Мы здесь строим то, что во Франции ломают

Французский архитектор Доминик Дрюен рассказал московским слушателям о том, как в окрестностях Парижа ломают «дома-корабли» послевоенных кварталов. Русский архитектор Юрий Григорян рассказал в ответ, что в Москве такие дома, наоборот, продолжают строить, причем в промышленных масштабах.

28 Февраля 2012
mainImg
Неделю назад портал Полит.ру провел дискуссию, посвященную реконструкции города. Разговор состоял из лекции французского архитектора Доминика Дрюена (Dominique Druenne) и комментариев трех российских экспертов: Александра Кибовского от Москомнаследия, Натальи Душкиной от защитников наследия и Юрия Григоряна от архитекторов.
zooming
Снос дома «Бальзак», Витри-на-Сене. Фотография: http://television.telerama.fr
zooming
Доминик Дрюен (слева), Борис Долгин (справа). Фотография Ларисы Талис

Доминик Дрюен, автор двух книг про «реабилитации старого жилья», изданных в 1976 году, рассказал о Национальной программе обновления городов во Франции (projet de rénovation urbaine, PRU). Национальная программа городского обновления была запущена в 2003 году. В 2004 – 2008 годах на неё было выделено 250 млн. евро, планируется вложить ещё больше, и построить, в общей сложности, 300 тыс. «единиц жилья».

Речь в основном идет о реконструкции кварталов, построенных после Второй мировой войны. Тогда Франция переживала острый жилищный кризис: для обеспечения населения не хватало 4 млн. единиц жилья, притом что 50% населения на тот момент проживало в городах. К 1968 году общее количество жителей Франции возросло на четверть, составив около 50 млн. чел., в том числе и за счет переселенцев из Алжира. По словам Дрюена, в то время 80% жилья во Франции не имело необходимого в нашем понимании оснащения (например, теплого туалета и душа). До войны обустройство домов во Франции было частным делом, после войны подключилось государство. С 1957 по 1983 год оно активно строило массовое жилье, и построило 198 кварталов с двумя миллионами квартир.

Однако если в первые десять лет после возведения эти жилые массивы воспринимались как «кварталы счастья», то затем их заселили бедняки и иммигранты, и обстановка изменилась. Сейчас там небезопасно, торгуют наркотиками, а пожарные машины не могут подъехать к домам потому, что их забрасывают камнями. Домашний адрес в таком квартале может помешать человеку устроиться на работу.
Чем не улица Строителей? а до Парижа всего 4 километра. Витри-на-Сене, кадр из ролика http://www.dailymotion.com

Квартал «Бальзак» в городке Витри-сюр-Сен, расположенном в четырех километрах к югу от Парижа, был построен в 1964–1968 годах по проекту архитекторов Марио Капра, Луи Кера, Жана Пьера Жильбера. Он состоит из серых 14-ти этажных домов-пластин на «ножках» (похожие дома есть в Москве: один на ВДНХ, второй на Беговой, третий это дом-стена на Тульской), длинных 10-ти этажных домов попроще, и пятиэтажек. Для Москвы это не привычно, но при строительстве все они получили «культурные» названия: дом «Ренуар», «Равель», две пластины – «Дебюсси», четыре пятиэтажки – «Брак» (не то, что мы подумали, а Жорж Брак). Одна из самых больших пластин на ножках называлась «Бальзак» – 23 июня 2010 года ее разрушили. Делалось это тщательно: на середине высоты дома убрали все стены, ослабили опоры и «уронили» верхнюю часть дома на нижнюю. Пыли, несмотря на все старания, было много, а жильцы соседних маленьких домов уезжали на время сноса (маленьких домов вокруг много, квартал многоэтажек скорее исключение, разрывающее городскую ткань, как говорит Дрюен).
Пятиэтажные дома, которые заменят 14-этажные дома-пластины. Витри-на-Сене, кадр из ролика http://www.dailymotion.com

Вместо снесенных 660 квартир планируется построить 1300 «единиц жилья» – тоже квартир, но в пятиэтажных домах с террасами на крыше. Существующие там же старые пятиэтажки сохраняют, утепляют и облицовывают. Получается, признаться, не то, чтобы эстетично, зато практично. Французы люди весёлые, они уже шутят, что жители Витри теперь будут отмерять свою жизнь по разрушению классики: до падения Ренуара, после сноса Дебюсси…

Ролик, рассказывающий о сносе, реконструкции и проектах строительства в Витри-сюн-Сен


Ролик, посвященный жителям Витри, ближайшим соседям снесенного дома «Бальзак»


Другой похожий (хотя и попроще) дом был сломан 6 июля 2011 в парижском пригороде Аньер-сюр-Сен. Он назывался тоже красиво – Gentianes (переводится как горечавка, это такой синий садовый цветок).

Снос дома Горечавка в Аньер-сюр-Сен

Дом-змея в квартале Куртилье. Фотография http://agencerva.com

С районом Куртилье (Les Courtillières) в Пантене планируется обойтись добрее. Помимо коробок, которые планируется снести, там есть дом-змея, построенный в 1954 году Эмилем Айо и признанный памятником архитектуры. Его ломать не будут, наоборот – вмешательство решено минимизировать. Дома, волнисто вьющиеся по контуру парка, отремонтируют изнутри, заселят первые этажи торговлей, а фасады покроют стеклянной массой, которая меняет свой цвет в зависимости от освещения. Проект сделала студия RVA, осуществить его планируется к 2016 году.
zooming
Юрий Григорян, Александр Кибовский (надо же, как получился) и Наталья Душкина. Фотография Ларисы Талис

Комментируя рассказ Дрюена, Александр Кибовский заметил, что во Франции, в таких кварталах население однородно-бедное, а у нас состав жителей пестрый. И тут же плавно перешел к разговору о московском историческом центре, посетовав, что жители центра часто не в состоянии обеспечивать хорошее состояние доходных домов, в которых они живут. Глава Москомнаследия посетовал, что в последние 20 лет застройка центра велась коммерчески – не то, что в советское время по плану, и выразил надежду на то, что Новую Москву будут градостроительно регулировать. По его мнению, «это шанс наконец увидеть человека, гражданина, нуждающегося в дружелюбной городской среде».

Наталья Душкина говорила о наследии XX века. Она вспомнила о выставке Рема Колхаса на архитектурной биеннале, пафосом которой было: «прекратите разрушать послевоенную застройку», включая здания 90-х годов, потому что, прежде всего, ее некуда вывозить. «Куда вывезли тонны материала, которые остались от пятиэтажек или гостиницы «Россия»? – Хорошо, если на строительство дорог и полигонов, но с нашей бесхозяйственностью вполне может оказаться, что эти груды строительных останков лежат в наших лесах. …необходимо  прекратить разрушать, надо  адаптировать к современным условиям. В Германии, например, не разрушаются ГДРовские пятиэтажки – они обновляются от Берлина до Дрездена. Хотя это и не памятники».

Далее Наталья Душкина упомянула рабочие поселки 20-х – 30-х годов. Она рассказала о том, что Институт Генплана некоторое время назад провел дорогостоящие работы по исследованию этих поселков, после чего они были поставлены на охрану «как вновь выявленные» памятники русского авангарда. «Потом – вдруг, хаотично, они стали выводится из-под охраны. А в это время мы смотрим на Берлин в котором подобные сооружения приведены в идеальное состояние. Тема малогабаритных квартир в центре города тоже очень актуальна. Современному человеку не всегда нужны большие метры, особенно одинокому человеку. Небольшие площади квартир в центре это не только дань моде, это веяние времени. Итогом выступления стал призыв: «Адаптация – а не разрушение!» и это была одна из главных тем встречи, по мнению Душкиной.
zooming
Юрий Григорян. Фотография Ларисы Талис

Юрий Григорян прокомментировал рассказ Доминика Дрюена так: в нем было два сюжета. В одном были показаны прямоугольные, не очень красивые дома, которые создавали проблемы, и их снесли. Во втором сюжете дома более затейливой конфигурации, более красивые, и их сохранили. Тогда – продолжил Григорян, можно сказать, что в Москве любой дом, чем более декорирован и изукрашен, тем он более памятник и тем сильнее нам надо его сохранять. Яркий пример – дом Наркомфина: это сарай, построенный из камышей и штукатурки, поэтому его никто не хочет реставрировать и сохранять.  

Однако ситуация, изложенная Дрюеном, по убеждению Юрия Григоряна, к Москве никакого отношения иметь не может. В Москве в пределах МКАД  114 000 зданий, 39 000 жилых, из них только 5% построено по нетиповым проектам. Территории типовых микрорайонов занимают 80% города – это и  есть город Москва, а историческая часть это всего 3,5 % города. Почему все озабочены этими 3,5 процентами? По убеждению Юрия Григоряна, скоро мы будем иметь 80% территорий, превращенных в гетто. «Мало того, это именно та архитектура, которая нам кажется плохой и она действительно плохая, она порождает проблемы, но именно она воспроизводится сегодня в огромных количествах строительными комбинатами. Мы продолжаем порождать это пространство с огромной скоростью. Во времена Лужкова строилось примерно 3 млн. кВ. метров жилья в год. В прошлом году было построено 1,47 млн. Не взирая на то, что в Москве «ничего строить не собираются», потому что уже ездить негде, все равно  подписали большое количество участков под строительство жилья. Вот именно такого жилья – панельного, которое по-хорошему надо бы сносить. Но мы продолжаем строить, создавая проблемы себе и нашим потомкам. Из домов-кораблей они превращаются в дома-кварталы и вместо 9-ти этажных в 25 этажные …во Франции есть закон, который запрещает строить одинаковые здания не больше какого то определенного количества. А у нас совсем не так, мы не собираемся решать проблемы анонимной застройки, которая производится по каким-то непонятным ценностям. Может быть, это ценности домостроительных комбинатов?» В Москве, по словам Григоряна, масштаб проблемы несколько другой, чем во Франции.

Выход есть, и по мнению Юрия Григоряна, он такой: надо прекратить заниматься центром и заниматься периферией, МКАДом, микрорайонами (студенты «Стрелки» под руководством Григоряна насчитали в пределах Садового кольца 5037 зданий, из них 1048 построенных в советское время, и 848 за последние 20 лет).

«Недавно я предлагал, давайте соберемся и сделаем что-нибудь хорошее для Капотни. Туда никто не хочет, там плохая экология, там заводы, там живут люди в каких то непонятных домах. Это настоящее гетто. Но меня не поняли и высмеяли, потому что все архитекторы хотят в центр. Это ментальная проблема. Риэлторы продают в Москве все что недвижится, никаких ценностей нет. С этим трудно бороться, но необходимо. Архитектор предложил  создавать сообщества или ячейки в каждом районе, которые будут взаимодействовать с властями и влиять на решения и процесс застройки.» Ведь мы все, как уверен Юрий Григорян, можем из города сделать что-то лучшее.


28 Февраля 2012

author pht

Авторы текста:

Анастасия Каркошкина, Лариса Талис, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Проблемы для потомства
Выступление архитектора, руководителя учебных программ института архитектуры, медиа и дизайна «Стрелка» Юрия Григоряна в рамках публичной дискуссии на тему «Реконструкция города: прошлое в будущем», состоявшейся 21 февраля 2012 г. Дискуссия проходила в рамках российско-французского цикла «Мутирующая реальность».
Пресса: Дискуссия Полит.ру: "Как улучшают Париж и что нам до...
21 февраля состоялась публичная дискуссия на тему "Реконструкция города: прошлое в будущем" с французским архитектором и экспертом в области реконструкции "трудных" городских кварталов Домиником Дрюеном (Dominique Druenne). Здесь – отчет о ее первой части, в которой Дрюена российская сторона не то, чтобы подвергала анализу, а дополняла, исходя уже из московских соображений.
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.