Жар.Город: ваяние и зодчество на морозе

11 февраля на подмосковной «Архферме» состоялось торжественное закрытие Жар.Города – тринадцатого по счету архитектурного фестиваля из цикла «Города».

Автор текста:
Ксения Чернякова

14 Февраля 2012
mainImg
Несмотря на сильный мороз и «несчастливый» номер фестиваля, Жар.Город удался на славу, порадовав посетителей разнообразной программой и целой серией архобъектов и инсталляций из снега и льда. Всего таких объектов было выполнено 14 – и каждый из них по-своему раскрывал тему фестиваля «Огонь и лед». По словам организаторов, многие команды решали, что же они будут строить, непосредственно на «Архферме», сполна прочувствовав дух места и вдохнув морозный воздух.

Одной из самых ярких и самых отдаленных от центра «Архфермы» работ стал «Край огромного диска, упавшего в озеро» команды «Тягай». По словам авторов, эта форма должна воплотить «цельное объемное тепло». Диск сложен из ледяных кубов, расположен на краю озера и напоминает восходящее солнце, особенно при ночной подсветке. Как и большинство команд на нынешнем фестивале, «Тягай» состояла преимущественно из девушек, и тяжелейшую работу по строительству масштабного объекта изо льда они вели сами. Объект получился красивым и зрелищным с любого ракурса – и со стороны озера, и с вершины холма, подходящего к озеру.
Команда «Тягай». Объект «Край огромного диска, упавшего в озеро». Фото Ксении Черняковой
Команда «Тягай». Объект «Край огромного диска, упавшего в озеро». Фото Ксении Черняковой
Команда «Тягай». Объект «Край огромного диска, упавшего в озеро». Фото Ксении Черняковой
Команда «Тягай». Объект «Край огромного диска, упавшего в озеро». Фото Ильи Малышкина
Команда «Тягай». Объект «Край огромного диска, упавшего в озеро». Фото Ксении Черняковой

Были на фестивале и команды, построившие сразу по два объекта. Среди них команда «Хитека» (г. Уфа) с объектами «Эхо грядущего» и «Елки», причем архитекторы разработали собственную технологию создания скульптур изо льда. Так, например, «Елки» представляют собой композицию, состоящую из множества полиэтиленовых пакетиков, наполненных водой, которая на морозе, естественно, замерзла. Углы пакетов образуют «колючки» – неотъемлемую часть образа хвойного дерева.
Команда «Хитека». Объект «Елки». Фото Ксении Черняковой
Команда «Хитека». Объект «Эхо грядущего». Фото Андрея Асадова

Команда «Affect» поразила посетителей своей «Заправочной». Минималистский интерьер «колонки», в которой были не только соленые огурцы, но и традиционные для русской зимы горячительные напитки, доводился «до ума» с помощью… утюгов. Раскаленные подошвы этих бытовых приборов оказались незаменимы для придания ледяной поверхности парадного глянца и прозрачности.
Команда «Affect». Объект «Заправочная». Фото Ксении Черняковой
Команда «Affect». Объект «Заправочная». Фото Ксении Черняковой
Команда «Affect». Объект «Заправочная». Фото Ксении Черняковой

Одним из главных действующих лиц Жар.Города, конечно, стал мороз – архитекторы рассказывали, что даже в дневное время температура на «Архферме» иногда опускалась ниже -27 градусов, что потребовало от ваятелей немалого мужества. Впрочем, многим командам мороз оказался даже на руку, не только помогая возводить объекты изо льда, но и вдохновляя на самые неожиданные образы. Так, команда «Молоко» своим проектом «CENO» обязана именно небывалому студеному февралю: мечтая о тепле и уюте, семь девушек придумали инсталляцию из 11 коров, излучающих ровный свет. Животные, созданные из натянутой под разными углами обледеневшей ткани, разместились в помещении бывшего совхозного телятника. Поэтому рабочее название этого проекта – «Призраки лета» – выглядит даже более точным, чем «CENO»: как будто бы перед нами призраки бывших обитателей этих стен. По единодушному мнению гостей фестиваля, команда «Молоко» создала самый лиричный и трогательный объект Жар.Города.  
Команда «Молоко». Объект «CENO». Внутреннее название проекта «Призраки лета». Фото Ксении Черняковой
Команда «Молоко». Объект «CENO». Внутреннее название проекта «Призраки лета». Фото Ксении Черняковой
Команда «Молоко». Объект «CENO». Внутреннее название проекта «Призраки лета». Фото Ксении Черняковой
Команда «Молоко». Объект «CENO». Внутреннее название проекта «Призраки лета». Фото Ксении Черняковой
Команда «Молоко». Объект «CENO». Внутреннее название проекта «Призраки лета». Фото Ксении Черняковой

А команда «Проще» на втором этаже того же здания, в пространстве бывшей «Родилки» (места, где телились коровы) представила «Колыбель» – масштабную урбанистическую инсталляцию из снега и льда, изумляющую камерностью и тонкостью исполнения.
Команда «Проще». Объект «Колыбель». Фото Ксении Черняковой
Команда «Проще». Объект «Колыбель». Фото Андрея Асадова
Команда «VORONEZH». Объект «Теплый ёж». Фото Андрея Асадова
Команда «VORONEZH». Объект «Теплый ёж». Фото Ксении Черняковой

Конечно, погода внесла коррективы в планы фестиваля: участников было меньше, чем присланных эскизов. Однако Ольга Шанина, координатор Жар.Города, отметила, что мороз ничуть не испортил общую атмосферу праздника и коллективного архитворчества: «Да, изначально было заявлено гораздо больше участников, но и приехало в итоге немало настоящих полярников». «С другой стороны, это наша первая зимовка на «Архферме», – продолжает Ольга Шанина, – так что, может быть, даже хорошо, что нынешний фестиваль получился таким камерным и домашним, для каждого нашлось место, всем было тепло и уютно».
Летний объект «Рупор искусства». Команда «Буду». Фото Ильи Малышкина
Летний объект «Рупор искусства». Команда «Буду». Фото Ксении Черняковой
А.Шорин. Летний объект «Дом на курьих ножках». Фото Ксении Черняковой
Команда «ШанинаЛипгардЮгай». Объект «ШЛЮ». Фото Андрея Асадова
Команда «ШанинаЛипгардЮгай». Объект «ШЛЮ». Фото Ксении Черняковой
Иван Овчинников. Ледяная баня. Фото Андрея Асадова
Архферма зимой. Фото Ксении Черняковой

Заметные изменения в этот раз претерпел и сам состав фестиваля: он помолодел, в ряды его участников влилась молодежь из Ростова-на-Дону, Уфы, Воронежа, Москвы, Нижнего Новгорода и других городов. Энергия и оптимизм молодых команд во многом и сформировали ту приятную непринужденную атмосферу, которая отличала нынешний Жар.Город. Способствовала поддержанию командного духа и программа фестиваля: для активных развлечений был залит большой каток, а вечерние посиделки органично сочетались с захватывающими лекциями об архитектуре, которые критик Николай Малинин читал порой аж до двух часов ночи. В общем, несмотря на свою камерность, Жар.Город ничем не уступал размаху и дерзости «Зеленого города» и романтике Зурбагана, и у многих гостей и участников нынешнего фестиваля при воспоминаниях о нем на душе еще долгие годы будет по-настоящему жарко.

[дополнительные фотографии для прессы от организаторов можно найти здесь: http://goroda-fest.ru/2012_fire-and-ice/press.htm]
ЖАРГОРОД. Презентация команд. Фото Ксении Черняковой
ЖАРГОРОД. Презентация команд. Фото Ксении Черняковой
Участники фестиваля. Фото Андрея Асадова


14 Февраля 2012

Автор текста:

Ксения Чернякова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.