об адекватности времени и месту. «Сделано на века!» – хвастается архитектор, надеясь, что колонны и мрамор помогут ему заскочить безбилетным зайцем в паровоз истории.
zooming
НАРУЖНОЕ ПОДВЕСНОЕ УСТРОЙСТВО ДЛЯ КРУГЛОСУТОЧНОГО ПРЕБЫВАНИЯ «Обледенение архитекторов» Архитекторы: Игорь Бурый, Илья Вознесенский, Алексей Кононенко, Вера Самородова 2004

Но сегодня меняются и отношения человека с вечностью. Конные памятники, мемориальные музеи-квартиры, названия улиц – все это уже не работает. Вечность больше не является мотивацией. Никто уже не будет читать наши мемуары, письма, дневники. Да мы их уже и не пишем, ограничиваясь постами в фэйсбуке. Будущее становится все более проблематичным. Загадывать трудно, чтоб не сказать – страшно. Зато настоящее плотнеет и ускоряется. Автомобиль меняется раз в три года, телефон, компьютер – еще чаще. Даже профессия – и она уже не «на всю жизнь». Культ путешествий, бум кредитов – все это свидетельствует о том, что внутренняя установка меняется: не отложить на будущее, а как можно более интенсивно прожить настоящее. Недаром философы заговорили об «обществе переживаний».

Квартира, дом не остаются в стороне от этой гонки. Нашим детям (что уж говорить о внуках) не понадобятся наши хоромы, нажитые таким непосильным трудом. Они разбегутся, разъедутся, а может быть, вообще будут жить в космосе. Да и мы уже все меньше зависим от места (а все больше – от наличия интернета). Стираются границы между домом и офисом, работой и отдыхом, реальностью и виртуальностью. Искусство – самый чуткий флюгер – давно уже мобильно и интерактивно: хэппенинги, перформансы, флэшмобы.
zooming
ЛЕТАЮЩИЙ ПРОЛЕТАРИЙ Из серии «Временные монументы» Архитектор: Юрий Аввакумов 1989

Казалось бы, архитектуре не пристало участвовать в этой суете – спешить за модой, превращаться в дизайн, уподобляться гаджетам. Ей бы создавать противоположный полюс – стабильности, надежности, уверенности в завтрашнем дне. Что тем более актуально в нашей стране, где и без того «всё зазря и всё непрочно». Но вместе с этим архитектура непременно оказывается инструментом закабаления, контроля и манипуляции (лучшее исследование жилищной политики СССР так и называется:«Наказание жилищем»). Сегодняшняя власть заинтересована в недвижимости уже иначе (как афиллированный девелопер), а никакой иной стабильности (ни в политике, ни в бизнесе) она своему гражданину предложить не может. Но, чтобы нажить палаты каменные, известно, какими праведными должны быть труды. Ничто так не портит москвичей как квартирный вопрос – и немудрено, что этические ценности в современной русской архитектуре давно и безнадежно редуцированы. Потому идентифицироваться с ней невозможно и радости она не приносит. Это архитектура не наша, она не для нас и не про нас.

Единственным жанром, способным реагировать на меняющиеся запросы общества, отражать наши настроения и чаяния, оказывается сегодня временная архитектура. Ограниченность временного существования объекта дает архитектору свободу. Освобождает его от диктата заказчика, от косности и жадности чиновников, от капризов покупателей. Ставит его вне рынка, а равно снимает вопрос о попадании в вечность. Конечно, любой архитектор скажет вам, что ограничения – благо, что именно они стимулируют фантазию и что вообще архитектура не живет в безвоздушном пространстве. Но у нас уж больно спертый воздух.
zooming
РЕКОНСТРУКЦИЯ ПЛОЩАДИ ПЕРЕД ТЕАТРОМ Пермь, эспланада «архитекторы асс» Архитекторы: Евгений Асс, Ольга Тулузакова, ГригорАйказян, Анастасия Климова, Мария Власова, Анна Приходько 2011

Возможно, в этой архитектуре нет того, что привычно связывается со словом «свобода» – фантастических форм, футуристических линий. Что, конечно, отличает ее от временной архитектуры Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1923 года. Тогда в искусство пришла совершенно новая форма, обозначившая такие же новые – революционные – смыслы. У нас пока революции не случилось, но кажется, летний бум павильонной архитектуры отразил именно эти зимние протестные настроения. Когда в кои-то веки хочется быть вместе и сообща что-то делать. Впрочем, обратная связь тоже просматривается: обновленный прошлым летом Парк культуры дал людям ощущение, что что-то в городе может быть «поих». И в этом смысле временная архитектура оказывается для нас куда более важной, содержательной и принципиальной, чем в любой стране мира.

И если в США городские сообщества давно уже стали новым субъектом архитектуры (а «спонтанных интервенций» там уже тысячи – им и был посвящен американский павильон на последней Венецианской биеннале), то в России этот процесс начался совсем недавно. Начался, естественно, за городом, где природа и свобода (а не дворцов заманчивые своды). Это Никола-Ленивец, Клязьминский пансионат («Пирогово»), «АрхФерма», фестиваль «Города», сибирский «БухАрт». Затем, буквально два года назад, временная архитектура появилась в городских парках: сначала в Парке Горького, в этом году – в «Музеоне», Саду им. Баумана. Проникла на бывшие промтерритории («Флакон», Новая Голландия), потихоньку освоила набережные, овраги и бульвары: «Самара-NEXT», «Активация Вологды», ярославская «Архитектура движения», нижегородский «О!Город», SretenkaDesignWeek в Москве. И как на природе эти объекты сливались с ландшафтом, так и в городе временная архитектура не противостоит существующей исторической среде (так, как капитальная), а, напротив, всячески провоцирует к диалогу.

Чаще, правда, наши граждане (в отличие от американских) поднимаются на диалог, чтобы что-нибудь отвергнуть(например, Стену на пермской эспланаде), но к этому их приучила именно капитальная архитектура, плюющая на них с колокольни своих газпромскрёбов.
zooming
ТРЕУГОЛЬНЫЙ САД. Вологда, сад Политехнического университета, фестиваль «Дни архитектуры», проект «Активация» Группа «АВО!» Архитекторы: Вера Смирнова, Лиза Апциаури, Анастасия Колтакова, Ксения Михайлова Фото: Алексей Курбатов, Александр Павлов 2012

Да, эта архитектура не про форму, а про пространство, про людей, про самоорганизацию. И красоту здесь надо искать не в том, как балка лежит на стойке, а в том, как эти объекты вписаны в среду, как архитекторы за три дня своими руками всё возвели, как эти объекты живут... Это даже не столько результат, сколько процесс, и это еще одна важная составляющая категории «времени». Но в итоге мы можем увидеть за временной архитектурой массу важных смыслов, которые не способна транслировать наша «взрослая» архитектура. Обнаружение каковых и является задачей экспозиции.
zooming
ШАХМАТНЫЙ КЛУБ. Москва, Нескучный сад. FAS(t). Архитекторы: Александр Рябский, Ксения Харитонова, Михаил Звягин Фото: Ульяна Майсова, Ксения Харитонова. 2012

Вот, например, «прозрачность» – такое же популярное в нашем лексиконе слово как «демократия», как «честные выборы», как «независимый суд». Как все, чего очень хочется, но достичь никак не получается. Поэтому и отражает эту интенцию «большая» архитектура чисто символически – стеклянными стенами офисов. А в Голландии даже квартиры лишены занавесок: протестантская этика диктует прозрачность частной жизни; если ты не делаешь ничего дурного, тебе нечего скрывать. Наши же риэлтеры давно уяснили, что «сплошное остекление» – совсем не то, чем можно соблазнить покупателя квартиры. Исконная общинность русского человека была доведена до абсурда советской властью; Булгаков тоскует о «кремовых шторах» как о символе уюта и частной жизни. Сегодня эта травма коллективизма радостно изживается культом буржуазной приватности. «Ваш дом – ваша крепость!» – кричит со всех углов реклама недвижимости. И она тем крепче, чем толще стены и выше забор. Но что там происходит за этим забором, за этими кремовыми шторами – одному богу известно. И это не только про дом, это и про город тоже. Всякий забор провоцирует пописать, бросить окурок, пустую бутылку. Равно как и любая городская беседка. Превозмочь эту данность как раз и пытаются беседки в Марфино, кафе в Новосибирске, шахматный клуб в Парке культуры.
zooming
КАПСУЛЬНЫЙ ОТЕЛЬ. Калужская область, деревня Никола-Ленивец, фестиваль «Архстояние» «АРХНАХ» (Бюро Архитектурных Находок) Архитекторы: Кирилл Баир, Дарья Лисицына Фото: Дарья Лисицына 2011

Другая актуальная тема – «компактность». Герой притчи Льва Толстого «Много ли земли человеку нужно?» погнался (в прямом смысле – бегом) за увеличением жилплощади и упал замертво. И всё, что ему оказалось нужно, – это три аршина земли. В рассказе «Крыжовник» Чехов спорит: «Три аршина – это мертвецу нужно! А человеку – ему весь земной шар нужен!» Спор классиков разрешился вроде как сам собою: земной шар стал куда доступнее, а прогресс методично уменьшает размер нужных нам вещей, соответственно – и необходимое количество пространства. Но в России и автомобиль – не средство передвижения, и дом – не средство проживания: и то, и другое – демонстрация статуса. Поэтому по-настоящему компактными могут быть лишь объекты, предназначенные для временного пребывания: Sleepbox или «Капсульный отель».
zooming
SLEEPBOX. ARCHGROUP. Архитекторы: Михаил Крымов, Алексей Горяинов

zooming
ГИПЕРБОЛОИДНАЯ ГРАДИРНЯ Калужская область, деревня Никола-Ленивец, фестиваль «АрхСтояние» Архитектор: Николай Полисский Фото: Ольга Орлова 2009

Еще одна тема – «утилизируемость». В соответствии с интуицией Марины Цветаевой («А может, лучшая победа над временем и тяготеньем – пройти, чтоб не оставить следа, пройти, чтоб не оставить тени») временная архитектура честно и ответственно задумывается о собственной утилизации. Побыть – и оставить следующим поколениям чистую площадку. Впрочем, дверью можно и хлопнуть, собственный конец превратив в перформанс: именно так, полыхая, ушла градирня в Никола-Ленивце. А «Ледяной бар» на Клязьминском водохранилище растаял тихо и незаметно, в полной гармонии с законами природы. Также логично вместе со льдом закончил свою жизнь каток в Парке культуры (чтобы через год начать ее заново), ну а «Дровнику» сам бог велел сгореть. Оно, конечно, руины прекрасны, но знали б романтики, их воспевавшие, в какую помойку превратится планета!
zooming
ОФИС ПРОДАЖ Московская область, жилой район «Микрогород в лесу» MOSSINEPARTNERS Архитекторы: Антон Мосин, Вера Казаченкова, Олеся Соколова, Станислав Кириченко Фото: Алексей Народицкий 2012

Нетрудно заметить, что на этих этических постулатах базируется новая концепция современной мировой архитектуры, которая описывается все еще загадочным для нас словом sustainability. «Устойчивое» – совсем не значит «вечное». Это, скорее, «уместное», «адекватное», «ответственное». Звучит, конечно, скучновато – как всякая диета, как трезвость, как «моральный кодекс строителя коммунизма». Или, как сказал поэт: «В здоровом теле – здоровый дух, на самом деле одно из двух». Но бывает такое, что диета остро необходима. Потому что дальше – инсульт. И для русской архитектуры (да и не только для архитектуры) сейчас именно такое время. Неловко, конечно, пропагандировать диету в стране, где далеко не все сыты. Но и кормить людей отравой – тоже совестно.
zooming
ОРИГАМИ. ДОМИК ДЛЯ БОМЖА Архитектор: Александр Купцов 2005

Правда, в отличие от западных архитекторов, всерьез занимающихся экспериментами в рамках временной архитектуры (с новыми формами, материалами, технологиями, социумом), в работах их русских коллег все время сквозит ироническая нота. Это, во-первых, глубокий скепсис по поводу местных реалий: все равно никому ничего не надо, всё разворуют, поломают, а на поток поставят китайцы – как произошло со слипбоксами. Но это еще и тонкое проницание обратной стороны вопроса: бодрая смена всего и вся – это тривиальныйконсьюмеризм. Рынок провоцирует потребителя непрерывно покупать все новые и новые вещи. Надоело? – вот тебе новая игрушка. А старые – выкинь, не забыв рассортировать по соответствующим разделам помойки.
zooming
ПАВИЛЬОН ДЛЯ ВОДОЧНЫХ ЦЕРЕМОНИЙ. Московская область, курорт «Пирогово» Бюро «Александр Бродский» Архитектор: Александр Бродский Фото: Юрий Пальмин 2003

Инфантилизму такого рода как раз и противостоят лучшие проекты русских зодчих. Понятно, что «Домик для бомжа» Александра Купцова – совсем не про «трансформируемость», а про то, что люди спят на улицах. А вологодская аудитория под открытым небом – совсем не про «экологичность», а про то, как безнадежно устарели наши университеты. И даже риэлтерский офис Антона Мосина – не про «легкость», а про торговлю еще не построенным товаром, по сути – воздухом. А уж «Водочный павильон» Александра Бродского – это точно не о «повторном использовании», хотя любой японец, видя старые оконные рамы, полагает, что это так. А это ровно наоборот – о загадочной русской душе, которая в гробу видала все эти экологические ценности. Которой бы спрятаться от посторонних глаз да и хлопнуть в тесной компании.
zooming
ЛЕДЯНОЙ БАР Московская область, курорт «Пирогово» Бюро «Александр Бродский» Архитектор: Александр Бродский Фото: Юрий Пальмин 2002

Над экспозицией «Современное временное» работала команда проекта АРХИWOOD: Юлия Зинкевич (продюсер), Николай Малинин (куратор), Мария Фадеева (сокуратор), а также PR-агентство «Правила Общения» и дизайн-бюро Golinelli&Zaks. Выставка создана при всесторонней помощи ЦСК «Гараж», каталог выпущен при финансовой поддержке компании HONKA. Круглый стол «Архитектура рядом» состоится 22 ноября в 20.00 в павильоне ЦСК «Гараж» в Парке культуры в рамках образовательная программа «Приключения гуляющей единицы»  выставки «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана». Вход свободный.
zooming
ЛЕТНЕЕ КАФЕ Новосибирск Архитектор: Андрей Чернов Фото: Александр Архипов 2007
zooming
БЕСЕДКА НА ДЕРЕВЕ Московская область Мастерская Алексея Козыря Архитекторы: Алексей Козырь, Илья Бабак 2012
zooming
ГОЛУБЯТНЯ Московская область, поселок Малаховка Архитектор: Владимир Могунов 2007
zooming
КАТОК Москва, ЦПКиО им. Горького WOWHAUS Архитекторы: Олег Шапиро, Дмитрий Ликин, Ольга Рокаль, Галина Серебрякова, Ольга Хохлова, Мария Хохлова, Анастасия Измакова, Сергей Колосовский, Дмитрий Задорин Фото: Илья Иванов 2011
zooming
HOUSE OF BABLE Посткризисныйнебоскреб MADETOGETHER Архитектор: Никита Асадов 2011

21 Ноября 2012

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Современное временное
Выставка «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана» красиво обосновывает появление в Парке «Гаража» – нового местоблюстителя авангардных традиций территории. Но, кроме истории, выставка вписана и в текущий процесс: один из ее разделов – «Современное временное» – посвящен новым постройкам русских архитекторов. Эту часть выставки сделала команда АРХИWOOD, а в преддверии круглого стола «Архитектура рядом», который состоится в «Гараже» завтра, о жгучей актуальности временного размышляет куратор экспозиции Николай Малинин.
Пресса: Шоу обманутых надежд
"Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана" - едва ли не первый собственный, а не "экспортный" кураторский проект "Гаража", сделанный силами команды Центра современной культуры. И не скажешь, что первый блин получился комом.
Пресса: Образцово-показательный парк
В новом павильоне Парка Горького открылась выставка, посвященная временной архитектуре парка, и, в частности, Первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке.
Пресса: Долгая традиция того, что ненадолго
По опыту преподавателя МГУ знаю, что самый каверзный вопрос для студента на экзамене по истории советской архитектуры: где первый адрес выставки, которая сначала называлась ВСХВ, потом – ВДНХ, а теперь – ВВЦ? «Ну, понятно, где, – в большинстве случаев отвечают четверокурсники, – там, где сейчас стоит мухинская скульптура „Рабочий и Колхозница”, рядом с проспектом Мира». Перефразируя стих Дмитрия Александровича Пригова, понять ошибку можно, ну а простить нельзя.
Пресса: «Гараж» на почве картона
Центр современной культуры «Гараж» открыл для публики свой новый павильон, возведенный по проекту японца Шигеру Бана. Премьерной выставкой в этом пространстве стала «Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана».
Пресса: В ногу со временностью
В ЦПКиО открылся павильон центра современного искусства "Гараж" по проекту японского архитектора Сигэру Бана. На открытии побывал Григорий Ревзин.
Пресса: Из картонных труб
В Москве открывается сразу два выставочных пространства, где будут показывать современное искусство.
Пресса: Новый «Гараж»: Центр современной культуры переехал...
В парке Горького открылся новый павильон «Гаража» — временное здание из картонных труб построил японский архитектор, и первая выставка в павильоне ему под стать — о временной архитектуре самого парка. «Афиша» сходила на открытие павильона и разобралась что к чему.
Пресса: "Гараж" показал историю Парка Горького "от Мельникова...
Центр современной культуры "Гараж" открыл пространство нового временного павильона, выстроенного по проекту японского архитектора Шигеру Бана, тематически символичной выставкой "Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана".
Пресса: Гуляющие единицы и временный «Гараж» в Парке Горького
В пятницу, 19 октября, состоится открытие павильона центра современной культуры «Гараж» в парке Горького. Автор проекта — японский зодчий Шигеру Бан. По случаю открытия павильона «Гараж» представит выставку «Временная архитектура парка Горького: от Мельникова до Бана», в рамках которой пройдет образовательная программа «Приключения гуляющей единицы» — разнообразные лектории, тематические экскурсии и мастер-классы для детей и взрослых.
Пресса: Фундаментальная легкость
В ожидании реконструкции павильонов «Времена года» и «Шестигранник» в Парке Горького, где обоснуется переехавший из бахметьевской постройки «Гараж», 20 октября открывается павильон Центра современной культуры.
Пресса: Выставка временных достижений
Центр современной культуры "Гараж" открывает временный павильон в Парке Горького выставкой о временных павильонах в Парке Горького.
Пресса: Происхождение парковых видов
Сергей Ходнев о новом павильоне «Гаража» и выставке «Временная архитектура парка Горького: от Мельникова до Бана».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.