Мы здесь строим то, что во Франции ломают

Французский архитектор Доминик Дрюен рассказал московским слушателям о том, как в окрестностях Парижа ломают «дома-корабли» послевоенных кварталов. Русский архитектор Юрий Григорян рассказал в ответ, что в Москве такие дома, наоборот, продолжают строить, причем в промышленных масштабах.

28 Февраля 2012
mainImg
Неделю назад портал Полит.ру провел дискуссию, посвященную реконструкции города. Разговор состоял из лекции французского архитектора Доминика Дрюена (Dominique Druenne) и комментариев трех российских экспертов: Александра Кибовского от Москомнаследия, Натальи Душкиной от защитников наследия и Юрия Григоряна от архитекторов.
zooming
Снос дома «Бальзак», Витри-на-Сене. Фотография: http://television.telerama.fr
zooming
Доминик Дрюен (слева), Борис Долгин (справа). Фотография Ларисы Талис

Доминик Дрюен, автор двух книг про «реабилитации старого жилья», изданных в 1976 году, рассказал о Национальной программе обновления городов во Франции (projet de rénovation urbaine, PRU). Национальная программа городского обновления была запущена в 2003 году. В 2004 – 2008 годах на неё было выделено 250 млн. евро, планируется вложить ещё больше, и построить, в общей сложности, 300 тыс. «единиц жилья».

Речь в основном идет о реконструкции кварталов, построенных после Второй мировой войны. Тогда Франция переживала острый жилищный кризис: для обеспечения населения не хватало 4 млн. единиц жилья, притом что 50% населения на тот момент проживало в городах. К 1968 году общее количество жителей Франции возросло на четверть, составив около 50 млн. чел., в том числе и за счет переселенцев из Алжира. По словам Дрюена, в то время 80% жилья во Франции не имело необходимого в нашем понимании оснащения (например, теплого туалета и душа). До войны обустройство домов во Франции было частным делом, после войны подключилось государство. С 1957 по 1983 год оно активно строило массовое жилье, и построило 198 кварталов с двумя миллионами квартир.

Однако если в первые десять лет после возведения эти жилые массивы воспринимались как «кварталы счастья», то затем их заселили бедняки и иммигранты, и обстановка изменилась. Сейчас там небезопасно, торгуют наркотиками, а пожарные машины не могут подъехать к домам потому, что их забрасывают камнями. Домашний адрес в таком квартале может помешать человеку устроиться на работу.
Чем не улица Строителей? а до Парижа всего 4 километра. Витри-на-Сене, кадр из ролика http://www.dailymotion.com

Квартал «Бальзак» в городке Витри-сюр-Сен, расположенном в четырех километрах к югу от Парижа, был построен в 1964–1968 годах по проекту архитекторов Марио Капра, Луи Кера, Жана Пьера Жильбера. Он состоит из серых 14-ти этажных домов-пластин на «ножках» (похожие дома есть в Москве: один на ВДНХ, второй на Беговой, третий это дом-стена на Тульской), длинных 10-ти этажных домов попроще, и пятиэтажек. Для Москвы это не привычно, но при строительстве все они получили «культурные» названия: дом «Ренуар», «Равель», две пластины – «Дебюсси», четыре пятиэтажки – «Брак» (не то, что мы подумали, а Жорж Брак). Одна из самых больших пластин на ножках называлась «Бальзак» – 23 июня 2010 года ее разрушили. Делалось это тщательно: на середине высоты дома убрали все стены, ослабили опоры и «уронили» верхнюю часть дома на нижнюю. Пыли, несмотря на все старания, было много, а жильцы соседних маленьких домов уезжали на время сноса (маленьких домов вокруг много, квартал многоэтажек скорее исключение, разрывающее городскую ткань, как говорит Дрюен).
Пятиэтажные дома, которые заменят 14-этажные дома-пластины. Витри-на-Сене, кадр из ролика http://www.dailymotion.com

Вместо снесенных 660 квартир планируется построить 1300 «единиц жилья» – тоже квартир, но в пятиэтажных домах с террасами на крыше. Существующие там же старые пятиэтажки сохраняют, утепляют и облицовывают. Получается, признаться, не то, чтобы эстетично, зато практично. Французы люди весёлые, они уже шутят, что жители Витри теперь будут отмерять свою жизнь по разрушению классики: до падения Ренуара, после сноса Дебюсси…

Ролик, рассказывающий о сносе, реконструкции и проектах строительства в Витри-сюн-Сен


Ролик, посвященный жителям Витри, ближайшим соседям снесенного дома «Бальзак»


Другой похожий (хотя и попроще) дом был сломан 6 июля 2011 в парижском пригороде Аньер-сюр-Сен. Он назывался тоже красиво – Gentianes (переводится как горечавка, это такой синий садовый цветок).

Снос дома Горечавка в Аньер-сюр-Сен

Дом-змея в квартале Куртилье. Фотография http://agencerva.com

С районом Куртилье (Les Courtillières) в Пантене планируется обойтись добрее. Помимо коробок, которые планируется снести, там есть дом-змея, построенный в 1954 году Эмилем Айо и признанный памятником архитектуры. Его ломать не будут, наоборот – вмешательство решено минимизировать. Дома, волнисто вьющиеся по контуру парка, отремонтируют изнутри, заселят первые этажи торговлей, а фасады покроют стеклянной массой, которая меняет свой цвет в зависимости от освещения. Проект сделала студия RVA, осуществить его планируется к 2016 году.
zooming
Юрий Григорян, Александр Кибовский (надо же, как получился) и Наталья Душкина. Фотография Ларисы Талис

Комментируя рассказ Дрюена, Александр Кибовский заметил, что во Франции, в таких кварталах население однородно-бедное, а у нас состав жителей пестрый. И тут же плавно перешел к разговору о московском историческом центре, посетовав, что жители центра часто не в состоянии обеспечивать хорошее состояние доходных домов, в которых они живут. Глава Москомнаследия посетовал, что в последние 20 лет застройка центра велась коммерчески – не то, что в советское время по плану, и выразил надежду на то, что Новую Москву будут градостроительно регулировать. По его мнению, «это шанс наконец увидеть человека, гражданина, нуждающегося в дружелюбной городской среде».

Наталья Душкина говорила о наследии XX века. Она вспомнила о выставке Рема Колхаса на архитектурной биеннале, пафосом которой было: «прекратите разрушать послевоенную застройку», включая здания 90-х годов, потому что, прежде всего, ее некуда вывозить. «Куда вывезли тонны материала, которые остались от пятиэтажек или гостиницы «Россия»? – Хорошо, если на строительство дорог и полигонов, но с нашей бесхозяйственностью вполне может оказаться, что эти груды строительных останков лежат в наших лесах. …необходимо  прекратить разрушать, надо  адаптировать к современным условиям. В Германии, например, не разрушаются ГДРовские пятиэтажки – они обновляются от Берлина до Дрездена. Хотя это и не памятники».

Далее Наталья Душкина упомянула рабочие поселки 20-х – 30-х годов. Она рассказала о том, что Институт Генплана некоторое время назад провел дорогостоящие работы по исследованию этих поселков, после чего они были поставлены на охрану «как вновь выявленные» памятники русского авангарда. «Потом – вдруг, хаотично, они стали выводится из-под охраны. А в это время мы смотрим на Берлин в котором подобные сооружения приведены в идеальное состояние. Тема малогабаритных квартир в центре города тоже очень актуальна. Современному человеку не всегда нужны большие метры, особенно одинокому человеку. Небольшие площади квартир в центре это не только дань моде, это веяние времени. Итогом выступления стал призыв: «Адаптация – а не разрушение!» и это была одна из главных тем встречи, по мнению Душкиной.
zooming
Юрий Григорян. Фотография Ларисы Талис

Юрий Григорян прокомментировал рассказ Доминика Дрюена так: в нем было два сюжета. В одном были показаны прямоугольные, не очень красивые дома, которые создавали проблемы, и их снесли. Во втором сюжете дома более затейливой конфигурации, более красивые, и их сохранили. Тогда – продолжил Григорян, можно сказать, что в Москве любой дом, чем более декорирован и изукрашен, тем он более памятник и тем сильнее нам надо его сохранять. Яркий пример – дом Наркомфина: это сарай, построенный из камышей и штукатурки, поэтому его никто не хочет реставрировать и сохранять.  

Однако ситуация, изложенная Дрюеном, по убеждению Юрия Григоряна, к Москве никакого отношения иметь не может. В Москве в пределах МКАД  114 000 зданий, 39 000 жилых, из них только 5% построено по нетиповым проектам. Территории типовых микрорайонов занимают 80% города – это и  есть город Москва, а историческая часть это всего 3,5 % города. Почему все озабочены этими 3,5 процентами? По убеждению Юрия Григоряна, скоро мы будем иметь 80% территорий, превращенных в гетто. «Мало того, это именно та архитектура, которая нам кажется плохой и она действительно плохая, она порождает проблемы, но именно она воспроизводится сегодня в огромных количествах строительными комбинатами. Мы продолжаем порождать это пространство с огромной скоростью. Во времена Лужкова строилось примерно 3 млн. кВ. метров жилья в год. В прошлом году было построено 1,47 млн. Не взирая на то, что в Москве «ничего строить не собираются», потому что уже ездить негде, все равно  подписали большое количество участков под строительство жилья. Вот именно такого жилья – панельного, которое по-хорошему надо бы сносить. Но мы продолжаем строить, создавая проблемы себе и нашим потомкам. Из домов-кораблей они превращаются в дома-кварталы и вместо 9-ти этажных в 25 этажные …во Франции есть закон, который запрещает строить одинаковые здания не больше какого то определенного количества. А у нас совсем не так, мы не собираемся решать проблемы анонимной застройки, которая производится по каким-то непонятным ценностям. Может быть, это ценности домостроительных комбинатов?» В Москве, по словам Григоряна, масштаб проблемы несколько другой, чем во Франции.

Выход есть, и по мнению Юрия Григоряна, он такой: надо прекратить заниматься центром и заниматься периферией, МКАДом, микрорайонами (студенты «Стрелки» под руководством Григоряна насчитали в пределах Садового кольца 5037 зданий, из них 1048 построенных в советское время, и 848 за последние 20 лет).

«Недавно я предлагал, давайте соберемся и сделаем что-нибудь хорошее для Капотни. Туда никто не хочет, там плохая экология, там заводы, там живут люди в каких то непонятных домах. Это настоящее гетто. Но меня не поняли и высмеяли, потому что все архитекторы хотят в центр. Это ментальная проблема. Риэлторы продают в Москве все что недвижится, никаких ценностей нет. С этим трудно бороться, но необходимо. Архитектор предложил  создавать сообщества или ячейки в каждом районе, которые будут взаимодействовать с властями и влиять на решения и процесс застройки.» Ведь мы все, как уверен Юрий Григорян, можем из города сделать что-то лучшее.

28 Февраля 2012

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Анастасия Каркошкина, Лариса Талис, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Пресса: Проблемы для потомства
Выступление архитектора, руководителя учебных программ института архитектуры, медиа и дизайна «Стрелка» Юрия Григоряна в рамках публичной дискуссии на тему «Реконструкция города: прошлое в будущем», состоявшейся 21 февраля 2012 г. Дискуссия проходила в рамках российско-французского цикла «Мутирующая реальность».
Пресса: Дискуссия Полит.ру: "Как улучшают Париж и что нам до...
21 февраля состоялась публичная дискуссия на тему "Реконструкция города: прошлое в будущем" с французским архитектором и экспертом в области реконструкции "трудных" городских кварталов Домиником Дрюеном (Dominique Druenne). Здесь – отчет о ее первой части, в которой Дрюена российская сторона не то, чтобы подвергала анализу, а дополняла, исходя уже из московских соображений.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.