Многофункциональные комплексы – памятники современности?

29-30 марта состоялась конференция на тему «Многофункциональные здания-комплексы: краткосрочная тенденция или будущее рынка?», на которой, в частности, показали свои проекты и рассказали о своих убеждениях зарубежные и российские архитекторы – Эрик Ван Эгерат, Тони Кеттл (бюро RMJM), Роджер Кляйн, Михаил Хазанов

Автор текста:
Ирина Фильченкова

02 Апреля 2007
mainImg

Как рассказал эксперт из Knight Frank Константин Романов, под многофункциональными комплексами (МФК) традиционно понимается сооружение, в котором соединяются три и более назначения, приносящие коммерческий доход. При этом эксперт добавляет, что потребительские группы не должны быть связаны между собой только тогда это будет многофункциональный комплекс. Между собой МФК делятся на две группы: вертикальные и горизонтальные. Высотное здание сложнее в строительстве и эксплуатации, в нем больший коэффициент потерь – 30% и меньше площади. МФК по своей природе скорее градостроительные программы, направленные на регенерацию района, поэтому их строительство требует больших инвестиций и под силу только крупным девелоперам. Спрос на комплексы сейчас небольшой и в Москве реализовано чуть больше 50 объектов.

Выступление архитекторов на конференции проходило в режиме case stady – то есть иллюстрирование темы на примере собственных проектов. Роджер Кляйн, директор SwankeHaydenConnell Architects (США), создают в Москве несколько МФК – башню «Евразия» в ММДЦ «Москва-Сити» и превращают в многофункциональный комплекс завод «Слава», что на пересечении Ленинградского шоссе и Тверской-Ямской. Наиболее важным условием существования МФК архитектор считает регулирование транспортных потоков – «иначе инвестиции не окупятся», поэтому проект планирует создание дополнительной магистрали и 4-уровнего подземного паркинга. Ансамбль комплекса составляют шесть зданий с самым высотным в 22 этажа в центре, на который будет водружен большой экран. В центре здания будет обязательное общественное пространство - Зимний сад, который можно модифицировать и в каток и в сцену. Кляйн рассказал, что в комплексе самое главное и что хочет видеть заказчик: «…конечно, это самобытный, ни на что не похожий проект, соединение различных функций и частей и последнее, но не менее важное – окупаемость вложенных инвестиций». Ключом успеха при этом является удобный подъезд, иначе говоря, доступ к объекту.

Архитектор Михаил Хазанов отметил, что тема многофункциональных комплексов в целом на нова – достаточно вспомнить средневековые монастыри, тюрьмы, советские пансионаты – все это были микро-города. При этом, по его словам, современные МФК имеют ряд ограничений – они не должны строиться в центре, отводя удар от исторической части города, и вообще лучше им быть вынесенными за черту города, в отдельные сателлиты, как например, в Вашингтоне или Астане. Один из подобных проектов – город  в городе «Химки-Сити», в котором кроме разве что исторических мест будет полное обеспечение современной жизни: дома, офисы, магазины, культурные и развлекательные центры, социальные объекты, а также парки, сады, водные бассейны и акватории. Проект рассчитан на развитие унылой депрессивной территории – с помощью создания новых акцентов «больше, шире, выше», за которыми будет открываться целый мир, закрытый со стороны МКАДа. На вопрос об основной загрузке на главных магистралях архитектор ответил, что поскольку Москва всегда развивается «от звездочки к кружочку» то постановка крупных объектов на пересечении центробежных сил и ринга вызовет к жизни развитие дорог, так как в первую очередь это будет выгодно самим инвесторам.

Архитектурное бюро RMJM, ставшее недавно известным в России из-за газпромовского небоскреба, в лице исполнительного директора Тони Кеттла отметило, что при создании МФК они ориентируются на контекст местности – для создания уникального решения, на культурное содержание региона и рациональное соединение функций. В подтверждение этого бюро представило проект дворца бракосочетания Сити Палас для «Москва-Сити» в котором закрученная в спираль башня должна быть символом объятий. Как отметил автор, на создание такой формы его вдохновила спиралевидная форма башни Татлина и купола православных соборов. Вторым проектом «icon-building» тоже закручивающейся формы является башня  «Газпром-Сити», которая по собственным словам выступавшего «является искрой,  которая может зажечь депрессивный район». При чем, по мнению автора, в отличие от Москвы здесь не подходит формат Сити и нужна только одна башня. Как и ожидалось от журналистов пошли вопросы – о правильности места для высотной башни, на что автор и ген директор «Сити Палас» Андрей Мариничев ответили, что для Санкт-Петербурга идея вертикалей традиционна и проект находится достаточно далеко от исторического центра. Они сказали, что любят этот проект и надеются на его согласование.
 
Достаточно амбициозным было выступление голландского архитектора Эрика Ван Эгерата, позиция которого несколько противоположна его предшественникам. Архитектор считает, что современная жизнь очень многообразна и поэтому смешение самых разных функций «всего и вся» как нельзя лучше отражают это: «не важно какой у тебя стиль, какое направление и т.д. - главное, чтобы объект был хорошим и приятным для жизни».

«Почему Москва такой богатый город, а строят здесь так однообразно?» - задается вопросом Эгерат и предлагает несколько проектов МФК для России – один для Санкт-Петербурга недалеко от Новой Голландии и Маринки, другой для «Золотого острова» в Москве. По мнению архитектора, функции здания не должны быть демонстративными, кричащими, все должно выглядеть как единый большой проект. При этом конкретно для России Эгерат рекомендует каждый раз создавать что-то необычное и не копировать то, что сделано в Азии или Америке. Так, к примеру, в МФК для «Золотого острова», напротив храма Христа Спасителя, автор предлагает связать два берега и приобщить объект к русскому контексту, поместив на фасаде картины русских художников – эту идею архитектор продвигает уже несколько лет после неудачи комплекса «Авангард» на Якиманке. К высотным зданиям Эгерат относится плохо, он считает, что строить вверх сложно, к тому же есть опасность сделать «мертвый объект», а также построить одно большое здание рядом с другим. «Форма не так важна – главное чтобы проект имел долгоиграющее значение». 
 
Несложно заметить, что все выступавшие архитекторы сошлись на том, что у многофункциональных комплексов есть будущее, но с разными оговорками. Они нужны в неразвитых районах и при этом требуют хорошей инфраструктуры, в том числе транспортной, плюс немалых вложений. Комплексы надежнее строить горизонтальными, а перед строительством проводить маркетинг территории для выявления «не занятых» функций. Важно правильно распределить назначения и соответственно не связанные между собой потоки, а также создать благоприятные общественные зоны. При этом надо найти баланс между общественными зонами и коммерческими, чтобы комплекс окупался. И еще, любому проекту следует быть «самобытным» и одновременно считаться с контекстом, что тоже влияет на спрос и цену. 

Выступление Эрика Ван Эгерата. Фотографии Ирины Фильченковой.
zooming
Проект переcтройки завода «Слава» Роджера Кляйна
Перекрытия ж/д путей. Проект М. Хазанова
Проект «Химки-Сити» М. Хазанова.
Проект башни «Газпром-Сити» RMJM
Макет дворца бракосочетания «Сити Палас» в «Москва-Сити»


02 Апреля 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.