Антипремия в поисках героев

Голосование за худшую постройку 2000-х годов идет в блогосфере полным ходом. Не менее активно сетевые авторы обсуждают итоги реконструкции Большого театра. Об этих и других новостях читайте в нашем новом обзоре блогов.

Лариса Романовская

Автор текста:
Лариса Романовская

02 Ноября 2011
mainImg
Идея организации архитектурной антипремии, предложенния архитектурным критиком Еленой Гонсалес сразу после закрытия фестиваля «Зодчество-2011», нашла активную поддержку в блогосфере. На facebook уже появилась страница будущей награды с красноречивым названием «Большой облом», и сейчас там идет активное обсуждение возможных номинантов. Автору самого неудачного здания десятилетия (а на антипремию могут быть выдвинуты постройки, созданные в 2000-2011 годах) будет вручен специальный приз на Третьей московской биеннале архитектуры, которая стартует 23 мая 2012 года. «Десять лет взяты с учетом того, что много строилось в период строительного бума. Считаем необходимым отразить особенные «успехи». В дальнейшем премия будет присуждаться раз в два года», – поясняют организаторы.

Отбор кандидатов и голосование осуществляется силами всех интернет-пользователей. Интересно, что всего за пять дней, прошедших с момента публикации информации об антипремии, инициаторам удалось собрать свыше сотни комментариев и получить предварительный список номинантов. «Торгово-офисный комплекс Regent Hall расположен в центре исторической части Санкт-Петербурга, по адресу Владимирский пр, д. 23», – таким был первый номинант, выдвинутый Андреем Люблинским. «Сразу продумала про торговый центр Европейский на площади Киевского вокзала», – мгновенно подключилась к обсуждению Юлия Ионова. Среди основных претендентов на «Большой облом» также фигурируют Фундаментальная библиотека МГУ, «Павелецкая Плаза», «Чайка Плаза 7» на Новослободской и многие другие одиозные плоды строительного бума.

Однако не все пользователи с одобрением отнеслись к такому начинанию. «Идея в целом очень хорошая. При этом я не представляю, по каким критериям должны оценивать объекты. Просто на эмоциональном уровне?  <...> Можно рассматривать архитектурную тектонику отдельного здания, а можно тренироваться в поисках ассоциаций. Сами знаете, сколько еще критериев могут определять образную характеристику здания. У Фостера есть и «огурцы» и «нашинкованные помидоры». Тоже может вызвать смех и истерику, если не знать, что эти здания экономят 70% всех энергетических ресурсов по сравнению с аналогичными по ТЭП. А их сдвинутые по осям формы поддерживают какие-то градостроительные линии. Что важнее в рамках фотографии отдельно взятого здания без его предыстории и контекста? Абсолютно любое сооружение можно спустить по лестнице ограниченной критики. Я слышал высказывания, что собор Василия Блаженного – это просто винегрет. <...> Считаю, что лучше было бы, конечно, определить набор параметров, таких как: масштаб, тектоника формы, выразительность, соответствие образа, цветовая композиция и т.п. с установленной оценочной шкалой. Или выбирать объекты из определенного ряда: по городу, по автору, по заказчику и т.п.», – излагает свою позицию Алексей Иванов. «Смущает во всей этой истории другое... Как-то не принято в среде архитекторов критиковать воплощенные проекты (нас так во всяком случае учили) ввиду ряда сопутствующих современному строительству факторов (служба Заказчика, сетевики, инженерия и т.д.). Собственно от автора проекта в этот период мало что зависит... Посему возникает вопрос, а нужно ли делать акцент на авторах, присуждая премию за объект, ведь мы не знаем, что происходило с проектными решениями на этапах согласования с конкретными людьми и группами... Вопрос о метаморфозе архитектора в проектировщика самый коварный в нашей профессии, ставший унизительной нормой современности, особенно в России», – соглашается с ним Борис Крутик. Иван Маринин строит прогнозы на будущее: «Конкурс грозит не справиться с поставленной задачей, т. е. не выявить плохой дом, а вскрыть срез части общества под названием «архитекторы» и показать реальное положение дел...»

Не меньшую бурю обсуждений вызвала и наконец-то законченная реконструкция Большого театра. В среде блогеров завязалось сразу несколько серьезных словесных баталий. Одни из них были посвящены газетным откровениям выдающегося артиста балета Николая Цискаридзе, поводом для других стали изменения, внесенные реставраторами в облик знаменитой квадриги, вновь установленной на крыше Большого. Две дискуссии  были спровоцированы постами известного блогера Рустема Агдамова, посвященными заявлению Цискаридзе и организации праздничного гала-концерта. «Жаль, что без накладок не обошлось. Жаль, что Цискаридзе не станцевал. Жизнь и время покажут, прав ли Николай. Судя по видео, он говорил с болью, искренне. Не думаю, что тут личные обиды. Слишком мелко было бы для Народного», – вступается за артиста alusy_2010. «Короче, характер у Цискаридзе может и не простой, но критика конструктивная», – подытоживает пользователь fresquete. Сетевой пользователь Александр Дольчев, опубликовавший материалы из СМИ, в которых реставраторы опровергают слова Цискаридзе, высказывает иную точку зрения: «А по-моему, Большой преобразился. Очень неплохой получился театр»

Также пользователи обратили свое пристальное внимание на то, что нынешний вид знаменитой бронзовой квадриги Аполлона работы Петра Клодта, установленной над входным портиком, претерпел своеобразные изменения. У изображения Аполлона появилась новая деталь – изготовленный из бронзы фиговый лист. Блогер Александр Дюков, обративший внимание пользователей на это нововведение, собрал в своем журнале почти две сотни комментариев, среди которых были стихотворные эпиграммы-экспромты, карикатурные фотоколлажи и многочисленные ссылки на рассказ Михаила Веллера и юмористическую миниатюру Михаила Жванецкого, в которых статуя Лаокоона и его сыновей была подвергнута похожей художественной цензуре. Не менее активно это нововведение реставраторов обсуждали и в блоге политолога Егора Холмогорова. «Ну давайте статуи в Эрмитаже оскопим! Ну что за варварство!» – возмущается tseliapin. «Может все-таки с этим надо бороться? Какой-нибудь флэш-моб для начала устроить у Большого: например, толпа народа ходит с прицепленными сами знаете куда поверх одежды зелеными листками (можно из бумаги, ткани...). Или возле кассы всем покупающим билеты листочки выдавать... Или, напротив, всем, кто пришел насладиться - при входе вручать... Давайте опрос откроем – кто за то, чтоб вернуть Аполлону его красоту?», – вносит рацпредложение пользователь mangucty.

Пока одни блогеры ломали копья в дискуссиях, посвященных современному облику одного из самых известных архитектурных памятников столицы, другие  решили лицезреть своими глазами ставший печально знаменитым квартал неподалеку от Старой площади. Акция «Открытый Китай-город», организованная «Архнадзором», была проведена специально для того, чтобы все желающие смогли ознакомиться с историческими памятниками в районе Никитникова и Ипатьевского переулков. Не исключено, что в ближайшем будущем эта территория  обретет статус пропускной зоны, поскольку кроме церкви Троицы в Никитниках и палат иконописца Симеона Ушакова здесь же расположено здание Администрации Президента РФ, сотрудники которого серьезно обеспокоены собственной безопасностью. И пока территория, получившая в среде блогеров прозвище «Закрытый город», еще не ощетинилась забором, свыше 200 любителей прекрасного сумели полюбоваться здешними красотами. А для тех, кому не удалось присоединиться к экскурсантам, члены «Архнадзора» опубликовали в своем блоге красочный репортаж.

Но если ситуация вокруг исторического квартала в Китай-городе поддается корректировке, хотя бы теоретически, то другое событие, случившееся в столице в последние дни, вызывает у сетевых пользователей куда более минорное настроение. Речь идет о пожаре, произошедшем в минувшую субботу, 29 октября. Около пяти часов утра на северо-западе столицы вспыхнул один из немногих деревянных памятников советского авангарда – ДК «Октябрь», построенный в 1936-37 гг. Летом нынешнего года ДК «Октябрь» был признан «объектом, обладающим признаками объекта культурного наследия», но теперь остатки дома представляют собой на редкость печальное зрелище. Одним из первых на это происшествие откликнулся известный краевед Денис Ромодин, разместивший материал в своем блоге. Эта новость вызвала резонанс у сетевой публики. «Еще одна печальная новость в дополнение к новому Большому и огораживаниям в Китай-городе», – резюмирует пользователь paulkuz. Описывая ущерб, нанесенный этой постройке, Ромодин дает ссылку на блог пользователя sontucio, где размещены снимки, сделанные за два месяца до трагедии. «Замечательное место. Он назывался у нас драм-сарай...», – ностальгирует юзер lyolik13. «Ни много ни мало – единственный пример деревянного авангарда, уцелевший в Москве, старейшая постройка Щукино...», – замечает сетевой автор Владимир Сергеев в своем репортаже «Памяти «Октября», сделанном с пепелища ДК. «Несмотря на все эти события: сильный пожар, разрушение пожарными части дома и мародерство, – фасад и передняя часть дома сохранились, а сгорел только зрительный зал и сцена. <...>Руководство ДК, местные жители и простые москвичи – готовы стоять за него до конца», – пишет Сергеев, демонстрируя фотографию обгоревшего фасада, украшенную надписью «Вы не забыты» и изображением пятиконечной звезды, символизирующей прошлое ДК в нелегкие военные годы. 

Мрачные прогнозы относительно будущего сгоревшего памятника советской архитектуры, к сожалению, перекликаются с еще одним материалом, размещенным на страницах livejournal.com. Речь идет о посте жителя Самары, пишущего в Интернете под ником ondryushka. Его материал под названием «Самарская, которой скоро не будет» вызвал многочисленные отклики у юзеров Живого Журнала. Пост, посвященный жилым деревянным домам улицы Самарской, снабжен отличной подборкой фотоснимков. Однако эти кадры вызвали в блогосфере не только восхищение, но и возмущение. Дело в том, что нечетная сторона этой улицы в ближайшее время преобразится коренным образом в связи со строительством станции метро «Самарская». А значит, резным наличникам, изящным флюгерам и маленьким двухэтажным особнячкам, выстроенным в стиле модерн, скоро придет конец. Репортаж, сделанный для того, чтобы сохранить воспоминания об этой пока еще существующей части исторического центра Самары, стал местом для острой полемики, собравшей полторы сотни комментариев.

Часть читателей ратовали за снос обветшалых зданий, часть высказывались в пользу реставрации, с помощью которой в Самаре можно было бы сохранить эту застройку. «Вроде как обидно, а с другой стороны все в таком состоянии печальном, что пусть сносят. Хотя несколько мест очень жалко», – пишет пользователь sv-bob. Блогер klaviaturov поддерживает эту позицию: «Если горожане не могут ухаживать за чем-то, то это надо просто снести. И я считаю это разумно». «Прогнившие бревна отлично реставрируются. Особенно фасады. Доказано многочисленными примерами», – возражает ему автор поста. «Бездарное проектное решение. Эту улицу необходимо было сохранить – жильцов расселить и передать дома для бизнес-целей, и они жили бы вечно и хранили свою историю», – протестует dmitrykogan. «Вот в соседней Пензе смогли и дома сохранить, и людей из них расселить в лучшее жилье. А старые домики отдали всяким фирмам во владение с условием, что они внутри как хотят ремонтируют, только фасад не меняют, чтобы сохранить историческое лицо города», – приводит в пример решение аналогичной проблемы пользователь simsimych. «Кстати, часть домов в реестре объектов культурного наследия и их администрация не может сносить», – уточняет golema. Если эта информация и впрямь подтвердится, то не исключено, что проблема сноса домов на улице Самарской станет достоянием не только пользователей блогосферы, но и журналистов крупных СМИ. А это значит, что мы еще не раз вернемся к ней в наших обзорах прессы.
zooming
Елена Гонсалес. Фото Архи.ру

02 Ноября 2011

Лариса Романовская

Автор текста:

Лариса Романовская
Похожие статьи
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».